Xreferat.com » Рефераты по истории » Исследователь Причулымья Евгений Михайлович Пеняев (1923 - 1953)

Исследователь Причулымья Евгений Михайлович Пеняев (1923 - 1953)

Т.В. Галкина, Томский областной историко-архитектурный музей

В историю археологического исследования Сибири внесли свою лепту известные и малоизвестные ученые. К последним принадлежит археолог Евгений Михайлович Пеняев. Хотя имя его на слуху и часто встречается в отчетах, полевых дневниках и других документах, особенно касающихся археологического исследования Причулымья, специальных работ, раскрывающих его вклад в науку, пока не появилось. Единственная статья-некролог, посвященная ему, была опубликована в 1956 г., т.е. через 3 года после его смертни содержала лишь краткий обзор его научных изысканий [1]. Кроме того, в ней имеется ряд неточностей (например, неправильно указано место рождения Е.М. Пеняева). Целью настоящей работы является попытка ближе познакомить читателя с человеком и археологом Евгением Михайловичем Пеняевым.

Фамилия Пеняевых издавна связана с Сибирью. Дед по материнской линии, Вениамин Евграфович Окороков, имел звание коллежского советника и работал старшим бухгалтером в Томском губернском казначействе. В 1900 г. он отдал свою дочь, Анну Окорокову (1889 г. рождения), учиться в Томскую Мариинскую женскую гимназию, полный курс которой она закончила в 1909 г. с "одобрительным аттестатом об успехах в науках и поведении" [2]. В свидетельстве 5186 от 6 июля 1909 г. было также сказано: "Дозволено ей, Окороковой, принять на себя звание домашней учительницы с правом преподавать арифметику" [3].

Отец, Михаил Яковлевич Пеняев, родился 20 октября 1884 г. в Иркутске. В 1903 г. он закончил Иркутское низшее сельскохозяйственное училище 1-го разряда, получив аттестат с отличием.

Евгений Михайлович Пеняев родился 9 июля 1923 г. в Новосибирске "в семье банковских служащих", как он писал в своей автобиографии [4]. В 1928 г. отец, М.Я. Пеняев, был переведен в Киренское отделение Госбанка, и семья перебралась в г. Киренск. В 1930 г. в связи с болезнью отца семья была вынуждена переехать в Томск, а затем в 1931 г. в г. Очаков Закавказской Советской Социалистической республики. Там Евгений Пеняев поступил в школу. В 1932 г. семья переехала в г.Ереван Армянской ССР, где до 1934 г. отец проходил курс лечения. Весной 1934 г. семья Пеняевых приехала в Томск, где мальчик продолжил учебу сначала в начальной школе 28, а затем в средней школе 10. Несмотря на частые переезды Евгений хорошо учился, видимо, здесь сыграли свою роль и помощь родителей, нежно любящих своего сына, и упорный и целеустремленный характер самого юноши. По окончании школы с "хорошими успехами" [5] весной 1941 г. Е.М. Пеняев был призван в ряды РККА, но в связи с болезнью спины (туберкулезом позвоночника) был освобожден от военной службы.

Осенью 1941 г. он был принят на историко-филологический факультет Томского государственного университета, однако в связи с обострением болезни вынужден был перейти на заочное отделение. Но тяжелая болезнь не отступала, заставляла бороться с болью, не давала возможности заниматься и поэтому в зимнюю сессию он не смог сдать экзаменов. Лишь весной 1942 г., когда после систематического лечения болезнь отступила, Е.М. Пеняев подает заявление о переводе его снова на дневное обучение. 4 июня 1942 г. он был вновь зачислен на первый курс историко-филологического факультета с выдачей студенческого билета и зачетной книжки под 1893. "В настоящее время я нахожусь на иждивении своего отца, работающего в бухгалтерии Томской госконюшни, а также занимаюсь временной переплетной работой в бухгалтериях...", - писал он 1 сентября 1942 г. [6].

Несмотря на то, что в годы войны на ИФФ ТГУ сложилась трудная обстановка с преподавательскими кадрами, о чем не раз говорилось на бюро Томского обкома ВКП(б) [7], там, тем не менее, работали многие высококвалифицированные специалисты. Студент Е.М. Пеняев слушал лекции и сдавал экзамены по курсам "История Греции и Рима", "Источниковедение", "Основы археологии" доктору исторических наук, профессору К.Э. Гриневичу, этнографию - доктору филологических наук, профессору А.П. Дульзону, экзамен по "Историографии СССР" принимал кандидат исторических наук, доцент В.Ю. Гессен. Наряду с ними преподавали студентам и молодые педагоги, в том числе Я.Бояршинова.

Имея большую силу воли, превозмогая недуги, Е.М. Пеняев старательно учился. "За все время своей учебы я не имел ни одной академической задолженности, все сессии сдавал только на "отлично" и "хорошо". С 1 курса включился в самостоятельную научно-исследовательскую работу и был бессменным старостой студенческого кружка, а в этом учебном году членом профбюро по научно-исследовательскому сектору", - писал он в 1946 г. [8].

Как и другие студенты, Е.М. Пеняев, несмотря на свое слабое здоровье, стремился активно участвовать в общественной жизни университета. "По состоянию здоровья я очень слабо включался в работу коллектива университета на субботниках и воскресниках. Однако в 1944 г. с 9 по 10 месяц работал паркетником на ремонте главного корпуса и получил благодарность дирекции ТГУ за успешное совмещение учебы с научно-исследовательской работой и работой на ремонте. Небольшое участие в ремонте я принял также в конце июня 1946 г. (во время гос. экзаменов)" [9].

Как и многим студентам, Е.М. Пеняеву пришлось совмещать учебу с работой: в марте 1943 г. он устраивается лаборантом в Музей истории материальной культуры и на кафедру древней истории университета. Заинтересовавшись археологией, он на протяжении 1944 - 1946 гг. принимает участие в раскопках Басандайского археологического комплекса. Здесь под руководством К.Э. Гриневича и А.П. Дульзона он приобретает первые навыки археологического труда. Результатом этой трехлетней работы стала дипломная работа "Басандайское городище в свете изучения орудий труда его обитателей"[10], которая была защищена на "отлично" 8 июня 1946 г.

В постановлении Государственной экзаменационной комиссии было сказано: "Выдать диплом с отличием Пенаеву Евгению Михайловичу по специальности "История" с правом занятия должностей ассистента, младшего научного работника и учителя средней школы. 14 июля 1946 г." [11]. Согласно распределению он был оставлен в университете, заняв с 15 июля 1946 г. место заведующего Музеем истории материальной культуры и ассистента кафедры древней истории по совместительству [12]. "К своим ассистентским обязанностям я приступил сразу же после сдачи гос. экзаменов, заменив на ОЗО проф. К.Э. Гриневича, занятого в археологической экспедиции", - писал Е.М. Пеняев 28 июля 1946 г. [13].

С 1946 г. местом систематических археологических исследований для Е.М. Пеняева становится Причулымье. Выбор района Нижнего Чулыма был не случаен. Еще зимой 1945 г. на заседании археологического кружка при Музее ИМК ТГУ было заслушано сообщение студента 1 курса ИФФ В.С. Синяева, жившего до войны со своими родителями в Асиновском районе и хорошо знавшего эти места. Он с увлечением рассказал, как летом 1945 г. по собственной инициативе совершил пешую археологическую экспедицию по берегам Чулыма в его нижнем течении и обнаружил значительное количество курганных могильников и городищ.

Из русских письменных источников также известно, что в эпоху русской колонизации здесь проходила исторически зарегистрированная граница между селькупами и чулымскими тюрками. Кроме этого, "Нижнее Причулымье территориально, а возможно, и культурно-исторически, является связующим звеном между другими культурными очагами Северной Азии, Саяно-Алтаем и Приуральем", - писал позднее Е.М. Пеняев [14].

Все эти материалы настолько заинтересовали ученых университета (Н.С. Розова и З.Я. Бояршинову, заведующего Музеем ИМК Е.М. Пеняева) и педагогического института (А.Л. Дульзона), что в 1946 г. был составлен 5-летний комплексный план археолого-антропологических и этнографо-лингвистических работ на р.Чулыме, согласно которому комплексное обследование чулымских тюрков первоначально планировалось произвести в период с 1 февраля 1946 г. по 1 января 1949 г. [15] совместными научными силами ТГПИ (Томского государственного педагогического института) и ТГУ под руководством А.П. Дульзона. Однако в литературе закрепилась дата, связанная, видимо, с разработкой перспективного 5-летнего плана обследования чулымских тюрков - 1946-1950 гг. [16]. Фактически работа по обследованию чулымских тюрков была проведена в 1946-1951 гг. [17].

Лингвистико-этнографическая и археологическая экспедиция ТГПИ и ТГУ 1946 г. работала в составе 3-х групп: 1) археологическая разведка (В.С. Синяев, руководитель группы; И.В. Саков) - с 1 июля по 1 августа; 2) раскопки Тургайского городища (Е.М. Пеняев, руководитель группы; Р.А. Ураев, студенты) - с 3 по 25 августа; 3) раскопки курганов вблизи д.Тургай и Балагачево ( А.П. Дульзон, начальник экспедиции; Р.А. Ураев, студенты) - с 1 июля по 25 августа [18]. Для ассистента и заведующего Музеем ИМК ТГУ Е.М. Пеняева это был первый самостоятельный опыт руководства археологическими раскопками. Полевые дневники и отчет о раскопках городища Тургай, произведенных Е.М. Пеняевым в 1946 г., хранятся в Музее археологии и этнографии Сибири ТГУ и Томском краеведческом музее [19].

В результате проведенных археологических раскопок (12 курганов с 29 погребениями вблизи д.Балагачево и 20 курганов с 24 погребениями вблизи д. Тургай) удалось установить по особенностям культуры и погребальной обрядности, что эти памятники принадлежат чулымским тюркам и хорошо датируются первой половиной XVII века. При раскопках у д.Тургай была обнаружена архаичная керамика, заставившая пересмотреть некоторые установившиеся понятия. "Благодаря счастливой случайности, что под курганами совершенно бесспорно установлены следы более древнего поселения, мы получили возможность уточнить хронологию западносибирских типов керамики, чем и будет в дальнейшем специально заниматься Е.М. Пеняев. Сейчас уже можно сказать, что ряд типов, которые было принято относить к довольно отдаленному прошлому, нужно признать бытовавшими в сравнительно недавнее время", - писал А.П. Дульзон 20 декабря 1946 г. [20].

После подведения итогов экспедиции 1946 г. проблема этногенеза народов Причулымья оказалась в центре внимания группы исследователей ТГУ и ТГПИ. С первым своим трудом по этой тематике - докладом "Городище Тургай" - Е.М. Пеняев выступил 25 февраля 1947 г. на VI конференции молодых ученых ТГУ [21]. В докладе, основываясь на тождестве находок из тургайского городища и тургайских и балагачевских курганов, высказывалась мысль о единой культуре и одновременности возведения этих археологических памятников.

Запланированные на 1947 г. раскопки не состоялись в связи с тем, что А.П. Дульзону было отказано в выдаче открытого листа, по нашему мнению, на основании нелепых упреков в низком уровне методики. Тем не менее археологическая разведка побережий Чулыма продолжалась силами Томского университета. В 1947 г. на Чулым отправилась группа под руководством В.С. Синяева, куда входили также Е.М. Пеняев и А.И. Уваров, для продолжения работы по выявлению археологических памятников. Группа по пути продвижения обследовала побережья рек Томи, Оби и Чулыма до д.Мудрино, проехав в общей сложности более 500 км, обследовав 40 объктов, из которых зарегистрировано 29 новых памятников [22]. Участниками экспедиции собрана коллекция из 200 предметов [23].

В 1948 г. (с 28 июня по 5 августа) большую работу в Асиновском районе (у д.Тургай) провела Комплексная Чулымская экспедиция ТГУ. Историко-археологический отряд экспедиции возглавлял антрополог доцент Н.С. Розов, который, получив открытый лист из Комитета полевых исследований ИИМК АН СССР, передоверил его Е.М. Пеняеву [24]. В состав археологической партии, руководимой Е.М. Пеняевым, входили студенты ИФФ (В.С. Синяев, А.О. Уваров, Л.В. Малыхин, К.В. Гусева, Н.Я. Тарнопольская) и две студентки биологического факультета, специализировавшиеся в антропологии (А.Г. Антонова, будущая супруга Е.М. Пеняева, и Л.А. Денисова). В проведении археологической разведки В.С. Синяеву помогала его супруга, сотрудница редакции "Красное знамя" И.Ф. Синяева. Археологическая партия произвела раскопки Тургайского селища и Тургайской курганной группы, добыв 440 предметов [25].

В 1948 г. Е.М. Пеняев был зачислен в аспирантуру и в связи с этим переведен на должность исполняющего обязанности заведующего Музеем истории материальной культуры с окладом 490 руб. [26].

В 1949 г. Е.М. Пеняев впервые получил открытый лист 9 (форма 2) из Комитета полевых исследований ИИМК АН СССР, дающий право на самостоятельную работу. Он возглавил археологический отряд, куда входили К.В. Гусева и В.И. Матющенко, и продолжил раскопки на Чулыме. В ходе раскопок было вскрыто 8 курганных насыпей и 2 грунтовых могильника общей площадью около 50 м2 культурного слоя, из которых добыто 1450 предметов и 13 костяков. Составлены карты-схемы окрестностей д.Смолокуровка, Десятово, Нижнее Салтаково [27].

Особое внимание Е.М. Пеняев уделял методике полевых археологических исследований. В 1949 г. им была разработана инструкция "Как обследовать археологические памятники" [28], предназначавшаяся не только для студентов-историков, но и для томских краеведов. Она явилась ответом на правительственное постановление 3898 от 14 октября 1948 г."О мерах улучшения охраны памятников культуры" и должна была способствовать скорейшему изучению далекого прошлого Томской области краеведами и в первую очередь школьниками старших классов. Инструкция содержала краткую характеристику основных типов археологических памятников и описание приемов археологической разведки. Кроме этого, была предусмотрена процедура получения открытого листа для экспедиций школьников через посредничество Томского краеведческого музея.

Составленный на основе этой инструкции отчет о проведенных раскопках 1949 г. не вызвал никаких методических замечаний у рецензента из Комитета полевых исследований ИИМК АН СССР. Положительный отзыв о работах под руководством Е.М. Пеняева дал доктор исторических наук, старший научный сотрудник ИИМК А.П. Окладников: "Работы эти велись по строго обдуманному плану и в соответствии с большими историко-этнографическими проблемами, правильно и своевременно поставленными. Особенно важно, что они направлены были на освещение до сих пор чрезвычайно слабо освещенного археологическими материалами и недостаточного по письменным источникам периода в истории Западной Сибири 16-17 вв. Кроме того, здесь мы видим очень интересный опыт прямой увязки археологов, антропологов и этнографов в комплексном плане с целью освещения общей задачи - пример крайне важный и в методическом отношении.

Исследования эти велись с необходимой тщательностью и полнотой фиксации. Особенно приятно было видеть заботливо выполненные чертежи и схемы. Дневники велись с достаточной полнотой и точностью" [29].

В дальнейшем работа над методикой раскопок продолжалась. Уже в следующий полевой сезон 1950 г. были внесены некоторые изменения в методику раскопок, которые сократили трудоемкость отдельных процессов и повысили точность фиксации. Например, студентом В.И. Матющенко была предложена закладка контрольных шурфиков для определения границы культурного слоя, которая "значительно способствовала успешности раскопок, особенно жилых ям" [30]. При составлении новой методики Е.М. Пеняевым были учтены советы А.П. Окладникова и М.Н. Грязнова, с которыми он беседовал по этим вопросам. На этой основе в 1950 г. Е.М. Пеняев разработал "Методику полевых археологических исследований древних памятников Нижнего Чулыма" [31], состоявшую из двух разделов, посвященных археологической разведке и раскопкам. Эта методика стала первым практическим пособием для целого поколения томских археологов.

О результатах археологического исследования Нижнего Чулыма аспирант кафедры древней истории Е.М. Пеняев сообщил в докладе "Работа археологических экспедиций ТГУ им. В.В. Куйбышева и ТГПИ в бассейне нижнего течения реки Чулым в 1946-1949 гг." на заседании сектора бронзы и раннего железа Ленинградского отделения ИИМК АН СССР 1 апреля 1950 г. [33].

В зтом же году в университете Е.М. Пеняев начинает читать спецкурс "Методика археологических исследований".

На проведение

Похожие рефераты: