Xreferat.com » Рефераты по литературе и русскому языку » Особенности художественного мастерства Горация

Особенности художественного мастерства Горация

МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ  УКРАИНЫ

Харьковский  Государственный Университет кафедра зарубежной литературы и классической филологии

Особенности художественного мастерства Горация

                                                                                           

Харьков

1999

    Поэзия  в  Римской культуре прошла ускоренный путь развития. В IV веке авторской поэзии в Риме еще не существовало. Рим жил устной народной безымянной  словесностью. К I веку н. э. литературная авторская поэзия не  только выделилась и оформилась, но и превратилась в такое замкнутое  искусство для искусства, которое почти утратило практическую связь с другими формами  общественной  жизни. На такой переход потребовалось III столетия.

В  Греции  подобный  переход  от  предгомеровской  устной поэзии (около  IX века  до н.э.) до  эллинистической  книжной  поэзии (III век до  н.э.) потребовал  шесть  столетий, вдвое больше. Но главная разница в литературной  эволюции  Греции и  Рима не  количественная.  Главная  разница  в  том, что  Римская  поэзия с самых  первых шагов оказывается под влиянием Греческой поэзии, уже завершившей свой аналогичный круг развития, и черты характерные для  поздних этапов такого развития, появляются в Римской поэзии уже на самых ранних  ее  этапах.

    Если  сравнить с эволюцией  социального  бытования  Греческой поэзии  и  эволюцию  Римской  поэзии, то  бросается  в  глаза  резкое отличие. Постепенное накопление культурных  ценностей, которое потом канонизируется  школьной традицией как обязательное для  всех, в Риме было нарушено  ускорением  темпа его культурной эволюции. Когда в III в до н.э. Рим, не успев создать соб- ственной школьной системы образования, перенял греческую, этим он как бы  начал счет своей культурной истории с нуля. Опираясь на школу, Римская  поэ-зия распространяется в быт и низов, и верхов общества: эти два направления  разделены, как в эллинистической  Греции. В  Римском  быте  издавна  четко различались  2 сектора, 2 формы время провождения -  " делo"   и  " досуг", negotium  et  otium: первый включал  войну, земледелие  и  управление  общиной, второй- все остальное. Почвой  для  поэзии  стал  именно  " отдых". С  повышением жизненного  уровня  в  Римском  обществе  для  досуга  освобождалось все  больше  места, причем, конечно, в  первую  очередь  в  высших, обеспеченных  слоях  общества: досуг  становится  повседневным  и  индивидуальным. Соответственно  с  этим  постепенно  раскрывается Римское  общество  и  для  поэзии. За  долитературным  периодом  относительной  однородности Римской  словесности  сперва  период  формирования  поэзии  для  масс, а  потом  поэзия  для  образованной  и обеспеченной  верхушки  общества: перед  нами  с  самого  начала поэзии  разобщенных  культурных  слоев, из  которых  каждый  по-своему откликается  на  запросы  Римской  действительности  и  опирается  на  материал, предоставляемый  греческими  предшественниками. Затем неповторимый  исторический  момент  перелома  от   Республики  к империи, запросы  масс  и  запросы  верхушки  общества, обращенные  к поэзии  совпадают. Это - короткая  полоса  римской  классики " Золотого  века", когда  поэзия  действительно  объединяла, а не  разъединяла  общество. И  наконец  после этого  опять  наступает  разрыв  и поэзия   досужего  высшего  общества продолжает существовать уже по инерции, как  " поэзия  для  поэзии".

      Таким  образом,  перед  нами - знакомая  периодизация  истории  Римской   литературы: эпоха  устного  творчества (примерно  до  250 г до  н.э.),  " Ранняя  Римская  литература" (около  250-150гг до н.э.), "литература  эпохи  Августа" (около 40г до н.э. - 15г н.э.), " литература  эпохи  империи" (примерно  с  15г н.э.).

      На  первом  этапе  это  была  поэзия  для  масс, но  не  для  знати; на  втором - для  образованных  верхов, но  не  для  масс; на третьем,  недолго, - для  всего  общества; на  четвертом, в  эпоху Империи, это  была   поэзия  для  поэзии, жи-вущая  уже  больше  инерцией, чем  спросом.

Гораций родился 8 декабря 65 года до н.э. в небольшом местечке Венузии  на границах Анулии и Лукании. У отца его там было крохотное именьице. Про мать поэт нигде не упоминает. Старые биографы построили вероятное, хотя и опровергаемое в новое время, предположение, что поэт лишился ее очень рано. Во всяком случае, этим отсутствием влияния материнской ласки, скорее всего, объясняется то, что у поэта незаметно особой нежности и снисходительности к женщинам. Гораций был, по-видимому, единственным ребенком, и отец его буквально дрожал над ним. Он не пожелал отдать сына в венузийскую школу, хотя там учились все дети местной провинциальной аристократии, а отвез мальчика в Рим, чтобы дать ему воспитание, которое получали сыновья сенаторов и всадников. Спрашивается, откуда старик Гораций взял на это соответствующие средства? Поэт разрешает этот вопрос в сатирах 1, 6, 86, говоря, что отец его был coactor. Занятие это, не особенно для нас ясное и, во всяком случае, не почетное,  по-видимому, состояло в том, чтобы быть комиссионером банкиров при аукционных продажах. Старик, однако, находил время сам провожать сына в школу, сидеть на его уроках и предостерегать его от всего дурного наглядными примерами. Вообще, от отца поэт унаследовал практический здравый смысл и добродушный юмор.

Подобно большинству своих аристократических товарищей Гораций не кончил своего образования Римом, а отправился в Афины. Но там круговорот тогдашних событий втянул его в политику. В Афины прибыл Брут после смерти Цезаря; увлекающаяся римская молодежь восторженно встретила убийцу тирана и охотно записывалась в ряды войска Брута для борьбы за свободу. Гораций даже получил в этой армии звание военного трибуна. Но после несчастной битвы при Филиппах (42 г. до н.э.) пыл поэта, которому, по его словам, пришлось бежать с поля сражения и даже наподобие Архилоха и некоторых других поэтов бросить свой щит, значительно охладел; к тому же и небольшое венузийское поместье, дорогое для него по воспоминаниям детства, было конфисковано. Да и на чужбине он чувствовал себя несладко, а потому, когда была объявлена амнистия, вернулся на родину. Здесь, на оставшиеся крохи состояния он вкупился в коллегию квесторских писцов, которые вели счетные книги по финансовому ведомству.  Это дало Горацию некоторый заработок, а потому он мог свои досуги посвятить поэзии, конечно, латинской, потому что греческие стишки он пробовал писать еще в Афинах и скоро убедился, что это равносильно ношению дров в лес. Сам поэт говорит про свои первые латинские опыты, что был вынужден к ним своею бедностью, делающей людей смелыми. Конечно, это не надо понимать так, что он рассчитывал на гонорар за свои произведения; этот гонорар был, вероятно, так ничтожен, что никоим образом не мог дать сколько-нибудь достаточных средств к жизни. Нет, Гораций только хотел привлечь к себе внимание какого-нибудь знатного покровителя литературы, что было в обычаях той эпохи. Ожидания поэта оправдались. Его стихотворения заметили его собратья по литературе Вергилий и Люций Варий Руф, которые впоследствии представили Горация Меценату. Первое свидание поэта с ним было кратким. Гораций чувствовал себя неловко в присутствии знатного вельможи, как бывший республиканец и человек, принадлежавший к другому кругу общества. Меценат также не мог ласково отнестись к поэту, который в своих тогда уже опубликованных произведениях нападал на многих последователей Октавиана. Но все же Гораций произвел на Мецената, видимо, благоприятное впечатление, так как тот занялся наведением справок о нем и через десять месяцев пригласил его к себе снова. С тех пор поэт сближался со своим высоким покровителем все теснее и теснее. Разница в общественном положении между ними все больше и больше сглаживалась, и, наконец, отношения их перешли в настоящую дружбу. Меценат заботился о материальном благосостоянии поэта, что особенно выразилось в подарке ему (около 33-го года до н.э.) имения в Сабинских горах. Этим осуществилась заветная мечта Горация иметь собственный уютный и укромный уголок, где он мог бы отдохнуть от столичной суеты и треволнений и на досуге предаться творчеству. Расположение Мецената к Горацию особенно ярко проявилось в предсмертной просьбе вельможи к Августу: "Помни постоянно о Горации Флакке, как обо мне". Но Августу пришлось недолго соблюдать этот завет друга, так как поэт почти полностью осуществил то пожелание, которое высказывал неоднократно в своих произведениях, - умереть одновременно с Меценатом. Он скончался 27-го ноября 8 года до н.э., через 59 дней после своего высокого друга.

    Произведения Горация дошли до нас почти полностью; они были изданы при его жизни и собраны в сборники им самим с той чрезвычайной тщательностью, с которой Гораций относился к своим трудам (“публикуй их на девятый год”. “Ars poetica», ст. 388). Можно предполагать, что все, что он не желал выпускать в свет, было им самим уничтожено. От него осталось следующее:

I. Две книги сатир: 1-ая содержит 10 сатир, 2-ая – 8 сатир. Все сатиры написаны гексаметром.

II. Книга эподов: 17 стихотворений, написанных разными размерами.

III. Четыре книги од: (в первой книге содержится 38 од, во второй книге – 20 од; в третей книге – 30 од; в четвертой книге, вышедшей отдельно, через 10 лет, после первых трех, - 15. Всего 103 оды: все оды написаны самыми разнообразными лирическими размерами).

IV. “Юбилейный гимн” (Carmen saeculare).

V. Две книги посланий ( в первой книге – 20 посланий, во второй – 2 послания, а если причислить к ней, особняком стоящее «Послание к Пизонам», обычно называемое « Наука поэзии» («Ars poetica»), то – 3 послания. Все послания написаны гексаметром. Послания первой книги по размерам невелики, послания же второй книги являются длинными стихотворными трактатами на литературные темы).

Время написания отдельных произведений внутри сборников установить невозможно, кроме случаев, когда имеются ясные указания на современные Горацию события, как например, цикл од после победы при Акции ( во второй книге) или оды на победы Друза ( четвертая книга ). Последние произведения Горация были выпущены им в 43 г. до н. э. . За последние 5 лет своей жизни он не написал ничего.

Имя  Горация - одно  из  самых  популярных  среди  имен  писателей древ-ностей.  даже  те, кто  никогда не  читал  ни  одной его  строчки, обычно  зна-комы  с его  именем.  Хотя бы  по  Русской  классической поэзии,  где  Гораций был  частым  гостем.  Недаром  А.С.Пушкин  в одном  из  своих  первых  стихо-творений  перечисляет  его  среди  своих   любимых  поэтов:" Питомцы  юных  Граций,  с  Державиным  потом чувствительный  Гораций  является  вдвоем..." -а  в  одном  из  последних   стихотворений  ставит  его  слова начальные  слова  оды  III, ЗО - эпиграфом  к  собственным  строкам  на  знаменитую  тему Горация: ”exеgi   monumentum - Я  памятник  себе  воздвиг  нерукотворный" .

    Но  если  читатель, плененный  тем  образом - питомца  юных  Граций, какой  рисуется  в  русской  поэзии,  возьмет  в  руки  стихи  самого Горация в  русских  переводах,  его ждет  неожиданность, а может быть и  разочарование: неровные  строчки,  без  рифмы,  с трудно  уловимым переменчивым  ритмом.  Длинные  фразы,  перескакивающие  из  строчки в строчку, начинающиеся  второстепенными  словами  и  лишь  медленно и  с трудом  добирающиеся  до  подлежащего и  сказуемого.  Странная расстановка  слов,  естественный   по-рядок  которых,  словно нарочно, сбит и перемешан.  Великое  множество имен  и  названий,  звучных,  но мало понятных  и,  главное,  совсем,  по-видимому,  не идущих  к  теме. Странный  ход  мысли,  при  котором  сплошь и  рядом  к  концу  стихотворения  поэт словно  забывает  то,  что  было  вначале, и говорит

совсем  о другом.  А  когда  сквозь все  эти  препятствия  читателю удается  уловить главную  идею  того  или  другого  стихотворения,  то идея  эта оказы-вается  разочаровывающе  банальной:" наслаждайся  жизнью и не думай о  бу-дущем",  "душевный  покой  дороже  богатства"  и т.п.. Вот в  каком  виде  рас-крывается  поэзия  Горация  перед  неопытным читателем.

   Если  после  этого  удивленный читатель,  стараясь  понять, почему же Гораций пользуется  славой  великого  поэта, попытается  заглянуть в  толстые книи  по  истории  древней  Римской  литературы,  то и здесь  он  вряд ли  найдет  ответ  на  свои  сомнения. Здесь он  прочитает,  что  Гораций  родился  в  65 году  до  н.э.  и  умер  в  8  году  до  н.э.    Это  время  его  жизни  совпадает  с  важнейшим  переломом  в  истории  Рима, падением  республики  и установлением империи. В молодости  Гораций  был  республиканцем  и  сражался в войсках  Брута, последнего  поборника  республики.  После поражения   Брута  перешел  на  сторону  Октавиана  Августа, первого Римского  императора, стал  близким  другом  пресловутого  Мецената - руководителя  "идеологической  политики" Августа. Получив в подарок от  Мецената  маленькое  имение  среди  Апеннин,  до конца дней  прославлял  Мир  и  счастье Римского  государства под  благодательной  властью  Августа: в  таких- то  одах  прославлял  так-то, а  таких-то  одах  так-то. Все  это  сведения  очень  важные, но ничуть  не  объясняющие, почему  Гораций  был  великим  поэтом. Скорее, наоборот, они  складываются  в  малопривлекательный  образ  поэта- ренегата  и  царского льстеца.

     И  всё- таки  Гораций  был  гениальным  поэтом, и  лучшие  писатели Европы  не  ошибались, прославляя  его  в  течение  двух  тысяч лет  как величайшего  лирика  Европы. Однако  "гениальный" – не значит:  простой, легкий  для  всех. Гениальность  Горация - в  безошибочном, совершенном  мастерстве, с  которым  он  владеет, сложнейшей, изощреннейшей  поэтической  техникой  античного  искусства - такой  сложной, такой  изощренной, от  которой  современный  читатель давно  отвык.  Стих  Горация  действительно  звучит  непривычно. Не потому, что  в  нем нет рифмы (античность  вообще  не  знала  рифмы; она появилась  в  Европейской  поэзии  лишь  в  средние  века),- Рифмы нет  и  в  "Гамлете", и  в  "Борисе  Годунове", и  наш  слух  с  этим легко  мирится. Стих  Горация  труден  потому, что  стороны  в  нём составляются  из  стихов  разного  ритма (вернее  сказать, даже  разного  метра): повторяющейся  метрической  единицей  в  них  является не  строка, а  строфа. Такие разнометрические строфы  могут  быть очень  разнообразны, и  Гораций  пользуется  их разнообразием очень широко: в  его  одах  и  эпосах  употребляется  двадцать  различных видов  строф.

     Точное  звучание  античного  стиха  не  может  быть  передано на  русском, так  как  долгих  и  кратких  слогов, независимых  от ударения, в русском языке  нет.  Поэтому  русские  переводчики передают  античные  ритмы  условно, заменяя  чередование  долгих  и кратких  слогов  чередованием  ударных  и  безударных  слогов. Принципы  этой  замены  ясны  из  ниже идущего  перечня, в  котором  схемы  размеров  даны  античные, а  примеры  звучания- русские.

    Оды написаны четверостишными строфами тринадцати видов.

     1. Первая Асклепиадова строфа. Состоит из четыре раза повторяющегося «асклепиадова стиха».

/                   /           /                   /

¾  ¾  ¾  È  È  ¾  êê  ¾  È  È  ¾  È  È

Пример:        Славный внук, Меценат, праотцов царственных,

                        О, отрада моя, честь и прибежище!

                        Есть такие, кому высшее счастье –

                        Пыль арены взметать в беге увертливом…

Встречается: I, 1; III,

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: