Xreferat.com » Рефераты по международному публичному праву » Реституция культурных ценностей и международные конференции 10-30-х гг. XX в.

Реституция культурных ценностей и международные конференции 10-30-х гг. XX в.

Санкт-Петербургский государственный университет

факультет международных отношений


КУРСОВАЯ

РАБОТА

НА ТЕМУ


«Реституция культурных ценностей и международные конференции 10-30-х гг. XX в.»


студент I курса, отделения «Регионоведение»,3 гр.

КОНСТАНТИНОВ А.С.

_________________САНКТПЕТЕРБУРГ_________________ 1998

ПЛАН

1. В В Е Д Е Н И Е

Проблема постановки темы

Анализ литературы по вопросу

2. О С Н О В Н А Я Ч А С Т Ь

Формулировка понятий «культурные ценности» и «реституция»

«Зачатки» выработки мировой практики защиты и реституции культурных ценностей

Гаагская конвенция о методах ведения сухопутных войн от 18 октября 1907 г.

Версальский мирный договор от 28 июня 1919 г.

«Пакт Рериха», подписанный 15 апреля 1935 г.

Анализ трех соглашений с интересующих автора позиций

3. З А К Л Ю Ч Е Н И Е


ВВЕДЕНИЕ

Выбор темы вызван несомненным интересом данного вопроса, желанием больше узнать о действиях великих держав по захвату ценностей в период второй мировой войны, разобраться в некоторых нечетких и туманных вопросах, связанных с реституцией культурных ценностей.

Поскольку наибольший интерес для нас представляет, несомненно, нынешний этап развития событий в вопросе реституции культурных ценностей после второй мировой войны (имеется в виду, в первую очередь, современный виток противоречий, как то: отклонение президентом Закона о реституции, утвержденного Государственной Думой и Советом Федерации, заявления Клауса Кинкеля об обязанности России вернуть “чужое”, вереница статей в газетах и проч.), то эту работу, повествующую о реституции культурных ценностей и о международных конференциях 10- 30-х гг. XX в., можно рассматривать как своеобразный подготовительный этап, который призван подготовить “почву” для дальнейших исследований. В то же время данная курсовая работа является полноценным трудом, работа над которым позволила ответить на некоторые весьма серьезные вопросы, без которых не может быть и речи о полноценном освещении взятого вопроса в целом. Подобная работа может явится первой в целой серии работ, посвященных реституции культурных ценностей, и в случае благоприятных отзывов мы будем и в дальнейшем следовать выбранной теме, рассматривая все новые и новые стороны проблемы.

В начале века как такового вопроса о реституции культурных ценностей не стояло, речь лишь шла о запрещении вывозить их с территории страны- владельца, но постепенно человечество пришло к осознанию следующей, не менее важной проблемы: “а что же делать, если уже совершен этот вывоз, каким образом возвращать культурные ценности ?”. Очень интересно наблюдение за трансформацией этой идеи, усовершенствованием механизмов защиты культурных ценностей. Сама идея реституции возникла из идеи защиты культурных ценностей от посягательства. Защита произведений искусства от захвата- так сказать, “зародышевая форма” проблемы реституции.

Очень важно и то, что в начале века у стран было очень мало опыта в деле реституции. Оно и понятно: тогда этого вопроса вообще не стояло. Перед началом второй мировой войны произошло изменение идеологии, мировоззрения целых поколений: если в 1910-30-х годах война рассматривалась как естественное право наций решить накопившиеся проблемы, то нацизм развратил и опошлил эту идею. Если до этого вопроса о реституции как такого не стояло, то после второй мировой войны он возникает особенно остро.

Существует целый ряд причин, подвигших нас взять именно ту тему, которая вынесена в заглавии, в качестве курсовой. Во-первых, это желание понять ситуацию в мировой практике реституции культурных ценностей, уяснить причины, которыми руководствовались лидеры нашей страны, отдавая приказы вернуть то, что с таким трудом было захвачено нашей армией в ходе кровопролитной войны и сразу после нее. Во-вторых, стремление осознать всю подоплеку ситуации, которая сложилась сейчас в России относительно реституции. Для этого необходимо было поднять целые слои истории, рассмотреть законы и конвенции, подписанные почти век назад. В-третьих, желание узнать больше о культурных связях России и Германии, да и других стран. В-четвертых, это стремление разобраться в сложном и интересном вопросе противоборства двух стран по этому вопросу, их взаимных претензиях.

Остается добавить, что проблема захвата, а затем отказа отдать культурные ценности, “седая”, пришедшая из глубины веков: «Уже в Римском праве, по свидетельству 30. до р.Х., было определено, что военные трофеи не могут стать частной собственностью солдат или офицеров или командующих армий, но только публичной собственностью... С XVII столетия некоторые мирные договоры между европейскими противниками включали и заботу о культурных ценностях... Наполеон, чтобы подтвердить свою гениальность еще раз, возвел военные грабежи в «настоящее искусство». Впервые в истории мировых завоеваний при наступающих войсках были организованы специальные отряды «комиссионеров», чьей «боевой задачей» было выявить во вражеских станах те культурные ценности, которые было «полезно для европейской цивилизации» переместить на территорию Франции… Первая международная конвенция, упоминающая о возвращении уже захваченных трофеев, состоялась в 1815 г., когда перед победителями встала проблема дележа трофеев Наполеона. В 1863 г. был опубликован «Кодекс Либера» для армии США, который послужил основой всех дальнейших международных соглашений по вопросу культурных трофеев. Гаагская конвенция 1907 г. стала первым международным соглашением, запрещающим разрушение памятников культуры и их конфискацию во время военных действий...

Затем появились Версальский 1919 г. и Сен-Жерменский 1919 г. договоры, в которых было положение о том, что агрессор должен возместить своим имуществом тот ущерб, что он нанес жертве агрессии». Действительно, Германии тогда пришлось возместить убытки Бельгии… Величайший музей Европы - парижский Лувр к 1812 г. Всеми способами преуспел в присвоении себе не менее половины всех мировых шедевров всех художников всех времен и всех народов. Ну а кому досталась вторая половина? Конечно, Британскому музею в Лондоне».2


ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ


Однако прежде чем приступить к рассмотрению Гаагской конференции 1907 года, которая, как известно, стала первым международным соглашением, запрещающим разрушение памятников культуры и их конфискацию во время военных действий, несколько слов необходимо сказать и о так называемой Бернской конференции, на основании которой 8 сентября 1886 года (за двадцать с лишним лет до Гаагской конференции!) возник международный союз для охраны произведений литературы и искусства, «Union Internationale pour la Protection des oeuvers Litteraires et Arstitiques». Самое интересное, что недавно образовавшаяся Германская империя была среди основателей союза! Немецкое правительство стремилось активно развивать сотрудничество с другими странами, добиваясь роста влияния своей державы на международной арене, стремясь завоевать престиж. Более того, Германия выступала в качестве защитника культурных ценностей, проповедуя заботу и внимание к ним. Интересно, насколько разняться между собой стремления правителей Веймарской республики и позже гитлеровцев.

Но важно то, что здесь перед нами лишь зачатки идеи защиты культурных ценностей от захвата в ходе войны, тем более, что одно из основных положений конвенции- это «…создание союза для охраны авторского права на произведения литературы и искусства», а «…государства, входящие в союз, предоставляют авторам, к одному из этих (пожелавших присоединиться- А. К.) государств, такую же защиту, как своим собственным подданным».2

Таким образом, можно выстроить своеобразную цепочку, как менялась идеология европейцев, как менялось их отношение к культурным ценностям: если в конце XIX века можно говорить лишь о защите авторского права, то затем- в XX речь идет уже о защите собственно культурных ценностей, потом- уже о реституции. В нашей работе мы попытаемся проследить развитие этих тенденций.


Гаагская конвенция


Однако она не защитила памятников ни в первую, ни во вторую мировые войны. Германцы игнорировали ее в свою же пользу. Нацистская Германия, цинично поправ все нормы международного права, сама лишила свои культурные ценности правовой защиты.

Остается добавить, что эта конвенция имела в виду период военных действий и невозможность в ходе их захвата культурных ценностей как добычи, трофеев (а, следовательно, и значение ее при разговоре о реституции ценностей, захваченных ПОСЛЕ войны, невелико).

Важно и то, что Гаагская конвенции 1907 года рассматривала войну как средство решения вопросов, а эти нормы устарели уже к 1914 году, когда возникло понятие реституции и была разработана совершенно иная концепция оценки войны. Позже все это было зафиксировано в различных международных договорах.

Но вот беда: эта конвенция имела в виду период военных действий и невозможность в ходе их захвата культурных ценностей как добычи, трофеев; перемещенные из Германии ценности были вывезены в мирное время по решению законной власти Германии и совсем в ином качестве. Кроме того, положения Гаагской конвенции недействительны, ибо отменены последующими международными соглашениями. По свидетельствам газеты “Правда” «… в первую мировую войну германские войска сожгли замечательную библиотеку в Лувене (Бельгия), имевшую ценнейшую коллекцию старопечатных книг; после войны по требованию Антанты Германия в течение трех месяцев обязана была из своих книжных сокровищ воссоздать фонды этой библиотеки, что и сделала, и Гаагская конвенция 1907 г. не помешала этому».3 Как видим, ко второй мировой войне страны подошли с нерешенным вопросом о реституции, так как старые соглашения 1907г были неоднократно нарушены, а о новых никто не побеспокоился. Важно и то, что Гаагская конвенции 1907 года рассматривала войну как средство решения вопросов, а эти нормы устарели уже к 1914 году, когда возникло понятие реституции и была разработана совершенно иная концепция оценки войны. Позже все это было зафиксировано в различных международных договорах.

Очевидно, в начале войны в виду понятных причин вопросу о реституции не было уделено внимания, и последующий после ее окончания захват нашими войсками проводился без оглядки на конвенцию. Это и дало возможность Германии в настоящее время требовать возвращения. Такова ситуация в вопросе о реституции перед началом войны. Война изменила все…

1.Захват культурных ценностей во время второй мировой войны


Начиная разговор о том, что творили немцы на территории СССР - естественно, речь пойдет не о человеческих, а о “культурных” жертвах - нельзя не привести слова Гитлера: «Памятники искусства на восточном фронте не имеют значения и подлежат разрушению».4 Под этим девизом и шло разграбление нашего культурного достояния. Уничтожалось все, что представляло какую-либо культурную или историческую ценность. Вещи особо ценные или понравившиеся вывозились в Германию. Оно и понятно: Гитлер мечтал об устройстве музея, наполненного трофейными ценностями в Линце. Славящиеся своей педантичностью немцы вели архив добычи и даже бывали случаи, когда они давали расписки (!)об изъятии. Здесь показателен следующий факт: когда после 1945г. победители стали обвинять германцев в военном разбое, то подсудимые Нюрнбергского трибунала искренне возмущались: какие же мы разбойники, если всегда выдавали расписки своим жертвам ?5

За годы оккупации на территории СССР было разрушено 3тыс. исторических городов 6 ( по другим данным  2 тысячи!?7 ),разграблено более 400 музеев8( в России  1739). По приблизительным данным, только из 15 наиболее крупных музеев страны было вывезено фашистами или уничтожено 269515 экспонатов, что уже превышает цифру немецких к нам претензий.10 Всего же по данным программы «Парламенский час» похищено 565 тыс. экспонатов. Полностью вывезены художественные собрания музеев Смоленска, Краснодара, Пятигорска, Алупки, Ростова, Бахчисарая, Симферополя, Сталинграда. Сожжены музеи мирового значения - Ясная Поляна, Бородино, Поганкины Поляны в Пскове, Путевой дворец в Калинине. Полностью разграблены и сожжены уникальные дворцы пригородов Ленинграда - Пушкин, Петродворец, Павловск, Ломоносов, Гатчина.

Вот данные по одному только Петродворцу: в 1941г. немцы вывезли из дворцов Большого, Марки, Монплезир, Коттедж в Германию 34 тысячи музейных экспонатов. В Пушкине были полностью разграблены Екатерининский и Александровский дворцы. Похищено все их убранство   паркеты, плафоны, мебель, собрания картин, гобелены, книги из дворцовых библиотек, коллекция икон Петра I, насчитывающая 650 экспонатов, собрания фарфора Екатерины II.11 Полностью разграблены и сожжены Екатерининский и Александровский дворцы. Украдена знаменитая Янтарная комната V века. Вывезено все внутреннее убранство Павловского дворца. Обобран до нитки Псковско-Печорский монастырь, уничтожено 43 тысячи библиотек и более 100 миллионов книг, в том числе, много редких. Полностью или частично разрушено 334 высших учебных заведения, уничтожено 605 научных учреждений вместе с библиотеками, из которых вывезены историко-архивные материалы, старинные рукописи V V VI веков. Вот цифра из “Сводных данных об ущербе, нанесенном немецко- фашистскими захватчиками документальным материалам ГАФ СССР”- ущерб, причиненный государственному фонду- свыше 87 млн. архивных дел.12

Янтарная комната и дворцовая библиотека из Царского Села были вывезены в конце 1941 года. Причем если следы Янтарной комнаты обрываются в Кенигсберге, то библиотека проследовала в Берлин. Там был составлен список немецких государственных учреждений, по которым предполагалось распределить ее фонды. Большинство книг предназначалось министерству по восточным территориям и, судя по всему, попали на его сборный пункт в Ратиборе (Силезия). Но, вероятно, часть книг была разослана по списку.13 Ясно, что миллионы книг не могли исчезнуть бесследно не могли исчезнуть бесследно, даже если уничтожались целенаправленно.

Суммарный ущерб культурному достоянию СССР оценивается в 140 миллиардов рублей в золоте в ценах 1914 года. За эти годы цены выросли в сотни, тысячи раз,14 и по некоторым оценкам составляют $ 230 млрд.15

“Ученым”- гитлеровцам вменялось в обязанность непременно отыскивать и уничтожать музейные инвентарные книги, описи экспонатов, каталоги. Поэтому сейчас сложно установить, сколько экспонатов насчитывалось в том или ином музее до войны, сколько было вывезено в Германию.

Самое печальное то, что многие шедевры можно было спасти. Но если все (или почти все) европейские государства заранее позаботились об эвакуации культурных ценностей, то в СССР защита культурной собственности накануне опасности игнорировалась, ибо отношение большевизма к культуре было основано исключительно на «революционном самосознании». Эвакуация Третьяковской галереи началась лишь тогда, когда Москву уже бомбили, и на вывоз выделили лишь 9 дней. На вывоз Новгородского музея дали всего 9 часов. Никаких убежищ заблаговременно не приготавливали, наоборот, музейщики вообще не знали, куда их везут с экспонатами. Начальник эшелона, на котором отправлялись экспонаты всех московских музеев, директор Третьяковки А.Замошкин, только за Уралом вскрыл пакет, в котором было названо место - Новосибирск.16

Результатом хамского большевистского отношения к культуре стали грандиозные потери России в войне с нацистами. Эти потери исчисляются не только утратой самих памятников культуры, но и утратой всякой музейной документации. Стремясь компенсировать потери, в 1942г. ведущие русские искусствоведы создали список германского культурного имущества, предназначенного к вывозу в СССР, который включал в себя такие значительные комплексы, как Дрезденская галерея, Пергамский алтарь и прочие шедевры мировой культуры. Предвидя или предвосхищая победу, наша страна начала подсчитывать ущерб (в рублях, которые потом переводились в доллары) от военных действий на своей территории еще в ноябре 1942 года, когда была создана "Чрезвычайная государственная комиссия по установлению злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в годы Великой Отечественной войны, и определению причиненного им ущерба гражданам, колхозам, госучреждениям СССР".

Фашистские захватчики с российской культурой обходились не так, как скажем, с английской или французской, они не просто "расхищали" ценности на правах оккупантов. Установка - у славян не может, а главное, не должно быть культуры. Поэтому они просто уничтожались. Правда, были и отклонения от правил. В этой связи уместно вспомнить знаменитый штаб Розенберга, который не уничтожал, а перевозил культурные ценности в Германию. В 1940г. Альфред Розенберг был министром по делам оккупированных территорий на Востоке. Именно Розенбергом был создан зондерштаб «Изобразительное искусство», где служили 350 экспертов в военной форме. В приказе Гитлера о полномочиях Розенберга говорилось: «Его айнзацштаб… имеет право проверять библиотеки, архивы и иные культурные организации всех видов и конфисковывать их».

Специальная операция по ограблению музеев, церквей, книгохранилищ и частных собраний в СССР именовалась « Линц». Для успешного вывоза из СССР культурно-исторических, художественных, музейных ценностей только Розенбергу потребовалось 1418 вагонов.17

Когда наступление Советской Армии стало выходить за пределы СССР, заинтересованные ведомства - Академия наук, Комитет по делам искусств, Комитет по делам культпросветучреждений начали формировать спецгруппы по поиску ценностей. Поставленная задача: искать свое. Невольно сравниваешь цифры: немецкая бригада штаба Розенберга, которой предписывалось после блицкрига прочесать только архивы Москвы и Ленинграда, состояла из трехсот человек. Вся бригада Комитета по делам искусств насчитывала девятнадцать.18 В 1943г. была создана комиссия по вопросам реституции во главе с И.Э. Грабарем, которая рассматривала вопрос об эквивалентном возмещении наших потерь.19 И после победы мы начали вывозить…

Не нами была развязана эта война, и не по нашей вине отечественная культура подвергалась чудовищному разорению. Справедливость требовала взыскать с виновника причиненный им ущерб, международное право не выдвигало никаких ограничений в этом отношении. Еще в ходе войны президент Академии наук СССР С.И. Вавилов обращался в СНГ с просьбой «обеспечить реституцию принадлежащих академии и вывезенных оккупантами культурных ценностей или замену их другими равноценными объектами ... за счет библиотек, архивов, музейных и иных фондов соответствующих германских учреждений».20 Термин "реституция" здесь употребляется юридически корректно - по отношению к нашим, незаконно вывезенным немцами ценностям. Только такой смысл и следует вкладывать в этот термин. Цель советских поставок из Германии - компенсировать потери, причем частично компенсировать, потому что восполнить все утраты было невозможно. Обнаружено после войны и возвращено немцами было очень немного.

Но перед тем, как перейти к тому, как и какими методами наши войска осуществляли компенсацию, надо рассказать о законодательных актах и соглашениях, которые были приняты в сфере возмещения культурного ущерба во время и сразу же после второй мировой войны. Проблема возвращения награбленного была поставлена в заявлении Объединенных Наций в Бреттон-Вудсе от 22 июня 1944 года. Понималась она тогда как одна из форм возмещения агрессором ущерба, нанесенного жертве агрессии, Договоренности союзных держав-победительниц на этот счет зафиксированы в документах Ялтинской конференции. На основании международных и союзнических договоров приказом № 0126 Советской военной администрации в Германии от 28 декабря 1945 года вся недвижимость, принадлежавшая военным преступникам, передавалась местным органам самоуправления. Движимая собственность, в том числе и культурные ценности, подлежали передаче во владение, "в доход" Советского государства. 21 января 1946 года по инициативе советской делегации Союзный Контрольный Совет - высший орган государственной власти на оккупированной территории Германии - принял документ, которым устанавливалось понятие "компенсаторной реституции", то есть замены утраченного уникального имущества, восстановление которого невозможно, адекватным.21 Указывалось, какое государство имеет право на реституцию, что входит в само понятие, какое имущество может быть подвергнуто реституции. Вслед по настоянию американцев были приняты и специальные инструкции - они касались лишь предметов художественного происхождения. В инструкциях отмечалось, что замены необратимо утраченных ценностей могут производиться из всякого имущества, бесспорно принадлежащего Германии, в том числе ее общественным и юридическим лицам, а также физическим лицам - в первую очередь бывшим членам нацистской партии.22

Следует также упомянуть Женевскую конвенцию о защите жертв войны от 12 августа 1949 г., Гаагскую конвенцию о защите культурных ценностей от 14 мая 1954 г., решения Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференций; Лондонскую декларацию правительств СССР, США, Великобритании, Франции и ряда других государств от 5 января 1943 г., Московскую декларацию СССР, США и Великобритании от 30 октября 1943 г.;; мирные договоры с Италией, Болгарией, Румынией и Финляндией 1947 г.; Государственный договор СССР, США, Великобритании и Франции с Австрией от 15 мая 1955 г.; Мирный договор с Японией от 8 сентября 1951 г.; законы и другие акты Союзной Контрольной власти в Германии (Контрольного Совета, Координационного комитета и других органов), акты Советской Военной Администрации в Германии, а также Лондонское долговое соглашение 1954г., когда Германия осуществила паушальное возмещение*   погасила претензии Франции, Нидерландов, Дании, Норвегии, Люксембурга, Бельгии и ряда других стран за совокупный материальный ущерб, нанесенный в период гитлеровской оккупации.

А теперь о том, как мы компенсировали потери, забирая немецкое имущество. Вообще, по правовым международным нормам, трофеи - это техника, оружие, продовольствие, захваченное у противника в ходе боевых действий или при капитуляции. Репарации - возмещение материального ущерба, нанесенного противником на оккупированной территории. Обычно репарации ВЫПЛАЧИВАЛИСЬ ! И лишь Советский Союз компенсировал свои потери в натуре: из советской зоны оккупации вывозилось все - от мощных оборонных заводов до минипекарен, хотя по решению стран-победительниц промышленность, необходимая для элементарного выживания немецкого населения, репарациям не подлежала. Что же касается культурных ценностей, то они никак не подпадают под определение трофеев и репараций. Реституция, согласно международному праву, означает юридически признанный акт возвращения имущества, художественных и других ценностей. Реституция ни в коем случае не обмен «баш на баш», а добровольное возвращение того, что тебе не принадлежит. Официально СССР после окончания войны не предъявил Германии никаких претензий. Лишь недавно комиссия по реституции вручила немецкой стороне первый список культурных потерь. А в 1945г. прикидывали «на глаз», брали все подряд без всяких ограничений.

Речь о создании союзнического контрольного совета шла после Потсдамской конференции, но он так и не заработал. С союзниками должна была войти в контакт так называемая Межсоюзная репарационная комиссия. Но документов, проясняющих ее деятельность, не сохранилось. Есть лишь материалы, где говориться, что генеральный директор комиссии Г. И. Аркадьев с одним из своих коллег присваивал трофейные ценности и даже ухитрился отправить в Москву самолетом антикварную мебель для себя. Но и его злодеяния меркнут по сравнению с тем, сколько наворовал бывший начальник оперативного сектора НКВД-МВД в Берлине А. Сиднев. В протоколе его допроса меня привлекла следующая часть:

«Вопрос:  Вам предъявляются фотоснимки изъятых у вас при обыске 5 уникальных большой ценности гобеленов работы фламандских и французских мастеров XVII и XVIII веков. Где вы утащили эти гобелены?

Ответ:  Гобелены были обнаружены в подвалах германского Рейхсбанка, куда их сдали во время войны на хранение какие- то немецкие богачи…

Вопрос:  Но этим гобеленам место только в музее. Зачем же они вам понадобились?

Ответ:  По совести сказать, я даже не задумывался над тем, что я ворую( курсив мой- А. К.) Подвернулись эти гобелены мне под руку, я их и забрал».23 Вот так ! Наш народ так широк душою, что не осознает того, что берет чужое ! Но читаем дальше, и перед нашим взором предстает удивительная картина: Сиднев дает показания против Уполномоченного НКВД 1-го Украинского фронта Серова. «Под его руководством я проводил работу в Польше. А затем, когда советские войска захватили Берлин, Серов добился моего перевода на работу в НКВД и назначил начальником берлинского оперсектора. На этой работе Серов приблизил меня к себе, я стал часто бывать у него и с этого времени началось мое грехопадение…

Вряд ли найдется такой человек, который был в Германии и не знал бы, что Серов являлся, по сути дела, главным воротилой по части награбленного.

Самолет Серова постоянно курсировал между Берлином и Москвой, доставляя без досмотра на границе всякое ценное имущество, меха, ковры, картины и драгоценности для Серова. С таким же грузом в Москву Серов отправлял вагоны и автомашины.

Надо сказать, что Серов свои жульнические операции проводил очень искусно. Направляя трофейное имущество из Германии в Советский Союз для сдачи в фонд государства, Серов под прикрытием этого большое количество ценностей и вещей брал себе…»24

В ходе Нюрнбергского процесса советская сторона предъявила 39 томов, в которых был подсчитан ущерб, нанесенный СССР в результате войны - в том числе и урон "культурный".

Музейные ценности вывозились по распоряжениям ГКО, СНК СССР. Разрешения давало также Главное трофейное управление тыла Красной армии. Например, его начальник позволил Малому театру самостоятельно отбирать для себя трофейные ценности. В числе их получателей были Музей изобразительного искусства имени Пушкина, Третьяковская галерея, Главное управление снабжения Комитета по делам искусств. Союзниками не было согласовано ни одного разрешения.

Сохранилось письмо Бонч-Бруевича Сталину, написанное в феврале 1945г. Бонч-Бруевич еще с эмигрантских времен работал в зарубежных архивах, а с 1931г. был директором Литературного музея. Он изучал в архивах все, что было родом из России. В письме - программа полной экспроприации русского и славянского из всех музеев и архивов европейских стран. Из Ватикана он предлагал изъять весь русский и славянский отдел, а из Голландии и Дании забрать материалы, связанные с Петром I.25 Многое из того, что он перечислял, принадлежало музеям вполне законно: было подарено или куплено и даже продано Советской властью в 20-е и 30-е годы. Письмо, несомненно, пригодилось, когда группы наших музейных работников колесили по советской зоне оккупации в поисках добычи.

Отбирали наиболее ценные в художественном и научном отношении книги, рукописи, коллекции. Но случались и курьезы. Например, в Музей изобразительных искусств им. Пушкина завезли ящики с театральным реквизитом, бронзовый бюст Геббельса, портреты Гитлера и его соратников и даже мумию под стеклянным колпаком без саркофага, неизвестно кому принадлежавшую.

Постановления, документы о возвращении найденных советских ценностей шли под грифом "совершенно секретно" и подписывались лично Сталиным. Возможно, подобные документы находятся в архивах спецхранов, в Госархиве РФ, но туда доступ закрыт с конца 1993г. Закрыты для историков и фонды Главного трофейного управления министерства обороны.

В марте 1945г. войска 4-го Украинского фронта на станции Пщына, что юго-западнее Освенцима, захватили эшелон с архивами партии. Там же обнаружили около 100 тыс. книг и 80 тыс. журналов из библиотек Белорусской Академии наук, Риги, Вильнюса, Таллинна, Пскова и других городов. Среди книжного фонда находились 14 ящиков с музейными экспонатами пушкинианы: портреты поэта и его современников, бронзовые бюсты и старинные бытовые вещи. На ящиках бирки- «Ленинград». Одновременно в городе Хайльсберге разведчики 3-го Белорусского фронта

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: