Xreferat.com » Рефераты по литературе и русскому языку » Музыка и живопись в творчестве Германа Гессе

Музыка и живопись в творчестве Германа Гессе

Мюнстер Е.Г.

Прослеживается влияние музыки и живописи на творчество немецкоязычного писателя и поэта Германа Гессе.

Если у человека богатый духовный мир, если вся душа его населена возвышенными образами, если ему есть что сказать и он стремится к самовыражению, то такой человек не в состоянии ограничиться только одним способом выражения. Вспомним рисунки Пушкина, зарисовки Лермонтова и Шевченко. Мастера прозы выражают свои мысли и чувства в стихах, признанные поэты пишут поэтическую прозу. Живопись и рисунок это такой же способ выразить свои чувства, как проза и стихи, танец и музыка. Одна и та же картина оживает перед нами в звуках музыки и в звуках, составляющих слова. Стихи предвосхищают прозу, проза дополняется стихами и все это освещается музыкой. Музыкой цвета и музыкой слова. Еще Лессинг назвал живопись «немой поэзией», а поэзию – «говорящей живописью» [10, с.67].

Все эти виды искусства неразрывно связаны между собой, имеют общую природу, основываются на одних и тех же образах. Они имеют общие законы и правила, целью которых является гармоничная передача ощущений и образов, заставляющих задумываться об одних и тех же вещах, испытывать одну и ту же боль или восторг. Поэзию часто называют матерью всех искусств и это по праву, потому что поэзия идет дальше правил живописи и музыки, пользуется большей свободой выражения.

О сходстве и различии поэзии и музыки, живописи и поэзии писали наряду с Лессингом многие литературные критики и искусствоведы. И если Г.Э.Лессинг называл поэзию «более широким искусством», потому что «ей доступны такие красоты, каких никогда не достигнуть живописи» [10, с.143], то Иван Франко отмечал, что музыка аппелирует только к нашему слуху и лишь чисто слуховыми средствами старается разбудить нашу фантазию и наши чувства, тогда как поэзия всеми свойственными ей способами затрагивает все наши мысли.

Цель каждого истинного искусства – затрагивать наши мысли и чувства, делать нашу душу чище и возвышенней. К этому стремились мастера живописи и слова, творцы великой музыки, к этому побуждала их неутолимая жажда самовыражения. Самовыражения в слове, в музыке, в цвете. Даже если человек занимался только одним видом искусства, другие виды неизбежно оказывали на него свое влияние.Для одних поэтов живопись и музыка могли служить источником вдохновения, другие, отдавая дань гениальности мастеров, сами приобщались к этим видам творчества.

Такой творческой личностью являлся поэт и писатель, публицист и литературный критик, художник и любитель классической музыки – Герман Гессе.

Герман Гессе родился 2 июля 1877 года в небольшом швабском городке, как бы сошедшем со страниц старинных немецких сказок и баллад. Романтичность и своеобразие этого места не могло не отразиться на детском восприятии маленького Германа, рано осознавшего свое предназначение в этом мире. Он хотел стать и стал поэтом.

О себе как о поэте он заявил впервые в 1899 году, выпустив сборник стихов «Романтичские песни». Во многом это были подражательные стихи, навеянные строками Мерике, Новалиса, Гете и других немецких романтиков. Но даже и в этих юношеских стихах Гессе сумел проявить свою оригинальную творческую личность.

Герман Гессе больше известен как автор прозаических произведений, за одно из которых – роман «Игра в бисер», он получил Нобелевскую премию. Последнее время публикуется много его статей и писем, отмечается его дар публициста и человека, знающего свое время. О Гессе как о поэте пишут совсем немного, отдавая дань прозрачности его стиля и слога, поэтичности его прозы и не особенно ценя в нем поэта. Еще меньше ценят в нем художника и музыканта. Возможно потому, что все эти его дарования рассматриваются односторонне, как увлечения талантливого человека, которые он и сам-то не очень ценит. Гессе знает меру своего дарования. В живописи он не стремится пойти дальше пейзажей и автопортретов, она для него источник радости и отдохновения. С музыкой все обстоит иначе. Музыкой пропитано все его творчество, в музыке он видит средство выражения, с помощью которого можно передать все то, что не в силах выразить слово.

Лирика и музыка неразделимы и подвластны одним законам. Они с одинаковой силой затрагивают сокровенные струны нашей души, вызывая одни и те же ощущения и образы. Музыка и Гессе также неразделимы. В любом его произведении, будь-то известный роман или публицистическая проза, мы можем найти строки о музыке; образы героев его произведения также раскрываются нам через музыку.

Гессе был тонким ценителем и знатоком классической музыки. Он преклонялся перед Моцартом и Бахом, «Волшебная флейта» Моцарта была его самым любимым музыкальным произведением. В совершенстве владея гармонией поэтической прозы, отличавшейся также прозрачностью акварели, Гессе искал гармонию и в музыке, вернее сказать, гармония совершенной музыки способствовала созданию гармонии и в его произведениях.

Совершенная классическая музыка соответствовала гармонии Духа, музыке Вселенной. В своем романе «Игра в бисер» Гессе писал: «Мы считаем классическую музыку экстрактом и воплощением нашей культуры, потому что она – самый ясный, самый характерный, самый выразительный ее жест. В этой музыке мы владеем наследием античности и христианства, духом веселого и храброго благочестия, непревзойденной рыцарской нравственностью» [5, с.99]. Вся остальная музыка не вызывала у Гессе восторга, хотя за джазовой музыкой он все же признавал право на существование, называя ее праздником чувств и раскрепощенного природного естества человека, и в то же время отмечая: «Конечно, в сравнении с Бахом, Моцартом и настоящей музыкой, она была свинством – но свинством были все наше искусство, все наше мышление, вся наша мнимая культура, если сравнивать их с настоящей культурой» [8, с.223].

В своих лирических стихотворениях он конкретнее выражает свое отношение к музыке:

«Вселенной музыке и старых мастеров

В священном трепете готовы мы внимать...»

Именно такая музыка ведет по жизни героя романа «Игра в бисер» – Иозефа Кнехта, такая музыка завораживает Гарри Галлера в «Степном волке», такую музыку жаждет творить герой романа «Гертруда».

Гессе считал, что по благосостоянию музыки в государстве можно судить о благосостоянии культуры: «Если музыка деградировала, то это было верным признаком гибели правления и государства» [5, с.89]. Нельзя пренебрегать сутью музыки, которая «покоится на соответствии между небом и землей, на согласии мрачного и светлого» [5, с.89]. По Гессе музыка благоустроенного века «спокойна и радостна, а правление ровно. Музыка неспокойного века взволнованна и яростна, а правление ошибочно. Музыка гибнущего государства сентиментальна и печальна, а его правительство в опасности».

Герман Гессе был знатоком и любителем музыки.Любое нарушение ее гармонии глубоко ранило его. На страницах его произведений мы находим следующие строки: "Такая милая, приятная, даже красивая дама, (...) в моем присутствии неумелыми, но сильными руками изнасиловала и прикончила прелестнейший минуэт восемнадцатого века. Я пришел в ужас, сидел подавленный, красный от стыда, но никому и в голову не пришло, что случилось что-то дурное, я был один в своих нелепых претензиях» [8, с.150]. Гессе не мог слушать музыку равнодушно, во всем сквозили эмоции – или «счастливое забытье» и «сладостные мечты», полный уход в себя или уход в себя, но «не счастливо-мечтательно, а печально и наконец зло...» [8, с.205]. От исполнителей классической музыки он помимо исполнительского мастерства ждал «собственно малого – сердца, нутра: необходимости, живой потребности, накала душ, ждущих от искусства освобождения» [8, с.122].

Гессе, по его словам, часто встречался с идеальным музицированием. Он всегда бывал с музыкантами «в близких и сердечных отношениях и находил среди них друзей» [2, с.332]. Гессе вырос на домашней музыке и самой прекрасной для него была та, «в которой можно было деятельно участвовать самому». Он играл на скрипке и немного пел и это были его «первые шаги в царство музыки». Играли на музыкальных инструментах его сестры и брат Карл и Герман всегда радовался, когда им после «единоборства с какой-нибудь сонатой» удавалось добиться триумфа [2, с.332]. Конечно, домашняя музыка была далека от совершенства, но она умела передавать дух мастера, а не «дух блистательного дирижера или солиста» на концертах виртуозов. Гессе пишет по этому поводу: «...с годами я стал скорее невосприимчив к очарованию умельцев и к тому, может быть, крошечному избытку силы, страсти или сладости, который они придавали произведению, я перестал любить и остроумных, и сомнамбулических дирижеров и виртуозов и стал почитателем объективности...» [2, с.332-333].

Гессе затрагивала такая игра музыкантов, когда казалось, что играющий человек «знает, что в этой музыке заключено какое-то сокровище, и теперь он борется, бьется, сражается за него, как за собственную жизнь» [7, с.265]. По его словам, он не слишком понимал в музыке с точки зрения профессиональной, но именно к этому способу самовыражения он инстинктивно тяготел с детства и «музыкальное в себе воспринимал как нечно само собой разумеющееся» [7, с.265]. Гессе любил «совершенно необходимую музыку, когда чувствуешь, что человек сражается с небом и адом», Гессе любил музыку за то, что в ней нет «морализаторства». Устами своего героя Синклера он заявляет, что от всего, что морально, он только страдал [7, с.267].

Он и сам пробовал сочинять музыку, стараясь выразить в ней то, что не мог сказать словами: «Выразить эти мысли и настроения казалось мне возможным при посредстве сказки, причем высшую форму сказки я усматривал в опере – потому, надо полагать, что магии слова в пределах нашего оскверненного и умирающего языка я уже не доверял, между тем как музыка все еще представлялась мне живым деревом, на ветвях которого и сегодня могут произрастать райские плоды. Мне хотелось осуществить в моей опере то, чего никак не удавалось сделать в моих литературных сочинениях: дать человеческой жизни смысл, высокий и упоительный" [2, с. 47]. Гессе не удалось завершить свою оперу, он понял, что стремился со своей оперой к тому, что «давно уже наилучшим образом осуществлено в «Волшебной флейте» [2, с.47].

Любя музыку, он не довольствовался только мелодикой своих стихотворений, знание музыкальной композиции он воплощал и в своих прозаических произведениях, таких как «Игра в бисер», «Степной волк» (это произведение Гессе многие литературные критики, да и он сам, называли «сонатой в прозе»), «Сиддхартха» и другие. Музыкальность произведениям Гессе придавала не только музыкальная композиция, но и его неповторимый слог, язык и стилистическое единство, которые имели для писателя огромное значение.Он оттачивал свой язык, пытаясь выразить невыразимое, восклицая в минуты отчаяния: «Будь я музыкантом, я без труда мог бы написать двухголосую мелодию, мелодию, состоящую из двух линий, из двух тональностей и нотных рядов, которые бы друг другу соответствовали, друг друга дополняли, друг с другом боролись, друг друга обусловливали, во всяком случае, в каждый миг, в каждой точке ряда находились бы в теснейшем и живейшем взаимодействии и взаимосвязи» [8, с.187]. Эту двухголосость и «вечно движушуюся антитезу, эту двойную линию» и стремился выразить Гессе с помощью слов, пытаясь снова и снова, стремясь достичь невозможного, недосягаемого. Он хотел бы "найти выражения для двуединства», хотел бы «написать главы и периоды, где постоянно ощущалась бы мелодия и контрмелодия, где многообразию постоянно сопутствовало бы единство, шутке серьезность» [8, с.187]. Единственно в этом состояла для него жизнь – «в таком раскачивании между двумя полюсами, в непрерывном движении туда и сюда между двумя основами мироздания» [8, с.187]. Гессе сознавал, что ему не удасться «пригнуть оба полюса жизни к друг другу, записать на бумаге двухголосность мелодии жизни» и все же, следуя «смутному велению изнутри», он снова и снова отваживался на такие попытки [8, с.189].

По его словам, «только в чистой лирике возможно порою достичь того блаженного совершенства, того преисполненного жизни и чувства идеала формы, которые составляют, впрочем, лишь таинство музыки» [3, с.42].

Забота об «идеале формы» была для Гессе одной из главнейших. Он очень строго относился к редактированию своих произведений и защищал каждую букву, считая, что ее отсутствие если и не нарушит смысла высказывания то изменит нечто другое: «Произнесите фразу вслух – и Вы убедитесь, что совершенно изменится ритм, мелодия. Пропущенная буква преображает фразу, делает ее совсем иной, но не по смыслу, выражаемому ею, а по музыкальности звучания. А музыка, конкретно и совсем особо – музыка прозы, одно из немногочисленных воистину магических, воистину волшебных средств, имеющихся у литературы и поныне» [3, с.153]. Гессе считал,что «крошечные прибавленные или опущенные слоги, поддержанные, когда необходимо, пунктуацией, несут чисто поэтические или, точнее музыкальные функции и значения» [3, с.153].

Так же проникновенно писал он и о самой музыке, которую называл «самым женственным и сладчайшим из искусств» [9, с.118]: «...и вдруг я вспомнил забытую мелодию того пиано, она, сверкая, поднялась во мне, как маленький мыльный пузырь, блеснула, уменьшенно и ярко отразив целый мир, и снова мягко распалась. Если эта небесная маленькая мелодия тайно пустила корни в моей душе и вдруг снова расцвела во мне всеми драгоценными красками прекрасного своего цветка, разве я погиб окончательно?» [8, с.220].

Музыка играла в произведениях Гессе особую символическую роль. Как отмечает Н.Гучинская, музыка является для Гессе «высшим синтезом, символом духовно-душевного, религиозно-философского единства» [7, с.20]. По словам А.Г.Березиной, философия музыки – «элемент мировоззрения Гессе», продолжающего традиции романтизма, но музыка для писателя – «не способ бегства от мира и жизни, а возможность достижения гармонии в самой жизни и человеке» [1, с.19-20]. Подобно Гете, Гессе в своих произведениях строит свою систему воспитания на музыке, стремясь к гетевскому цельному, ясному восприятию музыки во всем богатстве звуков и их сочетаний.

Музыка для Германа Гессе являлась путем к поэзии. В сказке «Поэт» он описывает учение начинающего поэта: «Мастер не говорил ему почти ни слова, только молча обучал его искусству играть на лютне, пока все существо ученика н прониклось музыкой. (...) по происшествии года Хань Фу почти в совершенстве овладел игрой на лютне, зато искусство поэзии стало в его глазах еще трудней и возвышенней» [5, с.439-440]. Затем ученик овладел игрой и на других музыкальных инструментах и только позже стал сочинять стихи по указаниям Мастера. Он овладел «искусством говорить вещи на первый взгляд простые и неприметные и, однако, волновать ими души слушателей, как ветер гладь воды. (...)...но для слушателей это было не одно лишь солнце, или игра рыб, или шепот ив; нет, казалось, будто всякий раз небо и мир гармонически звучат, сливаясь на миг в совершенной музыке...» [5, с.439-440].

Музыка помогает родиться стихам, а стихи, в свою очередь, рождают музыку. И вместе они рождают образы, которые, в свою очередь, может запечатлеть художник..

Картины Германа Гессе – музыка без звука, поэзия без слов. Яркие пейзажи, четко обозначенные контуры, нарисованные как будто детской рукой. Дома и природа,

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: