Xreferat.com » Рефераты по политологии » Что есть политика и что – наука о политике (Опыт нетрадиционного обзора)

Что есть политика и что – наука о политике (Опыт нетрадиционного обзора)

Ильин М.В., Коваль Б.И.

До самого последнего времени науки о политике как самостоятельной дисциплины у нас в стране просто не было, хотя именно политической проблематике посвящалось чуть ли не большинство всех публикаций обществоведческого профиля. Сегодня ситуация, к счастью, изменилась. Принята общая концепция ВАКовской программы «Основы политологии», создаются политологические кафедры и даже институты. Несколько научных советов ведущих вузов получили право принимать к защите работы по политологии. Десяток диссертаций уже защищен. Можно сказать, возникла «мода» на политологию (как в свое время на генетику и кибернетику, системологию и экологию). Все дружно поют ей аллилуйю, хотя нередко не знают толком, что такое наука о политике, как она соотносится с самой политикой.

Конечно, нужно время, чтобы подготовить программы, учебники и пособия. Но что можно и должно сделать уже сегодня? На наш взгляд, – переводить на русский язык то ценное, что имеется в мировой литературе, переиздавать классиков, но также – использовать все оперативные, пусть и непривычные каналы и формы распространения научных знаний о политике. Опыт такого нетрадиционного изложения представлений о политике и политологии мы хотели бы вынести на суд читателей. Авторы обзора попытались «смоделировать» те дискуссии, которые вспыхивают в аудиториях наших вузов и стенах исследовательских институтов, в политических клубах. Слово получат не только «типичные представители» нашей все более и более политизирующейся жизни. Будут их устами «говорить» и тексты, политологи прошлых и настоящих времен.

Хотелось бы провести эту встречу в стиле древнего «симпозиума», когда все бескорыстно предаются совместному осмысливанию бытия, не навязывая друг другу свою точку зрения.

* * *

Студент. Мне очень хочется стать политологом. Я рискнул поэтому обратиться к вам, уважаемые преподаватели, с вопросом: что такое политология, что она изучает?

Профессор. Ваш интерес к политологии понятен, ведь эта наука изучает политику, а она пронизывает буквально все сферы человеческого существования. Жизнь человека, как человека, всегда являлась жизнью политической. Может, только первобытные племена были свободны от политики. Но даже совместная охота, не говоря уже о межплеменных контактах, в чем-то носила политический характер. Современная же жизнь общества, все ее стороны – работа, быт, досуг, социальная активность – пронизаны политикой, окрашены в политические тона.

Студент. Простите, что я перебиваю, но мне кажется, Вы перегибаете палку. Есть масса здоровых сфер жизни, где политикой и не пахнет. Например, секс, музыка, спорт, да просто физический труд.

Профессор. Понимаю ваш молодой задор, но должен заметить, увы, что и те «здоровые» сферы жизни, о которых вы упомянули, не свободны полностью от политики. Когда я был студентом, наши «амурные похождения» не раз оказывались предметом обсуждения (и осуждения) на политических собраниях. Политические «игры» в недавнем прошлом буквально заполонили чистую струю олимпийского движения. А возьмите последний чемпионат по шахматам, когда один из его участников официально заявил, что он защищает на доске «интересы демократии» против «тоталитаризма».

Доцент. Повсюду в человеческих отношениях можно обнаружить политику, но не все, видимо, можно свести к политике в этих отношениях.

Студент. Это все фразы. Скажите точно, что же следует понимать под «политикой»?

Ортодокс. Проще всего было бы обратиться к нашим словарям и энциклопедиям, в них даются проверенные временем, отточенные формулировки. Цитирую:

«ПОЛИТИКА – по определению В. И. Ленина, «есть участие в делах государства, направление государства, определение форм, задач, содержания деятельности государства». К сфере политики относятся вопросы государственного устройства, управления страной, руководства классами, партийной борьбы и т. п. В политике находят свое выражение коренные интересы классов и взаимоотношения классов» (1).

«ПОЛИТИКА – сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями и др. социальными группами, ядром которой является проблема завоевания, удержания и использования государственной власти... Содержание политики определяется интересами данного класса или союза классов. Любая общественная проблема приобретает политический характер, если ее решение, прямо или опосредованно, связано с проблемой власти» (2).

«ПОЛИТИКА – и как практические отношения, и как идеология – детерминирована движением экономических процессов и выступает как надстройка над экономическим базисом общества. Экономические интересы в конечном счете выступают как социальная причина политических действий.. Будучи концентрированным выражением не только экономических, но и иных потребностей классов, политика оказывает существенное влияние на все структурные элементы надстройки» (3, с. 490).

Студент. Ничего себе формулировочки. От них мухи дохнут!

Профессор. Да, суть дела они не слишком проясняют. А ведь несколько поколений пичкали подобными откровениями как истиной в последней инстанции. Нас, однако, как я вспоминаю студенческие годы, больше привлекали простые и осмысленные определения.

Студент. Например?

Профессор. Мне, например, всегда была по душе формула: «политика есть искусство возможного». И определение Владимира Даля: «политика – наука государственного управления».

Студент. Так наука или искусство?

Профессор. Почему же обязательно «или», а не «и»? К тому же гораздо важнее в формулировке нашего великого лексикографа указание на управление как на сущность политики. С этим согласятся, без сомнения, многие классики политологии. Пригласим их к нашему «круглому столу». И первое слово предоставим Максу Веберу. Он писал, что понятие политики «имеет чрезвычайно широкий смысл и охватывает все виды деятельности по самостоятельному руководству. Говорят о валютной политике банков, о дисконтной политике Имперского банка, о политике профсоюза ар время забастовки; можно говорить о школьной политике городской или сельской общины, о политике правления, руководящего корпорацией, наконец, даже о политике умной жены, которая стремится управлять своим мужем» (4, с. 644–645).

Ортодокс. Но ведь управление осуществляется не в безвоздушном пространстве, не святым духом живет. Это все надстройка, которую определяет базис. Недаром Ленин говорил, что «политика есть концентрированное выражение экономики» (5).

Историк. Сходные формулы предлагались не раз. Например, американский политик Роберт Лафоллет (1859–1925) утверждал, что политика – это экономика в действии. Подобные формулы достаточно спорны, и дискуссия об их интерпретации, о том, что «первично» – яйцо или курица, может увести нас в сторону.

Профессор. В самом деле, давайте для начала договоримся о том, что под политикой мы будем понимать не только некую более или менее самостоятельную (не-экономическую) сферу общественной жизни, но и процесс определенных взаимоотношений между различными субъектами политики – государством и гражданами, классами, нациями, группами, партиями, людьми. Послушаем нашего коллегу, профессора университета Буэнос-Айреса С. Ди Телла, одного из создателей «Словаря социальных и политических наук»:

«Если политика есть деятельность, то политическая теория – это рефлексия, интерпретация этой деятельности... Сфера политики имеет своим объектом власть –... экономическую, социальную, политическую». Что же касается политической науки, то ее задача «раскрыть смысл политики», классифицировать ее, ориентировать власть, предложить утопию «оптимального государства», раскрыть «факторы власти» (сила, консенсус, гегемония, динамика, закон) и вырабатывать некие «общие концепции» политики (6).

Как видите, наш аргентинский коллега, несомненно, обогащает дискуссию, но все же, по веберианской традиции, все и вся сводит к одной «власти». На мой взгляд, политика шире власти, и тем более государственности. Многие политические отношения носят, так сказать, «безвластный» характер. Это, например, отношения между равными по силе партнерами по коалиции, между индивидами и различными группами (скажем, в религиозных братствах, соседских коммунах, движениях «зеленых» и т. п. ). Конечно, если под «властью», как М. Вебер, понимать все – и родительский авторитет, знание учителя, и просто физическую силу, тогда, действительно, можно всю политику свести к схеме «авторитет – подчинение», «власть – исполнение».

Студент. Так выходит, и ваш Вебер принимал марксистское положение о власти как сути политики.

Профессор. Да, он всегда признавал, что: «политика, судя по всему, означает стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства, между группами людей, которых оно в себе заключает» (4, с. 646).

Доцент. Дело, однако, в том, что эта идея вовсе не является монополией марксизма. Она очень широко распространена с самых древних времен. Такое понимание политики порой называют силовым, порой авторитарным, а я бы его назвал директивным.

Студент. Но есть, видимо, и другие понимания политики.

Профессор. Разумеется. Известный французский социолог и политолог Морис Дюверже отмечает: «Политическая теория колеблется между двумя драматически противостоящими интерпретациями политики. В соответствии с одной политика является конфликтом, борьбой, в которой те, кто обладает властью, обеспечивают себе контроль над обществом и получение благ. В соответствии с другой точкой зрения политика представляет из себя попытку осуществить правление порядка и справедливости. Первое понимание служит сохранению привилегий меньшинства за счет большинства. Вторая означает обеспечение интеграции всех граждан в сообщество» (7).

Доцент. Существование двух противостоящих тенденций бесспорно. Однако мне представляется необходимым в рамках общей трактовки политики, как интеграции граждан в политическое сообщество, выделить два подхода, две мощные традиции, восходящие к эпохе античного полиса. В соответствии с первым подходом граждане полиса, или политии, а выражаясь современным языком – участники политического сообщества – приобретают возможность играть самые разные роли, выполнять в рамках политии разнообразные функции. Суть политики при таком понимании оказывается заключенной в разделении обязанностей и полномочий, при непременном их согласовании, а также в обеспечении эффективности политии и целостности политического сообщества. Политика трактуется как умение, как способность добиться разделения функций, сохраняя их взаимодействие и целостность системы. Вот что говорил об этом Платон в своем произведении «Политик»: это «царское искусство прямым плетением соединяет нравы мужественных и благоразумных людей, объединяя их жизнь единомыслием и дружбой и создавая таким образом великолепнейшую и пышнейшую из тканей» (8).

Профессор. Следующая традиция связана с другим великим эллинским мыслителем – Аристотелем. В его представлении политика приобретает поистине всеохватную широту. Для него сама сущность человека – в его политических свойствах, является политической. Аристотель даже человека характеризовал как существо политическое и аргументировал это следующим образом в «Политике»:

«Один только человек из всех живых существ одарён речью... Это свойство людей, отличающее их от всех остальных существ, ведет к тому, что только человек способен к чувственному восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость и т. п. А совокупность всего этого и создает основу семьи и государства... Потому-то я и определяю и семью, и поселение, и полис как общение, а полис называю вполне завершенным и совершенным общением» (9).

Таким образом, наряду с тем пониманием политики, которое мой молодой коллега назвал директивным, существуют еще функциональное – платоновское и коммуникативное – аристотелевское понимания сути политики.

Доцент. Если уж выводить три основных традиции из античной культуры, то и названия им следовало бы дать соответствующие. Первую можно было бы назвать технической – от греческого «текне», ремесла, а именно ремесла властвования. Вторую – эпистемной – от «эпистеме», знания-умения» т. е. того самого «искусства плетения», о котором говорил Платон. Наконец, третье следовало бы назвать праксическим – от «праксиса», жизненного взаимодействия людей, их самодовлеющей и самоценной деятельности. Студент. Не слишком ли мы глубоко увязли в истории? Историк,. Но ведь без этого не разобраться в сути дела. Теперь надо было бы проследить, как развивались три намеченных подхода к политике.

Ортодокс. Уж не хотите ли вы сказать, что и сегодня так важно это разделение? С тех пор, как марксизм утвердился как единственно правильное учение об обществе...

Студент. Чем спорить, лучше бы дали высказаться наиболее авторитетным представителям разных подходов.

Доцент. Суть директивного или технического подхода была уже разъяснена М. Вебером. Ему во многих отношениях совсем не был чужд функциональный подход. В наши дни наиболее последовательно проявили данный подход, пожалуй, структуралисты. Функциональный подход очень близок и сторонникам системного анализа, развивающим идеи американского социолога Толкотта Парсонса, Так, Дэвид Истон считает политику «аналитической структурой,... системой взаимодействий в любом обществе, посредством которых связывающее или авторитетное распределение (аллокация) ценностей осуществляется и закрепляется» (10). Политика представляет собой «жизнедеятельность политических систем или те основополагающие функции, без которых ни одна система не в состоянии выжить. Плюс к этому надо добавить типичные способы реагирования, которые позволяют системе поддерживать функции. Анализ этих процессов жизнедеятельности, природы и условий реагирования системы я рассматриваю в качестве центральной проблемы политической теории» (11),

Профессор. Теория всеобщих средств взаимодействия или символических посредников очень важна для разработки коммуникативных аспектов политики. Есть, однако, и в США, и по другую сторону Атлантики немало исследователей, сделавших коммуникативный подход главным в разработке политики. Выслушаем, например, профессора из университета Гулля (Великобритания) Бёрки. Определяя политику, этот автор указывает, что она «возникает в жизни ассоциаций, когда появляются вызовы принятым, предустановленным правилам и когда сам характер ассоциации подвергается сомнению» (12).

Политик. Но это же как раз то, что происходит с нашим обществом. Профессор. Верно. Отсюда и такая политизация общества. Доцент.... и мода на политологию. Профессор. Но позвольте продолжить цитату:

«Политика предполагает: выявление смысла существования общности; определение общих интересов всех субъектов политики, т. е. участников данной общности; выработку приемлемых для всех субъектов правил поведения; распределение функций и ролей между субъектами или выработку правил, по которым субъекты самостоятельно распределяют роли и политические функции; наконец, создание общепонятного для всех субъектов языка (вербального и символического), способного обеспечить эффективное взаимодействие и взаимопонимание между всеми участниками данного сообщества» (12).

Доцент. Это; пожалуй, близко, к веберианскому пониманию власти, которая может быть не только силовой, но также харизматической, основанной на обаянии лидера, и, главное, традиционной. И такое взаимное переплетение разных концепций политики вполне закономерно. Директивный подход поглощается функциональным, ибо приказ, руководство, управление есть лишь одна из политических функций, хотя и самая существенная. Функции же формируются и определяются в процессе общения, а это значит, что коммуникативное определение политики включает в себя также функциональное, а через него и директивное

Профессор. Очень важный вывод, который следовало бы подчеркнуть, прежде чем пойти дальше – к рассмотрению уже самой политологии. Разные интерпретации природы политического не исключают, а предполагают друг друга, становятся взаимодополняющими.

Ортодокс. Вот тебе и раз! Это же чистая эклектика! Объективная реальность одна, а значит, должно быть единое учение о ней. Такое учение – марксизм-ленинизм.

Доцент. А все остальное? Заблуждения?

Ортодокс. В основном заблуждения, в частностях немарксистские концепции могут вскрывать некоторые объективные закономерности.

Профессор. Вот это как раз и будет эклектикой, когда научная истина дробится на несвязанные фрагменты. Но если концепции не развиваются и не взаимодополняют друг друга, то как же можно преодолеть эклектику?

Философ. Думаю, тема далеко не исчерпана. Мы не выслушали тех, кто имеет иные, неполитологические представления о политике. Смею уверить, эти мнения весьма интересны. И начать я предлагаю с Николая Бердяева, который стал так популярен: «... у меня отвращение к «политике», которая есть самая зловещая форма объективизации человеческого существования, выбрасывание его во вне. Она всегда основана на лжи... Политика в значительной степени есть фикция, владеющая людьми, паразитарный нарост, высасывающий кровь из людей» (13).

Политик. Это правда, что политика «высасывает кровь», но политическая деятельность – не фикция, а самая реальная реальность. Без нее нет ни человека, ни общества, ни прогресса. Для меня лично «политическая работа» – это профессия.

Культуролог. А разве православие, католицизм, ислам и другие религии действуют вне политического мира? Современная «теология освобождения», например, просто насквозь пронизана политикой защиты бедных и униженных, нацелена

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: