Астрономия

ПЕЙЗАЖИ МОЛОДОЙ ЛУНЫ


Постоянство узора темных пятен на лике Луны уже в древ­ности обратило на себя внимание и заставило сделать вывод, что Луна всегда обращена к Земле одной стороной. Иначе говоря, период обращения Луны вокруг Земли (27,3 суток) равен продолжительности лунных суток, то есть периоду вра­щения Луны вокруг ее воображаемой оси. Причина этого-факта заключается, по-видимому, в приливной эволюции Луны. Подобно тому как Луна вызывает на Земле приливы, также существуют «земные» приливы на Луне. Есть, конечно, су­щественное различие в этих явлениях. Приливы на Земле наблюдаются не только в гидросфере и атмосфере, но и в твер­дом теле планеты. Так, например, каждые сутки под ногами москвичей пробегает твердая приливная волна высотой 30 см. Луна, по-видимому, никогда не обладала сколь-либо заметной атмосферой и гидросферой. Но «твердые» приливы, порожден­ные Землей, на ней всегда существовали. В те времена, когда сутки на Луне были короче сидерического месяца, твердые приливные волны, пробегая по поверхности Луны, медленно, но неуклонно, тормозили вращение нашей спутницы. Два при­ливных горба (на обращенном к Земле и противоположном полушарии Луны) играли роль своеобразных «тормозных ко­лодок». Эта роль свелась к нулю лишь тогда, когда Луна пол­ностью «затормозилась», то есть приливные горбы перестали перемещаться по лунной поверхности. Вот в таком «затормо­женном» состоянии человечество и застало Луну, и лишь кос­монавтика позволила увидеть обратную сторону нашего естест­венного спутника.

Нарисованная картина требует уточнения, после которого мы и приступим к изучению молодой Луны. Если говорить строго, то Луна демонстрирует земному наблюдателю не по­ловину своей поверхности, а несколько большую часть. Она как бы слегка «покачивается» в двух направлениях и при этом земному наблюдателю немного приоткрывается то одна, то другая часть невидимого полушария Луны. Это явление

получило название либрации (от латинского librare — раскачи­вать) и в буквальном переводе означает именно «покачива­ние». Есть несколько причин либрации, или, точнее, несколько разновидностей либрации.

Либрация по долготе. Она вызвана тем, что вращение Луны вокруг оси совершается почти равномерно, тогда как обраще­ние Луны вокруг Земли совершается (по второму закону Кеп­лера) неравномерно. Из-за этого Луна периодически приот­крывает то восточную, то западную часть обратного своего полушария. Максимальное значение либрации по долготе составляет (в ту или другую сторону) 7°45.

Либрация по широте. Плоскость лунного экватора наклонена к плоскости эклиптики под углом 1°,5, а угол между лунной орбитой и эклиптикой близок к 5°. В результате наклон лунного экватора к лунной орбите близок к 6°,5. По этой при­чине, обращаясь вокруг Земли, Луна периодически «повора­чивает» к нам то южный, то северный свой полюс и потому нам частично приоткрываются околополярные зоны невидимого полушария Луны. Либрация по широте несколько уступает либрации по долготе и достигает ±6041/.

Параллактическая либрация. При вращении Земли наблю­датель перемещается в пространстве на тысячи километров и по этой причине может несколько «заглядывать» в невиди­мое полушарие Луны и тем самым наблюдать с Земли более 50% лунной поверхности. Это явление получило наименова­ние параллактическая либрация. Она невелика и составляет примерно 1°.

Точности ради стоит упомянуть еще о физической либрации. Если первые три разновидности либрации вызваны, в сущ­ности, геометрическими причинами (изменением расположения наблюдателя по отношению к Луне), то физическая либрация порождена некоторой, правда, незначительной, неравномер­ностью вращения Луны вокруг оси. Эта неравномерность объ­ясняется тем, что Луна не имеет строгой шарообразной формы, а слегка вытянута в направлении к Земле. «Покачивания» Луны, называемые физической либрацией, крайне незначи­тельны и составляют всего несколько минут дуги. И все же благодаря всем четырем либрациям земной наблюдатель видит не половину, а около 60% лунной поверхности.

В прошлом веке по наблюдениям «краевых» образований на лунном диске некоторые астрономы пытались себе пред­ставить гипотетический облик обратной стороны Луны. В ка­кой-то мере их метод напоминал метод Кювье, позволяю­щий по нескольким костям ископаемых животных представить себе внешний облик древних обитателей Земли. В отношении Луны, как мы теперь убедились, этот метод в целом оказался неудачным, хотя отдельные предсказания получились достаточно близкими к истине. Так, в популярной когда-то моно­графии о Луне Ю. Франца утверждается, что «на задней сто­роне Луны, позади ее северо-восточного края, севернее пояса морей, находится обширная, светлая, богатая кратерами воз­вышенность, совершенно лишенная морей»).

Наше знакомство с молодой Луной мы начнем с обзора краевых зон, расположенных вблизи лунного лимба. Продви­гаясь от северного полюса Луны (см. Приложение VII) вдоль лимба к югу, мы на самом краю лунного диска прежде всего встречаем вытянутую темную полоску — Море Гумбольдта. На глобусе это море выглядит слегка вытянутым овалом со средним поперечником порядка 200 км. Иную форму имеет Краевое Море, далеко уходящее в невидимое полуша­рие Луны. Хотя, как и Море Гумбольдта, оно кажется зем­ному наблюдателю узенькой полоской, на лунном глобусе видно, что Краевое Море имеет весьма неправильную форму с многочисленными «заливами» и наибольший его поперечник близок к 400 км. Следующее к югу за Краевым Морем лунное Море Смита по площади превосходит Море Краевое и в юж­ной части имеет на своем дне два крупных кратера, что хо­рошо видно на лунном глобусе. Наконец, Южное Море по пло­щади превосходит все предыдущие моря вместе взятые. Его дно усеяно крупными кратерами, а форма совсем неправильная.

На самом верхнем краю, или, точнее, на верхнем роге мо­лодой Луны при достаточно большом увеличении можно заме­тить неровности лимба. Это самая высокая горная цепь на Луне, получившая наименование гор Лейбница. Некоторые из вершин этих гор, близких к южному полюсу, вздымаются вверх почти на 10 км. Одна из них, самая высокая, при всех фазах Луны постоянно освещается Солнцем. Эта высочайшая лунная гора пока никак не названа. Было бы, вероятно, уме­стно и справедливо назвать ее пиком Циолковского — великого основоположника космонавтики. Если вспомнить, что по диа­метру Луна почти вчетверо меньше Земли, приходится при­знать, что лунная поверхность относительно гораздо более неровная, чем земная.

Интересно наблюдать краевые зоны Луны неоднократно, заглядывая при этом то в большей, то в меньшей степени в невидимое полушарие Луны. При таких наблюдениях лун­ный глобус особенно полезен — по нему можно установить, какие объекты невидимого полушария Луны временно оказы­ваются в зоне видимости земного наблюдателя.

Рассмотрим теперь в телескоп общую панораму лунного серпа. Главное, что бросается в глаза, — обилие кратеров, этих характернейших, наиболее распространенных форм лунного рельефа. Со времен Галилея и до наших дней дошли никогда не прекращавшиеся споры о происхождении кольцевых лун­ных гор. Успехи космонавтики, пожалуй, лишь обострили эту дискуссию. Выявилось, что на всех уровнях и при всех масш­табах «кратерность» — характернейшая черта лунной поверх­ности. Если в крупнейшие современные телескопы на поверх­ности Луны различимы кратеры поперечником в сотни метров, то космические автоматы и космонавты, посетившие Луну, обнаружили великое множество мелких и мельчайших кратеров с поперечниками в метры и даже сантиметры. Об­щее число всех лунных кратеров неисчислимо велико, но вряд ли все они имеют общее происхождение.

Есть две гипотезы о происхождении лунных кратеров. Одна из них, условно именуемая «метеоритной», полагает, что большинство (если не все) лунных кратеров образовалось при падении на Луну метеоритов. По земному опыту мы знаем, что, действительно, удар крупного метеорита о земную по­верхность приводит к образованию так называемого взрывного метеоритного кратера. При скорости соударения в не­сколько километров в секунду (и выше) метеорит взрывается в буквальном смысле этого слова. При ударе кристаллическая решетка твердого метеоритного тела разрушается и молекулы метеорита, уже не связанные друг с другом, напоминают молекулы сильно сжатого газа. Такой «газовый сгусток», есте­ственно, стремится расшириться и это расширение происходит взрывообразно. Подсчитано, что при скорости соударения 4 км/сек взрыв получается таким же мощным, как если бы ' взорвалось равное метеориту по массе количество тринитрото­луола. При большей скорости соударения выделение энергии при взрыве увеличивается в десятки раз.

За последнее время в различных районах Земли найдены крупные метеоритные кратеры, и по размерам и по форме напоминающие некоторые из крате­ров Луны.

Сторонники «вулканической» ги­потезы указывают на кальдеры — земные своеобразные формы вулка­нического происхождения, возника­ющие вследствие провала вулкани­ческого конуса, а иногда и части ок­ружающей местности. Любопытно, что при этом образуется котловина с крутым валом и ровным дном, напо­минающая лунный «цирк». Если вну­три кальдеры образуется новый вул­кан, он напоминает центральную торку лунных кратеров и аналогия с лунным рельефом становится еще более полной.

В настоящее время спор между сторонниками той и другой гипотезы потерял смысл. Оказалось, что в фор­мировании лунного рельефа прини­мали участие как внешние, так и внутренние факторы. Вероятно, мел­кие и мельчайшие кратеры имеют метеоритное происхождение, круп­ные кратеры (как правило) — «вул­каническое». Последнее слово мы по­ставили в кавычки не случайно — у нас пока отнюдь нет уверенности, что все или хотя бы некоторые цент­ральные горки лунных кратеров — бывшие или даже нынешние дейст­вующие вулканы. С другой стороны, формирование кольцевой горы на Луне не обязательно похоже на воз­никновение земных кальдер — здесь пока лишь есть общие аналогии и нет количественной или-даже хорошо обоснованной качественной теории. Впрочем, лун­ный мир таит в себе множество загадок и мы еще, по-видимому, далеки от правильного понимания всех обстоятельств, способст­вующих формированию современного лика Луны.

Обратим теперь наше внимание на некоторые наиболее при­мечательные кратеры. Чуть южнее Моря Гумбольдта виден крупный Лунный кратер -Эндимион. Поперечник его близок к 100 км, а дно совершенно ровное, лишенное центральной горки. Зато расположенные южнее Эпдимиона два лунных кратера, Атлас и Геркулес, морфологически представляют со­бою лунные образования иного типа. Внутри Геркулеса видно чашеобразное жерло, окруженное разбросанными вокруг лун­ками, столь же хорошо сохранившимися, как и это жерло. Вполне возможно, что из этих жерл и лунок извергалась лава д края лавового «озера» застыли, образовав вал кратера^)

Внутри кратера Атлас видны несколько свежих небольших кратеров-лунок, прерывистые гребни полузатопленных валов. Ло-видимому, извержения лавы происходили здесь неодно­кратно.

В гористой области, расположенной юго-восточнее пере­численных кратеров, найдите кратеры с центральными гор­ками. Из них типичны Эрстед, Франклин, Гемин, Клеомед. Из кратеров с ровным дном наиболее примечателен Гаусс, расположенный вблизи края лунного диска. Его поперечник превышает 130 км.

К югу от Моря Кризисов на краю Моря Плодо­родия (или Изобилия) обращает на себя внимание крупный кратер Лангрен (поперечник 160 км) с центральной горкой высотой 900 м. Еще крупнее кратеры Венделин, Петавий и Фурнерий, вместе с Лангреном образующие цепочку кольце­вых лунных гор, различимых даже в полевой бинокль. Вен­делин и Петавий имеют в поперечнике 136 км, Фурнерий не­сколько меньше—119 км. Вал последнего достигает высоты 3500 м. Но эти кратеры столь велики, что из их центра уви­деть кольцевой вал невозможно — дальность горизонта на Луне из-за сравнительно большой искривленности ее поверх­ности составляет всего 2,5 км (на Земле—4,8 км). Поэтому сказанное относится не только к исполинским лунным крате­рам, но и к кольцевым горам средних размеров. При большом увеличении внутри Венделина и на его западном наружном склоне можно различить несколько трещин, пронизанных не­большими, но многочисленными жерлами. Вряд ли можно сом­неваться, что образование такого рода трещин, этих разломов лунной коры, связано с вулканическими процессами.

Рассмотрим внимательно еще один крупный лунный кра­тер Жансен, находящийся северо-восточнее Фурнерия в очень гористой, испещренной кратерами местности. Образование это замечательно прежде всего размерами — поперечник Жан-сена 204 км Обратите внимание на сложную структуру дна кратера, на кратеры, сформировавшиеся там, где когда-то, по-видимому был древний вал Жансена. Картина эта характерна для многих районов Луны, где мы видим, как на валу круп-' ного кратера возникли меньшие, «паразитные», как их назы­вают, кратеры — образования, заведомо более молодые, чем основной крупных кратер. Вы можете в окрестностях Жан­сена найти немало подобных примеров. Они свидетельствуют о разном возрасте различных лунных образований, о постепен­ном формировании современного_лика Луны, процессе, растя­нувшемся йгГмиллиарды лет. Значит, на Луне есть образо­вания молодые; старые и очень~древние_и вряд ли можно сомневаться, что эволюция лунной поверхности отнюдь не за­вершилась в прошлом, но продолжается и поныне.

Известный советский исследователь Луны А. В. Хабаков различает следующие шесть периодов в эволюции поверхности Луны):

1. Первоначальный период, когда Луна была покрыта пер­вобытной корой с бугристой или гребнистой поверхностью. Ни­каких кольцевых гор в ту пору на Луне не было. Быть может, лишь отдельные, лишенные кратеров участки лунных «мате­риков» сохранили какие-то следы первоначального периода.

2. Древнейший период, последовавший за первоначальным, был периодом активного кратерообразования за счет главным образом внутренних, «эндогенных» сил. От этого периода следы также, по-видимому, не сохранились. Быть может, лишь «фестончатый» край Алтайских гор состоит из полуразру­шенных древнейших лунных кратеров.

3. Древний или алтайский период характерен опусканием значительных участков лунной коры, сопровождавшихся обиль­ными излияниями лавы. В этот период формировались древние «моря» Луны, ныне почти полностью исчезнувшие. Ал­тайский хребет, расположенный на материке, возможно, когда-то был берегом древнего моря, исчезнувшего в следующий период.

4. Средний иди птолемеевский период, когда снова, как и в древнейший период, началось интенсивное кратерообразование, сопровождавшееся исчезновением древних лунных мо­рей. Из старых кольцевых гор, возникших в ту эпоху, остался кратер Птолемей, а также ряд полузатопденных лавой кра­теров.

5. Новый или океанский период, отмечен новыми гранди­озными опусканиями лунной коры, затоплением лавой боль­шинства возникших до этого кратеров и, наконец, формиро­ванием современного пояса лунных морей со знакомыми нам очертаниями.

6. Новейший или коперниканский период характерен новым появлением кратеров на поверхности морей. Из этих мо­лодых, отлично сохранившихся кратеров с их резким релье­фом и расходящимися радиально от них светлыми лучами наи­более примечателен кратер Коперник, находящийся на поверх­ности Моря Дождей.

Периодичность в эволюции Луны связана, как считает А. В. Хабаков, с пульсацией лунного шара, с его периоди­ческим расширением и сжатием. В эпохи расширения воз­никали кратеры, в эпохи сжатия — низменности морей, залитые лунным «соком» — лавовыми излияниями. Естественно, что сжатия и расширения приводили к растрескиванию лунной коры — отсюда то обилие трещин и борозд, которые мы наблю­даем на поверхности нашего спутника. Точнее, трещины и бо­розды, эти разломы открытого типа, возникали при расшире­ниях Луны. При ее же сжатии на поверхности морей обра­зовывались валы и жилы, то есть разломы закрытого типа.

В нижней, северной части лунного диска на поверхности частично видимого Моря Холода выделяются валы. Они от­лично просматриваются и на поверхности Моря Кризисов и Моря Плодородия.

Из разломов открытого типа весьма интересна Долина Рейта, расположенная в южной части лунного диска. Она тя­нется почти с юга на север, достигая в длину 150 км. Ши­рина долины в среднем близка к 20—25 км, хотя вблизи кра­тера Рейта эта долина сужается, уступая место кратерному валу. Любопытно, что Долина Рейта пересекается серией по­перечных рубцов — также разломов лунной коры, но возник­ших позже долины.

Из полузатопленных лавой кратеров интересны кратер Гертнер в Море Холода, кратер Лемонье в Море Ясности, кра­тер Дагерр в Море Нектара. Читателю предоставляется инте­ресная задача — отыскать сначала па карте, а затем и на мо­лодой Луне другие полузатопленные и частично разрушенные лунные кратеры — наглядное свидетельство бурных катаклиз­мов, когда-то происходящих на поверхности Луны.

На поверхности Моря Плодородия есть два небольших, прпмкнуыцих друг к другу кратера-близнеца Мессье А и Мессье B^^Ix поперечники не превосходят 15 км, но от кра­тера Мессье А по поверхности моря тянется светлый луч дли­ной 217 км. Внешне он напоминает хвост кометы или луч про­жектора и, несомненно, образован веществом, выброшенным из Мессье А. Кстати сказать, детальные исследования этого необычного кратера показали, что «жерло» кратера Мессье А направлено не вертикально вверх, а подобно жерлу пушки» наклонно к горизонту. Пожалуй, в этом случае светлое ве­щество могло быть лишь извергнуто из лунных недр — при па­дении метеорита и его последующем взрыве выброс лунного грунта происходил бы во все стороны примерно равномерно. О кратерах-близнецах Мессье существует обширная лите­ратура. При разных условиях освещения они видны по-раз­ному и долгое время многие наблюдатели были уверены, что в данном случае речь идет о реальных изменениях лунного рельефа, происходящих буквально на глазах. На самом деле в этой иллюзии видна игра света.

Мы закончим знакомство с достопримечательностями моло­дой Луны подробным обозрением Моря Кризисов. В сущности, это лунное море диаметром около 600 км, с ок­руглой формой, обрывистыми берегами и ровным, чуть-чуть зеленоватым дном можно считать очень крупным лунным кра­тером. Во всяком случае морфологически оно сходно с уже знакомыми нам кратерами Лангреном или Венделипом, отли­чаясь от них лишь большими размерами. Вдоль всей при­брежной линии Моря Кризисов видны частично разрушенные, полузатопленные древние кратеры и есть данные, свидетельст­вующие о том, что под дном Моря Кризисов погребен древ­ний кратерный рельеф.

Море Кризисов, как и чуть меньшее, но похожее на него Море Нектара, иногда называют кратерными морями. Некото­рые исследователи склонны считать кратерными даже такие огромные лунные моря, как Море Ясности и Море Дождей. В какой мере это обобщение соответствует действительности, покажет будущее.


НА ПОВЕРХНОСТИ ПОЛУМЕСЯЦА

Через неделю после новолуния наступает фаза первой чет­верти, когда молодой полумесяц с раннего вечера и почти до полуночи становится весьма удобным объектом для наблюде­ний. Терминатор делит пополам видимый диск Луны и в сол­нечном освещении открываются новые, весьма интересные об­ласти соседнего мира.

Обратим прежде всего внимание на округлое Море Ясности, возможно, принадлежащее, как уже говорилось, к числу кратерных морей. Правда, окружающие его горные области не образуют сплошного кольца — рассмотрите на карте «проливы» из Моря Ясности в соседние Море Спокойствия и Озеро Сновидений. И все-таки некоторое сходство с испо­линским кратером у Моря Ясности, безусловно, есть.

Продвигаясь вдоль берегов Моря Ясности, мы встретим не­мало полузатопленных (кратер Посидоний) или почти затоп­ленных (кратер Лемонье) древних кольцеобразных гор. И на­ряду с этим в южной части моря, на границе с Морем Спо­койствия, выделяется своей прекрасной сохранностью молодой кратер Плипий.

Характерная особенность Моря Ясности — обилие изогну­тых валов, усеивающих его поверхность. То, что многие из них изогнуты параллельно берегам, вряд ли является случай­ным, как не случайно и то, что ряд кратеров (Бессель, Лютер и другие) расположен как раз на валах. Как линии разломов, хотя и скрытые, валы представляют собой те места лунной коры, в которых, возможно, выход лав с образованием вулка­нов значительно облегчен по сравнению с окружающей мест­ностью.

На поверхности Моря Ясности есть небольшой кратер Лин­ней, с которым связана загадочная история. Опытные наблю­датели первой половины прошлого века (Лорман, Медлер и другие) неоднократно описывали кратер Линней, как глубо­кий, хотя и небольшой кратер поперечником 8 км. В 1866 г. Ю. Шмидт, наблюдавший Луну в Афинах, ко всеобщему удив­

лению заявил, что кратер Линней исчез, а на его месте вид­неется белое, облакообразноэ пятно, в котором позже открыли совсем крохотный кратер. Это пятно, как утверждал Шмидт, вблизи терминатора становится почти незаметным.

Сообщение Шмидта вызвало сенсационную -шумиху. Она усилилась год спустя, когда Медлер снова увидел кратер Лпн-ней в прежнем его виде. Любопытно, что в 1903 г. была най­дена старая зарисовка этого кратера, сделанная еще в 1788 г. художником-профессионалом Д. Ресселом, на которой загадочный кратер выглядит таким же белым пятном, каким его увидел- Шмидт почти восемь десятилетий спустя. В том же с 1903 г. В. Пиккеринг опубликовал фотографический атлас Луны, в примечаниях к которому утверждается, что диаметр светлого пятна уменьшается во время высокого положения Солнца над горизонтом Луны и увеличивается во время лун­ных затмений.

Реальны ли все эти изменения? Вызваны ли они различ­ными условиями освещения той местности, где находится Линней, или в этом месте совершаются какие-то активные, но пока непонятые нами процессы? На эти вопросы сегодня еще не найдены окончательные ответы.

В Море Спокойствия, отлично видимом во время первой четверти, мы замечаем в центре полуразрушенный кратер Ламонт и расходящиеся от него валы. И снова, наряду с молодым кратером Маскелайн, Море Спокойствия хранит на своей поверхности, особенно вблизи берегов, многочисленные руины — полузатопленные, разрушенные древние кратеры, иногда сохранившиеся лишь в виде полуколец. В проливе, соединяющем Море Спокойствия с Морем Нектара, любопытен широкий полукруглый вал, окружающий кратер Торричеллп.

Море Паров вместе с Заливом Центральным, расположен­ное вблизи терминатора, обладает особо примечательной систе­мой разломов, из которых прежде всего обратим внимание на огромную трещину Ариадей.

Южнее кратера Юлий Цезарь эта трещина рассекает в широтном направлении материковый массив, а затем про­должается по дну Моря Паров. Правее трещины Ариадей и параллельно ей на дне Моря Паров виден другой исполин­ский разлом-трещина Гигин с одноименным кратером посе­редине. В крупные телескопы и на снимках, полученных с искусственных спутников Луны, видны примечательные под­робности: дно обеих трещин усеяно множеством мелких кра­теров, причем в трещине Гигин их больше, чем в трещине Ариадей. Длина обеих трещин весьма внушительна — Ариадей имеет в длину около 200 км, трещина Гигин лишь немногим короче.

Если бы мы оказались на поверхности Луны, трещина Ги­гин предстала бы нам, как длинное ущелье с обрывистыми краями. Воронки кратеров, усеивающих дно трещины, по диа­метру несколько превосходят ее ширину. Вокруг этих крате­ров заметны туманные ореолы, по-видимому, следы вещества, пзверженного из кратеров. Аналогичное строение имеет Ари­адей.

Обе трещины образовались в результате растрескивания лун­ной коры. Возникшие разломы стимулировали вулканическую деятельность, п вдоль трещин, пайдя себе удобный выход наружу, изверглась лунная лава, образовав при этом мелкие кратеры.

Несколько иной внешний облик имеют разломы в окрестно­стях кратера Триснеккер, находящегося в южной части Моря Паров. Сам кратер небольшой (диаметр 25 км), имеющий вы­сокую центральную горку. Левее Триснеккера видны узкие и глубокие трещины. Здесь, как и в других местах лунного мира, длина трещпн превосходит их ширину в сотни раз. По­перечный разрез трещин около Триснеккера клиновидный — эти трещины узки, глубоки и тянутся в длину на многие де­сятки километров. То, что трещины Триснеккера не парал­лельны трещинам Ариадей и Гигин, свидетельствует о том, что растяжение лунной коры происходило в разных направ­лениях.

По берегам Моря Паров обращают на себя внимание три хорошо сохранившиеся молодые кратеры Манилий (диаметр 40 км), Бошкович (диаметр 44 км) и Агриппа (диаметр 40 км) с четко выраженными центральными горками.

В южной, верхней (при наблюдениях в телескоп) части молодого месяца, на обширной материковой территории, усеян­ной огромным множеством кратеров, близко к терминатору выделяются две исполинские кольцеобразные горы — кратеры Альбатегний и Гиппарх.

Поперечник первого из них близок к 120 км. Обращает на себя внимание очень сложная структура вала Альбатегния. На нем много «паразитных» кратеров, образовавшихся позже того, как сформировался Альбатегпий. Видно, что этот район Луны был когда-то очень активным — и в вулканическом и в тектоническом отношениях.

Менее мощным и сложным валом обладает кратер Гпппарх (диаметр 190 км). Но и этот вал усеян «паразитными» кра­терами (в том числе и такими крупными, как кратер Галлей диаметром 29 км), а на дне Гпппарха наряду с полузатоплен­ным кратером Гюльден (диаметр 37 км), виден молодой, еще не подвергнувшийся разрушению кратер Горрокс (диаметр 30 км).

На побережье Море Нектара дня за два до первой четверти обращает на себя внимание цепочка из трех крупных крате­ров—Теофил (диаметр 99 км), Кирилл (диаметр 85 км) и Катарина (диаметр 102 км). Прежде всего бросается в глаза любопытная деталь: кратер Теофил образовался явно позже кратера Кирилл — вал Теофпла разрушил ранее существовав­ший вал Кирилла. Овальный по форме кратер Катарина узкой горловиной соединен с Кириллом.

Кратер Катарина любопытен тем, что в этом районе Луны сохранились признаки многократных извержений. На вале Катарины видны «паразитные» кратеры, а на дне Катарины, при наблюдениях в крупные телескопы, удается различить 14 по­лузатопленных кратеров разного возраста.

Цепочки кратеров, подобные Теофилу, Кириллу и Ката­рине, далеко не редкость на Луне. В горной стране, прости­рающейся к югу от этих кратеров, наблюдатель найдет не­мало очень сложных форм рельефа и среди них цепочки из многих кратеров. Видимо, когда-то здесь вулканические про­цессы отличались особой мощью и периоды вулканической и тектонической активности сменялись периодами относитель­ного затишья.

На лунной карте прямо над Катариной (к югу от этого кратера) виднеется древнейшая горная цепь Алтай, возможно, когда-то бывшая высоким берегом давным-давно исчезнувшего моря. Некоторые из вершин лунного Алтая имеют высоту ,3900 м. Любопытно, что когда терминатор проходит через Алтай, последний образует большой светящийся выступ, ви­димый даже невооруженным глазом. Тогда земному наблюда­телю Луна напоминает «профиль с носом», а рога месяца — колпак и бородку клоуна. Не этим ли обстоятельством можно объяснить старинные «очеловеченные» изображения лунного серпа?

Структура Алтайских гор существенно отличается от строе­ния других лунных горных цепей. Эти горы состоят как бы из валов полуразрушенных кратеров и потому здесь наблю­датель не увидит четко выраженного хребта. Только в дни, ко­гда лунный Алтай близок к терминатору, этот район Лупы предстает земному наблюдателю как некая возвышенность.

Лунный Алтай, растянувшийся в длину на 450 км — это район древнейших лунных пород, сохранивших, быть может, в себе следы ранней истории лунного мира. С этой точки зре­ния и для космонавтов, и для лунных автоматов Алтайский хребет представляет особый интерес.

Возвращаясь в северную, «нижнюю» часть лунного диска, обратим внимание на два крупных лунных кратера — Аристо­тель (диаметр 85 км} и Евдокс (диаметр 64 км}. Оба они рас­положены на южном берегу Моря Холода.

На границе Моря Ясности расположены две горные цепи — Балканы и Апеннины. Балканы иначе иногда называют гор­ной цепью Гемус. Это — древнейшая полоса гористой сущи, сильно разрушенная временем. От прежней, когда-то мощной горной цепи остались отдельные изолированные, сглаженные и невысокие гребни.

Совсем иной облик имеют лунные Апеннины. Это молодая, самая мощная на видимом полушарии Луны горная цепь. В первую четверть она приоткрывается лишь частично и от­дельные, наиболее высокие вершины Апеннин, освещенные Солнцем, выступают яркими точками в темной части Луны. Поэтому с подробного описания Апеннин целесообразно начать следующую главу, посвященную пейзажам нарастающей Луны.


НАРАСТАЮЩАЯ ЛУНА

Спустя один-два дня после первой четверти наблюдателю Луны во всем своем великолепии открывается самая, пожа­луй, примечательная горная цепь — Апеннины. Эта горная I гряда окаймляет юго западную окраину огромного Моря Дож­дей, средний поперечник которого близок к 1200 км. Впадина, именуемая Морем Дождей, одна из самых глубоких на Луне. В восточной ее половине глубины (по отношению к среднему уровню лунной поверхности) превышают 1200 м, а в западной половине Моря Дождей они вдвое

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: