Xreferat.com » Рефераты по истории » Рабство в Вавилонии VII-IV вв. до н.э.

Рабство в Вавилонии VII-IV вв. до н.э.

Федеральное Агентство по Образованию

Государственное Образовательное Учреждение

Высшего Профессионального Образования

Тверской Государственный Университет

Исторический факультет

Кафедра истории древнего мира и средних веков


Курсовая работа


тема: Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. до н.э.


Тверь 2008

Введение


Вот уже полторы тысячи лет, как под песком и глиной скрылись остатки одного из величайших городов древности. А мы до сих пор вспоминаем его, называя этим именем любой большой и шумный город. Этот город Вавилон – город с развитым ирригационным земледелием, торговлей и работорговлей, город, часто упоминаемый в Библии, переводимый как «врата рая».

Одной из особенностей древневосточных государств было рабство. Не была исключением и Вавилония. Долгие годы считалось, что рабство восточных цивилизаций идентично рабству в античных странах (Греции и Риме). Затем ученые стали искать в Восточном рабстве некий особый тип рабовладения. В своих исследованиях они доказывали, что рабы Египта и Междуречья жили совсем в других условиях, нежели рабы Греции и Рима. Рабство на Востоке экономически никогда не играло большой роли. Интенсивная потребность в рабах, жадная погоня за рабами, столь характерная для поздней римской республики, совершенно отсутствует на Востоке, потому что хозяйственные отношения здесь были совершенно иные. Последние исследования свидетельствуют о том, что в Восточном рабстве не стоит видеть абсолютно противоположное античному. Конечно, рабство на Востоке имеет свои особенности, но общий принцип не противоречит рабству Греции и Рима.

Так какое же оно было рабство на Востоке, в частности в Вавилонии? Как жили рабы в то время? Удивительно, но исследований, содержащих ответы на эти вопросы немного. Как покупались и продавались рабы, мы знаем достаточно хорошо, а вот их повседневная жизнь остается для нас загадкой. Думаю, данная тема актуальна, потому что рассматривает «историю повседневности» рабов, что в современной науке является еще новой и мало изученной темой в истории. Тема помогает взглянуть на общественную жизнь Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. через призму рабовладения.

К тому же в советской историографии к проблеме рабов относились как к проблеме угнетенного класса общества. Многие трудности, испытываемые рабами, преувеличивались. Сейчас мнение на этот счет в науке поменялось, а новых трудов на эту тему написано мало. Необходимо выявить объективный взгляд на проблему. Надеюсь, данная работа поможет в формировании этого взгляда.

Предметом данной курсовой работы является история рабства Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э. Объектом изучения являются юридические документы, посвященные этому явлению.

Начало исследования нововавилонских текстов восходит еще к 60-м годам ΧΙΧ века, когда Ж. Опперт1, один из основоположников ассириологии, стал публиковать и интерпретировать эти тексты. Это, наверное, были самые первые работы на эту тему. В конце того же века Ж. Н. Штрассмайер2 продолжил публикацию найденных текстов и издал около 3000 документов, датировавшихся VΙΙ-ΙV в до н.э. В это же время стали появляться многочисленные образцовые публикации В.Г. Пинчесса3. Все эти ученые создали огромную научную базу для исследования данной проблемы. Активное изучение нововавилонских текстов продолжалось вплоть до конца ΧΙΧ. В то время как раз было найдено «Сказание о Гильгамеше» и о вавилонских документах на время забыли.

Опубликование в 1911 году классической работы П. Кошакера4 о вавилонско-ассирийском поручительстве, основанной в основном на нововавилонских документах, положило начало новой эпохе в исследовании этих текстов. Начиная с 20-х годов ΧΧ в. стали появляться многочисленные работы многих авторов, посвященных нововавилонским текстам. В 1949 г. И. Мендельсон издал первое сводное исследование «Рабство на Ближнем и Древнем Востоке»5.

В советское время изучением нововавилонских текстов занимались многие юристы-ассириологи. Однако большинство работ посвящено чисто юридическим вопросам, а исследований по экономике и социальным вопросам довольно мало. Юридическим вопросам посвящена работа А.П. Рифтина «Старо-вавилонские юридические и административные документы в собрании СССР»1

Работа над вавилонскими текстами с социально-экономическим уклоном была начата еще при жизни академика В.В.Струве. В 1974 году его ученик М. А. Дандамаев выпустил монографию «Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э»2. Данная книга представляет собой фундаментальное исследование, касающееся изучения рабства на Востоке, в частности в Вавилонии. Автор приводит и интерпретирует богатейший источниковый материал. В монографии рассматриваются не только юридические, экономические, социальные вопросы рабства, но также и вопросы повседневной жизни рабов. Помимо социального слоя рабов в исследовании отводиться отдельная глава на рассмотрение полузависимого населения – мушкенумов.

Ценные замечания по вопросу рабства в Вавилонии можно встретить в трехтомном труде «История древнего мира» под редакцией И.М Дьяконова3.

К сожалению, в настоящее время работ, посвященных данной теме практически нет.

Нельзя говорить о законченности темы, хотя изданы многочисленные труды как обобщающие, так и посвященные отдельным вопросам, касающимся не только рабства в Вавилонии, но и юридическим, экономическим, социальным и другим вопросам. Но все эти работы в большинстве своем вышли в советское или вообще дореволюционное время, что не может отражаться на их актуальности и выводах. Безусловно, ученые, написавшие их, сделали огромный вклад в изучении вавилонских текстов в общем и рабства в частности. В обзоре историографии использовался хронологический принцип, по времени появления научных трудов.

Целью курсовой работы является рассмотрение положения рабов в Вавилонии в VΙΙ-ΙV вв. до н.э., через призму половых различий. Для достижения поставленной цели нужно решить ряд исследовательских задач.

Рассмотрение особенностей рабства на Востоке в целом. Выявление общих положений, посвященных рабам.

Сравнение различных точек зрения на рабство в Вавилонии данного периода (VΙΙ-ΙV в до н.э)

Рассмотрение рабства по половому принципу, опираясь на материал источников.

Для решения задач курсовой работы был использован ряд источников. Они опубликованы в Хрестоматии по истории Древнего Востока под редакцией М.А. Коростовцева, 1 часть1. Источники относятся к типу письменных. Все тексты, опубликованные в названной выше Хрестоматии, переведены и прокомментированы одним из крупнейших специалистов по рабству в Вавилонии М.А. Дандамаевым. В Хрестоматии приводятся тексты о продаже и найме рабов, контракты об обучении рабов различным ремеслам, сделки, заключенные рабами относительно преступлений, совершенных рабами, и судебные протоколы относительно преступлений, совершенных рабами.

Хотя тексты не озаглавлены и не разбиты по темам, их несложно распределить самостоятельно, т.к. они следуют друг за другом группами, освещающими разные вопросы жизни рабов. Все источники – это деловые документы, составленные в присутствии заинтересованных сторон писцом. В конце каждого документа стоит подпись этого писца и подписи свидетелей, что позволяет не сомневаться в правдивости данных текстов. Многие тексты имеют абсолютную датировку.

Среди документов есть составленные хозяином против своего раба или о купле-продаже рабов, есть и документы об аренде имущества раба свободным. Есть документы о мужчинах рабах, о женщинах, есть даже упоминание о детях.

Источники обладают огромными информативными возможностями. Там можно почерпнуть информацию как о земельных отношения в Вавилонии или наказаниях за преступления для рабов, так и о том, что рабов клеймили. Сопоставив информацию документов можно сделать вывод об экономической, социальной, юридической жизни вавилонского общества. Также можно было бы поговорить о божественном пантеоне Вавилона (В некоторых документах упоминаются храмовые рабы и соответственно боги, в храмах которых они служили), или о ремесле, которое было развито в то время (есть документы об обучении рабов ремеслу).

Что же касается рабства в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э., то по данным источникам можно сделать огромное количество наблюдений. Его положение в обществе, хозяйственная жизнь представляется без труда.

Конечно, в книге представлена лишь малая часть имеющихся источников по данной теме, но они позволяют решить поставленные задачи. В данной работе использовались следующие методы исторического исследования. Во-первых, общенаучный логический метод, который позволяет теоретически осмыслить события и факты. В частности в рамках этого метода большей всего использовался прием анализа. Во-вторых, использовался исторический общенаучный метод. Он позволил изучить данное историческое явление в динамике, выявить особенные черты Вавилонского рабства, по сравнению с рабством в других государствах, его истоки, место, занимаемое этим явлением в истории страны. В-третьих, использовался системно-структурный исторический метод. С помощью этого метода, через призму рабства, можно рассмотреть жизнь Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э. Также он позволяет изучать рабство не как отдельное явление жизни, а как часть сложной общественной структуры. В-четвертых, в курсовой работе использовался метод классификации. Он позволил сгруппировать источники, разделив их по принципу принадлежности к полу (то есть отдельно источники, посвященные мужчинам, отдельно женщинам и отдельно детям).

Все методы, использованные в курсовой работе, взаимно дополняют друг друга и помогают создать наиболее полную картину рабства в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э.

В курсовой работе использовались следующие методологические принципы: принцип историзма и принцип объективности. Принцип историзма позволяет изучить рабство в контексте того времени, когда оно происходило и в связи с сопутствующими явлениями и событиями. Принцип объективности предполагает непредвзятый подход к изучению темы.

Работа включает введение, три главы, заключение, приложение, список источников и литературы.

Глава 1. Общая характеристика рабства в Вавилонии VΙΙ-ΙV в до н.э.


Что такое рабство? Какими признаками можно охарактеризовать положение раба? Где брали рабов? На первый взгляд, кажется, что вопросы эти достаточно просты, но исследователи до сих пор не пришли к общему ответу. Институт рабства, возникший в конце ΙV тысячелетии до н.э., просуществовал довольно долго (в первой половине ΧΙΧ в. в южноамериканских штатах производство было еще в значительной части основано на рабском труде) и совсем не удивительно то, что в различных странах рабство развивалось разными путями. Кроме того, даже в одном и том же обществе, в один и тот же исторический период фактическое положение рабов сильно варьировало; одна часть рабов подвергалась жестоким формам эксплуатации, а другая находилась в сравнительно хороших условиях. Давая определение раба, историки часто настолько расходятся между собой, что обычно считают необходимым сообщить читателю, кого они имеют в виду под рабами. Некоторые определения подтолкнули исследователей античного рабства к отделению его от так называемого «восточного» рабства. Целесообразно будет ознакомиться с некоторыми высказываниями востоковедов, работы которых натолкнули специалистов по античности на противопоставление «восточного» и античного рабства. По мнению Мендельсона, раб обычно был той же «расы», того же цвета кожи, религии и того же языка, что и его хозяин. Огромное число рабов прежде были свободными. Ближневосточная система рабства отличалась от римской и американской систем, так как: 1) на Ближнем Востоке рабство было главным образом результатом нищеты; 2) кроме того, раб жил и работал бок о бок с хозяином. Поэтому переход от свободного состояния в рабское и наоборот был обычным явлением: человек мог быть продан в рабство, а на другой день освобожден и вследствие этого терял всякую связь со своим бывшим хозяином. Исследователи Драйвер и Майлз считают, что в отличие от римского общества периода завоевательных войн в Вавилонии раб не считался вещью, а сохранял личность, имел семью, и хозяин не имел по отношению к нему права жизни и смерти. Ученый Кардашиа соглашается с предыдущим мнением и пишет о том, что на Востоке раб был личностью во все периоды, в том числе и во время Ι вавилонской династии, в касситскую, нововавилонскую и ахеменидскую эпохи, а в новоассирийское время раб мог владеть землей, другими рабами и т. д.1 А вот учёный Мейер, не соглашаясь с этим, пишет о том, что рабы на Востоке – это не производительный, но очень дорого обходящийся инвентарь. Ими пользуются главным образом для личных услуг2. Исследователи ΧΙΧ в. также считали, что рабы в вавилонском государстве считались вещью, т.к. при перечислении их ставилось «голова». На данный момент такое обоснование считается устаревшим, хотя и не лишено определенного смысла3. Специалист по древней Греции Финли считает, что в странах древнего Востока и в ранние периоды Греции и Рима одно состояние незаметно переходило в другое, и поэтому бесполезно спрашивать, где провести линию раздела между свободным и рабом4. После всех приведенных выше отличий Восточного рабства от античного обратим внимание на выводы К.К.Зельина из его теоретического очерка, посвященного мифологическим признакам рабства. Автор отмечает, что для древности характерно «необыкновенное обилие и разнообразие форм социально-экономических отношений» и рабство было только одной из форм личной зависимости и внеэкономического принуждения.5 Зельин пишет, что «в древности раб мог оказаться в иных случаях в таких же или даже лучших условиях, чем свободный и в то же время находиться в тяжелой зависимости, подвергаться принуждению и угнетению»;6 «Зависимый человек мог находиться в полном порабощении у… господина (индивидуального или коллективного), к нему могли быть применены все средства физического принуждения, но при этом он мог и не быть рабом».1 «Зависимость может быть постоянной, передающейся из поколения в поколение, традиционной, или же носить временный характер»2. Автор поясняет, что под рабами он имеет в виду «людей, принадлежащих к сословию рабов, т.е. признаваемых таковыми действующим правом, являющихся собственностью других людей, коллективов или даже «божества», но не обязательно товаром, не обязательно лишенных средств производства или даже правоспособности, не обязательно жесточайшим образом угнетаемых»3 Среди рабов автор выделяет в особую группу рабов в античном смысле как людей, признаваемых законом рабами, лишенных средств производства и подвергающихся внеэкономическому принуждению4. М. А. Дандамаев, написавший монографию «Рабство в Вавилонии VΙΙ-ΙV в. до н.э.», считает, что в приведенных выше цитатах из труда Зельина совершенно правильно отражено положение рабов. Он говорит о том, что «как бы проблема социальных классов Вавилонии ни была сложна для нашего понимания, по крайней мере для ΙΙ и Ι тысячелетий можно выделить, в частности, два сословия, а именно полноправные свободные и рабы в античном смысле этого слова, которые совершенно четко противопоставлены друг другу в юридических памятниках. Полноправные свободные были членами общины и народного собрания и экономически независимы, имели определенные привилегии. Что же касается рабов, они – вещь хозяина и по отношению к последнему у них только обязанности, но никаких прав»5. Далее он пишет, что «для исследования проблемы рабства в Вавилонии Ι тысячелетия имеются вполне надежные источники. Но даже исчерпывающее и убедительное исследование проблемы рабства в античном смысле не дает возможности понять механизм общества, его социально-экономическую структуру. В Вавилонии (в частности Ι тысячелетия) существовали социальные слои населения, которые не были полноправными гражданами и которые в зависимости от конкретных исторических условий либо были наделены средствами производства, либо же были лишены их. В производстве их труд имел большое значение, многие из этих групп работали в силу внеэкономического принуждения, но с точки зрения существовавших законов они не считались рабами... Они не являлись полной собственностью». Этих людей мы не должны считать рабами. М. А. Дандамаев считает, что К.К. Зельин совершенно прав, полагая, что нужно отказаться от отнесения зависимых людей к рабам. Принимая во внимание определение раба, данное Зельиным (раб – собственность другого лица, но не обязательно товар и не обязательно лишен средств производства), Дандамаев считает его абсолютно верным в методологическом плане, но считает необходимым применительно к Вавилонии VΙΙ-ΙV вв. несколько сузить его. Он считает, что в Вавилонии этого периода рабы наравне со скотом были основным видом движимого имущества, их часто продавали, обменивали на другое имущество и т.д. Если удается установить, что лица, обозначенные определенным словом, могли быть проданы, тогда само это слово принимается нами как термин для рабов. Другим критерием рабского статуса является клеймение, с помощью которого отличали людей, представляющих чью-то собственность, или лиц, совершивших преступление. Правда, иногда ввиду нечеткости в употреблении некоторых терминов иногда могут возникнуть трудности при определении статуса лиц, названных в тексте рабами (например, термин «раб царя», употреблявшийся широко). Дандамаев также пишет, что вавилонские рабы могли владеть землей, домами, скотом, орудиями производства и т.д.1 Например, существует целая серия документов посвященных богатому рабу Рибату, сыну Бел-рибы, рабу Римут-Нинурты. В тексте UM, 118 есть прямое перечисление скота, которое дается внаем. А именно: «18 баранов больших…баранов двухлетних, 14 барашков, 11 больших суягных овец, 19 годовалых овец, 6 больших козлов, 1 двухлетний козел… больших суягных коз, 1 годовалая коза, всего 141 [голова] мелкого скота, белого и черного, больших и маленьких, принадлежащих Рибату, сыну Бел-рибы, рабу Римут-Нинурты»1 Но у нас нет оснований считать это имущество собственностью самих рабов, а в ряде случаев даже удается доказать, что имущество раба принадлежало его хозяину. «При таком подходе»,- пишет он, - «вавилонские рабы VΙΙ-ΙV вв. в отношении юридического статуса заметно не отличаются от античных. Рабы в Вавилонии были полной, ничем не ограниченной собственностью хозяина, и , по-видимому, в отличии от Афин V в. не было даже правового запрета убить своего раба. Среди вавилонских рабов были также богатые и влиятельные, но ведь такие рабы имелись и в развитых античных государствах. Поэтому, нет оснований проводить какую-то резкую грань между античными и вавилонскими рабами». Статус рабства был наследственным. В начале было приведено мнение Мендельсона о текучести состава рабов на Ближнем Востоке и легкости перехода из рабского состояния в свободное, и наоборот. М. А. Дандамаев не согласен с этим выводом и считает его ошибочным. Он пишет о том, что «о переходе из одного статуса в другой можно говорить (да и то лишь условно) только в тех случаях, когда речь идет о рабстве-должничестве, ограниченном во времени действовавшим законодательством. Во-первых, должника, лишь временно работающего на кредитора, вряд ли следует причислять к рабам. Во-вторых, а Вавилонии Ι тысячелетия, по-видимому, не было законов, ограничивающих рабство-должничество определенным сроком, да и само долговое рабство в это время не имело широкого распространения. А переход из одного сословия в другое либо вовсе не допускался, либо был настолько затруднен, что до сих пор не известен ни один конкретный пример подобного перехода. Правда, рабов можно было отпустить на свободу, но вольноотпущенники, по всей вероятности, не могли добиться тех прав, которыми пользовались граждане. Поэтому нет никаких оснований полагать, что рабы могли легко стать и становились свободными1. Как и в вопросе определения рабства нет общего мнения, так нет и полной ясности в терминологии. В источниках встречаются различные обозначения рабов. М. А. Дандамаев выделяет девять специальных терминов для обозначения рабства. Одни из них являются абстрактными, собирательными терминами для рабов, другие всегда указывали на конкретного раба или рабыню. Кстати, термины для обозначения рабов мужчин, рабов женщин и рабов детей отличались. Нередко одно и то же лицо в документе обозначалось несколькими различными терминами. Весьма распространенными терминами являлись ardu (в ж.р. amtu), qallu (в ж.р. qallatu) и amēlūtu. Весьма трудно бывает ответить на вопрос, что в точности имели в виду вавилоняне под каким-либо словом. Иногда одним и тем же словом назвали как рабов, так и свободных. Поэтому перевод слова обычно делают из контекста. Наконец, иногда рабы упоминаются просто по имени. Хотя в редких случаях так могут быть упомянуты и свободные. Контекст почти всегда дает возможность установить социальный статус таких лиц2. Изложенный выше материал свидетельствует об отсутствии у вавилонян четкой социальной терминологии. Об этом же свидетельствует и употребление слова (amēl)sābu «человек», «воин», «работник»3.

Далее стоит перейти к рассмотрению такого важного вопроса, как источники рабства.

Подавляющее большинство рабов было местного (вавилонского) происхождения. В нововавилонское время многие патриархальные формы пополнения контингента рабов уступают место другим. Перечислим их:

Обращение военнопленных в рабов.

Естественное воспроизводство рабов из поколения в поколение.

Обращение полноправных граждан в рабов за нарушение определенных законов.

Долговое рабство.

Усыновление подкинутого ребенка другим лицом с последующим превращением его в раба.

Продажа родителями своих несовершеннолетних детей в рабство.

В нововавилонский период первые две формы пополнения количества рабов были наиболее актуальны и широко использовались на практике. Рабам разрешалось жить семьями, поэтому естественный прирост был основным источником увеличения рабского контингента. Чужеземцы же появились в большом количестве в Вавилонии после успешных военных походов. Остальные, перечисленные формы увеличения численности рабов, не являлись сколько-нибудь существенным источником рабства. Например, долговое рабство уже не имело такого большого значения, как в предшествующие эпохи, хотя и продолжала существовать. Редко кто оставлял своих детей на улице для усыновления. Продажа родителями своих несовершеннолетних детей в рабство стало достаточно нетипичным явлением1.

Хотя в документах есть упоминание о таком событии. В тексте YBT, VΙ, 154 есть такие слова: «Банат-Иннин, дочь Нергал-иддина, сказала в народном собрании Набу-шар-уцуру, представителю Эанны, и Зерия, управителю Эанны, сыну Ибни, потомка Эгиби, следующее: «Муж мой Набу-зер-укин умер, [а] в стране царит голод и [поэтому] я заклеймила своих малолетних детей Шамаш-Рибу и Шамаш-леу и отдала [их богине] Белит Урукской. Пока живы они действительно будут храмовыми рабами Белит Урукской»2. Из этого отрывка явно видно, что мать отдала своих детей в храмовое рабство, к тому же она поставила на них клеймо («заклеймила»), что несомненно является признаком рабского положения. Также в документе RA, ΧΙΙ есть упоминание об отдаче ребенка в рабство родителями: «Инна-цилли-баби, булочник, сын Ахушуну, храмовый раб [богини] Иштар Урукской, обратился к судям Нергал-шар-уцура, царя Вавилона, со следующими словами: «[Вот] 10 лет с тех пор, как мой отец Ахушуну отдал меня за ссуду в І/і мины 2 сикля серебра в залог в распоряжение жрицы [по имени] Ахата, чтобы я служил ей»1. Таким образом, можно сделать краткий вывод, исходя из материала данной главы. Во-первых, историки до сих пор не пришли к общему выводу относительно вопросов определения рабства и того, кого считать рабами. Исследователи разделились на три основные группы: те, кто считают, что в Вавилонии раб не считался вещью, а сохранял личность, имел семью, и хозяин не имел по отношению к нему права жизни и смерти; те, кто думают, что рабы - это не производительный, но очень дорого обходящийся инвентарь и те, кто имеют срединную точку зрения, то есть считают, что на Востоке одно состояние незаметно переходило в другое, и поэтому бесполезно спрашивать, где провести линию раздела между свободным и рабом.

Во-вторых, у вавилонян не было четкой терминологии для определения рабства. В-третьих, из сказанного выше можно сделать вывод, что рабами становились в основном военнопленные и дети рабов. Это и был основной источник прироста рабского населения.

Глава 2. Мужское рабство


Как и во многих других рабовладельческих системах древности в Вавилонской системе присутствовало разделение рабов по половому признаку. Исходя из данных источника, можно заключить, что рабов мужчин было значительно больше рабов женщин. В данной главе рассмотрим повседневную жизнь рабов мужчин, действия которые могли совершать по отношению к ним их владельцы, действия, совершаемые самими рабами.

Для начала рассмотрим варианты, при которых мужчины становились рабами. Это были стандартные способы, т.е. обращение военнопленных в рабов, естественный прирост населения, долговое рабство, продажа детей родителями в рабство, усыновление подкинутого ребенка другим лицом с последующим превращением его в раба, обращение в рабство преступников.

Чтобы легче было представить описанное время, посмотрим сначала, как одевались рабы, что они ели, где жили, что делали.

По-видимому, большая часть рабов в VΙΙ-ΙV вв. жила семьями. Нередко рабов целыми семьями закладывали, продавали или отдавали в приданое. Семья обычно состояла из раба, его жены и детей. Таким образом, нововавилонское право допускало браки (или, может быть, точнее будет сказать сожительство) между рабами. Однако такие браки, очевидно, были возможны только в тех случаях, когда хозяину это было выгодно по экономическим или другим соображениям. При желании хозяин всегда мог продать членов семьи раба отдельно друг от друга или разлучить их другим способом. Разрешались также браки между частновладельческими и храмовыми рабами, естественно, с согласия хозяев обеих сторон. Дети от таких браков становились собственностью храма. В нововавилонское время также допускались браки между рабами и свободными.1

Рассмотрим сведения о пайках рабов. Документы свидетельствуют о том, что дневной рацион взрослого раба обычно равнялся 0,7 – 0,8 л ячменя или фиников, а средняя продовольственная норма взрослого свободного работника была немногим менее 1 л. Следовательно, значительной разницы между зерновыми пайками рабов и свободных не было. Однако рабы помимо хлеба и фиников ничего не получали, в то время как свободные наемникам выдавалось пиво, соль, горчица, растительное масло и т.д. правда, рабы, отпущенные на оброк, или имели собственное хозяйство, или нанимались на работу. Естественно, они не зависели от обычных продовольственных норм. Кроме того, рабы, принадлежащие высокопоставленным лицам, могли получать более разнообразную пищу.1

Что же касается одежды рабов, наши сведения об этом крайне скудны. Отдавая раба кредитору в антихрезу, хозяин должен был снабжать его ежегодно одним платьем. Рабы, обучающиеся ремеслу, также получали платье от хозяина. Об этом упоминается в документе PETSCHOW, с.112. В нем говориться о том, что «Мина-ана-Белдан, сын Лабаши, потомка каменщика, отдал своего раба Инна-Набу-ултараха для обучения строительному делу на восемь лет Шузибани-Белу, сыну Ахиттабши. […] [В течение] одного года продовольствие и рабочую одежду Инна-Набу-ултараху должен давать Мина-ана-Белдан».2 Очевидно, рабов по одежде было невозможно отличить от свободных. Эта одежда вероятнее всего была самая дешевая. В то же время рабы, имевшие свой пекулий, могли одеваться в богатые одежды, подражая богатым людям.3

В большинстве случаев рабы жили в домах своих хозяев, занимая, очевидно, худшие комнаты или хозяйственные помещения. Бедные оброчные рабы, как и беднота из сословия свободных, арендовала маленькие комнатки, расположенные чаще всего на крышах жилых домов или складов.4 Так в документе NBD, 499 речь идет о том, что Бел-цуле-шиме, раб Набу-аххе-иддина, потомка Эгиби взял у пекаря Шушранни-Мардука, сына Мардук-надин-аха, потомка Адад-шум-эреша, Шарид-туппу, деда Шуршанни-Мардука в аренду помещение на крыше амбара за 2 ка хлеба в день.1 Арендная плата за такие помещения равнялась около 1 сикля серебра в год.2 В то же время рабы могли арендовать и часть дома. В документе GC, Ι, 35 написано: «Дом Бел-иддина, сына Набу-этира, [а именно] южную [и] восточную [части] и верхний этаж, Амату добровольно сдала на четыре года Ки-Набу, рабу Арад-Набу, для жилья за 12 лепешек в день и Ѕ сикля серебра в год».3 Конечно, некоторая часть самостоятельных рабов могла арендовать дома совсем не уступающие домам зажиточных граждан.4

К сожалению, прямых данных о продолжительности жизни вавилонян чрезвычайно мало. Можно полагать, что средняя продолжительность жизни рабов была несколько ниже, чем свободных. При найме и закладе рабов предусматривалось возмещение для работодателя или кредитора в случае болезни или смерти рабов.

Сведения текстов о болезнях рабов очень скудны. Иногда в документах отмечались факты продажи престарелых рабов, которые оценивались в несколько раз дешевле молодых. Можно говорить о

Похожие рефераты: