Xreferat.com » Рефераты по истории » Российское промышленное предпринимательство в первой четверти XVIII века

Российское промышленное предпринимательство в первой четверти XVIII века

Л. А. Муравьева

Система управления

Время царствования Петра I вошло в историю России как эпоха резкого экономического подъема на основе мануфактурного производства. Известно, что первые мануфактуры в России появились в XVII в. Их насчитывалось, по разным данным, от 15 до 30. Все они, как правило, обслуживали нужды царского двора. Активная внешняя политика сначала на южных рубежах страны вызвала к жизни строительство новых мануфактур. В процессе подготовки и в ходе Азовских походов было построено несколько новых промышленных предприятий. Однако мощность всех имевшихся мануфактур и заводов не могла удовлетворять все более растущих потребностей страны для проведения задуманных царем реформ по превращению России в сильное государство. Новый промышленный курс основывался на методе принуждения и главенствующей роли самодержавного государства во всех сферах хозяйственной жизни страны. Активному вмешательству государства в экономику сопутствовал ряд факторов.

С точки зрения монарха, России требовалось в кратчайшие сроки преодолеть отставание от Западной Европы, поэтому она не располагала временем для развития производства естественным путем на основе законов экономического развития. В таких условиях промышленность не столько развивалась, сколько «внедрялась сверху» принудительными методами. Усилению роли государства в хозяйственном развитии способствовала господствующая в то время концепция меркантилизма. С точки зрения этой теории каждое государство должно стремиться к накоплению денежных средств. Достичь желаемого предполагалось через активный торговый баланс. Расширение внешней торговли привлекало в страну иностранную монету, необходимую казне и денежным дворам. Государство стремилось больше вывозить на внешние рынки и препятствовать проникновению иноземных товаров на свой внутренний рынок. По этой причине государство бесцеремонно вмешивалось в экономику, поощряя одни промыслы и производства и не стимулируя других, менее полезных с точки зрения казенной надобности. Составной частью политики меркантилизма выступал протекционизм — поощрение отечественной промышленности, производящей продукцию для экспорта. Умножение денежных поступлений страны посредством наращивания экспорта промышленных изделий оставалось ведущей, подчиняющей все другие побуждения, целью промышленной политики государства.

Однако главным стимулятором промышленного развития при непосредственном участии государства стало неудачное для России начало Северной войны. Жестокое поражение под Нарвой привело к полной потере артиллерии. Именно «нарвская конфузия» определила характер, темпы и специфику всей дальнейшей экономической политики петровского абсолютизма. Реформа сухопутных вооруженных сил и создание военно-морского флота потребовали строительства многочисленных мануфактур оборонного назначения. Армию и флот предстояло обеспечить необходимым вооружением, боеприпасами и обмундированием. Наличие единственного порта с короткой навигацией в Архангельске делало импортные поставки явно недостаточными. К тому же военные действия против Швеции, главного поставщика в Россию железа для изготовления оружия, заставили страну почувствовать и металлический голод.

На основе мобилизации всех имеющихся финансовых и материальных ресурсов в России начался невиданный ранее промышленный подъем.

Инициатором индустриального бума выступило государство, являвшееся главным собственником земель, недр и водных пространств. Участие государства в промышленном предпринимательстве проявлялось в непосредственном строительстве мануфактур на казенные средства. Именно государство выступало главным регулятором производственного процесса. Оно строго определяло, сколько, каких предприятий и где строить, а также следило за номенклатурой выпускаемой продукции. Такая функция государства повлекла за собой выработку и внедрение новых принципов и приемов административного управления экономикой.

Невиданный для России масштаб деятельности потребовал создания соответствующих руководящих и контролирующих структур.

Идея создания нового государственного аппарата не сразу стала очевидной. Поначалу царь стремился достичь поставленных целей на основе старых приказов или замены их новыми. Так, возникли Адмиралтейский и Военно-морской приказ. Активизация поисков руды для промышленности привела к образованию Рудокопного приказа, просуществовавшего с 1700 по 1711 г. Затем появились новые учреждения приказного типа — канцелярии. Самой первой и значительной была Ближняя канцелярия.

Она контролировала и проводила финансовую ревизию приказов, аккумулировала все приказные документы. В 1715 г. был возрожден Рудный приказ под названием Рудной канцелярии. Несоответствие старого государственного аппарата новым требованиям ранее всего обнаружилось на уровне системы местного управления. Местные органы не поспевали за инициативами центральной власти и допускали сбои в обеспечении центральных ведомств деньгами, армии — рекрутами, провиантом, лошадьми и пр. Следствием такого положения и увеличения трудностей военного времени стало проведение областной реформы. 17 декабря 1707 г. был обнародован указ об образовании губерний. Страна была поделена на 8 губерний во главе с губернаторами. Именно им переходили многие функции приказов, поэтому в ходе губернской реформы произошла ликвидация части приказов или ограничение их компетенции. Губернаторами назначались ближайшие сподвижники царя. В руках новых администраторов сосредоточивалась огромная власть. Этот шаг был направлен на децентрализацию управления. Не всем была по нраву идея передачи полноты власти губернаторам. Свои сомнения по этому вопросу царю высказал «прибыльщик» А. А. Курбатов. Однако царь полагал, что сосредоточение всех ветвей власти (административной, судебной, финансовой) в руках чиновника высшего ранга только укрепит власть центральную.

Губернская реформа явилась фундаментом для создания нового бюрократического здания. Обширность губернии вызвала к жизни новое территориальное деление страны: губерния — провинция — уезд. Провинции будут ликвидированы Екатериной Великой. Следующим шагом стало создание центрального органа в системе губерний — Сената (1711 г.). В эпоху Петра I Сенат представлял собой высший правительственный орган по руководству жизнью всей страны. Охват его деятельности был широк и разнообразен. Новый этап государственных преобразований совпал с окончанием Северной войны. В ходе государственной реформы 1719 – 1724 гг. на смену приказам пришли новые органы центрального управления — коллегии. Взятая за образец европейская система центральных учреждений предполагала коллегиальное решение вопросов на основе четкого отраслевого разделения, однообразия штатов и жалования, строгого определения круга обязанностей чиновников. Для управления промышленностью была создана Берг-Мануфактур-коллегия, которая осуществляла руководство тяжелой и легкой промышленностью. В 1722 г. она разделилась на Берг- и Мануфактур-коллегии. На Берг-коллегию было возложено руководство горным делом, всеми горнодобывающими, металлургическими и металлообрабатывающими предприятиями. Ее права и возможности были безграничны. Коллегия давала разрешение на строительство заводов, определяла цены на продукцию, имела монопольное право на приобретение этой продукции, контролировала производство и сбыт, а также осуществляла судебную власть над предпринимателями и работными людьми. Надзор за всеми мануфактурами и фабриками легкой промышленности, а также качеством их продукции осуществляла Мануфактур-коллегия. Она же следила за производством, экзаменовала специалистов и составляла регламент для каждой мануфактуры. Так создавалась экономическая система, главными фигурами которой становились специализированное ведомство и чиновник.

Государственное промышленное предпринимательство

В начале XVIII в. в российской промышленности преобладало государственное предпринимательство. Этот вид предпринимательства развивался в двух направлениях. Во-первых, активизировалось производство в старых промышленных районах, во-вторых, — открывались и создавались новые производственные районы. В уже освоенных промышленных районах расширялись имеющиеся производства и строились новые промышленные предприятия. Вновь создавались наиболее передовые для того времени предприятия мануфактурного типа, основанные на разделении труда, четкой профессиональной специализации, применении новейших инструментов и орудий труда. Все использованные новации обеспечивали более высокую производительность труда по сравнению с ремесленными мастерскими.

Инновации XVIII в., прежде всего, затронули металлургическую промышленность и горное дело — основную базу военного могущества России. Если к поиску различных руд в соответствии с горным законодательством допускались «всяких чинов люди» из жителей России и даже иностранцы, а за открытие месторождений получали награды, то организацией металлургических заводов в первое десятилетие занималось непосредственно государство. Вложенные казной громадные средства позволили увеличить производство железа и оружия в традиционных металлургических районах (Тула, Кашира, Карелия, Липецк, Воронеж, Тамбов), близких к театру военных действий. Строительством новых заводов в Туле занимался казенный оружейник Н. Демидов, который руководил оружейной мастерской с более чем 200 работниками. В сжатые сроки строились новые и модернизировались старые заводы. Если предприниматели не справлялись с большими и срочными заказами, то такие предприятия отбирались в казну. В Олонецком крае, который был главной заводской базой, использовавшей плохую местную руду, для Петербурга и всего Приладожья располагались предприятия известного заводчика Бутенанта. В 1700 г. он получил от Петра I суровый приказ, который предписывал за три месяца изготовить 100 пушек и 100 тыс. ядер. Выполнить такой объем работ в короткий срок заводчику не удалось. За невыполнение срочного государственного заказа заводы были отписаны в казну [1].

Поскольку старые месторождения были изрядно истощены и давали руду низкого качества, постольку взоры правительства обратились на Урал. Нельзя сказать, что уральский регион был абсолютно дик и не разработан. Уже в XVII в. здесь действовали мелкие промыслы, работали кузнецы, открывались месторождения руды. Государственное вмешательство придало освоению Урала и его богатств невиданный импульс и ускорение. Воевода Верхотурья получил приказ срочно заняться поиском железной руды. Деятельным проводником царских идей стал начальник-судья Сибирского приказа (в то время Урал относился к Сибири) А. А. Виниус, сын основателя первого металлургического завода под Тулой еще в XVII в. Он лично занимался изучением и обследованием уральских недр и докладывал монарху о высоких свойствах уральских руд. Наиболее перспективным представлялось месторождение железной руды на берегу Тагила — Магнитная гора. С 1698 г. здесь началось строительство металлургического завода. При освоении новой металлургической базы использовали уже имевшийся опыт, а также переселяли лучших мастеров на новые промышленные места под ведение местной администрации. Нехватка собственных кадров заставляла приглашать горных специалистов и металлургов из стран Западной Европы. По этому случаю 16 апреля 1702 г. был обнародован царский манифест «О вывозе иностранцев в Россию с обещанием им свободы вероисповеданий». Документ гарантировал всем прибывшим иностранцам свободу въезда и выезда, свободу вероисповедания, подсудность особому органу, образованному из иноземцев и т. д. Немало предпринимателей, мастеров и ремесленников Англии, Германии, Голландии, откликнулись на этот призыв.

За короткий срок на Урале было построено пять заводов — два Невьянских, Каменский, Уктусский, Алпатьевский. Известный Петру I тульский оружейник Н. Демидов инспектировал уральскую руду и нашел ее качество отменным. Он испросил разрешение лить пушки на Невьянском заводе. Зная его как добросовестного и инициативного работника, царь в 1702 г. передал завод и прилегающие к нему территории в радиусе 30 км Н. Демидову. Это был пока единственный случай передачи казенного завода в частные руки [2]. Первыми после Виниуса управляющими казенных заводов на Урале были назначены В. Н. Татищев и В. И. де Генин. Строительство пяти заводов на Урале подкреплялось интенсивным сооружением новых мануфактур в Олонецком крае, в Устюжне, на Белоозере, в Липецке Воронежского края. Здесь до 1709 г. вводятся в строй 11 чугунолитейных и железоделательных заводов и 2 медеплавильных. Всего за обозначенный период было построено 40 новых казенных предприятий [3]. Созданная мощная металлургическая база изменила промышленный облик страны. В 1720 г. Урал давал уже половину российского металла, а к 1725 г. его доля возросла до 73 %. До 30-х гг. XVIII в. владельцами Уральских заводов выступали казна и Демидовы. Только с 1730- гг. здесь появились новые частные владельцы Строгановы, Турчаниновы и др. [4].

На такой основе более интенсивно стала развиваться оружейная промышленность, так как главным побудительным мотивом развития металлургической промышленности и металлообработки состояло в стремлении быстро наладить производство вооружения. По существовавшему замыслу уральские горные заводы должны были преобразоваться в военные. Однако оружейная и металлургическая отрасли не слились, а продолжали существовать параллельно, тесно взаимодействуя и подстегивая друг друга в развитии. Оказалось, что для производства стрелкового и холодного оружия требовалась высококвалифицированная рабочая сила в лице умелых мастеров-оружейников и не так много металла. Целесообразнее было не разворачивать производства оружия на горных заводах, а возить металл с Урала на военные предприятия. Главным оружейным центром страны осталась Тула. В 1712 г. здесь был сооружен большой оружейный завод. К середине 1720-х гг. Тульская оружейная слобода давала свыше 20 тыс. ружей. В 1721 г. завод не меньшей мощности появился в Сестрорецке, обеспечив этому региону второе место в стране по производству стрелкового оружия. Так же обстояло дело и с артиллерийским производством. Поначалу пушки лили на казенных заводах Урала. Со временем стало ясно, что объединение на одном заводе горного, металлургического и военного производства не лучшим образом сказывается на качестве готовой конечной продукции. Артиллерийское производство выделилось в самостоятельное. Главными предприятиями стали Олонецкие и Луганские заводы. Однако металл государственные артиллерийские заводы западных районов страны получали с Урала [5].

Сферу особых государственных интересов в начале века составляла химическая промышленность. Главное внимание уделялось производству пороха и его компонентов — селитры и серы. Они составляли по стоимости 87 % всей химической продукции. Производство пороха было поставлено на широкую ногу. Датский посол Юль в 1710 г. отмечал: «В России порохом дорожат не более, чем песком, и вряд ли найдется в Европе государство, где бы его изготовляли в таком количестве и где бы по качеству и силе он мог бы сравниться со здешним» [6]. Пороха производили в таком количестве, что иногда не знали, куда его девать. Вот поэтому все увеселения и праздники сопровождались многочасовыми фейерверками. Все предприятия, производившие порох, выполняли государственный заказ. Свободная торговля порохом не разрешалась. Производство серы и селитры было основано в Астрахани и Симбирске и также находилось в орбите государственного интереса.

С большим вниманием казна относилась к развитию лесохимической промышленности, т. е. производству поташа и смолы. Основную часть (более 70 %) производимого поташа давали казенные промыслы. Частные производства также работали на государство, так как поташ был главным экспортным товаром, на торговлю которым распространялась казенная монополия. Смолокурение в эпоху Петра I существовало в форме крестьянских промыслов. Все попытки развернуть казенное смолокурение при корабельных верфях Астрахани и Петербурга по причине неэффективности производства привели к закрытию этих предприятий. Смолокурением продолжали заниматься крестьяне-промысловики, а государство скупало у них полученный продукт по низкой цене. Часть смолы вывозилась за границу от имени казны. Но установить полную государственную монополию на смолу не удалось. Много смолы потреблялось в хозяйствах внутри страны. Крестьяне-смолокуры продавали смолу в обход закона всем нуждающимся. Никакая армия чиновников не могла отследить действия каждого промысловика. Только при Екатерине II смола стала рыночным товаром. Производство других химикатов (купороса, квасцов, азотной кислоты) при Петре I только начиналось.

С не меньшей энергией царь принялся за развитие легкой промышленности. Казенные предприятия появились в текстильной промышленности. Строящийся флот нуждался в большом количестве парусины. В селе Преображенском на основе использования водяной силы реки Яузы строится казенный Хамовный двор по производству парусины. Ткачей для нового предприятия выписывали из-за границы или нанимали в московской Кадашевской слободе, имевшей давние традиции ткачества. Развернув работы на полную мощность в начале века, к 1719 г. Хамовный двор превратился в крупное предприятие, на котором работало свыше 1 200 специалистов и рабочих [7]. Со временем Полотняный двор появился и в Москве.

Предметом повышенного внимания со стороны правительства пользовалась суконная промышленность. Особое место отводилось московскому Суконному двору — крупной мануфактуре по производству сукна, главным потребителем которого долгое время оставалась армия. Суконные мануфактуры позднее появились в Казани, Липецке и Петербурге. Отрасль испытывала острую нехватку сырья, так как шерсть как товар отсутствовала на российском рынке. Поначалу мануфактуры работали на импортном сырье, а казна объявила государственную монополию на закупку шерсти и овчин.

Спрос рождает предложение,

Похожие рефераты: