Xreferat.com » Рефераты по культуре и искусству » О проектном анализе в дизайне средового объекта

О проектном анализе в дизайне средового объекта

(«смыслы», «цели», «форма» и «место» в структуре проектных исследований)

«Величие души обнаруживается не в том, что человек достигает какой–нибудь крайности, а в том, что он умеет сразу коснуться обеих крайностей и наполнить весь промежуток между ними»

Блез ПАСКАЛЬ

В традиционных формах ведения проектных работ освоенного понятия «проектный анализ» как такового не существует. В специальной литературе фигурируют «подготовительный этап», «исследования исходной ситуации», «предпроектные исследования» и «предпроектный анализ». Структурой выполнения работ предполагается, что процедурам собственно стадии проектирования или «стадии творческого поиска» [1, С. 59–63] предшествует предпроектный анализ как самостоятельная стадия. В задачи такого анализа вменяется «осмысление… объекта в системе существующей застройки…» [2, С. 3], «создание условий для формирования идеи…» [3, С. 3], «формирование проектной концепции… и выявление ряда ограничивающих проектный процесс условий…» [4, С. 7]. Отмечается, что «дизайнерський синтез і аналіз завжди є взаємопов’язаними», а «у процесі проектного мислення ці два методи набуття знань тісно переплітаються» [5, С, 29], и все же «у підготовчому етапі роботи над проектом превалює аналіз...» [там же, С, 39]. Отсутствует понятие «проектного анализа» и в более доскональных и объемных методических трудах [6, 7], где их авторами также фиксируется, что в дизайн–программе «исследования начинаются на подготовительном этапе и продолжаются на стадии предметного проектирования, однако бóльшая их часть приходится все же на первую часть работы...» [7, С. 140]. При этом отмечается, что «комплекс предпроектных исследовательских работ нуждается, по сути дела, в особом плане координации, который может составить основу разработки дизайн–программы» [там же] и выводится разработчиками методики в слой научно–исследовательских работ.

Таким образом, аналитическая работа и ее результаты, фактически нормативно выведены за пределы проектных действий и не могут быть оперативно соотнесены с проектными решениями, т.е. оценены и осмыслены с точки зрения проектной значимости анализируемого в этот конкретный момент материала, весомости проектных выводов и эффективности самого аналитического действия. В реальной практике проектирования, на этапе предъявления «заказчику» вариантов возможного направления ведения работ, традиционно определяемого как первый этап стадии проектирования (а часто и на более поздних этапах), автор испытывает необходимость доопределения позиций и обнаружения, значимых для заказчика ценностных, культурных и т.п. ориентиров и предпочтений. В худшем случае он может вынужденно «навязывать» направление проектного поиска или принятия решения, подавляя «несведущего заказчика» собственной авторитетностью и осведомленностью. Либо обращаться к прямому удовлетворению условий и требований, определенных «заказчиком» и «функционировать» в рамках «формального сбора исходных данных» [1, С. 3] и соответствующего ему творчества. Поэтому мы позволим себе усомниться в уместности и эффективности проведения анализа «существующей ситуации» и всей совокупности аналитических работ вне рамок проектных действий как таковых.

С другой стороны, разделение во времени процедур анализа и синтеза, свойственных натуралистическому подходу который «генетически» ориентирован на противопоставление объекта и субъекта, не позволяет дизайнеру в рамках средового подхода проникать в существо и содержание средовых ситуаций. Дело в том, что в средовом подходе материальный объект на который в конечном итоге направлено проектное усилие дизайнера, неотделим от потребителя или средового субъекта и во многом определяется именно им, его ценностными предпочтениями и ориентациями. Совокупность элементов окружения, выделенных и освоенных субъектом среды в процессе его жизнедеятельности, образуют с ним одно целое. Поэтому специфика среды и ее свойств не может быть обнаружена извне: средовая ситуация как и сам объект оказываются доступны лишь при конкретной работе с конкретными людьми и их проблемами в уникальных и подвижных, но не менее конкретных ситуациях [См. 8, 9, 10, 11, 12]. Для исследователя в средовом подходе проектирования присуще состояние, в котором «сознание, интенциональные процессы с самого начала привлекаются к анализу не как отношение к действительности, а как отношение в действительности» [13]. Такая направленность сознания позволяет нам иначе отнестись к проблемам противопоставления объекта и субъекта: образу активного человека наиболее соответствует субъект–объектная установка, в которой объект оказывается «склеенным» с представлениями о нем. При этом существенным становится не только или даже не столько наше «подлинно объективное знание» об объекте, сколько те «картины мира» [14, С. 44], которыми реально и действительно руководствуется средовой субъект — индивидуальность сообщества или само сообщество. А это приводит нас к усомнению того, что в средовом подходе проектирования изначально или «исходно» возможна ориентация на усредненную средовую ситуацию и анонимного средового обитателя, а стало быть, и на «типовой» средовой объект. Индивидуальная непосредственность средовых субъектов и уникальность исходных средовых ситуаций не позволяют нам приступить к анализу свойств и характеристик объекта проектирования без глубокого проникновения в эти ситуации и освоения тех «объективных» содержаний, которые свойственны и значимы для средового субъекта, и зафиксированы в его «картинах мира». Очевидно, такое освоение невозможно и при использовании универсальных, привычно традиционных или однажды определенных в полной их совокупности «инструментальных» средств и способов проектирования предметно–пространственной среды жизнедеятельности средовых сообществ.

Структурно и морфологически средовой объект может быть как сложноустроенным (гарнитур, комплекс, ансамбль и т.п.) так и простым, т.е. представлять собой «штучное» сооружение, комплекс или вещь, но в любом случае для него будет характерна «сложноустроенность» по содержаниям, которые лежат за его формой и конкретная адресность.

Под конкретной адресностью нами подразумевается принципиальная направленность проектных действий 1) на удовлетворение потребностей конкретного сообщества с его ценностными установками, предпочтениями, ориентациями и т.п.; 2) на обеспечение конкретно–действенных способов реализации жизнедеятельности (с характерными ей традициями, техниками, ритуалами и т.п.); 3) на реализацию объекта в конкретных для обитателя и среды историко–культурных условиях и реальном времени; 4) на внедрение объекта в конкретное Место с его контекстами, ландшафтом, предметным наполнением и пространственной организацией, стилем и образом, ритмом и темпом жизни и т.п.; а также 5) на дополнительное осмысление задания и разработку не менее конкретного содержания темы и собственно объекта проектирования.

Соответственно, под содержаниями подразумеваются конкретные 1) существенные, соразмерные и сообразные конкретному персонажу — субъекту сообщества культурные и социальные, национальные, этнические и географические, психические и духовные, возрастные и т.п. особенности и свойства отраженные в объекте; 2) существенные свойства и характерные особенности объекта, позволяющие персонажам осуществлять уникальные и всякий раз самобытные формы реализации их жизнедеятельности принятые и закрепленные средовым сообществом по самоопределению; 3) существенные свойства и особенности объекта, сообразующие культурно–исторические традиции сообщества со спецификой Места и согласующиеся с передовыми представлениями и требованиями современного дизайна; 4) предметные и пространственные, структурные и композиционные, образные и стилевые, объемные и пластические, цветовые, графические и т.п. материальные и не материальные, органические и неорганические характеристики, свойства и черты объекта, сообразующие гармоничную целостность объекта в среде сложившегося Места; 5) свойства и особенности среды как целого, ее зон, фрагментов, узлов и «отдельных» элементов обеспечивающие их уникально неповторимое средовое своеобразие за счет изначально «реципиентной» (адресной) направленности тематических и объектных формулировок.

Объект дизайна в средовом подходе проектирования представляется нам двухслойным. В первом слое в качестве объекта рассматривается среда: непосредственно «средовая ситуация», отвечающая уникальному характеру средовых субъектов–персонажей, их ценностным установкам, убеждениям, предпочтениям и ориентациям, сообразная техникам и способам реализации персонажами сообщества жизнедеятельности с ее образом, стилем, темпом, ритмом и т.п., а также гармоничная контекстуальным особенностям Места и соответствующая формам материального воплощения. Во втором, параллельном слое, в качестве дизайн–объекта рассматривается соразмерное и сообразное средовым субъектам и средовой ситуации предметно–вещное обеспечение и пространственная организация конкретной жизнедеятельности персонажей сообщества с соответствующими формальными, стилевыми, знаково–символическими и прочими характеристиками дизайн–объекта, его фрагментов, узлов и элементов.

Выполнение проектных исследований в средовом подходе проектирования так же представляется нам двухслойным. В первом слое, соответственно, усилия направлены на анализ и синтез «средовой ситуации» как таковой, рефлексивный анализ, ориентированный на определение степени проектной сообразности выдвигаемых предложений, а так же рефлексивный анализ–экспертиза и оценка принимаемых решений на их соответствие и сообразность объективным содержаниям. Во втором слое усилия направлены соответственно на анализ и синтез оптимального состава предметно–вещного обеспечения жизнедеятельности конкретно определенного сообщества и ее пространственной организации. Существенным здесь оказывается то, что работа в слоях может осуществляться только параллельно: синтезируемый в средовом подходе объект возникает из «облака смыслов» как нечто целое во всех своих частях синхронно от этапа к этапу, как фотографический позитив при проявке за счет аналитического осмысления средовых содержаний.

В проектировании, базирующемся на принципах средового подхода, изменяется отношение к объектам дизайна и архитектуры, так — «их создание уже не является конечным результатом проектирования, …они рассматриваются не как самоценные формы, а как средства, обеспечивающие оптимальные условия жизнедеятельности» [2, С. 6]. Именно жизнь, во всей ее широте и разнообразии, взаимоотношения и деятельности персонажей и сообществ, способы и техники их реализации в определенном материальном оформлении, а также ценностные и культурные представления–предпочтения [15, 16, 17] и даже личностные и индивидуальные переживания каждого и всех, вовлеченных в проектно–исследовательские процессы и процедуры, ложатся в основание средового подхода проектирования.

Аналитическая работа или проектный анализ в этих слоях предполагает «объемное» выявление «средовой ситуации» и поэтому выполняется, также челночно–параллельно, по пяти основным «плоскостям» представляющим различные аспекты изначально целостной средовой ситуации (см. рис. 1.).

1. На первой «плоскости» — анализ предполагает освоение дизайнером –исследователем потребительской ситуации, свойственной конкретному средовому сообществу, его группам и персонажам, т.е. непосредственному потребителю или пользователю средового объекта. При этом нам предстоит решить следующий ряд задач: определить состав средовых субъектов и их специфические характеристики, выявить их цели и интересы, культурные и ценностные приоритеты, мотивации, ориентации и предпочтения, способы и техники осуществления деятельностей, образ и стиль жизнедеятельности, традиции и ритуалы свойственные средовому сообществу и т.д. В качестве особых задач здесь рассматривается обнаружение проблемных узлов и «фокусов» и определение оптимального и сообразного характеру сообщества состава предметного обеспечения жизнедеятельности и ее пространственной организации. Решение подобных задач позволит расширить пространство обнаружения оснований при разработке проектных предложений, повысить эффективность и качество проектного действия с точки зрения оптимизации жизнедеятельности всех и каждого из потребителей средового объекта.

2. На второй «плоскости» — анализ предполагает освоение дизайнером исследователем урбанистической ситуации, свойственной конкретному Месту (пространству) и обитающим здесь сложившимся сообществам, их группам и персонажам, т.е. опосредованному «пользователю» средового объекта. В этой части анализа нам также предстоит освоение специфических и характерных Месту и сложившейся среде контекстных содержаний их особенностей, свойств, обстоятельств, условий и ограничений, способов и техник реализации жизнедеятельности сообществ, обитающих на Месте предполагаемого внедрения средового объекта. Что, с нашей точки зрения, также позволит расширить пространство обнаружения оснований принятия проектных решений, будет способствовать повышению эффективности проектного действия, направленного и на оптимизацию жизнедеятельности сложившихся сообществ и на достижение «жизнеспособности» внедряемого в средовой контекст объекта.

3. На третьей «плоскости», — анализ историко–культурной сущности средового объекта предполагает актуализацию неразрывных связей объекта исследований с его возникновением–становлением–развитием и изменением в различных исторических и культурных ситуациях. Обращение к онтогенезу и филогенезу объекта в средовом подходе проектирования позволит нам, прежде всего, обнаруживать закономерности, обусловленность и взаимосвязь изменений формальных характеристик исследуемого объекта с культурными, социальными, экономическими, политическими, национальными, географическими (территориальными), мировоззренческими, ценностными и прочими условиями его формирования. А также определить роль индивида, личности, группы, страты и т.д. на каждом из этапов развития и «бытия» объекта в богатом культурно–историческом контексте и актуализировать общечеловеческие ценности в принимаемых автором проектных решениях. Средовой объект всегда обладает исторически временной протяженностью, несет в себе память традиций и обычаев. В конечном же счете, понимание закономерностей эволюции и внутренней сущности исследуемого средового объекта позволит выстраивать тенденции его развития и дополнительно ориентироваться в определении истинности принимаемых решений по оптимизации жизнедеятельности и в соотношениях с общечеловеческими и общекультурными ценностями.

4. На четвертой «плоскости», — анализ предполагает обнаружение и фиксацию свойственных аналогам и прототипам качеств и характеристик, соответствующих сущности исследуемого средового объекта и значимых для конкретно–определенных средовых ситуаций и средовых персонажей, и позволяющих оптимизировать обустройство и организацию их жизни и реализации деятельностей. В первую очередь, здесь нас будет интересовать тот культурный контекст и ценностно–ментальные условия, в которых этот объект создавался и осваивался, затем, характер и специфика осуществления персонажами сообществ минувшего их жизнедеятельности, ее обустройство в материально–предметном обеспечении и пространственной организации. И только затем (для исследователя) — осмысленные в знаково–символическом и стилевом воплощении, оформленные в соответствующих художественных формах и заключенные в определенные композиционные закономерности и принципы. Анализ аналогов и прототипов в ретроспективе традиционных и культурных условий, значимых для исследуемого средового сообщества, а также в культурах «параллельного» настоящего будет всегда сопряжен с необходимостью реконструкции и сценарного моделирования, определенных прежде ситуаций жизнедеятельности ее специфики, характера и содержаний, свойственных исследуемым объектам (т.е. аналогам и прототипам).

5. На пятой «плоскости», — анализ предметно–пространственной ситуации опирается на определяемые в предшествующих разделах ведéния проектного анализа результаты и значимые для средовой ситуации свойства, качества и характеристики проектируемого объекта, а также выделяемые его художественные, структурные, организационные, морфологические, функциональные, предметные и пространственные особенности и значения. Исследование по данному разделу учитывает их, и позволяет фиксировать требования и принципы достижения такой целостности проектируемого объекта, которая позволяет обеспечивать его гармоничное внедрение в существующий ценностный, культурный, исторический, стилистический, композиционный и т.п. контексты, предъявленные исследователю наличной предметно–пространственной данностью Места, в котором предполагается реализация проекта. Иными словами, в данном разделе исследований анализ нацелен на выявление состава требований и ограничений, ориентированных на достижение гармоничной целостности предметно–пространственной ситуации «будущего», как пространства–образа и пространства–формы, где проектируемый объект может быть также рассмотрен как равнодействующий «персонаж» пространственной мизансцены. Здесь этот факт оказывается замечательным также потому, что для дизайна архитектурной среды наряду с персонажами сообщества непосредственных потребителей и сложившихся сообществ «возникает» еще одна действенная и поэтому персонифицируемая группа. Группа, которую образуют конкретные материально представленные «предметы–персонажи», исконно организованные как некоторая целостность в выделенном нами (или заказчиком) пространстве, и в «ткань» которого предполагается внедрение проектируемого объекта. Группа, в которой каждый материальный предмет как «персонаж» «живет», вступает с нами в социальную, историческую, культурную и тому подобную коммуникацию: управляет и служит, предлагает и обеспечивает, сообщает и предоставляет, воспитывает и развивает, сохраняет и оберегает… и тогда, действительно участвует в повседневной жизнедеятельности человека и обеспечивает всю совокупность межчеловеческих взаимодействий. Этот вопрос оказывается одним из проблемных в средовом подходе и нуждается в исследовании.

Очевидно, что само по себе параллельное продвижение по намеченным аналитическим плоскостям не позволяет поручиться за достаточность и тем более качество аналитических выводов и их эффективность при выборе и утверждении проектных решений. Это становится возможным при наличии фиксаций и соотнесения результатов аналитических действий, их экспертной оценке по обнаружению их проектной значимости, поверке результатов на их соответствие объективным содержаниям и значимости для субъектов среды. Решение таких задач требует введения внешних, по отношению к анализу средовых ситуаций и «развивающихся» по мере их изучения параллельных «плоскостей промежуточного синтеза», — чувственно–эмоционального и рационального освоения анализируемых объективных содержаний. В качестве таковых могут быть введены как минимум две «плоскости» (рис. 1.). Первая из них, «плоскость» фиксации и моделирования в промежуточном синтезе результатов анализа с точки зрения выявления образно–художественных свойств, качеств и требований, формирующих и проектно обеспечивающих уникальное своеобразие и выразительность средового объекта. Назовем ее «плоскость художественного проектирования». Вторая же, — «плоскость» фиксации и моделирования

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: