Xreferat.com » Рефераты по истории » Усиление колониальной эксплуатации и освободительная борьба народов Индии

Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Усиление колониальной эксплуатации и освободительная борьба народов Индии

Размещено на /


Усиление колониальной эксплуатации и освободительная борьба народов Индии


План


1. Колониальная эксплуатация Индии в последней трети XIX в.

2. Политика британских колониальных властей в 70-80-х годах

3. Революционный подъем 1905-1908 гг. в Индии

4. Индия после революционных событий 1905-1908 гг.

5. Культура Индии


1. Колониальная эксплуатация Индии в последней трети XIX в.


В период перерастания "свободного" капитализма в монополистический завершилось складывание колониальной системы империализма. Новые формы и методы колониальной эксплуатации и связанные с ними новые явления в социально-экономическом и политическом развитии стран Востока проявились в Индии раньше и полнее, чем в других странах. К 70-м годам XIX в. в отличие от большинства других стран Азии и Африки Индия была уже полностью порабощена британскими колонизаторами и являлась бесправной колонией.

Индия становится одним из главных рынков сбыта английской промышленности. Значительно возрастает роль Индии и как важнейшего поставщика сырья и сельскохозяйственных продуктов для метрополии. За десятилетие, с 1873 по 1883 г., торговля Англии с Индией увеличилась на 60%. Индия становится важной сферой приложения капиталов британской буржуазии.

Вначале преобладающей формой вывоза английских капиталов были займы, получаемые британскими колониальными властями Индии у лондонских банкиров. Их сумма возросла с 4 млн. ф. ст. в 1856 г. до 133 млн. в 1900 г. Займы расходовались на содержание британского колониального аппарата и войск в Индии, на финансирование грабительских войн против других стран Востока, а британские банкиры получали высокие проценты. Оплачивало эти займы нищее и голодное индийское крестьянство, изнывавшее под бременем непосильных налогов.

Важным объектом приложения британского капитала стало строительство железных дорог и телеграфных линий. Они были собственностью колониальных властей, создавших исключительно благоприятные условия для обогащения английских фирм и подрядчиков. Первые железнодорожные магистрали были построены в 60-х годах. В последующие десятилетия железнодорожная сеть значительно расширилась. К 1891 г. протяженность железных дорог Индии составляла 27 тыс. км.

Строя дороги, англичане отнюдь не стремились экономически объединить различные районы Индии. Главной целью колонизаторов было обеспечить доставку необходимого им сырья и продвижение промышленных товаров из метрополии. Как правило, дороги расходились веером от нескольких крупных портов. При строительстве железных дорог учитывались и военно-стратегические интересы британского империализма. Железные дороги облегчали переброску войск для агрессивных войн против соседних стран Азии и подавления освободительного движения народов Индии.

Выгодной сферой английских капиталовложений были плантации чая, кофе, каучука.

Часть английских капиталов вкладывалась в промышленность, главным образом в предприятия, перерабатывающие местное сырье. В 1854 г. один из английских капиталистов основал первую джутовую фабрику в Калькутте. С этого времени быстро расширявшаяся джутовая промышленность находилась в руках британского капитала.

Превращение Индии в источник колониального сырья и рынок сбыта капиталистической Англии, начало ее освоения как сферы приложения капитала означали дальнейшее усиление эксплуатации народов Индии, которую теперь осуществляли вкладывавшиеся британские монополии. "То, что англичане отбирают ежегодно у индийцев — в виде ренты, дивидендов от совершенно ненужных для самих индийцев железных дорог, пенсий военным и гражданским чиновникам, издержек на афганские и иные войны я пр. и пр., — то, что они берут у них без всякого эквивалента, — не считая того, что они ежегодно присваивают себе в самой Индии, — то есть говоря только о стоимости товаров, которые индийцы вынуждены даром ежегодно отправлять в Англию, — превышает общую сумму дохода 60 миллионов земледельческих и промышленных работников Индии.

Главным объектом британской колониальной эксплуатации по-прежнему оставалось индийское крестьянство.

Увеличение вывоза сырья и продовольствия вело к росту товарности сельского хозяйства и специализации отдельных районов "а производстве определенных культур. Бенгалия специализировалась на производстве джута, в Бомбейской провинции" Пенджабе и Центральных провинциях расширилось производство хлопка, в Ассаме решающее значение приобрели чайные плантации, в Мадрасской провинции основной статьей экспорта стали масличные культуры. Пенджаб специализировался на производстве экспортной пшеницы.

Рост товарности сельского хозяйства происходил в условиях господства помещичьей собственности на землю и других феодальных пережитков. Продолжалась экспроприация общинных угодий в пользу помещиков и английских колонизаторов. Резка возросла задолженность крестьянства ростовщикам и скупщикам. Попав в сети ростовщиков, миллионы крестьян терял" последние клочки земли и полностью разорялись. Преобладающее большинство крестьян арендовало землю у помещиков на условиях кабальной издольщины, отдавая до 60% урожая " более.

Господство колонизаторов, феодальные пережитки обусловили огромное и постоянно усиливавшееся аграрное перенаселение, обрекали на застой и прозябание производительные силы индийского сельского хозяйства. Почвы истощались, неуклонно снижалась урожайность. Страна, подавляющее большинство на" селения которой было занято в сельскохозяйственном производстве, не могла теперь обеспечить себя продовольствием. Колониальный режим обрекал крестьянство на безземелье, полуголодное существование. Миллионы людей гибли от голода и эпидемии. Так, в 1876—1878 гг. голодной смертью умерло свыше 2,5 млн. индийцев.

В 70-е и 80-е годы в ряде районов Индии происходили крупные крестьянские волнения и восстания.

В Пенджабе антиимпериалистическое и антифеодальное движение сикхского крестьянства развертывалось в форме сектантского движения "намдхари" ("воспламененных именем" божества).

В начале 70-х годов секта "намдхари" насчитывала 50— 100 тыс. членов. Ее тогдашний глава Рам Сингх превратил секту в централизованную организацию, имевшую своих представителей по всему Пенджабу. В 1872 г. отряд "намдхари" поднял восстание, атаковав два феодальных замка е целью захвата находившихся там запасов оружия. Однако повстанцы были раз" биты. Англичане, опасавшиеся новых выступлений, расправились с захваченными повстанцами особенно жестоко. Эта расправа? изображена в известной картине В.В. Верещагина "Английская казнь в Индии". Рам Сингх и другие руководители секты были сосланы.

В том же, 1872 г. английские власти жестоко подавили крестьянские выступления против помещиков в двух округах Бенгалии.

В 1873—1875 гг. в Махараштре происходила вооруженная, борьба крестьян против ростовщиков, которую возглавлял Кенглия. Английскими властями было арестовано около 600 участников этого движения.

Новое восстание началось в Махараштре в 1879 г. В феврале 1879 г. патриотически настроенный маратхский интеллигент, мелкий служащий одного из английских учреждений в Пуне Васудёв Балвант Пхадке перебросил в горы небольшие запасы с трудом собранного оружия и вместе с группой единомышленников провозгласил начало восстания против колонизаторов. Вскоре к Пхадке и его сторонникам стали присоединяться группы крестьян. Чтобы получить средства для приобретения, оружия и формирования из еще имевшихся в некоторых княжествах (Воинов-профессионалов отряда наемников, который по замыслу Пхадке стал бы ядром предполагаемого народного ополчения, повстанцы нападали на помещичьи усадьбы, захватывали имущество помещиков и ростовщиков, уничтожая при этом закладные на крестьянские земли и долговые расписки крестьян. Население широко поддерживало повстанцев. По всей Махараштре и в некоторых других районах Индии положение было крайне напряженным. Ходили слухи, что один из вождей восстания 1857—1859 гг., Нана Сахиб, якобы возвращается на родину в сопровождении сильного русского войска, которое по- может изгнать англичан. Характерно, что Пхадке подписывал свои воззвания: "Васудев Балвант Пхадке по поручению Нана Сахиба". В 1879 г., в Ташкент прибыл посол от находившегося в ссылке главы секты "намдхари" Рам Сингха. Он также рассчитывал "а помощь русских в борьбе с англичанами.

В общей напряженной обстановке восстание, возглавленное Пхадке, крайне встревожило английские власти. Против повстанцев были брошены крупные силы войск и полиции. В июле 1879 г. предатель выдал Пхадке. Вскоре восстание было подавлено. Пхадке приговорили к пожизненной каторге.

Почти одновременно с восстанием в Махараштре на юге Индии, в местности Рампа, вспыхнуло стихийное восстание крестьянства народа андхра под руководством Чендрия. Направленное против английских колонизаторов, сборщиков налогов и местных ростовщиков, это восстание приняло характер упорной партизанской войны. Только в 1880 г. войска и полицейские силы, стянутые со всей Южной Индии, сумели подавить вооруженное сопротивление крестьян.

Стихийные выступления крестьянства происходили и в других областях Индии. Эти выступления еще сохраняли средневековые черты. Но они были направлены и против чужеземного колониального гнета. А то, что восстание 1879 г. в Махараштре возглавил представитель демократических слоев формировавшейся буржуазной интеллигенции Пхадке, свидетельствовало о возможности объединения национально-освободительного движения с антифеодальной борьбой крестьянства. Это создало бы смертельную угрозу для английских колонизаторов.

Новые методы колониальной эксплуатации, складывавшиеся в последней трети XIX в., в известной степени способствовали развитию капитализма и появлению в Индии капиталистической фабричной промышленности. В 1877 г. в стране насчитывалась уже 51 текстильная фабрика. Появились и другие промышленные предприятия, принадлежавшие как английскому, так и индийскому капиталу. Наряду с немногими крупными фабриками развивались мелкие промышленные предприятия мануфактурного и полукустарного типа.

Но колониальный гнет препятствовал развитию в Индии национального капитализма. Промышленное развитие страны шло крайне медленными темпами. Упадок кустарной промышленности и ремесла обгонял появление фабричных предприятий. Только немногие из разорившихся ремесленников находили работу на фабриках. При этом по-прежнему в кустарной промышленности было занято во много раз больше рабочих и ремесленников, чем в фабричной.

В условиях колониального господства развивались лишь некоторые отрасли промышленности, почти исключительно легкой. Господствующее положение в экономике страны занимал британский капитал. Капиталисты метрополии различными методами контролировали и подчиняли индийский капитал. Широкое распространение получила система "управляющих агентств".

Эти агентства учреждались английскими банками и фирмами и брали на себя за определенное вознаграждение управление предприятиями. Английские колониальные власти покровительствовали им и всячески затрудняли деятельность индийских предпринимателей, не связанных с "управляющими агентствами". Англичане использовали "управляющие агентства" для создания в Индии таких предприятий, которые способствовали бы эксплуатации страны в качестве аграрно-сырьевого придатка Англии.

Даже замедленное и уродливое развитие капитализма неизбежно имело чрезвычайно важные социальные последствия. В Индии формировались классы капиталистического общества — национальная буржуазия и рабочий класс.

Условия, в которых развивался капитализм в колониальной Индии, определили характер и особенности формирования индийской буржуазии. Представители мелкой и средней буржуазии — мелкие хозяйчики, владельцы мастерских и мануфактур — с трудом могли в колониальных условиях стать фабрикантами. Для этого нужны были крупные капиталы и поддержка английских колониальных властей. Не удивительно, что крупная индийская промышленная буржуазия формировалась главным образом из богатых ростовщиков и связанных с англичанами компрадоров. Ввиду затруднений, которые создавали колонизаторы национальной фабричной промышленности, многие представители индийской буржуазии занимались ростовщичеством, торговлей, вкладывали капиталы в землю. Молодая индийская буржуазия была тесно связана с помещичьим землевладением. Она была слаба и находилась в зависимости от более могущественного английского капитала.

Формирование буржуазии шло неравномерно у различных национальностей Индии. Первоначально крупные капиталисты принадлежали по преимуществу лишь к нескольким национальностям. Большую роль в экономической жизни Индии играла гуджаратская буржуазия, влияние которой распространялось далеко за пределы Гуджарата и соседних районов. Развитие капитализма привело к появлению бенгальской и маратхской буржуазии. На юге Индии заметную роль играла тамильская буржуазия.

В своеобразных условиях Индии некоторые группы буржуазии складывались внутри торгово-ростовщических каст. Так, сильные позиции из экономике многих районов принадлежали марвари — выходцам из ростовщических каст Раджастхана. Марварийская буржуазия была тесно связана с компрадорской торговлей. По мере развития капитализма она принимала все большее участие в промышленной предпринимательской деятельности. Марварийская буржуазия не сливалась с буржуазией тех национальностей, среди которых она действовала, а оставалась замкнутой группой капиталистов, связанных кастовыми узами. С развитием капитализма и формированием буржуазии различных национальностей Индии стали сказываться противоречия между буржуазией этих национальностей и более сильным гуджаратским и марварийским капиталом, внедрявшимся во многие районы Индостана.

Колониальный гнет, господство феодальных пережитков, искусственное рассечение территорий ряда национальностей границами княжеств и провинций затрудняли процесс складывания наций в Индии. Однако развитие капитализма, расширение экономических связей внутри отдельных национальных районов, а также между различными частями страны ускоряли процесс превращения народностей Индии в национальности и нации.

У национальностей, проживавших в районах, где капитализм 'развивался относительно быстро (гуджаратцы, бенгальцы, маратхи, тамилы), процесс складывания буржуазных наций к концу XIX в. был уже близок к завершению. Заметно продвинулась вперед консолидация других народов Индостана. Одновременно создавались предпосылки для их взаимного сближения. В результате усиления экономических связей между различными районами складывался общеиндийский рынок. Народы Индии, в течение столетий имевшие тесные культурные, политические, экономические связи, объединяли общая ненависть к британским колонизаторам, общие интересы. Поэтому процесс формирования наций в Индии сопровождался укреплением общеиндийского единства. Создавались объективные предпосылки для возникновения общеиндийского буржуазно-национального движения против иноземных колонизаторов.

С появлением национальной буржуазии начинает распространяться и буржуазно-национальная идеология. К 70-м годам в стране уже существовала немногочисленная прослойка индийской интеллигенции, получившей европейское образование на родине или за границей. Из ее среды вышли просветители и реформаторы, в той или иной форме пропагандировавшие буржуазно-национальные идеи. Возникли объективные предпосылки для перехода от "феодального национализма" к буржуазно-национальной идеологии.

Вначале новые идеи выражались в привычной форме религиозно-этических учений, призывавших к религиозной реформации. В 1875 г. гуджаратский брахман Даянанд Сарасвати основал "Арья самадж" ("Общество ариев"). Его сторонники призывали вернуться к" религии древних ариев. Они отвергали кастовые барьеры, осуждали детские браки. В Лахоре, где находился центр общества, был учрежден колледж, в котором преподавались не только богословские дисциплины, но и естественные науки. Не призывая своих сторонников к борьбе с колонизаторами, Сарасвати тем не менее утверждал, что "иностранное правительство никогда не сможет обеспечить благосостояние народа". Из его учения вытекало, что религиозные и культурно-бытовые реформы, просвещение создадут предпосылки для национального возрождения родины.

Религиозно-просветительные общества, основанные сикхами, также ратовали за развитие и расширение образования. Они выступали поборниками возрождения языка пенджаби.

Религиозное просветительство получило распространение и среди мусульман. В Калькутте появились "Мусульманское литературное общество" и "Национальная мусульманская ассоциация". Активизировалась деятельность мусульманских просветителей, крупнейшим из которых был Сайид Ахмад-хан (1817—1898).

Вначале Сайид Ахмад поддерживал реформаторские идеи индийских ваххабитов, не разделяя их враждебности к британскому колониальному режиму. После народного восстания 1857—1859 гг. он порвал с ваххабитами. Обязанности судьи на английской службе Сайид Ахмад сочетал с активной деятельностью в "Переводческом обществе", "Мусульманской конфедерации по просвещению" и Алигархском колледже. Он призывал к возрождению и модернизации ислама, критиковал традиционную систему мусульманского религиозного образования, выступал за ознакомление с передовыми идеями Европы и т. д. При этом он стремился к сближению мусульман с английской колониальной администрацией.

Просветительская деятельность Сайид Ахмада имела прогрессивное значение. Но он способствовал противопоставлению мусульманского общественного движения индусскому.

Религиозно-реформаторское просветительство было как бы переходной ступенью от "феодального национализма" к буржуазно-национальному освободительному движению. Одновременно уже появились и организации (просветительные и политические), в полной мере носившие буржуазный характер. В Бомбее представители патриотически настроенной интеллигенции группировались вокруг видного экономиста Дадабхая Наороджи. В Пуне (Возникли маратхские исторические общества и культурно-просветительные организации, которыми руководил экономист и историк Махадёв Говйнд Ранаде. В Бенгалии образовались две влиятельные общественные организации — "Англо-индийская ассоциация" и "Индийская ассоциация". Лидером бенгальских националистов был Сурендранат Баннер-джи. Создавались предпосылки для образования общеиндийской буржуазно-национальной патриотической политической организации.


2. Политика британских колониальных властей в 70—80-х годах


Перед лицом усилившихся стихийных выступлений крестьянства и зарождения буржуазно-национального движения английские колонизаторы еще теснее сближались с реакционными силами Индии — князьями, помещиками, компрадорами — и стремились разжечь вражду между индусами и мусульманами.

В 1877 г. в Дели состоялась торжественная церемония про" возглашения королевы Виктории императрицей Индии. Съехавшиеся со всей Индии князья принесли присягу верности Виктории. Церемония должна была подчеркнуть дальнейшее сближение между английской короной и вассальными князьями.

В 1878 г. глава английской администрации в Индии, который отныне стал именоваться вице-королем, провел закон о печати на национальных языках Индии, ставивший газеты под строгий контроль колониальных властей. Через год последовал акт об огнестрельном оружии, лишавший индийских крестьян права иметь даже охотничьи ружья, необходимые для защиты от тигров и других хищных зверей.

Одновременно колониальные власти маневрировали, пытались создать иллюзию уступок индийской общественности, надеясь привлечь на свою сторону представителей нарождавшейся индийской буржуазии. В начале 80-х годов был издан закон о местном самоуправлении, по которому городские муниципалитеты избирались состоятельными слоями горожан, но реальная власть по-прежнему оставалась в руках градоначальника-англичанина. Тогда же в сельских районах были созданы выборные окружные управления. К участию в выборах допускались только землевладельцы.

Позднее (в 1892 г.) был издан закон об индийских законодательных советах. Начиная с 1861 г. при генерал-губернаторе и губернаторах некоторых провинций в разное время были образованы советы, состоявшие из чиновников — как правило, англичан. По закону 1892 г. в состав советов стали назначаться и индийцы. Часть членов провинциальных советов выделялась муниципалитетами и окружными управлениями. Реальными правами индийские законодательные советы не обладали.

Стремясь ослабить недовольство крестьянства, британские власти в 80-х годах распространили действие "Закона о постоянной аренде" 1859 г. на более широкие слои крестьян-арендаторов. "Восстания и беспорядки в Восточной Бенгалии,— писал Ранаде, — проложили дорогу нынешнему законодательству о защищенной аренде". Эта мера несколько облегчала положение зажиточной части крестьян-арендаторов и поддерживала иллюзии отсталых слоев крестьянства.

Учитывая возникновение буржуазно-национального движения и неизбежность создания общеиндийской национальной организации, английские власти стремились ограничить политическую деятельность имущих классов Индии приемлемыми для британского капитала рамками и по возможности привлечь их на свою сторону. Англичане надеялись использовать в своих интересах тесную связь нарождавшейся национальной буржуазии с помещиками и компрадорами, ее страх перед аграрным движением крестьянства.

Английский вице-король Дафферин, управлявший Индией в 1884—1888 гг., установил контакт с видными общественными деятелями-индийцами и дал им понять, что не будет чинить препятствий к созданию общеиндийской умеренной политической организации.

28 декабря 1885 г. в Бомбее в торжественной обстановке открылся учредительный съезд, основавший Индийский национальный конгресс. Примерно половина делегатов состояла из представителей высших слоев буржуазной интеллигенции. Другую половину составляли промышленники, купцы, помещики. В речах делегатов подчеркивалась лояльность по отношению к британским колониальным властям.

В основу тогдашнего устава Национального конгресса были положены требования национального равноправия англичан и индийцев в Индии и предоставления самоуправления. Эти цели предполагалось достигнуть "конституционными и мирными средствами, постепенно реформируя существующую систему управления, упрочивая национальное единство, поощряя дух общественного долга, развивая и организуя духовные, моральные, экономические и промышленные ресурсы страны".

Одна из резолюций требовала введения протекционистских таможенных тарифов для защиты индийской промышленности.

Национальный конгресс возник как верхушечная, оторванная от масс организация, слабо оформленная в организационном отношении. Роль его рядовых членов сводилась к участию в выборах делегатов на ежегодный съезд. Первые годы деятельность Национального конгресса ограничивалась агитацией в печати, подачей петиций британскому парламенту, кампаниями протеста против наиболее вопиющих проявлений произвола колониальных властей.

Но сам факт создания Индийского национального конгресса свидетельствовал о выходе на арену политической борьбы индийской национальной буржуазии. Он выражал буржуазную оппозицию колониальному режиму. Вместе с тем логика борьбы превращала Конгресс в символ национального единства Индии, в силу, противостоящую иноземным колонизаторам. Выступления Национального конгресса против расовой дискриминации произвола колониальных властей пробуждали национальное самосознание индийцев, находили отклик среди народных масс. Индийский национальный конгресс выражал интересы крупной буржуазии. Но его деятельность неизбежно имела также и патриотическое, общедемократическое содержание.

По мере развития капиталистических отношений в Индии и роста национальной буржуазии неминуемо обострялись ее противоречия с буржуазией метрополии, а это усиливало оппозиционность Национального конгресса по отношению к Англии. Никакие маневры британских колониальных властей не могли смягчить этих противоречий, порождаемых объективными законами общественного развития в эпоху империализма. Расчеты британских колониальных властей на привлечение на свою сторону индийской буржуазии, на превращение Национального конгресса в ручную, марионеточную организацию оказались несостоятельными. Вскоре их благожелательное отношение к Конгрессу сменилось враждебностью, хотя его легальная деятельность и не была запрещена.

Усиление колониального гнета, рост национального самосознания, углубление противоречий между национальной буржуазией и британскими колонизаторами привели к появлению в Индии радикального демократического крыла буржуазно-национального движения. По своему социальному происхождению большинство представителей этого нового направления, оформившегося в 90-х годах, были выходцами из различных слоев мелкой буржуазии или мелкопоместной среды. Владельцы ремесленных мастерских, мануфактур и мелких 'промышленных предприятий, низшие слои интеллигенции, обреченные на безработицу в условиях колониального режима, наиболее остро и болезненно ощущали последствия колониального порабощения своей родины.

Представители демократического крыла буржуазно-национального движения начали свою деятельность в Бенгалии и Махараштре с 70-х годов, но особенно активизировались в 90-е годы. Они считали недостаточной умеренную, реформаторскую программу и тактику лидеров Индийского национального конгресса.

Общепризнанным вождем демократического крыла национального движения Индии стал Бал Гангадхар Тилак (1856— 1920). Выходец из разорившегося знатного брахманского рода.

Махараштры, Тилак получил высшее филологическое и историческое образование в Пуне, являлся видным ученым-историком. В юности его любимыми героями были Гарибальди и Мадзини. Накануне окончания колледжа он поклялся отдать все свои силы освобождению родины. Вскоре вместе с несколькими друзьями он создал в Пуне независимую среднюю школу, где преподавание было пронизано патриотическим духом, а в 1880 г. основал газету "Кесари" ("Лев"). После образования Национального конгресса Тилак принимает активное участие в его деятельности, но уже к началу 90-х годов выявились принципиальные разногласия между сторонниками Тилака и правыми руководителями Конгресса. Постепенно в Конгрессе сложились два течения — правое ("умеренные") и левое, демократическое, во главе с Тилаком ("крайние").

Тилак развернул активную деятельность у себя на родине — в Махараштре. Он создавал среди молодежи национальные спортивные организации, в которых велась патриотическая агитация, организовывал народные празднества в память национального героя маратхов Шиваджи, на которых раздавались призывы к решительной борьбе с колонизаторами. "Бог не отдал Индию чужеземцам в дар, увековеченный на таблицах из прочной меди", — говорил Тилак.

Статьи Тилака, его выступления производили огромное впечатление на патриотов и демократов всей Индии. Тилак и его сторонники считали, что Конгресс достигнет своих целей только тогда, когда в борьбу будут втянуты широкие массы народа. Но Тилак отвергал вооруженную борьбу. Вскоре английские власти увидели в лице Тилака опасного 'противника. В 1897 г. он был арестован и приговорен к шести годам тюремного заключения.

Выражая настроения мелкой буржуазии и связанной с ней интеллигенции, "крайние" выдвинули программу и тактику, отвечавшие интересам класса индийской национальной буржуазии в целом, выступали как его наиболее активные и дальновидные политические представители. Их деятельность, бесспорно, имела прогрессивный характер. Но вместе с тем на ней лежала печать классовой ограниченности буржуазии. Неся идеи национального освобождения в массы, будучи мужественным и самоотверженным патриотом, Тилак, однако, не связывал национально-освободительную борьбу с борьбой против феодальных пережитков, с аграрной революцией. Он предпочитал апеллировать к крестьянству под лозунгами защиты религии, идеализировал феодальную старину, касты и другие средневековые институты.

Возникновение внутри Национального конгресса левого крыла ^лишний раз подтверждало провал планов колониальных властей, рассчитывавших на сотрудничество с буржуазными элементами.

С появлением фабричной промышленности начал формироваться рабочий класс. К концу XIX в. в Индии насчитывалось уже 700—800 тыс. промышленных рабочих (включая железнодорожников и горняков). Пролетариат формировался из обнищавших крестьян и разорившихся ремесленников. Широкое распространение имела вербовка рабочих через посредников, к которым уходила значительная доля мизерного заработка рабочих. Многие рабочие сохраняли связь с деревней. В особенно тяжелом положении находились на предприятиях рабочие, принадлежавшие к низшим кастам.

Рабочие Индии подвергались жесточайшей эксплуатации со стороны английских и своих, индийских капиталистов. Рабочий день продолжался от зари до зари. Когда на предприятиях был введен электрический свет, продолжительность рабочего дня еще более увеличилась. Широко применялся женский и детский труд. На некоторых предприятиях работали дети 4—5 лет. Нищенская заработная плата дополнительно урезывалась многочисленными штрафами и поборами. На предприятиях царил казарменный режим. Индийские экономисты подсчитали, что стоимость содержания в тюрьме одного заключенного втрое превышала средний доход индийского рабочего. Несколько лет работы на фабрике превращали рабочего в инвалида. Не удивительно, что индийские предприятия отличались чрезвычайно большой текучестью рабочей силы.

Темнота и неграмотность, религиозные предрассудки, текучесть рабочей силы, многонациональный состав индийского пролетариата, принадлежность рабочих к различным кастам — все это тормозило рост классового самосознания индийских рабочих. Но вместе с тем невиданно тяжелая эксплуатация порождала у рабочих ненависть к эксплуататорам, решимость бороться за свои права, за лучшую долю. Сплочению индийского пролетариата и пробуждению его классового самосознания способствовала высокая степень концентрации индийских рабочих в нескольких крупных промышленных центрах (Бомбей, Калькутта, Ахмадабад).

Первые стачки индийских рабочих начались в конце 70-х — начале 80-х годов. В 1877 г. произошла стачка на одной из фабрик Нагпура. Между 1882 и 1890 гг. в округах Бомбея и Мадраса было зарегистрировано 25 стачек. В 90-х годах стачечные выступления продолжались. Но эти стачки носили стихийный характер, рабочий класс не имел еще своих классовых Профессиональных и политических организаций. В отдельных случаях от имени рабочих выступали либеральные буржуазные филантропы. Так, в 1884 г. служащий текстильной фабрики Н.М. Локханд представил властям от имени бомбейских рабочих заявление, в котором выдвигались требования ограничить часы работы, установить еженедельный выходной день, обеденный перерыв и обеспечить выплаты пособий за увечья. Локханд называл себя председателем "Ассоциации бомбейских текстильщиков". Но эта организация не имела ни списка членов, ни устава. Каких-либо данных о ее деятельности не сохранилось.

Учитывая начавшееся стачечное движение, английские власти ввели в Индии фабричное законодательство. (Определенную роль в этом сыграла лицемерно поднятая английскими текстильными фабрикантами, боявшимися конкуренции индийской текстильной промышленности, кампания в "защиту" прав индийских рабочих.) Закон 1881 г. запрещал на крупных фабриках труд детей моложе 7 лет. В 1891 г. был введен обязательный день отдыха и запрещен труд детей моложе 9 лет. Фабричное законодательство практически не изменило положения индийских рабочих.

В конце столетия отдельные передовые рабочие начали принимать участие в национально-освободительном движении.

К рубежу XIX—XX вв. завершились серьезные изменения в экономике и политической жизни Индии. Являясь важнейшим источником сырья и рынком сбыта английской промышленности, она стала теперь и важной сферой приложения британского капитала. Усилилась колониальная эксплуатация народов Индии. При этом происходили значительные социально-экономические сдвиги. Хотя и медленно, но развивался капитализм. Появились новые классы — пролетариат и национальная буржуазия. Зародилось национально-освободительное движение, буржуазно-демократическое по своему характеру и объективным задачам. Противоречия между народами Индии и английским капиталом резко обострились, отражая общее обострение всех противоречий капитализма в эпоху империализма.

3. Революционный подъем 1905-1908 гг. в Индии


Наряду с буржуазными революциями в полуколониальных странах — Иране, Турции, Китае — в начале XX в. развернулись мощные антиимпериалистические выступления в Индии, Индонезии и других колониях. Если в полуколониальных странах революции начала XX в. были направлены в первую очередь против феодализма и правящих династий, то в колониях революционное движение периода пробуждения Азии носило открыто антиимпериалистический, антиколонизаторский характер. В колониях национально-освободительному и демократическому движению противостояла военно-бюрократическая государственная машина колонизаторов, опиравшаяся на всю мощь империалистических метрополий. Это обстоятельство затрудняло революционную борьбу. Тем не менее революционный подъем, охвативший в начале XX в. многие колонии, являлся важной составной частью общего процесса пробуждения Азии. Особенно важные внутренние и международные последствия имела освободительная борьба народов крупнейшей из колониальных стран — Индии.

В Индии полнее и раньше, чем в других угнетенных странах Востока, сказались последствия новых форм колониальной эксплуатации, свойственных эпохе империализма.

К началу XX в. Индия была самой развитой в промышленном отношении среди колониальных и зависимых стран Востока. Там быстро росли капиталовложения английских монополий. За 1893—1907 гг. английские инвестиции в железные дороги и оросительные сооружения увеличились на 56%, капиталы частных компаний — на 23, банков — на 95%. В 1905 г. в Индии действовало 165 иностранных акционерных компаний, зарегистрированных за границей, в основном в Англии. Их капитал втрое превышал капитал компаний (как английских, так и индийских), зарегистрированных в самой Индии.

В результате усилившейся колониальной эксплуатации доход на душу населения, и без того мизерный, сократился с 1882 по 1900 г. вдвое — с 1,5 до 0,75 пенса на человека в день (в то время пенс равнялся примерно 4 коп.). Усиление контроля английских монополий над экономикой Индии сопровождалось ростом полуфеодальной эксплуатации индийского крестьянства. Увеличивалась арендная плата. Значительная часть крестьян теряла свои права на землю. По словам одного из лидеров Национального конгресса, почти треть крестьян страны лишилась земли и стала "крепостными ростовщиков". В стране свирепствовали голод и эпидемии. За десятилетие (1896—1906) от голода умерло свыше 10 млн. человек. В 1896 г. вспыхнула эпидемия чумы, продолжавшаяся и в последующие годы. Только в 1904 г. от чумы погиб 1 млн. индийцев. Один из исследователей писал: "Со времени Черной Смерти в XIV в. нигде не было такой смертности от чумы, которая наблюдалась в Индии в 1896—1912 гг.".

Атмосфера в стране становилась все более и более накаленной. В 1894 г. в Ассаме происходили крестьянские выступления против помещиков и ростовщиков. В 1896 г. вспыхнуло восстание крестьян народа малаяли на Малабарском побережье. В 1899—1900 гг. крестьянские волнения охватили Центральные провинции (ныне штат Мадхья-Прадеш). В Северо-Западной пограничной провинции против колонизаторов с оружием в руках боролись пуштунские племена. В городах активизировалась деятельность сторонников Тилака.

Английские власти пытались подавить выступления масс террором и репрессиями. Вице-король Индии Керзон заменял чиновников-индийцев англичанами. Считая носителями "крамолы" индийцев, получивших высшее образование, он издал в 1904 г. закон, повышавший более чем вдвое плату за обучение в университетах. В состав университетских советов вводились британские чиновники, установившие полицейский контроль над высшей школой.

Особую тревогу Керзона вызывало растущее национальное движение в Бенгалии — наиболее развитой и населенной, с компактным бенгальским большинством провинции Британской Индии. Он решил разделить эту провинцию, полагая, что раздел "разрубал надвое политические планы тех экстремистов и агитаторов, которые в своей борьбе за политические уступки искали случая, когда они смогли бы направить против британского правительства общую силу бенгальского народа". В Западной Бенгалии бенгальцы были бы в меньшинстве, ибо в тот период в состав Бенгалии входили Бихар и Орисса и бихари и ория составили бы больше половины населения новой провинции. Подавляющее большинство крестьян Восточной Бенгалии исповедовало ислам, а индуистами здесь были главным образом помещики, ростовщики, крупные купцы. В Западной Бенгалии преобладал индуизм. Проводя раздел Бенгалии, англичане стремились противопоставить бенгальцев-мусульман бенгальцам-индусам. Натравливая мусульман на индусов, англичане внешне демонстрировали благожелательное отношение к мусульманам. Один из видных представителей британских властей заявил тогда: "У Англии есть две жены — индуска и мусульманка, но любимая