Xreferat.com » Рефераты по культурологии » Музей Габдуллы Тукая в г.Казани

Музей Габдуллы Тукая в г.Казани

Средняя школа № 56


РЕФЕРАТ


Музей

Габдуллы Тукая


ученицы 11 в класса

Елаковой Ю. Л.


Казань 2001

Содержание


  • Введение

  • Зал № 1.

    Детство Г. Тукая.

  • Зал № 2.

    Жизнь и деятельность Тукая в Уральске. Жизнь и творчество Тукая в Казани.

  • Зал № 3.

    Тукай - певец дружбы народов.

  • Зал № 4.

    Тукай - просветитель и педагог.

  • Зал № 5.

    Тукай в наши дни.

  • Зал № 6.

    Мемориал.

  • Заключение.

  • Список литературы.


Введение


Немало в Казани мест, связанных с именем татарского народного поэта - основоположника татарской реалистической литературы - Габдуллы Тукая. Одним из них является улица Тукаевская с прилегающей к ней территорией. Этот уголок города можно считать заповедным, его имя она носит по праву. С этой улицей связана многогранная деятельность Тукая как журналиста и публициста. Известно, что в 1908-1913 гг. здесь он издавал газету «Эль-Ислах» («Реформа») и журнал «Ялт-йолт» («Зарница»). На этой улице жили друзья Тукая - его единомышленники, с которыми он был связан тесными творческими узами.

Здесь же в здании Восточного клуба он выступал со своими лекциями, а рядом находился знаменитый Сенной базар, описанный поэтом в сатирических произведениях Отсюда по узким поперечным улочкам можно спуститься к озеру Кабан, любимому месту прогулок Тукая, воспетому им во многих произведениях:

Чуть про Казань разговор заведу,

вспомню я место родное.

Озеро то, что Кабаном зовут, сразу

встанет предо мною.

Озеро это и город давно с любовью

народом воспеты,

Все там старинною славой полно,

хранит вековые заветы.

15 апреля 1913 г. на этой улице состоялся траурный митинг - казанцы провожали поэта в последний путь.

И вполне закономерно, что 11 июня 1986 г. именно здесь, в доме № 74, был открыт музей народного поэта Габдуллы Тукая.

Музей расположен в двухэтажном особняке конца XIX в. (проект архитекторов Т.Б. Руша и Ф.И. Амлонга), в так называемом «доме Шамиля», где с 1882 по 1906 г. жил со своей семьей Магома Шаффи Шамиль - средний сын руководителя народно-освободительного движения народов Дагестана имама Шамиля.

В создании экспозиции использован самый разнообразный материал: книги, документы, музыкальные инструменты, произведения искусства, предметы эпохи и этнографические коллекции. Особое место отводится личным вещам и прижизненным изданиям книг Тукая. Представлено много фотографий, дореволюционных и современных, с видами природы и городов, деревень и базаров, ярмарок, типажей и конкретных людей, с которыми поэт тесно соприкасался в своей короткой жизни. Фотографиям в музее отведена особая роль. Они выступают как образы времени, в то же время сохраняя за собой документальность. Они поданы в многоплановом порядке.

Первый план - символ, обобщающий образ зала или времени. Вторым и третьим планом идут более конкретные фотографии, имеющие прямое отношение к Тукаю.

В экспозиции, расположенной на двух этажах в семи залах площадью 600 кв. м, раскрывается жизненная и творческая биография Тукая, величие Тукая и его роль в духовном развитии народа.

Входим в вестибюль музея. Мраморные лестницы ведут на второй этаж, откуда начинается осмотр музея. На площадке установлена скульптура Тукая (худ. В. Рагожин и Р. Нигматуллина) - словно сам поэт первым приветствует тех, кто пришел к нему в музей. Направо зал - и перед нами раскрывается экспозиция зала, посвященного детству поэта.


ЗАЛ № 1

Детство Тукая.

О пора, когда бывает сердце

чище родника!

О пора, когда, как листья,

жизнь свежа, нежна, ярка!

Г. Тукай

Знакомство с экспозицией начинаем с широко известной дореволюционной фотографии деревни Кушлавуч, где 26 апреля 1886 г. родился в семье указного муллы Мухамметгарифа будущий поэт. Она выглядит необычно. Методом соляризации от фотографии оставлены только контуры, этим как бы подчеркнуто, что в памяти будущего поэта сохранилось смутное воспоминание о жизни в этой деревне.

В центральной витрине лежат уникальные документы регистрации рождаемости и смерти по деревне Кушлавуч за 1886 г., написанные арабской вязью. На одном - рукой отца поэта запись о рождении в его семье сына. Рядом - другой документ с записью о смерти самого Мухамметгарифа. Это случилось через 4 месяца после рождения сына, 29 августа 1886 г. Неслучайно оба документа лежат рядом: как бы судьба одного предопределила судьбу другого на долгие годы вперед. В экспозиции - фото дома, где родился поэт, и могила отца с памятником, который поставили благодарные потомки уже в наши дни.

О тяжелом, безрадостном детстве поэта свидетельствуют подлинные экземпляры газет «Казанский телеграф» за 1 января 1886 г. и «Волжский вестник» от 6 ноября 1891 г. с многочисленными объявлениями о голоде, пожертвованиях голодающим в Казанской губернии и архивные документы о волнениях крестьян, характеризующие обстановку этого периода.

В зале много фотографий с изображением природы, деревень Заказанья. Обращает внимание фотопанно деревни Сасна с пересекающимися дорогами на первом плане. Это - символ предстоящих дорог поэта и начало его сиротских скитаний. Короткие, запутанные дороги потом выходят на большую дорогу бессмертия Тукая. Но сколько нужно было испытать, пережить до этого. Первая дорога мальчика в деревню Сасна к матери, вышедшей замуж второй раз, оставила в душе будущего поэта радостное чувство. «Я ехал в Сасну и ощущал себя в широком, счастливом мире, и, кажется, всю дорогу перед моими глазами сверкали какие-то лучи»,- писал о ней Тукай. Но эта радость была мимолетной. И рядом горестная дорога на кладбище, к березке, растущей на могиле матери.

Скупыми, но сильными штрихами рассказывается о жизни будущего поэта у деда Зиннатуллы в деревне Училе, куда его вернули после смерти матери. На фоне подлинных фотографий деревни и дома деда 1914 г. воссоздан условный уголок дома Зиннатуллы, куда вошли материалы, собранные во время экспедиции в этих местах. Центральное место в интерьере занимает низенький столик с керосиновой лампой. За таким столом проводил свободное от службы в мечети время Зиннатулла за чтением книг, написанием стихов. Стоит в интерьере и сундук, сколоченный из грубообработанных досок, аналогичный тому, в каком Зиннатулла хранил книги - самое большое свое богатство. Сохранились книги из его личной библиотеки. Это - «История пророков» в пяти томах, изданная в Египте в конце XIX в. Многие страницы (поля,форзацы) испещрены надписями - комментариями, полученными из других источников. Зиннатулла писал и стихи. В экспозиции представлено его стихотворение на смерть дочери - матери поэта. Оно дошло до нас в памяти современников.

В интерьер экспозиции включен посох отчима из деревни Сасна, расписанный арабской вязью, с изречениями из Корана. Он как бы символ бесприютного детства поэта, как иллюстрация к словам Тукая: «У меня не было утешителя, когда плакал... только знали, что толкали и били».

В экспозиции находится фото Сенного базара в Казани конца XIX в., куда Зиннатулла отправил внука с проезжим ямщиком, чтобы отдать кому-нибудь на воспитание. Отсюда будущий поэт попал в дом кустаря из Ново-Татарской слободы Казани. Здесь же фото Захарьевской улицы города, расположенной рядом с Ново-Татарской слободой, где в основном проживала зажиточная часть татарского населения. Маленький Габдулла с приемной матерью часто посещал подобные дома, когда она разносила заказы татарских купцов: тюбетеи и калфаки, которые сама же вышивала с утра до поздней ночи.

На фоне огромной фотографии Сенного базара - ичиги, башмачки, вышитые тюбетеи - подлинные экспонаты. Они не только предметы купли продажи, но и символы эпохи, «малого» и «большого» базара, где все покупается и продается.

И опять дорога. Она ведет его на этот раз в деревню Кырлай в дом крестьянина Сагди. Это было в середине июня 1892 г. Но и здесь его ждут нищета, голод, свирепствовавшие опять в Казанской губернии в 1892 г., свидетельства этого - сообщения в газете «Волжский вестник». После ознакомления с ними совершенно по-другому раскрывается смысл слов, сказанных по дороге Сагди: «Вот приедем...тебя встретит мать... У нас много хлеба и катыка». Яркой иллюстрацией этому служит картина худ. Х. Казакова «Маленький Апуш». На картине мы видим угол деревенской избы и сидящего на саке мальчика. В одной руке у него ломоть хлеба, в другой - деревянная ложка. Перед ним плошка с картошкой и катыком. В широко раскрытых глазах мальчика искрится радость, удивление и в то же время недоверие, что все это наяву, а не во сне.

Экспонаты в витрине рассказывают о его жизни в Кырлае. Здесь он начал учиться. Фото здания школы, где мальчик получил азы грамоты. Книги, которыми пользовались в дореволюционных татарских мектебе: «Иман шарты» - букварь арабского языка; «Хафтияк» - сборник, составленный из отдельных сур Корана; «Бэдэвам» - литературное произведение 18 в. И др. - в основном книги религиозного характера. Но среди них лежит одна - солидного объема и формата. Это - «Фавакыйгельжоласа» («Плоды собеседника»), составителем которого является просветитель Каюм Насыри, своеобразная антология поэзии, куда вошли произведения древнетатарских поэтов, лучшие образцы поэзии Востока. Музей располагает первым изданием книги, вышедшей в 1884 г. в типографии Казанского университета.

До девяти лет будущий поэт жил в деревне Кырлай. В последних числах 1894 г. его ждала опять дорога. На этот раз далеко, в степной город Уральск.


ЗАЛ № 2

Зал в котором мы находимся посвящен раскрытию двух тем: «Жизнь и деятельность Тукая в Уральске» и «Жизнь и творчество Тукая в Казани». Хронологически зал охватывает период с 1894 по 1911 г.


Справа меньшая половина зала отведена материалам, рассказывающим о жизни и творчестве Тукая в Уральске. В экспозиции внимание привлекают фотографии огромных размеров: «Скачущие кони в степи» и «Пушкинский сад в г. Уральске»,выступающие как символы степного города и жизнеутверждающей силы поэзии Тукая; что свободолюбивые мотивы в его поэзии зародились в колыбели русской вольницы. Интерьер «Казахская юрта», воссозданный на подлинных этнографических материалах, передает национальный колорит степного края.

Многочисленные материалы рассказывают о пребывании поэта в Уральске, корорый стал для него университетом. Это фотографии: общий вид города начала XX в.; дом родственника Усманова, где поэт остановился по приезде; здание медресе «Мутыгия» и трехгодичные русские классы при медресе, женских классов при этом же учебном заведении. По утверждениям современников, среди них на фотографии - первая любовь поэта.

Здесь же представлены фотографии учителей - первых его наставников: М.Тухфатуллина и А. Сиразетдинова, самого поэта - шакирда медресе вместе с А. Кариевым - будущим основоположником татарского профессионального театра. С ним Тукай подружился именно в Уральске. Эта дружба сохранится до конца жизни поэта.

В витринах зала произведения Пушкина, Жуковского, Крылова, с которыми Тукай впервые познакомился в Уральске. Особую ценность представляют книги из личной библиотеки Усманова. В основном это книги по логике, философии, книги поэзии древнего Востока.

Большой интерес вызывают и документы, связанные с учебой шакирдов медресе. Это свидетельства, которые выдавали ученикам после окончания медресе, похвальные грамоты и т.д. Следует отметить, что эти материалы, относящиеся к истории школьного образования татар, вошли в музейный оборот впервые.

В экспозиции представлены уникальные экспонаты, связанные с учебой самого Тукая: рукописная газета «Эль магариф» («Просвещение») за 1903 г. и журнал «Эльгасрель-джадит» («Новый век») за 1904 г., которые выпускали шакирды медресе. По утверждению специалистов, некоторые страницы журнала написаны самим Тукаем. В одном из номеров журнала от 15 ноября 1904 г. имеется сообщение о состоявшемся в медресе литературном вечере, где ученик Тукаев выступил со своими стихами. Представлена страница журнала с первым ученическим стихотворением поэта.

В бурные дни революции в Уральске наборщиком русской газеты «Уралец» поэт начал трудовую деятельность. На фото «Здание типографии газеты «Уралец» и «Тукай - наборщик газеты» и др.

Тукай - поэт, рожденный революцией 1905 г. Творчество его началось с переводов. В экспозиции книга - «Собрание сочинений А. Кольцова» 1903 г. издания со стихотворением «Что ты спишь, мужичок?», вольный перевод которого сделан Тукаем. Рядом - газета «Фикер» («Мысль») № 1 за 1906 г. со стихотворением Тукая «Сон мужика». В этом комплексе - уникальный экспонат - договор на издание на паях газеты «Новая жизнь», подписанные Тукаем, К. Мутыги и М. Мусиным.

За короткое время имя Тукая как талантливого поэта стало известно далеко за пределами Уральска. Его приглашают издатели Уфы, Оренбурга и Казани.

Край родной, не будь в обиде, край любимый, о прости,

Место, где я жил надеждой людям пользу принести!

О прощай, родимый город, город детства моего!

Милый дом во мгле растаял - словно не было его, -

так Тукай прощается с Уральском, городом, где он прожил 12 лет (чуть меньше половины жизни) , где он формировался как поэт и общественный деятель и где проходило становление его как личности.

В последних числах сентября 1907 г. Тукай собирается в дорогу в родной город Казань - «город науки, просвещения и искусства». Впереди его ожидали новые встречи и новые друзья, слава и преследование охранки, смерть и бессмертие.


О Казань, ты - как светильник на

горе горишь в ночи,

Словно свечи - минареты, колокольни,

каланчи!

Ярко светишь ты уездам захолустным

и глухим.

Возвышаясь горделиво путь указываешь им! Г. Тукай

Большую часть этого зала занимают материалы, рассказывающие о жизни и деятельности Тукая в Казани. Очутившись под безмятежно голубым небом Казани, поэт почувствовал, что самые заветные чаяния его сбылись.

В экспозиции фотографии с видами дореволюционной Казани. В основном это фотографии мест, связанных с Тукаем, но в то же время характеризующих Казань, по словам А.И. Герцена, как «место встречи и свидания двух миров... западного и восточного». Белокаменные колонны университета, остроконечные минареты, величавые колокольни соборов, здания городского театра и художественного училища, пестрая толпа на улицах говорят о Казани, как о крупном культурном центре Поволжья.

В витринах документы о культурной жизни города за 1907-1908 гг.: пригласительные билеты на городские концерты и спектакли, в знаменитый казанский цирк Никитиных, объявления о народных гуляниях. Среди них особо нужно отметить материалы, связанные с рождением татарского театра, труппы «Сайяр»: групповой снимок артистов, внутренние правила для артистов, написанные рукой Г. Кариева - руководителя труппы. В витринах - книги, изданные в типографиях Казани. Безусловно, на них он обратил внимание в первую очередь после приезда. Это сборники пьес - «Сватовство» Ш. Жамирова и «Бедная Бибиджан» З. Саедзаде; переводы русских писателей - «Каменный гость» А. Пушкина, «Ашик Кериб» М. Лермонтова, «Ильяс» - Л. Толстого... Рядом - книги соратников Тукая - Ф. Амирхана, Г. Камала, Г. Кулахметова и др., с которыми он будет работать в тесном контакте.

Центральное место в зале занимает условный интерьер «Литературный салон в Казани начала XX в.». Он воссоздан из предметов, сохранившихся в семьях друзей Тукая - Х. Ямашева, Ф. Амирхана. В них запечатлена память об этих людях и о том времени. Тукай был желанным гостем в их семьях. В таких салонах собиралась передовая казанская интеллигенция. Говорили о политике, обсуждались новости городской жизни, спорили о новинках литературы. В салонах ставились и любительские спектакли, звучали новые музыкальные записи. Неслучайно в интерьере установлен граммофон, где проигрывались пластинки. На ломберном столике лежит альбом-футляр с дореволюционными татарскими пластинками, с записью любимых песен поэта «Зилайлук», «Тафтиляу». Особую ценность представляют пластинки с записью стихотворения Тукая «Старометодник» в исполнении А. Кариева и песни в исполнении М. Бабаджан, с которым поэт познакомился на Н.-Новгородской ярмарке в 1909 г.

В интерьере - секретер темного цвета, принадлежавший когда-то семье Ф. Амирхана. В нем книги - условно восстановленная библиотека Тукая. По воспоминаниям современников, у Тукая в Казани была большая библиотека. К сожалению, после смерти поэта библиотека его бесследно исчезла. До нас дошли лишь те книги, которые поэт оставил сестре перед отъездом из города Уральска. К нашему счастью, Тукай в своих статьях, путевых заметках, фельетонах говорил о писателях, с творчеством которых он был хорошо знаком. На основе этих данных была укомплектована условная библиотека поэта. В ней широко представлена русская литература XIX - начала XX вв., книги зарубежных авторов. Среди них - собрание сочинений Дж. Байрона в трех томах, выпущенное в Петербурге в 1902-1905 гг. под редакцией С.А. Венгерова, куда вошли поэма «Шильонский узник» и стихотворение «В альбом». В экспозиции эти книги особо выделены не только потому, что Тукай был первым переводчиком Байрона на татарский язык. В 1911 г. поэма «Шильонский узник» вышла из печати с предисловием и под редакцией Тукая. В витрине - рукопись перевода поэмы на татарский язык, сделанный поэтом С. Сунчалей - современником и близким другом Тукая. На рукописи многочисленные помарки и исправления, свидетельствующие о долгой и кропотливой работе над переводом поэмы и переводчика и редактора. А стихотворение Байрона «В альбом» в переводе Тукая до сих пор вызывает всеобщий интерес.

Окружение поэта в основном представлено в экспозиции многочисленными фотографиями. Крупным планом даны фото, где поэт запечатлен со своими друзьями: Ф. Амирханом и братьями Кулахметовыми, 1908 г., Г. Тукай, поэт С. Рамиев и журалист Ф. Агеев,1908 г., Г. Тукай в редакции газеты «Эль-ислах», 1908 г. Среди «благородных» друзей поэта были известные социал-демократы Казани: Дулат-Али, Хусаин Ямашев. В экспозиции - их портреты, фото дома, где Х. Ямашев встретился с Тукаем; страница с первой публикацией стихотворения Тукая «Светлой памяти Хусаина», где поэт впервые в истории татарской литературы создал образ большевика. Оживляют экспозицию личные вещи Ямашева: чернильный прибор и пепельница, книга «Зачем нужна выставка домашних животных», изданная в Казани в переводе Ямашева.

В окружении поэта были основоположники и актеры татарского театра: Г. Камал, Кудашев-Ашказарский, Г. Кариев, первая профессиональная актриса С. Гиззатуллина-Волжская, которой Тукай посвятил два стихотворения. Представлены и их портреты, личные вещи: дорожная чернильница Кариева, мандолина, принадлежавшая струнному оркестру клуба «Шарык» («Восток»). Известно, что Тукай был первым слушателем оркестра.

В окружении Тукая были и образованные девушки - женщины новой судьбы.среди них сестры Кулахметова Суфия и Шамсекарам. В одной из витрин - предметы этнографии, изготовленные их руками: кружевное покрывало с аппликациями, вышитый золотой канителью и шелковыми нитками тюбетей, женская сумка и др. Среди знакомых поэта были: А. Терегулова, которой Тукай посвятил некоторые свои юмористические стихи; З. Хасани - секретарь журнала «Ан» («Сознание») , которой поэт адресовал последнюю записку из Клячкинской больницы по поводу корректуры своих стихов. В витрине предметы, которыми пользовались работники журнала, в том числе З. Хасани: чернильница, лампа-спиртовка, ручной станок для печатанья листовок - предметы, в которых запечатлен дух времени, память людей из окружения Тукая, дух самого поэта. Известно, что Тукай принимал самое активное участие в организации этого журнала, в определении его идейно-эстетического направления. Даже название журнала было предложено поэтом.

В экспозицию вошла фотография любимой девушки Тукая - Зайтуны Мавлюдовой.

Нет! Со мной из всех влюбленных

не сравнится ни один.

Я люблю стократ сильнее, чем Фархат

любил Ширин, -

писал о своих чувствах Тукай в стихотворении «Любовь», написанном в Казани в 1908 г. В витрине предметы эпохи: вышитый разноцветным мулинэ футляр для писем и бланки для личных писем, украшенные красочным орнаментом, арабской вязью. Они - как штрихи к интимным чувствам поэта.

Левый угол зала занимает большое фото с видом Казанского кремля, с многоступенчатым спуском к Булаку, с пестрой толпой ярмарки «Ташаяк», с многочисленными барабусами, грузчиками, купцами, духовенством.

В экспозиции воссоздан условный интерьер «Книжная лавка». Известно, что Тукай работал экспедитором в лавке. В оформлении интерьера использованы предметы эпохи: кассовый аппарат, принадлежащий до революции гостинице «Казанское подворье», конторка, керосиновая лампа, счеты и все необходимые для упаковки и отправки книг принадлежности. На полу и на стульях приготовлены для посылки стопки книг. Рядом в одной из витрин лежит газета «Эхбар» («Известия») - орган крупной татарской буржуазии, куда усердно приглашали Тукая на работу, предлагая большую зарплату. Но он отказался, остался верным своему поэтическому кредо, данному еще на заре творчества в 1906 г.

Лишь служение народу признаю за счастье я.

В этом лучшая отрада, сладость жизни для меня.

Эти слова, написанные красными буквами на стекле, служат эпиграфом к раскрытию всего творчества Тукая.

Творчество поэта достигло в Казани наивысшего расцвета. Достаточно сказать, что в течение пяти лет, проведенных в Казани, произведения поэта вышли отдельным изданием 23 раза. В 1909 г. в течение только одного года было издано 9 сборников. В экспозиции сборники стихов поэта 1908. 1909 годов издания. Они небольшого формата и объема, изданы на дешевой бумаге. Но и эти книги не были доступны всем. Многие стихи поэта народ переписывал от руки. Представлена тетрадь и отдельные листы со стихами Тукая, переписанные от руки. Интересно отметить, что переписаны те стихи, в которых преобладают социальные мотивы.

Большое место отведено раскрытию творчества Тукая как талантливого сатирика. В Казани он сотрудничал в издании сатирических журналов «Ялт-Йолт» («Зарница») и «Яшен» («Молния»), в которых публиковались многие его фельетоны, памфлеты, сатирические стихи. В витрине - подлинные экземпляры этих журналов. Особый интерес вызывает комплекс материалов, связанных с историей создания поэмы Тукая «Сенной базар, или Новый Кисекбаш». Уникальными экспонатами являются первое издание поэмы 1908 г. и религиозная книга «Кисекбаш» 1903 г. издания, сюжетную канву которой Тукай использовал как пародию для своей поэмы; фотографии прототипов поэмы -

Похожие рефераты: