Сальвадор Дали

Оглавление

Оглавление 1

Введение 2

Сюрреализм: становление и основные принципы 3

Жизнь и творчество Сальвадора Дали 6

Начало пути 6

Дали и сюрреализм 7

Жизнь в Америке 10

Последние годы жизни 11

Картина «Предчувствие гражданской войны» 13

Тест 15

Ответы к тесту 17

Список использованной литературы 18


Введение


Почему я выбрала творчество Сальвадора Дали? Творчество этого художника давно меня привлекает. Его картины, в самом деле, похожи на сны, скорее даже не осмысленные сновидения, а то состояние, в котором пребывает человек прежде, чем погрузиться в сон: перед глазами проплывают немыслимые образы, странные видения… Именно их Сальвадор Дали запечатлевает на своих картинах. При этом Дали обладает талантом совмещать, казалось бы, несовместимое: точность изображения, присущую фотографии с неумелыми, словно бы детскими мазками, реалистичные пейзажи и нереальные существа. Так и полотна художника заставляют испытывать противоположные эмоции: восторг и порой отвращение, зачарованность и ужас…

Еще одной особенность даже не картин, а всего творчества Дали, на мой взгляд, является некая объединенность сюжета большинства картин. Здесь часто мелькают одинаковые или похожие образы – расплавленные часы, слоны на длинных тонких, словно бы птичьих ногах, и почти везде в том или ином виде ощущается присутствие Галы, музы художника. Таким образом, творчество Сальвадора дали можно воспринимать как одну эпопею, графические главы которой – картины.

Для меня знакомство с Дали началось с картины «Постоянство памяти». Эта работа поражает своей аллегоричностью, осмысленностью, несмотря на кажущееся отсутствие сюжета. Да, картины Дали далеки от классических, но возможно, именно это проявление его гения – ведь, несмотря на странные образы, которыми они наполнены, зритель понимает смысл, переданный в них. Как говорят, простота и гениальность, гениальность и сумасшествие всегда шагают рядом. Мне кажется, именно это можно наверняка отнести к художнику. Если вглядеться, его образы просто, если вдуматься, трудно представить себе ход мыслей человека, изобразившего их. Как сказал Дали, единственное различие между сумасшедшим и им самим состоит в том, что он таковым не является. Думаю, эта фраза передает душевное состояние художника на протяжении всей его жизни.

Я выбрала творчество этого испанского художника именно из-за его загадочность, неопределенности, необъяснимости, - из-за всего того, что заключено в слове «сюрреализм». А описывая это направление, вполне логично отдать предпочтение человеку, названному «королем сюрреализма», ответившему на вопрос, что же представляет собой это направление, фразой: «Сюррелизм – это я». И пусть эта фраза звучит несколько напыщенно, на мой взгляд, она вполне обоснована. Ведь какая ассоциация возникает у нас со словом «сюрреализм»? Какая ассоциация возникает у нас с именем «Сальвадор Дали»?

Дали поистине человек неограниченных талантов: будучи гением живописи, он испытал себя в режиссуре, литературе, в качестве дизайнера, и даже в парфюмерии. Один из величайших художников ХХ века, хотя и успешно разрекламированный, этот человек до сих пор остается загадкой, окруженной ореолов всевозможных слухов, домыслов и мифов.


Сюрреализм: становление и основные принципы


Слово сюрреализм (франц. «сверх­реальность») уже давно превра­тилось в общеупотребительное по­нятие, которым обозначают всё странно сочетаемое, удивительное, фантастическое, оторванное от ре­альности. Что же касается сюрреализма как художественного напра­вления, то начало ему положил «Манифест сюрреализма», опубли­кованный французским поэтом Ан­дре Бретоном в 1924 г.

В это время вокруг теоретика искусства Андре Бретона группируется ряд единомышленников - это художники Жан Арп, Макс Эрнст, литераторы и поэты - Луи Арагон, Поль Элюар, Филипп Супо и др. Они не просто создавали новый стиль в искусстве и литературе, они, в первую очередь, стремились переделать мир и изменить жизнь. Они были уверены в том, что бессознательное и внеразумное начало олицетворяет собой ту высшую истину, которая должна быть утверждена на земле. Свои собрания эти люди называли термином sommeils - что означает "сны наяву". Во время своих "снов наяву" сюрреалисты (как они себя назвали, позаимствовав слово у Гийома Апполинера) занимались странными вещами - они играли. Их интересовали случайные и бессознательные смысловые сочетания, которые возникают в ходе игр типа "буриме": они по очереди составляли фразу, ничего не зная о частях, написанных другими участниками игры. Так однажды родилась фраза "изысканный труп будет пить молодое вино". Целью этих игр была тренировка отключения сознания и логических связей. Таким образом, из бездны вызывались глубинные подсознательные хаотические силы.

Сюрреалистические группы по­стоянно обновлялись. Поэтому за всё время существования движения с ним оказалось связано множество художников, определивших раз­витие искусства XX в. Начиная с 30-х гг. выставки сюрреалистов стали международными.

По определению Андре Бретона сюрреализм есть «чистый психический автоматизм, имеющий целью выразить, или устно, или письменно, или другим способом, реальное функционирование мысли. Диктовка мысли вне всякого контроля со стороны разума, вне каких бы то ни было эстетических или нравственных соображений».

В предысторию сюрреализма не­изменно включается «этап дада». Действительно, сюрреализм мно­гое почерпнул из легкомысленных открытий дадаизма, отринув, прав­да, его насмешливость. Дадаисты Ханс Арп, Макс Эрнст, Марсель Дюшан, Франсис Пикабиа и другие составили ядро нового движения. Сюрреализм использовал ключевые приёмы дада — «реди-мэйд», «авто­матическое письмо», совмещение в одном произведении образов, ли­шённых логических взаимосвязей. Всё это подкреплялось философи­ей Анри Бергсона, который считал, что суть явлений можно постичь не разумом, а только интуицией. Сюрреалисты взяли на вооружение и теории австрийского психолога Зигмунда Фрейда о бессознатель­ном как важнейшей сфере челове­ческой психики, о значении снови­дений для понимания подлинных вкусов, влечений и причин поступ­ков человека.

Принцип психоанализа, разрабо­танный Фрейдом, основывался на методе свободных ассоциаций: ко­гда человек, отталкиваясь от какого-либо слова, представления, образа из сновидений и т. п., высказывает все, без разбору мысли, которые приходят в голову. Так же рождает­ся сюрреалистический образ: он возникает вследствие «чудесной встречи», т. е. произвольного с точ­ки зрения обыденной логики соеди­нения в тексте либо на холсте раз­личных слов или изображений. Считалось, что именно в этих случайных «встречах» могут обнару­житься черты ощущаемой, но скры­той для разума поэтической реальности. Ещё в 1919 г. Андре Бретон и Филипп Супо написали поэму «Магнитные поля» — по сути, пер­вое сюрреалистическое произведе­ние, созданное методом автоматиз­ма.

Вообще коллективное творчество характерно для сюрреалистов. Поэ­тому они так любили всевозможные игры, в частности игру в слова. По её правилам игрок записывал слово и, перегнув листок, передавал сосе­ду. Тот, не видя предыдущего, вписы­вал своё слово. Однажды состави­лась фраза, которая всех восхитила: «Изысканный труп будет пить пре­красное вино». С тех пор игру назы­вали «Изысканный труп», а со временем её видоизменили: стали не пи­сать, а рисовать.

Методом графического автома­тизма начал свою деятельность, включившись в сюрреалистическое движение, французский художник Андре Массон (1896—1987). Индий­ской тушью он водил по бумаге. Случайно возникающие линии и пятна напоминали некие образы, которые при последующем движе­нии руки изменялись. Птица могла превратиться в женщину, а затем в каплю, и наоборот. Художника завораживал этот процесс. Подчас рождались очень цельные компози­ции, наполненные «знаками» людей, животных, растений или непонятны­ми, таинственными узорами.

Андре Массон сформулировал три условия бессознательного творчества:

  1. Освободить сознание от рациональных связей и достичь состояния, близкого к трансу;

  2. Полностью подчиниться неконтролируемым и внеразумным внутренним импульсам;

  3. Работать по возможности быстро, не задерживаясь для осмысления сделанного.

Практиковались и другие ново­изобретённые техники (всего их на­считывалось около тридцати), напри­мер фроттаж (франц. «натирание»). Как-то Эрнст положил бумагу на пол и натёр её графитом. Рельеф растре­скавшегося паркета создал на листе выразительную фактуру. Впоследст­вии фроттажи делали, используя любую негладкую поверхность. Слу­чайный рисунок, по мнению авторов, напоминал галлюцинации. Ав­стрийский художник Вольфганг Паален (1905—1959) изобрёл фюмаж (франц. «копчение»), при котором использовались следы на бума­ге или холсте от копоти свечи.

Однако эксперименты с различ­ными техниками не были основным признаком изобразительного ис­кусства сюрреализма. В книге «Сюр­реализм в живописи» (1928 г.) Бретон выделил его главные принципы: автоматизм, сновидческие образы и использование «обманок». Отличи­тельной особенностью многих полотен стали реальные, подчас дохо­дящие до натурализма изображения персонажей и их окружения, но в фантастических, бредовых сочета­ниях. Этот приём называли «обман зрения» или «обманка». Такова скан­дальная работа «Дева наказывает Иисуса в присутствии А. Б., П. Е. и художника» (1926 г.) Макса Эрнста, чей авторитет среди сюрреалистов и помог утвердиться подобной ма­нере.

Картины Ива Танги (1900—1955) «Мама, папа ранен!» (1927 г.), «Лента излишеств» (1932 г.) наполнены тре­вогой. Эти пустынные ландшафты назвали «жестоким и дотошным опи­санием первых дней после катастро­фы», а позже — предчувствием пей­зажей после атомного взрыва. Танги заселяет полотна непонятными предметами-существами, выписанными с убедительной конкретностью.

Совсем иная интонация в не ме­нее загадочных по характеру карти­нах бельгийского художника Рене Магритта (1898—1967). На картине «Шедевр, или Мистерия горизонта» (1955 г.) синей лунной ночью на го­родском пустыре стоят три челове­ка в одинаковых чёрных пальто и чёрных котелках, похожие друг на друга, как близнецы. Их фигуры чётко видны на фоне отдалённой городской застройки. Они повер­нулись в разные стороны, и ни один не смотрит на зрителя. Над головой каждого — тоненький серп месяца. Этот загадочный, неподвижный гос­подин в котелке, который может раздваиваться, растраиваться, а иног­да выступает и в одиночку (обычно спиной к зрителю), — сквозной персонаж творчества художника.

Героев Магритта очень трудно назвать одушевлёнными, несмотря на то что они хорошо и точно выпи­саны. Поэтому превращения, проис­ходящие с ними, — неожиданное растворение в пространстве («Чёрная магия», 1935 г.) или исчезновение ли­ца почтенной дамы за букетом фиа­лок («Большая война», 1964 г.) вполне соответствуют ещё одной идее сюрреализма, идее «промежу­точности». Литераторы изобрета­ли «промежуточные слова», вроде «облаколенопреклонение». У Маг­ритта в «Красной модели» (1935 г.) на землю перед деревянной стеной аккуратно поставлена пара ботинок-ног. Тщательно выписаны десять пальцев и даже прожилки на коже стоп. Но на месте лодыжек (здесь художник и завершает «ноги») — шнуровка, а сами они полые. Карти­ны Магритта — интеллектуальные иг­ры, подчас очень жёсткие, посредст­вом которых он пытался вызвать изумление у зрителя, заставить его за­метить странности, скрытые в упоря­доченном и незыблемом, на взгляд обывателя, укладе жизни.

В отличие от Магритта «промежу­точные образы» другого мэтра сюр­реализма, испанского художника Хоана Миро, часто теряют конкрет­ные, реальные признаки. Впрочем, искусство Миро так многогранно, что его нельзя отнести только к сюрреализму.

Символом же движения стало творчество испанского художника Сальвадора Дали.


Жизнь и творчество Сальвадора Дали


Начало пути


Трудно назвать другого художника, о котором слагалось бы такое коли­чество мифов, как о Дали. Пожалуй, сам он считал существование на публике ещё одной гранью творче­ства и потому постоянно провоци­ровал скандальный интерес к своей особе. Но сегодня ясно, что этот универсальный мастер — живопи­сец, график, скульптор, писатель, поэт, сценарист — действительно занимает уникальное место в худо­жественной культуре XX в.

Сальвадор Фелипе Хасинто Дали родился 1 мая 1904 года в Фигерасе — маленьком торговом городке в долине Ампурдана на севере Каталонии. Этот богатый историческим прошлым край видел греческие колонии на своих берегах, содрогался от побед Сципиона Африканского, восхищался дерзостью Ганнибала. У Дали был брат по имени Сальвадор. Он был на три года старше и умер в возрасте семи месяцев. В честь этого ребенка безутешные родители окрестили Дали тем же именем. С этих пор вся жизнь его будет отмечена присутствием несуществующего двойника. Он отождествляет себя с братом и одновременно отвергает его. От этого раздвоения он сможет избавиться лишь написав в 1963 году “Портрет моего умершего брата”. Во время одного выступления в Политехнической школе в Париже в декабре 1961 года Дали так выскажется по этому поводу:

“Все эксцентричные поступки, которые я имею обыкновение совершать, все эти абсурдные выходки являются трагической константой моей жизни. Я хочу доказать себе, что я не умерший брат, я живой. Как в мифе о Касторе и Поллуксе: лишь убивая брата, я обретаю бессмертие”.

Отец Дали был государственным нотариусом в Фигерасе. Он знал свое место в обществе и, как многие каталонцы, был антимадридским республиканцем и к тому же атеистом. Мать Сальвадора также была типичным представителем своего класса. Она была любящей женой и непоколебимой католичкой, которая, вне всякого сомнения, настояла на том, чтобы ее семья регулярно посещала церковь. Оба родителя любили Сальвадора и его младшую сестру Анну-Марию и обеспечили им самое лучшее для того времени образование, которое было доступно им.

Дали рано начал рисовать и мечтал иметь собственную мастер­скую. В его распоряжение отдали бывшую прачечную на чердаке, где юный художник устроил рабочий стол прямо в ванне. «Многое из то­го, что я сделал после, я задумал и даже испробовал в той первой мас­терской», — утверждал Дали. И дей­ствительно, на протяжении всей жизни он черпал образы в ярких воспоминаниях детства. Так, почти лишённый растительности пейзаж Кадакеса — небольшого средизем­номорского посёлка, где мальчи­ком проводил школьные каникулы и куда потом приезжал постоянно, — стал фоном многих живописных произведений (зрителям этот ланд­шафт казался фантастическим).

Поиск новых решений, форм в искусстве Дали искал уже в детстве. Однажды, решив употребить для своих упражнений старую дверь (по причине отсутствия холста) всего тремя красками и без использования кисти нарисовал натюрморт, изумивший друзей и родственников, увидевших его тогда. Это было изображение пригоршни вишен, лежащих на солнце. Кто-то из зрителей заметил, что у вишен нет хвостиков, о которых юный художник действительно забыл. Быстро сориентировавшись, Дали начал есть вишни, которые служили ему натурой, а настоящие хвостики прикреплять к ягодам на картине. Древоточцев, изъевших же деревянную дверь и вылезавших теперь наружу сквозь слой краски поменял местами с червячками из натуральных вишен.

Детство Сальвадора казалось счастливым, хотя смерть матери от рака в 1921 году явилась огромным эмоциональным потрясением и тяжелым ударом для семьи. Четыре года спустя после смерти жены отец Дали женился на бывшей жене своего брата. Дали счел это предательством. Так родилась одна из самых первых его аллегорий, основанная на истории Вильгельма Телля, которого Дали превратил в Эдиповского отца, желающего уничтожить своего сына. Дали использовал эту тему в некоторых своих картинах на протяжении многих лет. Иногда он включал в них свою жену Галу и Владимира Ильича Ленина, которого Дали считал неприкосновенной фигурой отца (как тому учили сюрреалисты).

Уже в 1918 г. Дали представил две работы на выставке художников в Фигерасе. Он страстно увлекался импрессионизмом, затем кубизмом, футуризмом, лихорадочно выхва­тывая сведения о новостях в искус­стве из парижских журналов. Но при этом в отличие от многих пред­ставителей авангарда всегда почитал классиков и не стремился никого ниспровергать.

Поступив в 1922 г. в мадридскую Королевскую академию изящных ис­кусств Сан-Фернандо, Дали сблизил­ся с поэтом Федерико Гарсия Лоркой и Луисом Буньюэлем — в будущем знаменитым кинорежиссёром. Эта юношеская дружба трёх выдающих­ся художников Испании значительно повлияла на их творчество. Воздей­ствие Лорки определило дальней­ший выбор Дали. Шаг за шагом «приверженец точности» Дали, уверенный во всемогуществе Разума, погружал­ся в «поэтическую Вселенную» Лор­ки, провозглашавшего присутствие в мире неподвластной определению Тайны.

Из академии Дали был исключён в 1926 г. за подстрекательство к беспорядкам среди студентов. Но к тому времени уже состоялась его первая персональная выставка в Бар­селоне, короткая поездка в Париж, знакомство с Пикассо. Имя и рабо­ты Дали привлекли к себе присталь­ное внимание в художественных кругах.

Большинство его работ в то время было сделано в духе исследования новых течений, преобладавших тогда в художественном мире Парижа. Он попробовал себя в качестве импрессиониста в "Автопортрете с шеей в стиле Рафаэля" (1921-22). Горы в Кадакесе на втором плане картины стали типичным пейзажным мотивом работ Дали. Затем была попытка создания картины в стиле кубизма. Подражая его основателям Жоржу Браку и Пабло Пикассо, Дали написал еще один автопортрет: "Автопортрет с "Ла Публичитат" (одна из барселонских газет). В 1925 году Дали написал еще одну картину в стиле Пикассо: "Венера и моряк". Она вошла в число семнадцати картин, экспонировавшихся на первой персональной выставке Дали.


Дали и сюрреализм


В 1928 г. Дали вместе с Бунью­элем написали сценарий, а затем по­ставили фильм «Андалузский пёс».

Картина стала сюрреалистиче­ским манифестом в кино и вызвала скандальную реакцию у критики и публики (как, впрочем, и следую­щий их совместный фильм — «Зо­лотой век», 1930 г.). На экране появлялись мёртвый осёл на рояле, разрезаемый бритвой глаз, морские ежи под мышками у девушки и т. д., и зрителям приходилось ломать голову над немыслимой логикой совмещения.

Когда в 1928 г. в Париже худож­ник познакомился с Андре Бретоном и Полем Элюаром, сюрреализм переживал первый кризис. Тем не менее Дали присоединился к группе, и очень скоро его имя в со­знании публики стало олицетворе­нием сюрреализма.

В 1929 г. Дали соединил свою судьбу с Элен Элюар. Элюар (урожденная русская Елена Делувина-Дьяконова) была любовницей Макса Эрнста, основателя дадаизма, а затем и сюрреализма, даже тогда, когда она стала женой французского поэта Поля Элюара. Ее встреча с Сальвадором Дали летом 1929 года стала роковой для обоих. У неё было прозвище Гала (франц. «праздник»). Гала, которая была почти на десять лет старше его, казалась Дали утонченной самоуверенной женщиной, вращавшейся долгое время в высших художественных кругах Парижа, в то время как он был всего - навсего простым молодым человеком из маленького провинциального городка на севере Испании.

Она стала постоянной моделью художника, его праздником, его музой. Этим же го­дом помечены первые сюрреалисти­ческие полотна Дали. Обычно в них на фоне пустынного ландшафта воз­никали фантастические видения, растекающиеся или разрушающиеся формы которых выписаны художни­ком не как туманные миражи, а абсо­лютно чётко. Его творческий почерк определился окончательно.

Большинство сюрреалистов, таких как Андре Массон, Макс Эрнст и Хоан Миро, начали исследование подсознательного, освободив свой разум от сознательного контроля и позволив мыслям всплывать к поверхности, как мыльным пузырям, без какой-либо сознательно установленной последовательности. Это назвали "автоматизмом", и при письме это отразилось в создании абстрактных форм, которые представляли собой образы из подсознания.

Подход Дали был иным. Он рисовал образы, знакомые разуму: людей, животных, здания, пейзажи - но позволял им соединиться под диктовку сознания. Он часто сливал их в гротескной манере так, что, например, конечности превращались в рыб, а туловища женщин - в лошадей. В какой-то мере это несколько походило на сюрреалистический автоматизм письма, где слова были знакомыми, так как использовались в каждодневном общении, но выстраивались в ряд свободно и без ограничений, чтобы выразить свободные идеи. Впоследствии Дали назовет свой уникальный подход "параноидально - критическим методом". Как утверждал художник, он освобождался от подсознательных образов, как сумасшедший. Единственным его отличием от сумасшедшего было то, что он не был таковым.

Дали прикасался буквально ко всему, что было существенно для человека его времени. Его картины не обошли таких тем, как сексуальная революция ("Загадка желания", "Великий мастурбатор") и гражданские войны ("Лицо войны", "Предчувствие гражданской войны"), атомная бомба ("Ядерный крест") и нацизм ("Загадка Гитлера"), католическая вера ("Распятие", "Христос св. Иоанна") и наука, классическое искусство музеев и даже приготовление еды. И почти обо всем он высказывал что-то немыслимое, что-то шокирующее практически всех здравомыслящих людей. И этот вызов был не только его личным делом, это было целью сюрреализма. Дали действительно был сюрреалистом до мозга костей. В сюрреалистические образы превращалось все, что он делал или говорил. Дали всерьез пестовал и культивировал свое сюрреалистическое "Я" теми самыми способами, которые особенно ценились и почитались всеми сюрреалистами. В глазах "разумных и нравственных" людей радикальная философия сюрреализма, взятая совершенно серьезно и без всяких оговорок (как у Дали), вызывает протест.

Каждая картина становилась своеобразным интеллектуальным ребусом. На одном из самых извест­ных полотен XX в. — «Постоянство памяти» (1931 г.) — мягкие, словно расплавленные циферблаты часов свисают с голой ветки оливы, с непонятного происхождения ку­бической плиты, с некоего сущест­ва, похожего и на лицо, и на улитку без раковины. Каждую деталь мож­но рассматривать самостоятельно, а все вместе они создают магически загадочную картину.

И в этой и в других работах, та­ких, как «Частичная галлюцинация: шесть портретов Ленина на фор­тепьяно» (1931 г.), «Мягкая конструк­ция с варёными бобами: предчувст­вие гражданской войны в Испании» (1936 г.), «Пылающий жираф» (1936 г.), «Сон, вызванный полётом пчелы вокруг граната, за секунду до пробуждения» (1944 г.), прочитыва­ется чёткость и абсолютная продуманность композиционного и колористического строя. Совмещение реальности и бредовой фантазии как бы конструировалось, а не рож­далось вдруг, по воле случая.

В это время и сама биография Дали уже определяется как своего рода произведение искусства. Он часто воплощает в жизнь свои приемы сюрреалистического парадокса, и его высказывания и общественные акции отталкивают от него корифеев движения, в первую очередь Андре Бретона. Уверенность в себе, в своем таланте проявляется в демонстративных формах вызывающей и явно форсированной "мании величия". Он идет на разрывы связей с людьми, близость к которым осеняла его "ученический" период. В 1934 году Дали изгоняют из группы сюрреалистов, которая продолжает "леветь" и сочувствует коммунистам. Он вызывающе отказывается занять столь определенную позицию и даже начинает опасную сюрреалистическую игру с шовинизмом и фашизмом. В 1941 году практически все прежние друзья рвут с ним всякие личные отношения, после того как он провозглашает себя сторонником католицизма и монархии.

В 30-х гг. Дали много путешество­вал — ездил в Лондон, Париж, Вену, Италию, США. С его прибытием в Америку страну охватила «сюрреа­листическая лихорадка». В честь Дали устраивались сюрреалистические балы с маскарадами, на которых гос­ти появлялись в костюмах, словно бы вдохновлённых фантазией худож­ника, — экстравагантных, провоци­рующих, забавных.

Балы и выставки с успехом про­ходили и в Европе. Дали предлагал потрясённым зрителям не только картины, но и сюрреалистические предметы: ножи с зеркальцами, ка­лейдоскопические очки для автомо­билистов, следующих скучными и однообразными маршрутами, туф­ли на пружинках и т. д. Успех при­нёс богатство. «Avida Dollars» («жажду долларов») — такую анаграмму име­ни «Сальвадор Дали» составил Андре Бретон, рассорившись с художни­ком. На самом деле Дали не лукавил, когда однажды обмолвился: «Я по­нятия не имею, богат я или беден. Всем распоряжается жена. А для ме­ня деньги — мистика». Причину же исключения его из группы сюрре­алистов (это произошло в 1938 г.) следует искать в другом. Культ ин­дивидуализма, который всегда проповедовал Дали, заставлял его раз­рушать любые групповые устои, действовать вразрез с любой идео­логией — художественной или по­литической.

Многие сюрреалисты не предавали большого значения технике написания картин. Среди молодых художников в то время образовался всплеск нигилизма. Не веря ни во что, они и рисовали «это самое НИЧТО». Дали же напротив, был приверженцем идеальной техники, Традиции (Традиции именно с большой буквы). В своей книге «50 секретов магии мастерства» он напишет «10 заповедей для того, кто собирается стать художником»:

  1. Художник предпочитает быть богатым, а не бедным; поэтому научись делать так, чтобы кисть твоя рождала золото и драгоцен­ные камни.

  2. Не бойся совершенства - ты никогда его не достигнешь!

  3. Сначала выучись рисовать и писать красками, как старые мастера, затем можешь делать что хочешь - все будут тебя уважать.

  4. Не отказывайся от собственного видения, своей манеры и своих представлений: они тебе пригодятся, если ты станешь художником.

  5. Если ты из тех, кто считает, будто современное искусство превзошло Вермеера и Рафаэля, отложи эту книгу в сторону и про­должай пребывать в блаженном идиотизме.

  6. Не плюй на собственную живопись - ведь она сможет плюнуть на тебя, когда ты умрешь.

  7. Шедевр и праздность несовместимы!

  8. Живописец, пиши!

  9. Живописец, не бери в рот алкоголя и не кури гашиш более пяти раз в жизни.

  10. Если живопись тебя не любит, вся твоя любовь к ней ничего не даст.

Хотя Дали часто выражал мысль о том, что события мировой жизни, такие как войны, мало касались мира искусства, его сильно волновали события в Испании. Свои непроходящие страхи он выразил в "Осеннем каннибализме" (1936), где переплетенные пальцы едят друг друга. Ужас художника смягчен здесь привычным пейзажем Кадакеса на втором плане как выражение мысли о том, что такие события, даже гражданская война, преходящи, а жизнь все равно продолжается.

Комментарий Дали гражданской войны в Испании был назван просто "Испания". Картина была написана в 1938 году, когда война достигла кульминационного момента. На этой двусмысленной, параноидально-критической работе изображена фигура женщины, опирающейся локтем на комод с одним открытым ящиком, из которого висит кусок красной ткани. Верхняя часть тела женщины соткана из маленьких фигурок, большая часть которых - в воинственных позах, напоминая о группах Леонардо да Винчи. На втором плане изображена пустынная песчаная равнина.

Многие друзья Дали стали жертвами гражданской войны на его родине. По привычке он старался не думать о плохом. Одним из способов забыть была анестезия разума, для которой идеально подходил сон. Это отражено в картине "Сон" (1937), где художник создал один из самых сильных образов. Голова без туловища покоится на непрочных подпорках, которые могут обломиться в любой момент. В левом углу картины изображена собака, которую тоже поддерживает подпорка. Справа вырастает деревня, похожая на одну из деревень побережья Коста Брава. Остальное пространство картины, кроме далекой маленькой рыбацкой лодки, пусто, символизируя беспокойство художника.


Жизнь в Америке


В 1940 г. Дали на целых восемь лет обосновался в Америке. Он, как всегда, очень много работал: сотруд­ничал с кинорежиссёром Альфре­дом Хичкоком, делал иллюстрации к книгам, декорации к балетам, спек­таклям, писал, рисовал и выставлял свои работы.

В американский период худож­ник приступил к циклу картин на ре­лигиозную тематику. «Искушение Святого Антония» (1946 г.), «Мадон­на порта Льигат» (1949 г.), «Откры­тие Америки Христофором Колум­бом» (1959 г.) и другие полотна создали ему славу «католического живописца». Сам он говорил, что в католической религии его плени­ло «редкое совершенство замысла». В 1949 г. Дали даже удостоился ауди­енции у Папы Римского Пия XII (позже его приглашал в Ватикан и Папа Иоанн XXIII). Но при этом ху­дожник внимательно следил и за до­стижениями научной мысли. Он на­писал «Атомную Леду» (1949 г.) и «Ядерный крест» (1952 г.), как бы объявляя о множественности своих интересов, о возможности разных путей в попытках проник­нуть в тайны Вселенной. В Нью-Йорке пристанищем Дали и Галы стал отель Санкт-Реджис, где художник создал свою мастерскую. Там он трудился над портретами миссис Джордж Тейт Второй, Елены Рубинштейн, королевы косметики (Дали

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: