Xreferat.com » Рефераты по истории » Начало освободительного движения в Индии. Образование независимого государства

Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Начало освободительного движения в Индии. Образование независимого государства

ПРИДНЕСТРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. Т.Г. Шевченко

Институт истории, государства и права

Кафедра всеобщей истории


Курсовая работа

Начало освободительного движения в Индии. Образование независимого государства

Содержание


Введение

I. Деятельность ИНК

II. Деятельность Мусульманской лиги между двумя мировыми войнами

III. План Маунтбеттена и его реализация

Заключение

Примечания

Библиография

Введение


Первая половина XX века ознаменовалась подъемом освободительного движения в Индии, участником которого стала буржуазия.

К началу XX столетия Британская Индия представляла собой страну с достаточно развитыми государственно-политическим механизмом и партийно-политической системой. В 80-е гг. ХIХ в. Здесь сложились основы централизованного колониально-буржуазного аппарат управления, включая государственную бюрократию – Индийскую гражданскую службу, комплектовавшуюся выходцами из метрополии, - колониальную армию, были введены буржуазные процессуальные юридические нормы.

Процесс формирования партийной системы, отразивший рост национально-индийского капитала, происходил в условиях колониально-автократической государственности. Первые общественно-политические организации, отражали интересы местных капитализирующихся слоев. Требования этих организаций включали устранение зависимого социального статуса от расовой и национальной принадлежности и прекращение дискриминации индейцев при комплектовании государственно-административного аппарата.

Географические рамки курсовой работы охватывают территорию Британской Индии, в настоящее время Индия, Пакистан и Бангладеш представляют собой территорию Британской Индии.

Хронологические рамки работы охватывают первую половину XX века. Нижняя граница исследования обозначена событиями 1905г., связанными с опубликованием колониальным правительством закона о разделе Бенгалии, верхняя - 1947 г., когда Индия стала суверенным государством. Принятие закона о разделе Бенгалии противоречило экономическим интересам индийской буржуазии и стимулировало ее участие в национально-освободительном движении (его специфическая форма - «свадеши» - оказала поддержку национальному промышленному сектору Индии).

Важнейшим событием политической истории Индии колониального периода стало создание в 1885 г. Первой общеиндийской буржуазно-националистической организации – Индийского Национального Конгресса (ИНК), объединившего существовавшие в различных районах Индии общественно-политические ассоциации, представлявшие интересы национального предпринимательства и интеллектуальной элиты индийского колониального общества.

Открытость конгресса по отношению ко всем социальным кастовым и этноконфессиональным слоям превращала его из организации, обратившей интересы узкой прослойки формирующейся национальной буржуазии, в широкое объединение, представляющее собой своеобразный социальный конгломерат.

Созданный как оппозиционная организация колониальному режиму, ИНК в своей организационной структуре и практической деятельности имитировал партии в метрополии и способствовал привитию на индийскую почву британских институтов и нор политической жизни.

К началу ХХ в. В деятельности ИНК отчетливо обозначились два направления – либеральное (С. Банерджи, Д. Наороджи, М. Гокхале, К.Т. Теданг) и радикальное (Б.Г. Тилаг, Б.Ч. Пал, А. Гхош, Л.Л. Рай). Различия между так называемыми «умеренными» и «крайними» вытекали из неодинаковой трактовки задач национально-освободительного движения. Первые приверженцы поэтапного, сугубо мирного перехода к независимости за счет конституционного переустройства индийского общества. Вторые отстаивали необходимость выработки методов массовых действий и вовлечения в национально-освободительное движение малообеспеченных и социально незащищенных групп городских средних слоев.

Вступление Индии в ХХ столетие было отмечено обострением социально-экономических и политических противоречий и активизацией низших прослоек городских и сельских слоев. Раздел Бенгалии в 1905 г. И широкое движение протеста, всколыхнуло население Индии, привели к радикализации политических настроений, массовому подъему национального движения и выдвижению лозунга «сварадж» (самоуправление) и «свадеши» (национальное производство).

Радикализация под воздействием взглядов «крайних» умеренных лидеров Конгресса выразилась в принятии на ежегодной сессии ИНК в Калькутте в 1906 г. резолюции, провозглашающей целью партии завоевание для Индии статуса доминиона, предполагавшего полную автономию во внутренних проблемах.

Наряду с общеиндийским требованием предоставить Индии статус доминиона, с начала ХХ в. Отчетливо проявляется стремление наиболее развитых общенациональных общностей к самоопределению и объединению их территории в пределах одной административно-политической единицы.

Полиэтничность индийского общества объективно предполагала зарождение национальных движений на региональном уровне и создание организаций, представляющих интересы отдельных народов. Сложная конфессиональная структура способствовала формированию общественно-политических организаций, отражавших требования религиозных общностей и считавших недостаточным свое участие в деятельности общеиндийского Конгресса. В 1906 г. в Британской Индии была создана организация, призванная представлять интересы многомиллионной мусульманской общины – Мусульманская Лига. Мусульманская Лига проявляла лояльность в отношении британских властей и выступала с идеей введения для мусульман специальной курии на выборах в муниципалитеты и законодательные собрания.

Индийская историография представлена широким кругом работ, посвященных социально-экономической и политической истории Индии первой половины ХХ в..

Неру Дж. Автобиография. М., 1955

Неру Дж. Взгляд на всемирную историю. В 3 томах. Т. 3/ Под ред. Г.Л. Бондаревского, П.В. Куцобина, А.Л. Нарочицкого. М., 1989.

Неру Дж. Открытие Индии. М., 1955.

Мартышин О. В. Политические взгляды Дж. Неру. М., 1981.

Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. История Индии. М., 1973.

СССР и Индия. / Под ред. Г.Г. Котовский, А.Н. Хейфец. М., 1987.

Источниковая база курсовой работы включает разнообразные документы и материалы. Сюда входят документы ИНК и всеиндийских форумов, представляющих «оборотную сторону» политического процесса. Они позволяют охарактеризовать позицию Индийского национального конгресса, Мусульманской лиги и других политических организаций по отношению к конкретным историческим событиям первой половине XX века в Индии.

Так же источниковая база включает в себя мемуары и автобиографии представителей делового сообщества, лидеров и участников национально-освободительного движения, видных политических деятелей Индии. Их произведения позволяют глубже понять исторический контекст, что помогает более разносторонне взглянуть на проблему в целом.

Материалы личной перепиской политических деятелей содержат оценки политических событий в Индии, дают ценную информацию о роли деловых кругов в развитии национально-освободительного движения, их отношениях с ведущими политиками. Переписка Г.Д.Бирлы с членами семьи Неру, содержит материал, позволяющий проследить эволюцию взаимоотношений предпринимателя с лидерами ИНК.

Целью курсовой работы является изучение освободительного движения в Индии и образование независимого государства. Для реализации поставленной цели потребовалось решение следующих задач:

- охарактеризовать деятельность ИНК

- проанализировать деятельность Мусульманской Лиги в период между двумя мировыми войнами

- рассмотреть план Маунтбеттена

Структура курсовой работы включает в себя:

Введение, три вопроса, заключение, примечания, библиографию.

I. Деятельность ИНК


Вовлечение Индии вслед за метрополией в Первую мировую войну обозначило новый этап в политической жизни Индостана.

В период спада массового движения в среде крайних начался разброд. Одни из лидеров (Б.Г. Тилак) оказались в тюрьме, другие (А. Гхош) отошли от политической борьбы, третьи (Б.Ч. Пал) стали переходить на более умеренные позиции. Лидеры же умеренных, возглавлявшие Конгресс, в обстановке Усилившейся активности подпольных революционных организаций спешили заявить о своей лояльности к английскому колониальному режиму. В 1912 г. был принят устав Конгресса, который провозглашал в качестве официальной цели национального движения достижение Индией самоуправления в рамках Британской империи, но только «конституционными методами». Была предусмотрена такая система выборов делегатов на ежегодные съезды Конгресса, которая затрудняла приход к руководству представителей левых националистов. Но вскоре в обоих течениях наметились тенденции к сближению.

В 1914 г. после окончания срока заключения был освобожден Б. Г. Тилак. Под определенным давлением властей, а также из тактических соображений Тилак сделал заявление о лояльности к английской власти в Индии, осудив выступления террористов. Тилак и его сторонники возглавили движение гомруля, т. е. за самоуправление, инициатором которого была руководительница индийского Теософского общества Энни Безант. Весной 1916 г. Тилак основал в Пуне Лигу гомруля, которая стала формой объединения его сторонников. В течение 1916 г. лиги создаются в разных центрах Индии, а осенью того же года в Мадрасе основана Всеиндийская лига гомруля во главе с Э. Безант.

Успешное проведение массовой агитационной кампании укрепило позиции Тилака в национальном движении. В то же время умеренность его политических позиций, с одной стороны, и рост оппозиционных настроений внутри Национального конгресса — с другой, создавали объективные предпосылки для соглашения Тилака с руководством Конгресса, во главе которого стояли Г.К. Гокхале и Ф. Мехта. В результате переговоров, происходивших в 1915—1916 гг., из устава Конгресса были исключены ограничения, введенные в 1912 г., что дало возможность крайним во главе с Тилаком воссоединиться с Конгрессом на съезде в Лакнау в 1916 г. На этом же съезде была одобрена деятельность лиг гомруля.

На лакнауском съезде Конгресса произошла консолидация всех основных, действовавших легально, сил национального движения. Помимо воссоединения двух фракций Конгресса было достигнуто соглашение с Мусульманской лигой, к руководству которой в это время пришли новые силы.

Еще в мае 1917 г. вице-король Индии Челмсфорд поставил перед английским правительством вопрос о необходимости внести определенные коррективы в английскую политику в Индии. Это объяснялось изменившейся в стране ситуацией под влиянием русской революции. В 1919 г. английским парламентом был принят Закон об управлении Индией, известный под названием реформ Монтегю — Челмсфорда.

В законе предусматривалось некоторое расширение состава избирателей в центральное (1% взрослого населения) и провинциальные (3% взрослого населения) законодательные собрания. В нижней и верхней (Государственный совет) палатах Центрального и провинциальных Законодательных собраний создавалось прочное выборное большинство. Индийцам предоставлялись места в исполнительных советах при вице-короле и губернаторах провинций для занятия постов руководителей (министров) департаментов здравоохранения, просвещения некоторых других второстепенных ведомств колониальной администрации.

На внесение раскола в ряды индийских националистов было направлено и важное положение реформы о порядке выборов в законодательное собрание по куриальной системе, которая предусматривала не только раздельное голосование индусов и мусульман, но и предоставление последним определенных привилегий. В тех провинциях, где мусульмане составляли меньшинство среди избирателей, им гарантировалось 30% всех мест в законодательном собрании; там же, где они составляли большинство, им предоставлялось более половины всех мест. В новом Законе об управлении Индией получила дальнейшее развитие английская политика противопоставления индусов и мусульман.Такая структура власти, в которой выборное начало и ограниченная ответственность министров-индийцев перед законодательными собраниями сочетались с автократической властью вице-короля и его представителей — губернаторов провинций, получила название «диархия» (двойственное управление). Пытаясь расширить свою социальную базу в Индии, английский колониализм одновременно принимал меры по укреплению аппарата подавления национально-освободительного движения в стране.

В 1918 г. был опубликован доклад комиссии под председательством английского судьи С. Роулетта об антиправительственной деятельности в Индии. Выводы и предложения комиссии по усилению репрессий против борцов за освобождение Индии легли в основу специального законодательного акта, известного как «закон Роулетта», который был издан 18 марта 1919 г. Новый драконовский закон предусматривал, в частности, право вице-короля и губернаторов арестовывать и ссылать без суда. Эта политика «кнута и пряника», которой следовал английский империализм в Индии с начала XX в., потерпела провал. Ни реформа Монтегю — Челмсфорда, ни «закон Роулетта» не смогли задержать подымавшуюся волну национально-освободительной борьбы. В то же время эти меры явились своего рода катализатором, как массовой борьбы, так и сдвигов в организованном национальном движении.

Новые задачи и цели потребовали перестройки организационной структуры Конгресса, деятельность партии среди различных социальных, этнических, конфессиональных, кастовых, региональных групп требовала координации на общеиндийском уровне. Основным координирующим органом стал Рабочий комитет Конгресса. Деятельность Конгресса была реорганизована по национальному признаку. В нем были созданы региональные комитеты ИНК. Решения Конгресса по национальному вопросу обеспечили ему контроль над движением за создание провинций на лингвистической основе. Конгресс предпринял первые шаги по созданию под своей эгидой крестьянских, а затем и рабочих организаций.

1 августа 1920 г. была начата первая в истории страны общеиндийская кампания гражданского неповиновения. Ее подготовка и проведение осуществлялись Ганди и его последователями в тесном сотрудничестве с халифатистами. Халифатское движение, начатое по инициативе индийской мусульманской интеллигенции и мусульманского духовенства, проходило под знаком защиты прав турецкого султана, который считался халифом — духовным владыкой всех мусульман-суннитов, включая и мусульман Индии. Параллельное развитие халифатского движения и кампании гражданского неповиновения создавало благоприятные возможности для установления сотрудничества и единства в освободительной борьбе двух основных религиозных общин — индусов и мусульман. Кампания гражданского неповиновения, начавшаяся 1 августа и проходившая в форме митингов, демонстраций, различных харталов, охватывала все новые районы страны. Она была объявлена Ганди и проводилась им без консультаций с руководством Конгресса. Однако успех тандистской политической тактики оказывал все возрастающее влияние на крупнейшую национальную организацию страны. Подтверждением этому являются съезды Конгресса, состоявшиеся в 1920 г. На чрезвычайном съезде, происходившем в Калькутте в начале сентября, несмотря на сопротивление ряда признанных лидеров организации, в том числе Л.Л. Рая и Ч.Р. Даса, была принята предложенная Ганди программа несотрудничества. Конгресс подтвердил свой отказ участвовать в выборах на основе реформы Монтегю — Челмсфорда.

Однако Мусульманская Лига, не поддержала гандистской тактики и осудила как массовое несотрудничество, так и халифатское движение. В 1921 г. практика одновременного проведения сессии Лиги и ИНК (1916-1921), сменилась периодом конфронтации. Временное затишье в 1923-1926 гг., последовавшее за массовым движением несотрудничества 1918-1922 гг., явилось периодом перегруппировки политических сил как внутри ИНК, так и вне его.

Период спада массового движения, последовавший за отступлением национальных сил в 1922г., был временем освоения политического опыта, накопленного участниками борьбы в годы революционного подъема. Внутри Конгресса развернулась острая дискуссия по вопросу о выборе тактики в изменившихся внутриполитических условиях. Национальный конгресс как организация переживал глубокий кризис: в 1921—1923 гг. его численность сократилась с 10 млн. до нескольких сот тысяч человек. Отход масс от Конгресса был вызван временным поражением освободительного движения. Престиж Конгресса как руководителя борьбы значительно снизился после принятия его руководством Бардолийской резолюции.

Разногласия внутри Национального конгресса за изменение методов борьбы, за достижение свараджа и руководства массовым движением привели к формированию в партии двух основных фракций. Первая — так называемые противники перемен — состояла из сторонников Ганди. Стратеги национально-освободительного движения они видели в последовательном чередовании периодов массовых сатьяграх с периодами осуществления «конструктивной программы».

Вторую фракцию внутри Национального конгресса составляли так называемые сторонники перемен, видными представителями которых были один из лидеров буржуазных националистов в Соединенных провинциях, Мотилал Неру, и лидер бенгальской организации Конгресса Ч. Р. Дас. Эта группа выступала против вовлечения масс в политическую борьбу и считала, что сварадж должен быть «завоеван изнутри», путем овладения конгрессистами центральной и провинциальными легислатурами. Поэтому они выступали за участие Конгресса в намеченных выборах в законодательные собрания.

В марте 1923 г. в Аллахабаде состоялся съезд этой фракции, образовавшей свараджистскую партию внутри Национального конгресса. Свараджисты приняли решение участвовать в выборах в законодательные собрания, с тем чтобы, войдя в них, с помощью методов парламентской обструкции заставить колониальную администрацию пойти на удовлетворение требований национального движения.

Если съезд Национального конгресса, происходивший в конце 1922г. в городе Гайя (Бихар), подтвердил позиции сторонников Ганди, то уже на чрезвычайном съезде в Дели (1923 г.) была принята резолюция, разрешавшая свараджистам выставить кандидатуры на выборах.

В результате острой внутрипартийной борьбы Ганди был вынужден пойти на серьезные уступки свараджистам и в специальном документе (пакте Ганди — Ч.Р. Дас) отменить гражданское несотрудничество как основную форму деятельности Конгресса. Это соглашение было подтверждено решениями съезда Конгресса, состоявшегося в 1924 г. в городе Белгауме (Бомбейское президентство), а в следующем году съездам партии в Канпуре деятельность свараджистов была признана основной формой конгрессистской работы.

В широких кругах национальной буржуазии (в особенности мелкой и средней) и в группах внутри Национального конгресса, отражавших их интересы, распространялось недовольство пассивной тактикой свараджистского руководства Конгресса. Ослабление свараджистов в этих условиях привело к перегруппировке внутрипартийных сил, известной консолидации партийного руководства, в которое к концу этого периода (1923—1927 гг.) вошли: группа свараджистов во главе с Ч. Р. Дасом и Мотилалом Неру и группировка гандистов (Раджендра Прасад, братья Виталабхай и Валлабхай Патель и др.) во главе с самим Ганди.

Точная характеристика расстановки сил внутри конгресса дана в «Автобиографии» Дж. Неру: « Ни одна из существовавших в то время в рамках Национального конгресса групп – ни сторонники участия в законодательных органах, ни противники изменения политической программы – не привлекала меня. Первая из них явно сворачивала в сторону реформизма и конституционализма, которые, по мнению, могли, завести лишь в тупик. Противники перемен…были лишены активного начала. Однако у них было одно преимущество. Они поддерживали связь с крестьянскими массами, в то время как свараджисты в законодательных советах были всецело поглощены парламентской тактикой».

Рост социальной активности масс не мог не повлиять на положение внутри ИНК.Это привело к появлению левого течения, отражавшего в первую очередь интересы мелкобуржуазных кругов, поддерживавших Конгресс.Это течение было представлено в Конгрессе в основном молодежью, главными лидерами и идеологами которой стали Джавахарлал Неру (1889—1964) и Субхас Чандра Бос (1897—1946). Оба выходцы из семей, принадлежавших к верхушке индийского общества, получив образование в лучших английских университетах, Неру и Бос вступили в начале 20-х годов на путь активного участия в национальном движении как ревностные последователи Ганди.

Возникновение левого крыла в Конгрессе и включение в руководство партии его представителей усилило влияние Конгресса в массах и тем самым объективно способствовало сохранению во главе национального движения национальной буржуазии.

В то же время эти изменения внутри Национального конгресса отразили глубокие сдвиги в политической жизни Индии, которые произошли в 1922—1927 гг. и которые характеризовались усилением левых сил в стране, несмотря на временный спад массовой борьбы. Левые пришли к выводу о необходимости радикализации программы Конгресса и активизации работы конгрессистов в массах. На формирование их взглядов оказало влияние учение Ленина и опыт Октябрьской революции социалистического строительства в СССР. Большое впечатление на молодого Джавахарлала Неру произвела его поездка в СССР в 1927 г., которую он совершил, вместе со своим отцом Мотилалом Неру.

В практической деятельности двух молодых лидеров были определенные различия. Бос в конце 20-х—начале 30-х годов основные усилия направлял на создание молодежных, прежде всего студенческих, организаций и закрепление своего влияния в бенгальской организации Конгресса. Джавахарлал Неру в эти годы стремился установить и расширить связи индийского национального движения с прогрессивными организациями и революционными течениями за рубежом. В 1927 г. он представлял Индию на Брюссельском конгрессе колониальных народов, на котором была создана Антиимпериалистическая лига. Возвратившись в Индию, Неру провел большую работу по созданию отделений лиги в самой Индии.

К концу 1927 г. левое крыло внутри Национального конгресса значительно усилилось. Мадрасский съезд Конгресса принял предложенную Джавахарлалом Неру резолюцию о главной цели индийского национально-освободительного движения — достижении пурна свараджа (полной независимости). Съезд подтвердил установление связей с Антиимпериалистической лигой. Неру и Бос были избраны на 1928 г. генеральными секретарями Конгресса. Национально-освободительное движение, сформулировав свои цели и задачи, вступило в новую фазу.

