Xreferat.com » Рефераты по культуре и искусству » У истоков русской книжности

У истоков русской книжности

на Руси только в XVII веке. Кроме пергамена в качестве материала для письма использовались береста и холст, привлекались дерево и камень. С XIV в. стали использовать бумагу, привозившуюся из-за границы – Франции, Италии, Германии, Голландии. Первые попытки завести собственное бумажное производство относятся к XVII в., но только в XVIII в. появилась русская бумага.

Безусловно, самым ярким в рукописных книгах (да и в книгах вообще) являются их украшения, сразу же привлекающие взгляд читателя. Размышляя о роли орнамента в русской рукописной книги, ученый-искусствовед Н.К. Голейзовский пришел к выводу, что образ, создаваемый орнаментом, «ненадолго отвлекал внимание читателя от содержания книги и переключал его сознание в область ассоциаций, давая пищу для размышлений и одновременно кратковременный отдых от чтения. Найденные в результате мысленного поиска символические параллели возвращали читателя к тексту уже обогащенным, нацеливали на выявление скрытых, глубинных его знаний и освещали прочитанное новым светом и под определенным углом зрения». Зная, что такое книга и понимая ее назначение, начнем разговор о ее составных элементах с разговора об орнаменте.

Книжный орнамент давно является предметом пристального внимания и изучения. Но особый интерес к нему возник во второй половине XIX века. Сначала историк, директор Строгановского училища В.И. Бутовский (История русского орнамента с X по XVI столетие по древним рукописям. М., 1870), а затем и известный критик и искусствовед В.В. Стасов (Славянский и восточный орнамент по рукописям древнего и нового времени. М., 1887) опубликовали большие альбомы заставок и инициалов русских рукописных книг. Эти работы подтолкнули многих ученых к более серьезному исследованию художественного оформления рукописной книги. О ее украшениях писали видные русские ученые-палеографы Ф.И. Буслаев, А.И. Соболевский, Н.П. Кондаков, В.Н. Щепкин, А.И. Успенский и другие. Владимир Васильевич Стасов так рассуждал об орнаменте как важном элементе рукописной книги: «Орнаменты всех вообще народов идут из глубокой древности, а у народов древнего мира орнамент не заключал ни единой праздной линии: каждая черточка тут имеет свое значение, является словом, фразой, выражением известных понятий, представлений». Стасов писал о том, что на орнамент рукописных книг нельзя смотреть как на «мелочи», как на изящные игрушки и капризы древних наших рисовальщиков. По его мнению, украшение книги и ее содержание — это «нечто целое», это «художественная масса», крупная и значительная, которая выражает народное настроение, вкус и дух. Отыскивая истоки орнамента, В.В.Стасов часто обращался к книжным украшениям и доказывал, что это наполненный глубоким содержанием, «уцелевший осколок древнего мира, значение которого давным-давно совершенно потеряно».

В рукописной книге все изображения были тесно связаны с ее важнейшими мотивами и имеют практическое назначение. Какими же были эти столь необходимые для книги атрибуты?

К художественным украшениям книги относятся миниатюры, заставки, вязь, инициалы, концовки, полевые украшения, маргинальные рисунки.

Миниатюры — это живописные изображения, иллюстрировавшие средневековые книги. В настоящее время под миниатюрой понимается картинка малого размера, или термин – «миниатюра» – просто соответствует понятию «малый размер». В указанном понимании термины «миниатюра» и «миниатюрный» происходят от латинского «minimum» – предельно мало. Но в основе книжного термина «миниатюра» лежит другое латинское слово – «minium», что значит сурик, красная краска. Слово «miniatus» означает раскрашенный. Таким образом, миниатюра – это красочная иллюстрация. На Руси для обозначения иллюстрированных книг существовали свои понятия: «рукопись сряженная», «обряженная» и «лицевая». Первые два термина относились к орнаменту и переплету, последний – к изображениям лиц, т.е. к тому роду миниатюр, который господствовал на Руси и был тесно связан с иконописью.

На миниатюрах, как правило, изображались высшие христианские Божества (Иисус Христос, Троица), автор произведения или донатор (от латин. donatos — даритель), главные действующие лица. На выходных миниатюрах, располагавшихся перед началом произведений, можно увидеть и сюжетную сцену, содержащую условное изображение какой-либо христианской идеи (напр., Церковь Соборная, Орудия Страстей, Голгофский Крест). Во многих рукописных книгах содержатся циклы миниатюр-иллюстраций, располагающихся на отдельных листах, внутри текста, на полях. Они помогают более глубокому и правильному усвоению содержания того или иного сочинения (напр. Апокалипсис, Христианская топография, Жития святых и др.). В таких рукописных книгах как Евангелие или Апостол часто встречается традиционный набор миниатюр – это изображения евангелистов и апостолов.

Заставка находилась перед началом книги, перед отдельными ее главами или толкованиями, поучениями и проч., являясь своего рода живописно-символическим началом. Сам термин в его старинной форме встречается уже в Архангельском Евангелии 1092 года. Над одной из заставок (л.123) написано: «любо заставице ми...». А.И.Соболевский в «Славяно-русской палеографии» отмечал, что глагол «заставити» в значении «украсить» читается в записи сербского Мирославова Евангелия конца XII века.

После заставки в книге обычно помещался заголовок, написанный киноварью (красная краска на основе окиси ртути), чернилами, с использованием желтой и синей красок, в наиболее дорогих книгах покрываемый золотом. С конца XIV века этот заголовок стали выписывать вязью — декоративным письмом, связывающим буквы в непрерывный орнамент. Написанный киноварью, реже золотом, украшенный стилизованными цветами или листьями, вязный заголовок впоследствии, начиная с XVII века, стал заменять в тексте заставки. При писании вязью каллиграфы часто применяли такие приемы, как сокращение букв путем слияния их частей (лигатуры) или подчинения одной буквы другой. И получалось, что в вязной строке буквы сплетались, перевивались, «наступали» одна на другую, как бы нанизывались на строку и делали ее затейливой, броской, красивой. Прочитать такой заголовок было трудно, надо было приложить усилия. Но зато и название книги (или произведения) запоминалось крепко.

Концовка — это художественное завершение текста (глав, разделов книги) в виде графического рисунка или воронки.

Полевые украшения — это узоры на полях, которые часто называют цветки.

Самым распространенным и разнообразным украшением рукописной книги стали инициалы (от латин. initium — начало) — обыкновенно большие и изукрашенные начальные (заглавные) буквы (часто в обиходной речи их называют буквицами). В рукописных книгах с их помощью отмечали начало текста, глав, чтений, песнопений и т.п. Поэтому иногда на развернутом листе могло быть несколько инициалов. Начальные буквы, написанные иначе, чем основной текст, встречаются уже в древнейших греческих и латинских рукописях V - VI веков. Постепенно изменяясь и развиваясь, инициалы стали со временем одним из важнейших элементов украшения рукописи, неотделимым от ее содержания. И особенно ярко эта взаимосвязь инициала и текста проявилась в русской рукописной книге.

Создавая инициал, изограф или писец должны были помнить, что в основе этого орнамента — буква и поэтому необходимо сохранить ее начертание. С одной стороны, это сдерживало фантазию художника, но вместе с тем, давая общий рисунок орнаменту, фигура буквы вносила и разнообразие в него. Художественный инициал являлся одновременно и элементом письма, и элементом украшения, тесно связанным с графикой письма (устав, полуустав, скоропись). В большинстве случаев инициалы изготовлялись прежде следующего за ним строчного письма. Это заметно там, где писец подгонял строки к выступам и впадинам орнаментов заглавных букв, которым таким образом подчинял письмо. Инициалы всегда компактно «вмонтированы» в текст и хорошо гармонируют со всем художественным строем книги.

В одной и той же рукописи разные по величине и оформлению инициалы несли разную смысловую нагрузку. Большие красочные инициалы располагались перед каждой самостоятельной частью, главой произведения. Их писали киноварью, иногда с дополнением голубой, желтой или зеленой красок. Были и мелкие, обычно киноварные, реже чернильные инициалы, помещаемые обычно перед важным эпизодом.

Количество инициалов в рукописных книгах не было одинаковым. В одних писец мог поместить лишь один инициал, которым открывалось большое произведение. В других - число инициалов достигало нескольких сот. Очень много инициалов было в Евангелиях-апракос, которые содержали чтения, на каждый день. В такой рукописной книге насчитывалось несколько сот больших инициалов. К примеру, в Евангелии-апракос чаще всего в начале чтения стояли буквы «Р» и «В» (так начинались чтения «Рече Господь» и «Въ оно время»), и, естественно, эти буквы служили инициалами. И нам, ныне живущим, удивительно то, что ни один из них не похож на другой: сколько раз ни повторяется в рукописи инициал, всякий раз он дает самые разнообразные рисунки.

Откуда же такое богатство фантазии, богатство форм для выражения, когда в одной и той же рукописи не повторялись детали рисунка одной и той же заглавной буквы? Ответ на этот вопрос заключен в тесной связи творчества книжного писца, изографа с народной, глубинной, традиционной культурой. В ранних инициалах наблюдательный читатель увидит тесную связь с плетением, витьем, вязанием, ткачеством. По мнению В.В. Стасова, в инициалах заключались важные материалы национального искусства и мифологии.

Богатые духовные традиции, развитое ювелирное искусство, вышивка, умение украшать свой быт несомненно отразились на инициалах, привнесли определенное смысловое дополнение, идущее не только от содержания книги, но и от жизни. Писцы украшали, наряжали инициалы, вкладывая в это определенный смысл. Читатель, перелистав страницы книги, на которых расположены репродукции, обратит внимание на разнообразие инициалов, на то, что одни образованы при помощи переплетенных ремней или жгутов, другие как бы составлены из коленцев и скоб или стилизованных цветов и растений, в третьих - прячутся какие-то чудовища. Есть инициалы в виде каких-либо животных или людей, застывших в разнообразных позах.

Книжный орнамент был красив и неповторим. Поэтому русские рукописные книги лишь подтверждают мысль о том, что Русь всегда была богата талантливыми людьми, что книги любили и почитали и умели украшать и в городах, и в селениях.

Завершением художественного оформления книги был ее переплет. Он состоял из двух досок, оболоченных кожей, с орнаментацией, выполненной тиснением, иногда с позолотой. Доски могли обтягивать холстом (крашениной) или дорогими тканями, итальянскими, турецкими, персидскими. Для сохранности книг к переплетам крепились кожаные завязки или застежки, которые иногда становились произведениями ювелирного искусства. На крышках переплета по углам и по середине для предохранения его от повреждений помещались металлические гвоздики с головками или узорные бляхи, получившие название жуков или жуковин (средник и наугольники).

Заказные и вкладные книги чаще всего имели богатые оклады. Князья и бояре не жалели средств для достойного украшения рукописей, обращаясь с этой целью к золотым дел мастерам. Переплеты таких книг окованы серебром или золотом и выложены драгоценными камнями, украшены эмалью. Среди древнейших особой роскошью и художественным совершенством отличается оклад Мстиславова Евангелия XII в. хранящегося в настоящее время в Государственном историческом музее. Верхяя доска переплета богато украшена драгоценными камнями, жемчугом, финифтяными изображениями и тонкой филигранью. Не менее уникальны оклады Евангелия Симеона Гордого сер. XIV в. и Евангелия Кошки кон. XIV в.

Архидиакон Павел Алеппский, посетивший Россию во второй половине XVII в., описал в своих записках Евангелие, увиденное в Троице-Сергиевой Лавре: «Что касается Евангелия, то мы не видывали подобного по обилию чистого золота и драгоценных каменьев и по его искусной отделке, приводящей ум в изумление». Ахидиакон Павел описал вкладное Евангелие царя Михаила Федоровича, украшенное изумрудами, сапфирами, рубинами и эмалью (хранится в Оружейной Палате Московского Кремля).

Внешний художественный облик книги не ограничивался переплетом, орнаментировался и ее обрез. Иногда он покрывался золотом с тисненым орнаментом или цветным басмением.

Русской книгописной традиции 1000 лет. Ни начало книгопечатания в кон. XV-XVI вв., ни церковный раскол конца XVII в., ни Петровские реформы в начале XVIII в., ни расцвет книжной печатной культуры в XIX-XX вв., ни массовая компьютеризация в кон. XX в. не уничтожили желания и потребности создавать и иметь рукописные книги.

Похожие рефераты: