Xreferat.com » Рефераты по науке и технике » Лайелевский актуализм и след динозавра

Лайелевский актуализм и след динозавра

Александр ИГНАТОВ

Контакт с автором: [email protected]

20 век оставил в наследство принцип, роль которого в будущем будет только возрастать – Куновский принцип смены научных парадигм как основы научного прогресса. Данный принцип признал, что научная революция может произойти, что называется, в рабочем порядке, не вызывая сильнейших и порой трагических потрясений в научном сообществе, путем позитивного диалога и конструктивного во всех отношениях обмена мнениями.

На сегодняшний день уже ряд направлений науки прошли стадию научной революции в форме смены парадигмы, а не жесткого противоборства, вплоть до взаимной обструкции, как это бывало прежде, двух концепций – существующей и альтернативной. Самый показательный пример в этом плане – это переход от классической геологии, ограничивавшей движение земной коры локальными вертикальными и горизонтальными перемещениями, к мобилистской концепции, оперирующей движениями земной коры в планетарном масштабе.

Но даже смена парадигмы, как бы она плавно и безболезненно ни протекала, в любом случае немыслима без новаторства – свежих идей и – чего греха таить! – " гомеопатической" дозы критических замечаний в адрес общепринятой теории, какой бы красивой, незыблемой и прочной она ни казалась. И теперь, после такого вступления, можно переходить к делу.

Некоторые факты и наблюдения автора

Основополагающими принципами современного естествознания являются, как известно, появившиеся в арсенале науки в середине 19 века Лайелевский принцип актуализма и Дарвиновский принцип естественного отбора. Они оказались громадным шагом вперед по сравнению с концепцией катастрофизма Ж.Кювье, поскольку последняя, как известно, вызывала слишком живые ассоциации с Великим потопом и иными подобными катаклизмами, нашедшими отражение в древних и современных религиозных верованиях, а потому на свой лад благосклонно воспринималась идеологами христианской религии.

Но всегда ли принцип актуализма способен объяснять явления, и особенно в геологическом прошлом? В частности, может ли принцип актуализма объяснить причину необычайной сохранности скелетов мезозойских монстров – словом, не требуется ли в отношении принципа актуализма своя смена парадигмы?

С момента исчезновения ящеров с лика Земли, согласно официальной геохронологии, прошло от 60 до 100 миллионов лет. Если бы динозавры умирали естественной смертью от старости (не так давно в музее узнал, что они вроде бы жили по 200-300 лет!) или хотя бы съедались после удачной охоты зверообразных монстров (например, тех же тиранозавров), то я не думаю, что скелеты в таких случаях сохранились бы в той же целости, какую очень часто наблюдают палеонтологи. Во-первых, значительная часть костей, особенно мелких и средних, была бы элементарно сожрана безо всякого остатка (зубы-то у тиранозавров были слава богу). Во-вторых, то, что оставалось бы после пиршества тиранозавров, затем после тех мезозойских пресмыкающихся и летающих ящеров, которые выполняли тогда ту же роль, что и сейчас падальщики, потом после трупоядных насекомых и, наконец, после бактерий, – иначе говоря, то, что уже не представляло пищевой ценности даже для самых невзыскательных, было бы полностью фрагментировано и растащено на такие расстояния, что восстановление полного скелета было бы абсолютно невозможно. В-третьих, к утилизации того несъедобного, что уже не могло найти трофического применения среди животных, насекомых и бактерий, подключились бы силы неживой природы – солнце, дождь, роса, влажность, ветер, ну что еще там есть? И очень скоро – от силы года два-три – кальций был бы вымыт из костей и черепа. Потерявшие упругость и прочность, они стали бы хрупкими и превратились в пыль под ногами тех же монстров (вряд ли они смотрели под ноги и тем самым трогательно заботились о сохранности бренных останков своих почивших или съеденных собратьев), под воздействием ветра, воды, падающих камней, ветвей и стволов деревьев. Что-то не видел я костей в наших лесах, хотя и бывал там достаточно много раз – могу даже привести пример из своих собственных наблюдений.

Когда-то давным-давно, мне не было еще десяти лет, пас я наших деревенских коров вместе с моей теткой на пастбище в километрах пяти от нашей деревни. И в кустах нашел небольшой скелет. Он был почти целехонек. Я спросил у тетки, чей же это скелет? Она и объяснила мне, что это был жеребенок, который, видимо, умер сразу после рождения. Поскольку дело было в начале лета, то совершенно понятно, что жеребенок умер, скорее всего, прошлой осенью (иначе я заметил бы его еще прошлым летом). Затем в течение осени и зимы труп был, вероятнее всего, частично съеден, а частично сгнил, и те разложившиеся ткани, что остались к весне, были смыты талыми водами (кусты, где лежал скелет, росли на пологом склоне ручья). Так вот, скелет был практически цел. Но уже в течение лета он значительно изменился – коров пасли там не только мы, но и еще некоторые наши односельчане, такие же добросовестные, как моя покойная тетка. За лето я бывал там несколько раз. И к концу лета поперечник круга, в котором можно было найти кости (это уже не был скелет, как в начале лета), составлял порядка десяти метров: об этом " позаботились" копыта коров, а также ноги пастухов моего возраста. Дальнейшее свое развитие события получили в следующем пастушьем сезоне. Придя туда в первый раз, я увидел, что за зиму кости заметно посерели и даже слегка почернели, тогда как предыдущим летом они были еще абсолютное белые (почти как гипс в оценке доктора в исполнении С.Фарады в фильме " Миллион в брачной корзине" ). К концу же лета круг, в котором находились кости, увеличился метров до тридцати, а отдельные мелкие фрагменты я видел даже в ручье, до которого было метров 50; в-третьих, многих костей, уже не было вовсе – я, например, нигде не мог найти череп. Третье лето поставило конец: костей осталось мало, а те, что было можно найти, почти почернели, сильно разрушились и легко рассыпались, если на них было наступить даже не особенно сильно. Я допускаю мысль, что жеребенок был мал, кости были неокрепшие и хрупкие, а потому так быстро разрушились – всего за три-четыре года. Вероятно, если бы это было взрослое животное, процесс длился бы дольше, но и то не более 10, максимум 20 лет. Мне приходилось видеть кости крупных домашних животных, которые по несколько лет валялись под открытым небом. Я бы не сказал, что спустя несколько лет они были очень крепкие и сохранили первозданный вид.

Наконец, как-то по телевизору мне пришлось слышать интересный репортаж об одном довольно известном кладбище в Москве (правда, не помню, каком, но это не так и важно – к чему мне выдумывать). Оказывается, на этом кладбище, не очень большом по площади, хоронят уже 300-400 лет, причем без расширения кладбища! Земля этого кладбища используется по замкнутому циклу, так как установлено, что в ней полное разложение костей, не говоря уже о дереве гробов, до состояния, неотличимого от самой земли, происходит всего за 60 лет! И это, заметьте, в земле, в которой темп разложения органики существенно ниже, чем на ее поверхности!

А теперь снова вернемся к мезозойским динозаврам, вернее, их скелетам. Я не думаю, что " нравственность" тогдашних обитателей Земли была другой, чем сейчас. Иными словами, скелеты павших или съеденных животных оказывались в условиях, чем-то схожих с современными (теми самыми, о которых я рассказал, опираясь на свои наблюдения). Понятно, коров тогда не пасли. Но и думать, что скелеты динозавров ожидала участь, отличная от участи скелета жеребенка в моем примере или участи скелетов на том замечательном московском кладбище, – верх наивности. Кости животных без каких бы то ни было пиетета растаскивались по всем возможным направлениям как при помощи лап и челюстей ящеров, так и сил самой природы – ветра и текучей воды (надо думать, в те времена они были активны не меньше, чем сейчас), а то, что было погребено не очень глубоко, в считанные десятилетия полностью и без остатка истлевало. Словом, на полное исчезновение всех фрагментов скелетов динозавров требовалось максимум пара столетий, а этот срок, возможно, даже короче продолжительности жизни самих ящеров (она, напомню, оценивается в 200-300 лет).

Официальное и альтернативное объяснение фактов

Официальная геология и геохронология, опираясь на Лайелевский принцип актуализма, оценивают скорости осадконакопления в геологическом прошлом как приблизительно равные современным. Соответственно они исходят из наблюдаемых в наше время скоростей в интервале от 1 мм в год до 1 мм в тысячелетие (Правда, в населенных пунктах и особенно городах мы наблюдаем гораздо более высокие темпы накопления осадков – иначе как объяснить, что археологические находки на месте древнерусских городов возрастом в несколько столетий находят под слоем земли в несколько метров? к примеру, восемь слоев деревянной мостовой нашего древнего Великого Новгорода?).

Таким образом, для того, чтобы скелет динозавра оказался погребен под толщей осадков хотя бы в 1 мм (я уж не вспоминаю о сотнях метров и тем более километрах геологических осадков, которые, как считается, перекрывают находимые скелеты динозавров), потребуется несколько тысяч лет. Да, именно так, сообразно размерам скелета – ведь высота бронтозавров в холке равнялась высоте двухэтажного дома, да и толщина, надо думать, была соответствующая. Но выше мы оценили максимально возможный срок, в течение которого фрагменты скелета динозавра остаются лежать на поверхности земли, в 200-300 лет, то есть в десять раз меньше. Стоит ли говорить, что при столь малой скорости осадконакопления – максимум 1 мм в год, – не то что полный скелет – даже отдельные кости не могли бы сохраниться, а потому такой науки, как палеонтология, не существовало бы вовсе – по причине полного отсутствия объектов для соответствующих исследований.

Объяснять идеальную сохранность скелетов, причем достаточно часто целых групп скелетов нескольких животных, предполагая одновременно крайне малыми темпы осадконакопления – немыслимо. А потому все, кто связан с палеонтологией, стараются отыскать правдоподобные причины, трактующие этот парадокс.

Чаще всего эти интерпретации сводятся к тому, что, дескать:

животное утонуло в болоте, а потому труп, находясь в бескислородной среде, не мог окисляться и разлагаться. Позже болото высохло, торфяник окаменел или перешел в камнеподобное состояние, сохранив таким образом труп животного. Но, боюсь, такое объяснение – тоже верх наивности. Я вырос в сельской местности, видел болота, видел поведение животных как в обычных, так и экстремальных ситуациях, а потому могу сказать следующее. Во-первых, ни одно здравомыслящее животное (за исключением человека, который способен утонуть даже в луже глубиной 5 см) в болото не заберется: если его ноги провалятся хотя бы до колена, оно сразу же немедленно повернет обратно. Во-вторых, современные травоядные, вообще говоря, игнорируют болотную растительность (нос, что называется, воротят), а потому есть основания полагать, что примерно такого же мнения о вкусе болотной растительности были и мезозойские ящеры, то есть в болота они просто не лезли (невкусная там растительность!). В-третьих, болота обычно начинаются с малых глубин, то есть шагнуть с твердого места и тут же ухнуть в бездонную топь – это из разряда несерьезного;

животное паслось на краю обрыва; последний обвалился; животное упало в воду, утонуло, и течением реки было снесено в ближайший залив; там труп был занесен песком и сохранился до наших времен. Сценарий, теоретически, конечно, возможен, но практически он не выдерживает никакой критики. Если даже животное падает ненароком в воду, то для него это не трагедия – не умеющих плавать животных в природе нет. Кошачьи, правда, воды не любят, это верно, но зато травоядных (а большинство динозавров все-таки были именно таковы) хлебом не корми – дай поплескаться. Но если даже животное утонуло, то каким же должно быть течение этой реки, чтобы успеть протащить труп до моря, прежде чем он, извините за выражение, расползется как желе? И если даже труп благополучно достиг моря, то, что же, там к нему никто не притронулся? Ой ли! согласно исследованиям американских океанологов, труп кита, который падает на дно моря, полностью перерабатывается другими морскими животными и микроорганизмами в состояние, неотличимое от донного ила, за несколько лет!

Как же быть?

Выходом из тупика может стать только объяснение, опирающееся на предположение, что в определенные моменты истории Земли скорость оседания осадков на ее поверхности возрастала не то что в десятки или сотни раз – в десятки и сотни тысяч и даже, возможно, в миллионы раз. К примеру, были ли бы наши представления о жизни в Древнем Риме столь же полными, если бы не было в истории Рима, да и человечества тоже, такого дня, как последний день Помпеи? Наверно, нет. И даже не наверно, а точно нет! Думается мне, что, скорее всего, таких " последних дней Помпеи" в истории Земли было немало. Благодаря именно таким катастрофам и неимоверно возраставшим в такие дни темпам накопления осадков в виде вулканического пепла и песка палеонтологи могут находить на удивление полные и целые скелеты животных, которые, по их мнению, обитали на Земле десятки и сотни миллионов лет назад. Катастрофы, длившиеся несколько часов и максимум несколько дней, – вот что меняло лик Земли и состав ее обитателей куда как радикальнее, быстрее и эффективнее, нежели миллионы лет дарвиновского естественного отбора, который более заслуживает названия естественного застоя. Должно быть, специалисты по палеонтологии, если хотя бы чуточку напрягут память, приведут массу примеров о катастрофах и биологической истории Земли. Я не специалист, поэтому ограничусь лишь некоторыми иллюстрациями, сравнительно легко приходящими на ум даже дилетанту (особенно такому лукавому, каким я себя считаю).

Например, только недавно в музее видел окаменевший скелет младенца-динозавра. Он был настолько мал, что его даже не стали вырубать из камня, чтобы не испортить скелет окончательно. Так вот, этот малыш в тот роковой момент, когда его настигла смерть, лежал, скорее всего, в уютном гнезде, свернувшись клубком, почти так же, как это делают самые обыкновенные котята. Малыш вовсе не пал жертвой чьих-то зубов или неведомых нам болезней – он, вероятнее всего, был просто-напросто завален заживо массами песка и пепла, неожиданно для всех посыпавшимися с неба.

Другой пример – следы ящеров, которых к настоящему времени найдено уже достаточно много (фотографии этих следов также были выставлены на музейной экспозиции). След даже очень крупного динозавра – а они вряд ли оставляли чрезмерно глубокие следы, поскольку опорная площадь ног по законам физики была не маленькой, – сохранился бы совсем недолго. Или до первого прилива, если след был оставлен в зоне подъема приливной волны (половина суток), или до первого серьезного ливня (несколько дней), или в самом крайнем случае в течение одного сухого сезона, если имела место ярко выраженная сезонность выпадения осадков наподобие современной саванны (полгода). Словом, полгода –

Похожие рефераты: