Xreferat.com » Рефераты по истории » Казацко-крестьянская война 1648-1651 годов на территории Беларуси

Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Казацко-крестьянская война 1648-1651 годов на территории Беларуси

Размещено на /

Содержание


Введение

1. Анализ литературы и первоисточников

2. Ход военных действий на территории Беларуси

2.1 Подготовка и начало военных действии на Беларуси в 1648 году

2.2 Окончание перемирия. Летняя компания 1649 года. Лоевская битва и её итог. Зборовский мирный договор

2.3 Возобновление военных действий на Беларуси в 1650-1651 годах. Белоцерковный мирный договор. Окончание войны на Беларуси

3. Характер войны 1648-1651 года на Беларуси

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение


Казацко-крестьянская война 1648-1651 годов стала воплощением глубокого внутриполитического кризиса, который существовал в Речи Посполитой в 17 веке. Масштабность казацко-крестьянской войны, её роль в истории белорусского народа, делают исследование войны и отдельных её фрагментов достаточно актуальным. Наше время даёт возможность использовать малоупотребительные источники, пересмотреть сведения уже выученных документов, добавить новые научные исследования и на основе разнообразных источников сделать комплексное исследование положения на белорусских землях во время казацко-крестьянской войны 1648-1651 годов. Научная актуальность проблемы обусловлена неразработанностью темы как в отечественной, так и в зарубежной историографии.

Учитывая научное значение, актуальность и недостаточную разработанность темы, целью данного курсового проекта является детальное исследование широкого спектра политических, социально-экономических и этноконфессиональных факторов, которые обусловили перерастание казацко-общегосударственных противоречий в форму вооружённой борьбы в РП, военных событий и политических процессов в ВКЛ во время казацко-крестьянской войны, её итогов для Беларуси, что позволяет сформировать целостную картину положения на белорусских землях в середине 17 столетия. В рамках поставленной цели определяют следующие задачи:

Выявление и конкретизация комплекса внутригосударственных противоречий, которые стали предпосылками для развёртывания боевых действий в Беларуси;

Определение хронологических рамок войны, уточнение хронологии событий, территориальных границ распространения боевых действий;

Анализ социального состава враждующих сторон, выяснение мотивов их участия в войне;

Исследование процессов, которые проходили на подконтрольной повстанцами территории;

Определение влияния внешних факторов на развёртывание или сворачивание казацко-крестьянской войны на Беларуси;

Оценка политических и социально-экономических последствий войны для жителей белорусских земель и РП в целом.

Объектом исследования в данной курсовой работе является социально- политическая ситуация в Беларуси в середине 17 столетия. В то время и Беларусь и Украина переживали не лучшие времена. В первой половине 17 века на Беларуси постепенно нарастала социальная напряжённость. Неудовлетворённость большей части горожан и крестьянства своевольством ‘’государя’’, тяжёлым повинностным режимом, широким распространением откупной системы, многочисленными другими поборами проявлялась в этот период главным образом в разных формах пассивного сопротивления. К ним относятся разнообразные жалобы, которые широким потоком подавались в адрес государственной администрации либо церковных властей. Однако предписания высших властей, или, что также имело место, заступничество церковной иерархии, которая осуждала самовольные поборы феодалов, мало что меняли в положении крестьян. Эксплуатация, которая непрерывно увеличивалась, принуждала многих крестьян искать лучшей доли в побегах и переселениях. Ещё одним направлением социальной борьбы являлось противостояние беднейшей части мещан с городскими верхами.

Преимущественной формой пассивного сопротивления феодалам и религиозному притеснению являлись побеги, чаще всего на Русь. Размеры массового бегства крестьян в Русское государство приняли такой характер, что в 1643 году Владислав IV был вынужден потребовать от администрации приграничных с Россией городов срочных мер по предотвращению побегов.

Местное сельское население, пользовавшееся до этого свободой, все более закрепощалось помещиками, которые вместе с тем, благодаря польско-иезуитскому влиянию и под давлением польского правительства, изменяли православию и обращались в поляков; народ, с одной стороны, насильно обращался в унию, а с другой стороны - находился под тяжелым гнетом жидов-арендаторов, которые облагали крестьян непосильными сборами и допускали совершение религиозных служб не иначе, как за особую плату. Все это вызывало народные возбуждения, усмирявшиеся жестокими мерами польских и литовских властей. После подписания Люблинской Унии в 1569 году и создания Речи Посполитой усилились гонения на православную церковь.

Польша получила большие возможности для проведения великодержавной политики в отношении населения Великого княжества. Политика Речи Посполитой по насаждению на белорусских землях католицизма и проведению полонизации дополнили дифференциацию белорусского общества этнорелигиозной дезинтеграцией. Полонизаторские процессы привели к отрыву от белорусской этнической общности ее интеллигенции, высших слоев, чем затруднили процесс формирования и развития единого народа.

Предметом исследования выступает казацко-крестьянская война 1648-1651 годов на белорусских землях. Которая начавшись на территории Украины, затронула территорию Беларусского Поднепровья и Полесья. По всей своей сущности она являлась серией локальных восстаний, стремительно вспыхнувших во многих городах Беларуси . Выбор предмета обусловлен также недостаточной исследовательностью в историографии политической, межконфессиональной и связанной с ней этнической борьбы во время казацко-крестьянской войны, необходимостью введения в научный обиход новых и малоупотребляемых источников для отображения реальной картины развёртывания событий в 1648-1651 годов.

Хронологические рамки исследования обозначены самим ходом войны в Беларуси. Появление казацких отрядов на белорусских землях и связанные с этим крестьянские восстания документально зафиксированы летом 1648 года, таким образом нижняя хронологическая граница связана с этой датой. Успехи войск ВКЛ летом 1651 года и подписание Белоцерковного договора в сентябре этого же года привели к остановке боевых действий на Украине и свёртывания повстанческого движения на территории белорусских поветов ВКЛ осенью 1651 года. Несмотря на очередную волну войны на Украине, которая началась в 1652 году, активизации повстанческого движения на белорусских землях не наблюдается, поэтому в качестве верхней хронологической границы исследования определяется осень 1651 года.

казацкая крестьянская война беларусь

1. Анализ литературы и первоисточников


В курсовой работе я рассматривал в качестве основной литературы по данной тематике труды российских и белорусских авторов, а также некоторых польских и украинских историков.

Главное внимание российских историков XIX в. было привлечено к войне на Украине, а борьба в самостоятельное явление ними не выделялось. Большее внимание к событиям в Беларуси обратили представители украинской историографии XIX в. М.И. Костомаров подчеркнул национально-религиозный фактор в казацко-крестьянской войне и автоматически распространил его на белорусские земли[7;с.253-260]. П.А. Кулиш, который заявил об отсутствии в Беларуси социальной базы для восстания, рассматривал "хмельнитчину" на Украине, как борьбу за определенные привилегии казацкой старшине, как помету Б. Хмельницкого за личные обиды[26;с.158-170]. В отличие от П.А. Кулиша, В.Б. Антонович в казацких войнах видел изображения борьбы двух национальных идей - демократической вечевой идеи украинского народа и шляхетско-аристократической традиции польского народа.[27;с.160-166]

П.Н. Батюшков сконцентрировал своё внимание на религиозном аспекте войны. По его мнению, одной из главных причин казацко-крестьянской войны являлись религиозные противоречия православных и католиков(После смерти Сигизмунда III, при Владиславе IV православные получили больше привилегий, чем католики и униаты)[8;c.225-251]

Первым среди белорусских историков посвятил свое внимание социальной борьбе в середине XVII в. В. Ластовский, который рассматривал казацко-крестьянскую войну, как борьбу между поляками и казаками, к которым присоединились, широкие массы белорусского грамадства[15;с.50-54].

В.М. Игнатовский рассматривал события в Беларуси середины XVII в. как "казацко-мужицкое" восстание, которое развернулось под влиянием "украинского фактора"[19;с.55-62] . Новизна взгляда В.М. Игнатовского заключается в том, что исследователь определил в качестве противника белорусских повстанцев не польскую, a литовско-белорусскую знать. Л.И. Акиншевич обосновывал мысль не только о наличии казачества в Беларуси, но и собственно белорусского казачества. Именно он стал вводить в научный оборот в белорусском историографии термин "казацко-крестьянские войны"[32;с.170-182]. В 30 гг. XX в. И.Ф. Лочмель и Е.Г. Шуляковский, опираясь на фактологические сведения М.И. Костомарова и архивные источники, пришли к выводу о классовом характере "крестьянской войны"[4;с.52-90 и 5;с. 94-116]

Её хронологические рамки были определены 1648-1654 гг., начал разрабатываться тезис об идее единения с Россией, как одной из целей борьбы крестьян и мещан.

Наибольший вклад в исследование проблемы внес Л.С. Абецедарский[1;c.95-144 и 2;c.48-70]. Ученый провел глубокий анализ материала и пришёл к выводу, что события середины XVII в. в Беларуси являются восстанием белорусских крестьянско-мещанских отрядов против польского господства, и вызваны они классовыми противоречиями, обостренные национально-религиозным занижением. Целью борьбы белорусского селянства исследователь видит в "воссоединении с русским народом" - "единение снова", и подчеркивает тем самым закономерность жажды народных масс Беларуси к соединению с Россией. Взгляды Л.С. Абецедарского на характер войны господствовали в белорусской советской науке в 60-80-х гг. XX ст.

В начале 90-х годов акцент на антифеодальной характер социальной борьбы в Беларуси в середине XVII в. сделал В.И. Мелешко[11;c.120-148]. Хронологические рамки войны были им сужены с 1648 по 1651., А само событие получило название "антифеодальной войны". С середины 90-х гг., благодаря работам П.А. Лойко и Г.Н. Сагановича, в обиход снова стал входить термин "казацко-крестьянская война"[28;c.180-196]

Тезис о существовании белорусского казачества, корни которого стоят за событиями середины XVII в., обосновывал Д.Л. Похилевич. В.А. Голобуцкий отметил особую важность в борьбе украинцев "старшего брата" - русского народа[30;c.30-65 и 31;c.90-120]. Новый взгляд на события середины XVII в. в Беларуси и Украине представил А.П. Артюшевский, который рассмотрел их, как часть общего антифеодального движения восточнославянских народов[24;c.51-58]

В конце XX в. в украинской историографии наблюдается эволюция концептуальных оценок войны на Украине. Если в начале 90-х гг. XX в. "Хмельнитчина" рассматривалась как освободительная война украинского народа за создание собственного государства, то во второй половине 90-х гг., на ее основе сформировалась концепция украинской национальной революции 1648-1676 гг.

Российская историография XX в. по проблематике казацко-крестьянской войны отмечается большой скромностью. Вместе с тем, оценочные суждения все же представлены в научной литературе. Б.Ф. Поршнев, исходя из концепции освободительной войны за воссоединение с Россией, охарактеризовал внешнеполитическое положение РП накануне " хмельнитчина '".[29;c. 44 - 58]

Новой работой, где в качестве объекта исследования выделяется казацко-крестьянская война в ВКЛ, является работа польского историка В. Бернадского[13; с.45-222 ], который попытался точно проследить ход боевых действий в период с 1648 по 1649 гг. Однако события 1651, которые логически завершают войну, к сожалению остались без внимания. Серьезный анализ демографического положения в ВКЛ во второй половине XVII в. сделан в монографии Ю. Можы[12;c.32-35]. Характеристика и анализ этносоциальных процессов в ВКЛ сделан в обстоятельном исследовании Ю. Бардаха[25;c.205-230].

Первоисточники по войны 1648-1651 года делятся на несколько групп. К первой группе источников относятся договоры между казацким руководством и королевской администрацией, прежде всего Зборовский и Белоцерковный. Информацию относительно роли Российского государства в войне представляют документы дипломатической переписки между руководством РП и России. Особый интерес представляет дело, которое было заведено для рассмотрения обстоятельств прохода казачьих войск по территории Брянщины в мае 1651 г. Важную роль играют сообщения российских воевод, дьяка Г. Кунакова и дипломата И. Бутурлина. Их основное содержание - передача информации в Москву о событиях в РП. Некоторые донесения были опубликованы в сборниках документов[21; 300-315 и 22;c.250-252].

Законодательные источники представлены конституциями сеймов РП и универсалами казачьего руководства. Эти документы показывают экономические и политические шаги, которые предпринимали государственные органы для борьбы с казацко-крестьянским движением.

Следующая группа источников самая многочисленная. Она вобрала в себя белорусские и украинские летописи, еврейские хроники, а также исторические рассказы белорусских, польских, французских и немецких авторов. К этой же группе источников принадлежат шляхетские мемуары.

Фрагментарные сведения о боевых действиях в Беларуси содержат и казацкие летописи. Однако они не многочисленны.

Большой интерес представляют также еврейские хроники XVII века. В них показаны те аспекты войны, которые мало освещены в работах польских и российских источниках. В первую очередь это касается преследования еврейского населения Беларуси.

2. Ход военных действий в 1648-1651 годах на Беларуси


2.1 Подготовка и начало военных действии на Беларуси в 1648 году


Первые казацкие отряды на Беларуси появились в мае 1648 года под командованием Головацкого. Вместе с присоединившимися к ним крестьянами они начали громить шляхетские имения в районе Брагина, Лоева, Гомеля. Жители этих городов тоже присоединялись к повстанцам. Находившиеся в городах шляхтичи и католические священники были уничтожены. Вяземские воеводы сообщали в Москву, что повстанцы, взяв Гомель, перебили около 600 шляхтичей.[1;с.98]

Отряды Головацкого вскоре отошли к Стародубу: а в первой половине июня возвратились на Украину. Но в это же время в Белоруссию один за другим прибывали посланные Богданом Хмельницким отряды Небабы, Кривошапки, Микулицкого, Горкуши, Соколовского, Бута и других казацких предводителей. Казаки под предводительством Кривошапки и Микулицкого сосредоточились у Поповой Горы — укрепленного замка над Беседью. Крупные силы казаков и крестьян под командованием полковника Кизимы накапливались около Брагина. Утонувшего Кизиму вскоре сменил полковник Филон Горкуша, уроженец Старого Быхова.[1; с.101]

Около Речицы были сосредоточены 3 тысячи казаков и крестьян под командованием полковника Кемки. Пунктом сосредоточения казацко-крестьянских отрядов был также Мозырь, жители которого восстали летом 1648 г. К ним примкнули крестьяне окрестных деревень. Повстанцев возглавлял мозырский ремесленник Иван Столяр. В начале августа к Мозырю прибыл посланный Богданом Хмельницким 2-тысячный отряд Яна Соколовского, а затем Михненки и других казацких предводителей.

В Турове находилось около 2 тысяч повстанцев. Ими командовал мещанин Кондрат Цевка[21;c.148], который называл себя “полковником туровским” [1; c.102] Крестьянские восстания охватили весь Пинский повет.

Некоторые крупные феодалы пытались своими силами вести борьбу с повстанцами. Шляхтичи Брестского воеводства в начале восстания успели собраться ополчением. Расположившись лагерем около Бреста, они готовились выступить к Кобрину, чтобы расправиться с восставшими крестьянами. Януш Радзивилл на свои средства сформировал два отряда наемных солдат, поручив командование одним писарю польному Великого княжества Литовского Воловичу, а другим — стражнику Мирскому, и направил их в юго-восточную часть Белоруссии, чтобы прикрыть свои владения. Отряд Воловича был разгромлен повстанцами около Речицы. Вскоре под Горволем повстанцы наголову разгромили и отряд Мирского. Сам Мирский едва спасся бегством.[1; с.103]

Опорным пунктом магнатов и шляхты в центральной части Белоруссии была Слуцкая крепость, прикрывавшая пути на Минск и Новогрудок. Командовавший гарнизоном виленский подстолий Ян Сосновский 15 августа сообщал Казимиру Леону Сапеге о разгроме отряда Мирского под Горвалем и о приближении повстанческих загонов к Слуцку. Он предупреждал подканцлера, что без подкреплений удержать Слуцк не сможет, так как горожане подготовили заговор.[1;с.104]

Из-под Мозыря к Слуцку подошли 2 тысячи казаков и крестьян под предводительством Яна Соколовского. Силы, которыми он располагал, были явно недостаточны для штурма Слуцкой крепости. Предводитель повстанцев отправил в Слуцк письмо с просьбой разместить его людей в предместье.

Сосновский затягивал переговоры, умоляя в то же время Радзивилла, Сапегу и других магнатов срочно прислать подкрепления. Магнаты располагали сведениями, что в случае захвата повстанцами Слуцка они пойдут затем на Минск. Януш Радзивилл выслал в Слуцк несколько хоругвей кавалерии, которые, воспользовавшись беспечностью повстанцев, ночью скрытно вошли в город. В распоряжении Сосновского оказались силы, достаточные для того, чтобы предотвратить выступление горожан и отразить удары повстанцев.[1; с.105]

Убедившись, что Сосновский затягивает переговоры, повстанцы начали штурм. Взять Слуцкую крепость им не удалось и, понеся значительные потери, они были вынуждены отступить к Мозырю.

Казацко-крестьянские отряды Горкуши пошли из-под Брагина на Бобруйск. Жители Бобруйска не оказали им сопротивления и впустили в город. Бобруйского старосту повстанцы утопили в Березине. Все костелы были разгромлены. [4;с.26]

Во главе отряда оршанских, витебских и мстиславльских шляхтичей против повстанцев выступил князь Друцкий-Горский. Около Нового Быхова к нему присоединились две хоругви шляхты и наемников под командованием крупного феодала Яна Паца. Повстанцы, блокировав все пути, ведущие к лагерю противника, препятствовали подвозу туда продовольствия, а вражеских фуражиров уничтожали. 26 августа в деревне Луки повстанцы перебили 50 шляхтичей и наемников, пытавшихся награбить там продовольствие. Густые леса и труднопроходимые болота позволяли повстанцам, хорошо знавшим местность, неожиданно нападать на врагов. Друцкий-Горский и Пац, опасаясь окружения, поспешно отступили к Старому Быхову. Быховская крепость, гарнизон которой был усилен отрядами конницы и пехоты, посланными туда Сапегой, Сангушко и другими крупными феодалами, в то время была единственным опорным пунктом магнатов и шляхты на юго-востоке Беларуси.[1; с.105]

10—13 сентября 1648 г. казацко-крестьянские отряды разгромили войска магнатов и шляхты под Пилявцами. После этой битвы, в которой полегло 30 тысяч коронного войска, магнатов и шляхту ВКЛ и Польши охватила паника. Она увеличивались в связи с общим состоянием Речи Посполитой. Украина и Беларусь пылали в огне народных восстаний. Военные силы Польши были разгромлены. Казна оказалась опустошенной. Внутриполитическая обстановка была крайне осложнена борьбой различных магнатских группировок в связи с выборами нового короля взамен умершего Владислава IV.[2;с.59]

Собравшиеся в Вильно для чрезвычайного совещания представители высшей феодальной знати Великого княжества Литовского — сенаторы и члены Главного литовского трибунала — решили как можно скорее сформировать крупное войско и бросить его на подавление восстания. Руководство военными действиями было возложено на гетмана польного Януша Радзивилла. Последний был особенно заинтересован в подавлении восстания, которое охватило значительную часть его огромных имений. В борьбе против народных масс Беларуси магнаты могли рассчитывать главным образом на наемные войска, так как шляхта была мало боеспособна, большинство же из которой и вовсе не принимали участия в подавлении восстаний, а тупо отсиживалась в своих замках или замках крупных феодалов. Для сбора наемников требовались и деньги и время, но эту проблему разрешили быстро. Большие денежные суммы предоставила католическая церковь. Многие магнаты, открыв свои «шкатулы», нанимали отряды немецких, венгерских, шведских конников и пехотинцев. Постепенно начали собираться и поветовые хоругви. Отряды наемников и шляхтичей по приказу Радзивилла концентрировались в районе между Слуцком и Минском.[1; с.106]

После победы под Пилявцами Богдан Хмельницкий послал к Бресту, Пинску, Мозырю новые отряды.

Собравшиеся ополчением брестские шляхтичи 5 сентября 1648 г. в войсковом обозе неподалеку от Бреста расстреляли игумена брестского Симеоновского монастыря Афанасия Филипповича, заподозренного в связях с казаками. Кроме Филипповича, шляхтичи казнили еще одного священника и 15 мещан, тоже обвиненных в подготовке восстания. Полагая, что жители Бреста достаточно устрашены, предводители ополчения двинули хоругви к Кобрину. Они намеревались, подавив восстания в окрестностях Бреста, оказать помощь пинской шляхте.[1;с.108]

Когда к Бресту подошли посланные Хмельницким казаки, жители города подняли восстание и присоединились к ним. Ополчение брестских шляхтичей в боях с казацко-крестьянскими отрядами несло большие потери. Около Виснич повстанцы уничтожили крупный отряд шляхтичей во главе с брестским каштеляном Казимиром Тышкевичем. Окружив Кобрин, казаки и крестьяне разгромили находившуюся там кавалерийскую хоругвь стольника Великого княжества Викентия Корвин-Гонсевского и захватили большие трофеи: конное снаряжение, обоз и лошадей. [5;c.105]

В Туров прибыло около 400 казаков Кондрата Цевки, с радостью встреченных восставшими жителями города. Затем они пошли к Давид-Городку. Отряды Громановича, Дашко, Литвиновича, Антоновича рассеялись по окрестным волостям. Горкуша и Пободайло, оставив в Бобруйске отряд Поддубекого, левым берегом Березины пошли к Березино. Отряды Бута правобережьем Березины двинулись на Свислочь. Около 1000 казаков и крестьян в составе сводного отряда сотника Трески, который был родом из Лоева, Бут послал к Игуменю. Когда повстанцы вошли в этот населенный пункт, к ним присоединилось 100 жителей, составивших особую хоругвь, которую возглавил игуменец Грибович. [21; с.246]

Волович, отряд которого уже однажды был разбит повстанцами, с новым отрядом наемников и шляхты попытался атаковать казацко-крестьянские отряды в междуречье Березины и Свислочи, но вновь получил сокрушительный удар и с остатками войска бежал в Слуцкую крепость. Повстанцы преследовали его до Старых Дорог. [18;с.257]

В начале октября казаки во главе с Кривошапкой переправились через Сож и внезапным ударом захватили Чериков. Оттуда они делали наезды на шляхетские имения в Мстиславльском воеводстве. [2;c.65]

В середине октября вспыхнуло восстание в Пинске. Накануне восстания многие шляхтичи, католические священники и монахи бежали из города. Жители Пинска объединились с казаками под предводительством Антона Небабы и разгромили шляхетские дома, костелы, католические монастыри, уничтожив хранившиеся в костелах и монастырях грамоты, привилеи, долговые расписки, кабальные обязательства и другие документы. Шляхтичей и католических священников, не успевших бежать из города, повстанцы перебили.[1;c.107]

Возможность совместных боевых действий народных масс Украины, Белоруссии и Польши пугала феодалов Речи Посполитой. Януш Радзивилл, отправляясь в середине октября 1648 г. с отборными отрядами наемников и шляхты на сейм в Варшаву, все остальное войско двинул к Пинску и Бресту. Командование войском было поручено Мирскому. Радзивилл не посчитался даже с тем, что отряды повстанцев действовали в это время около Мстиславля, Могилева, Березино, а его личные владения остались без прикрытия.[1;c.108]

Войско Мирского направилось к Хомску, чтобы перерезать дорогу казацко-крестьянским отрядам, действовавшим около Бреста и Кобрина, в случае, если бы они попытались оказать помощь пинским повстанцам. Узнав о приближении противника, жители Пинска вместе с казаками начали готовиться к обороне. Они укрепляли городские стены, перекапывали рвами улицы, устанавливали рогатки. Ремесленники из свинцовых рам костельных и монастырских окон отливали пули.[1;c.109]

В конце октября 1648 г. кавалерия Мирского заняла Хомск, где и остановилась, ожидая, пока подтянутся пехота и артиллерия. К Хомску собрались также бежавшие из Пинска шляхтичи и католическое духовенство. Пинский войт Лукаш Ельский решил расправиться с повстанцами, не ожидая подхода главных сил. Утром 26 октября кавалерийский отряд наемников и шляхтичей во главе с Ельским и монахом-францисканцем Холевским ворвался в Пинск.

Не встречая сопротивления, каратели продвигались к рынку. Около иезуитского костела передние всадники внезапно остановились: мост через ров оказался разобранным. Смешавшиеся наемники и шляхтичи заполнили узкую улицу. Повстанцы, засевшие в иезуитском костеле и в других зданиях, открыли сильный ружейный огонь по скоплению противника. Бросая убитых и раненых, наемники и шляхтичи пустились в беспорядочное бегство. Повстанцы успели перегородить улицу повозками, затруднив противнику бегство, и в ожесточенной схватке у городских ворот довершили его разгром.[13;c.90]

Уцелевшие наемники и шляхтичи собрались в деревне Ставок. Ельский послал к Мирскому за подкреплениями. К этому времени в Хомск прибыли пехота и артиллерия. 30 октября Мирский осадил город. Повстанцы сделали вылазку, но после непродолжительного боя были вынуждены отступить и укрыться за городскими стенами. [1; с. 108].

Ельский отправил повстанцам письмо, в котором требовал, чтобы они прекратили сопротивление, выдали казаков, а «головы свои склонили к покорности». «Если вы не сделаете этого,— угрожал Ельский,— то познаете над собой, женами и детьми вашими строгую кару». Жители Пинска проявили исключительную стойкость. «Лучше погибнем сами, чем выдадим тех, кто веру нашу защищает» - отвечали они карателям.[8; с. 140].

Мирский сосредоточил напротив Лещинских ворот восемь пушек. Артиллерийским огнем ворота были разбиты. Казаки и горожане не могли сдержать натиск противника. Отступив от городской стены, они сражались на улицах. Наемники и шляхтичи ворвались в город и через Северские ворота. Повстанцы, отброшенные от рогаток, засели в запертых домах и из ружей били по противнику. Наемники и шляхтичи должны были брать штурмом каждый дом. . Мирский приказал поджечь город. Повстанцы, не выходя из объятых пламенем домов, продолжали стрельбу по противнику. Они гибли в огне, но не сдавались. Часть повстанцев пробилась к берегу Пины и попыталась на стругах перебраться на противоположный берег, но перегруженные струги затонули. Группе казаков удалось пробиться к загородному хутору пинского епископа. Отряды кавалерии Мирского, заблаговременно перерезавшие все дороги, оттеснили казаков к болоту. Почти все они погибли в бою, лишь отдельным удалось уйти от преследователей берегом реки. [13;c.96]

На улицах пылающего города продолжалась упорная борьба. Только на следующий день наемникам и шляхтичам удалось подавить сопротивление повстанцев. [1; с.109]

Отряды полоцкой, витебской и оршанской шляхты под командованием Друцкого-Горского и Паца стояли лагерем между Старым и Новым Быховом, сдерживая продвижение повстанцев к Могилеву и Орше. Получив от магнатов новые подкрепления, Друцкий-Горский направился к Черикову. Казаки Кривошапки в это время громили шляхетские имения в Мстиславльском повете. Восставшие жители Черикова оказали наемникам и шляхтичам упорное сопротивление, но отбить их натиск не смогли.

После расправы над жителями Черикова Друцкий-Горский поспешно отступил к Старому Быхову. Очевидно, он отступил от Черикова потому, что опасался возвращения казаков Кривошапки.

Арендатор борисовских имений магната Адама Казановского иноземец Иоганн Доновай нанял в Риге и в других прибалтийских городах 600 солдат, создав из них два отряда. Один возглавил он сам, а другой передал своему сыну. Эти отряды тоже стали лагерем около Белынич. Во второй половине ноября военные действия в междуречье Днепра и Березины ограничивались стычками около Максимович, Погоста, Несеты.[1; с.110]

Горкуша и Пободайло в начале декабря повели свои отряды из Березино на Старый Быхов. К ним присоединилось много крестьян. Захват повстанцами Быховской крепости — мощного опорного пункта феодалов в юго-восточной части Белоруссии — открыл бы казацко-крестьянским отрядам дорогу на Могилев, Оршу, Витебск.[1;c.111]

Повстанцы намеревались захватить Быховскую крепость внезапным ударом, но застать противника врасплох не удалось. Отряды наемников и шляхтичей, расположенные в предместье, завязали с ними бой, а затем отступили в крепость, гарнизон которой успел подготовиться к обороне. Повстанцы пошли на штурм. Держа перед грудью мешки, наполненные землей, крестьяне под пушечным и ружейным огнем бесстрашно приближались к крепости. По штурмовым лестницам они взбирались на крепостной вал, вступая в ожесточенные рукопашные схватки с противником. Но овладеть Быховской крепостью повстанцам не удалось. Горкуша и Пободайло продолжали осаду. 9 декабря они обратились к Буту с просьбой о помощи. Примерно в это же время на помощь быховскому гарнизону из-под Белынич прибыли 5 хоругвей наемников и шляхты Друцкого-Горского. Они остановились в Баркулабове, на расстоянии одного перехода от Старого Быхова. Штурмовать крепость, имея в тылу значительные силы противника, повстанцы не могли и вынуждены были отступить.[13; с. 67-78]

30 декабря около Игуменя повстанцы разгромили крупный отряд («войско») наемников и шляхтичей Яна Паца . 13 января 1649 г. к Смолевичам подошли отряды наемников, которыми командовали Доновай и его сын. Доновай, арендатор имения борисовского пана Казановского, в Риге и других местах нанял 600 человек и, создав два полка, разделил их между собой и сыном. Оба полка были направлены против черкас и крестьянства, которые воевали возле Минска и Новогрудка. Из Борисова немецкие полки прибыли к Смолевичам, но смолевичские мещане не пустили их в местечко, завалив улицы брёвнами, и стали защищаться. Тогда немец с войском обошли завалы и ворвались в деревню через рынок, убили 10 человек и многих поранили. Немцы стояли 2 дня в деревне, пограбив её основательно, потом подожгли её и направились к Минску. Но через несколько дней, попав в засаду, полки Донового были разбиты наголову. А сам он с сыном убежал.[4; с.50-51]

Войско Мирского находилось около Бреста. Туда же прибыл с отрядами наемников и шляхтичей возвратившийся из Варшавы Януш Радзивилл. Судя по сохранившимся фрагментарным данным, в конце ноября - начале декабря 1648 г. в Брестском воеводстве шли ожесточенные бои между повстанцами и войском Радзивилла.[18;c.314]

К Бресту стягивались отряды немецких, шведских, венгерских наемников. Их вербовка не представляла особых затруднений, так как после Тридцатилетней войны в Западной Европе оказалось много безработных ландскнехтов. Наемники командовали и большинством отрядов в войске Радзивилла. На помощь Радзивиллу прибыло также несколько коронных отрядов пехоты и драгун.[13;c.121]

Собрав большое войско, Радзивилл 10 января 1649 г. двинул его из Бреста на Туров — Петриков — Мозырь. Это направление было выбрано не случайно. Радзивилл рассчитывал, преградив путь казакам, которых Богдан Хмельницкий направил с Украины на помощь белорусскому народу, подавить восстания в Белоруссии. Вторжение войска Радзивилла на Украину для удара во фланг или тыл народному войску Богдана Хмельницкого, на чем настаивали феодалы Польши, исключалось до тех пор, пока в Белоруссии восстания не будут подавлены полностью.[1;c.114]

Войско Радзивилла тремя колоннами шло вдоль Припяти на восток. 18 января наемники и шляхтичи прибыли к Турову. Повстанцы, узнав о приближении крупных сил противника, отступили в Мозырь. По приказу Радзивилла оставшиеся в городе жители были перебиты.

Оставив в Турове обоз, Радзивилл двинулся к Мозырю. Шесть легких хоругвей он отправил к Овручскому броду, чтобы не допустить к городу подкреплений с Украины и перерезать возможный путь отступления повстанцев. Из Скрыгаловской слободы, где войско сделало остановку, к Мозырю на