Со второй половины 20-х гг. изменяется концепция колониальной политики Великобритании в Индии в связи с приходом к власти лейбористов. Налаживание контактов с различными силами внутри национального движения становится главным методом колониальной политики лейбористских правительств с конца 20-х – начала 30-х гг. В 1928 г. была создана Комиссия Саймона для выработки рекомендаций относительно будущего конституционного устройства Индии.

Объявленный политическими организациями страны бойкот Комиссии Саймона был поддержан большинством Центрального законодательного собрания.

По инициативе Индийского национального конгресса в течение 1928 г. были проведены межпартийные конференции, на которых обсуждались принципы государственного и политического устройства страны, и создана комиссия под председательством Мотилала Неру для разработки основ индийской конституции. Все ведущие политические партии Индии отказались от сотрудничества с Комиссией Саймона.

В июле 1928 г. был опубликован доклад Комиссии под председательством Мотимала Неру под названием «Конституция Неру». В этом документе предусматривалось предоставление Индии статуса доминиона, в котором выборные органы осуществляли бы контроль над бюджетом при сохранении контроля английского правительства над внешней политикой и обороной. «Конституция Неру» не была принята во внимание Комиссией Саймона.

В ноябре 1928 г. родикально настроенные конгрессисты провели съезд общеиндийской Лиги независимости, во главе которой встали Дж. Неру и С.Ч. Бос. На съезде конгресса в Лахоре (декабрь 1929 г.), председателем которого был избран Дж. Неру, было принято решение о проведении новой общеиндийской компании гражданского несотрудничества. Руководителем ее стал М.К. Ганди. Съезд подтвердил решимость ИНК добиться конечной цели национальной борьбы – полной независимости.

В основу компании гражданского неповиновения 1930 г. были положены «11пунктов» Ганди, содержавшие требования к английским властям.

Компания была начата в апреле 1930 г. и проходила по той же программе, что и в начале 20-х годов, предполагавшей бойкот английских товаров, отказ от занимаемых постов, от участия в Законодательном собрании. Она приобрела огромный размах и объединила представителей самых различных слоев индийского общества, включая крестьянство и фабрично-заводских рабочих. Сатьяграха была облечена в форму борьбы с законом о соляной монополии. Сатьяграха Ганди широко освещалась индийской прессой, а движение несотрудничества охватило территорию всей страны.

Английские власти, запретив проведение компании несотрудничества, объявили Конгресс и другие политические организации, принимавшие участия в сатьяграхе, вне закона. В мае 1930 г. был арестован Ганди, а к концу 1930 г. тюремному заключению подверглись около 60 тыс. человек.

Английская администрация в качестве жеста примирения с национальной буржуазией внесла некоторые изменения в тарифную политику. Были начаты переговоры с находившимся в тюрьме Ганди, которого освободили в январе 1931 г.

5 марта 1931 г. было заключено соглашение между руководством Национального конгресса и администрацией вице-короля (Пакт Ганди — Ирвин), по которому английская сторона обязалась прекратить репрессии и освободить арестованных, но только тех, кто не был обвинен в насильственных действиях. Конгресс объявил о прекращении кампании гражданского несотрудничества. В сентябре 1931 г. Ганди отправился в Лондон на вторую конференцию «круглого стола». На конференции стали вырисовываться два кардинально различных подхода к общинному вопросу. Позиция Национального конгресса заключалась в том, что решение спорных вопросов общинных отношений является внутренним делом индийцев и возможно при условии предоставления Индии самоуправления (не уточнялось какого: статус доминиона или полная независимость). Английская позиция, которую все определеннее поддерживала Мусульманская лига, сводилась к тому, что, поскольку индийские представители не могут прийти к соглашению, правительство предлагает решить эту проблему законодательным путем.

Англичане инспирировали провал переговоров, пытаясь возложить ответственность на Ганди и Национальный конгресс. Однако престиж Ганди, возвратившегося на родину после завершения в декабре 1931 г. работы конференции, не был подорван ни внутри Конгресса, ни в стране в целом. В Индии происходило накопление элементов революционной ситуации.

В этой обстановке Ганди после провала переговоров с вице-королем о прекращении репрессий объявил в январе 1932 г. о начале новой кампании гражданского несотрудничества, но в форме индивидуальной сатьяграхи, что привело к аресту всех делегатов Делийской сессии ИНК. Компания несотрудничества продолжалась до мая 1933 г. основное внимание участников сатьяграхи было сосредоточено на урегулировании общинной проблемы и на борьбе с «неприкасаемостью».

1934 г. Ганди формально выходит из ИНК. Руководство Конгресса вернулось к сварджистам, развернувшим подготовку к участию в выборах. Накануне выборов в конгрессе произошли изменения. Группа правых во главе с М.М. Малавией вышла из него, образовав националистическую партию. В 1934 г. внутри ИНК создана еще одна фракция Конгресс-социалистическая партия под руководством Джайпракаша Нарайяна, Ачарья Нарендра Дева и Ашока Мехты, отстаивающая идеи социал-демократического характера. Третья группировка во главе с А. Патвардханом и Р.М. Лохией выступала за синтез идей демократического социализма с философией гандизма.

В ноябре 1934 г. состоялись выборы в Центральное законодательное собрание. ИНК принял в них участие и получил более половины голосов и мест.

Вторая половина 30-х гг. стала периодом размежевания Лиги и Конгресса, она же представляла собой период консолидации лево-демократических сил страны. Этому способствовало усиление левого крыла ИНК. В 1939 г. президентом ИНК был избран С.Ч. Бос, как один из наиболее леворадикальных деятелей партии. Однако попытка Боса провести через руководство конгресса разработанный им «План действий», закончилось его отставкой и избранием на пост президента умеренно-консервативного Раджендра Прасада. С.Ч. Бос с группой сторонников вышел из ИНК и образовал самостоятельную партию Форвард блок. Раскол в Конгрессе повлек уход из него левых групп конгресс-социалистов и коммунистов. Создание единого антиимпериалистического фронта было непрочным и кратковременным. Накануне вступления Индии во вторую мировую войну ее политические силы оказались разрозненными.


II. Деятельность Мусульманской Лиги между двумя мировыми войнами


Мусульманская Лига не приняла участие в компании несотрудничества. Так же как и в начале 20-х гг., наметилось расхождение между ИНК и Мусульманской Лигой по вопросу об отношении к массовым формам общественно-политического процесса, сатьяграха начала 30-х гг. вызвала отрицательную реакцию в Мусульманской общине.

Мусульманская националистическая партия во главе с Ансари, выступившая за единство действий с ИНК, была немногочисленна и не пользовалась особым влиянием в среде индийских мусульман. Остальные же мусульманские организации – как более авторитетная и крупная Мусульманская Лига во главе с М.А. Джинной, так и менее значимые Всеиндийская мусульманская конференция во главе с Ага-ханом и группа М. Шафи, отколовшаяся от Лиги, негативно относились к гандистским методам борьбы, будучи приверженцами умеренного конституционализма.

Отход от ИНК консолидировал мусульман: на Аллахабадской сессии Лиги 1930 г. Джинна и Шафи воссоединились. Большинство мусульманских политиков отказывалось обсуждать вопросы будущего конституционного вопроса до решения индусско-мусульманской проблемы. Мусульманам-конгрессистам все труднее становилось находить общий язык с лидерами Мусульманской Лиги.

В 1930 г. известный мусульманский общественный деятель, философ и поэт Мухаммад Икбал выступил с предложением о предоставлении Пенджабу, Северо-Западной пограничной провинции, Белуджистану и Синду статуса независимого государства. Однако оно не было принято Лигой: на этом этапе речь шла лишь о расширении провинциальной автономии, отделении Синда от Бомбея и реорганизации СЗПП – Северо - Западной пограничной провинции.

В июне 1930 г. был опубликован доклад Комиссии Саймона с рекомендациями относительно будущего конституционного устройства Индии. В нем сохранялась вся полнота власти вице-короля, расширялось деление выборщиков по общинным куриям, усиливались позиции представителей княжеств в центральных органах. Таким образом, игнорировались основные требования индийского национального движения, за исключением общего расширения состава избирателей. В плане изменения административно-политической структуры предлагалось отделение от Индии Бирмы и выделение в самостоятельную провинцию Синда.

Английское правительство наметило проведение сессии переговоров с ведущими политическими силами Индии для обсуждения доклада Комиссии Саймона. 12 ноября 1930 г. открылась I конференция «круглого стола» в Лондоне. В ней приняли участие с индийской стороны Мусульманская Лига, Хинду маха сабха, Федерация либералов, князья и федерация «неприкасаемых». ИНК бойкотировал конференцию, отклонив предложение участвовать в ней.

Мусульманская Лига выдвинула «14 пунктов», главным из которых были требования проведения реформ в Синде и создания полноправной, имеющей Законодательное собрание Северо-Западной пограничной провинции. В случае их удовлетворения она о своей готовности к политическому диалогу с представителями других политических сил Индии. Отказ делегации Хинду маха сабха обсудить «14 пунктов» Лиги помешали выработке общей точки зрения. Нежелание английской стороны в отсутствии Конгресса проводить переговоры было расценено мусульманскими лидерами как признание ИНК ведущей политической силой Индии, а Лигу – второстепенной организацией. На конференции не было принято никаких конструктивных решений.

II конференция «круглого стола» состоялась в сентябре 1931 г. Для ее проведения было создано три подкомитета: по вопросам федеральной структуры Индии, по делам меньшинств и по реформам в Северо-Западной пограничной провинции. На конференции, в центре внимания которой оказалась проблема гарантии прав малых народностей, религиозных общин и каст, наметилось два кардинально различных подхода к общинному вопросу. Конгресс рассматривал разрешение общинной проблемы в качестве венца конституции, предусматривающей самоуправление, Мусульманская Лига – как ее фундамент, что предполагало необходимость решения всех спорных проблем индусско-мусульманских отношений до определения нового государственного статуса страны. При этом Мусульманская Лига не настаивала на обязательном сохранении куриальной системы выборов, считая возможным урегулировать общинную проблему путем резервирования определенного числа мест в центральных и провинциальных органах за мусульманами на условиях, предложенных Делийским манифестом 1927 г. Другие партии, принимавшие участие в конференции, главное внимание уделяли вопросу о распределении мест в конституционных органах между представителями общин.

Отсутствие единства и взаимопонимания между политическими силами Индии позволило англичанам взять разработку нового закона об управлении Индией в свои руки. Позднее была опубликована «Белая книга» английского правительства, содержавшая основные положения английского правительства, содержащий основные положения готовящегося закона. Он состоял из двух частей: «Федеральной схемы» и «Провинциальной автономии», вопрос о предоставлении Индии статуса доминиона оставался не решенным.

В августе 1935 г. новая «конституция» была принята английским парламентом. Закон состоял из двух частей: «Федеральная схема» и «Провинциальная автономия». Закон предусматривал широкое использование куриальной системы на выборах. В новом законе содержались некоторые уступки индийским капиталистам и помещикам. Корпус избирателей расширялся до 12% взрослого населения. С целью дальнейшего осложнения индусско-мусульманских отношений и создания препятствий для соглашения между Национальным конгрессом и Мусульманской лигой, мусульманам и другим «меньшинствам» были предоставлены определенные преимущества. Индусы, включая «неприкасаемых», имели 70% голосов, но только 55% мест. Усиливалось влияние князей, назначенцы которых составляли 1/3 депутатов Центрального законодательного собрания и 2/5 — Государственного совета.

В законе ничего не было сказано о статусе страны, зато предусматривалось ее возможное расчленение в будущем. Последнее обеспечивалось так называемой федеральной схемой, по которой князья получали право выбора: или войти в Британскую империю, или установить независимые отношения с метрополией. «Федеральная схема» вызвала бурю негодования. Она так и не была введена в действие.

«Провинциальная автономия» была введена в действие 1 апреля 1937 г. В этом же году состоялись выборы в центральную и провинциальные легислатуры. В результате выборов Индийский национальный конгресс одержал победу