Xreferat.com » Рефераты по политологии » Что есть политика и что – наука о политике (Опыт нетрадиционного обзора)

Что есть политика и что – наука о политике (Опыт нетрадиционного обзора)

на активную борьбу с социальным злом.

Политик. Меня особенно волнуют моральные аспекты политики, которая, как свидетельствует практика, чаще всего ставит цель выше средства, допускает применение насилия, т. е. прибегает к неполитическим методам собственной реализации. Видимо, политология должна иметь в виду и этот момент.

Философ. Я с Вами полностью согласен, ибо подлинно гуманистическая политика должна исходить из приоритета общечеловеческих ценностей. Вот что писал об этом более ста лет назад выдающийся русский мыслитель В. С. Соловьев, раскрывая свое понимание «христианской политики»: «Как нравственность христианская имеет в виду осуществление царства Божия внутри отдельного человека, так христианская политика должна подготовлять пришествие царства Божия для всего человечества как целого, состоящего из больших частей – народов, племен и государств» (14).

Политик. В наше время мы говорим о том же самом, но не в теологическом, а в сугубо политическом смысле – о взаимосвязанном, целостном мире, о сотрудничестве народов и государств, о планетарной цивилизации, которая находится под угрозой гибели. Международное, глобальное измерение политики и науки о ней всегда имело важное значение, а сегодня оно приобрело характер «категорического императива», игнорирование которого приведет нас всех к самому реальному «концу света».

Профессор. Теперь, пожалуй, мы можем сделать следующий шаг – обсудить, что же такое политология.

Доцент. Очевидно, это определенный комплекс знаний о политике, политических системах, явлениях и процессах.

Профессор. Рискнул бы дополнить. На мой взгляд, это особая, междисциплинарная сфера гуманитарного знания, основанная на методе деидеологизиро-ванного научного анализа различных проблем политического процесса, его субъектов, форм, взаимосвязей с экономическими, социальными, психологическими и другими факторами общественной жизни. У нас до сих пор принято разделять марксистскую и немарксистскую политологию, хотя правильнее было бы говорить об этой науке как о едином и целостном комплексе научных знаний объективных и субъективных сторон политического процесса. Опыт свидетельствует об опасности какого-либо одностороннего, суженного – классового, или партийного, группового – подходов к политической науке. Это метод объективного познания политических процессов, в которых участвуют различные, порой и антагонистические, социальные силы.

Интерпретация смысла и целей этих процессов могут, конечно, носить (и носят) классовый и партийный характер, строиться на материалистической или идеалистической основе, испытывать влияние культурных, религиозных и иных установок, требований исторического момента и т. п. Однако я твердо уверен, что политология как наука претендует на строго объективное и диалектико-рационалистическое объяснение и описание политической практики. Политология – это своего рода «физика политики», свободная от идеологических ограничений и эгоизма классовых интересов.

Студент. Простите, но Вы сейчас импровизируете, хотя наверняка в нашей литературе есть точные определения политологии.

Ортодокс. Не старайтесь понапрасну. Я перерыл все советские справочники, но увы, не нашел даже самого термина «политология». Правда, есть статьи о «политической науке» и «политических науках», о некоторых дисциплинах с прилагательным «политическая» – «политическая социология», «политическая психология», «политическая география» и т. д. Цитирую: «ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАУКА, область научного знания, изучающая политику, политические отношения, политические системы. С точки зрения предмета и объема включаемых в нее знаний политическая наука эволюционировала от универсализма античной социально-политической мысли, когда политика была интегрирована всей общественной наукой и входила в философию, через этап отпочковывания науки о государстве и праве, когда политика, политические институты рассматривались главным образом под углом зрения юридических норм, к современному этапу, который концентрирует внимание на реальных политических процессах. Основной предмет политической науки – политическая власть, реализуемая в политических системах и в других формах политических отношений» (3, с. 491). «ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ – отрасль социологии, исследующая политику и политические отношения... Политическая социология утверждается на Западе только в 30–50-е гг. 20 в.... Становление немарксистской политической социологии на Западе происходило в тесной связи с развитием общей социологии и во взаимовлиянии и соперничестве с политической наукой... Политическая наука утвердилась в качестве самостоятельной академической дисциплины значительно раньше: первые ее кафедры возникли в Западной Европе и США в конце 19-го – начале 20-го в., вскоре образовались национальные ассоциации, а в 1949 г. – Международная ассоциация политической науки (МАПН) при ЮНЕСКО» (15).

«ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ – область психологии, изучающая психологические компоненты (настроения, мнения, чувства, ценностные ориентации и т. п. ) в политической жизни общества, которые формируются и проявляются на уровне политического сознания наций, классов, социальных групп, правительств, индивидов и реализуются в конкретных политических действиях... » (16).

Доцент. Хотя слово политология звучит очень «иностранно», оно принадлежит преимущественно русской обиходной речи. Во всем мире то, что мы считаем политологией, называется политическими науками. Да и у нас официальным решением ВАКа утверждены ученые советы по специальности «политические науки», а не по политологии.

Философ. Но политология шире, чем политические науки, если под ней понимать не строгую научную и учебную дисциплину, а широкий комплекс знаний о политике, где есть место и интуиции, и прозрению.

Аспирант. Минуточку! Мне пришлось внимательно проштудировать несколько французских и итальянских учебных пособий. Там как раз употребляется слово «политология» и, главное, оно относится к более узкой научной дисциплине, чем политические науки в целом. Предмет основ политологии – изучение политических режимов, институтов и сил гражданского общества и общественной администрации в сравнительном, по преимуществу, плане.

Доцент. Вы, бесспорно, правы. Мое замечание относилось прежде всего к англо-американской традиции. Там, кстати, тоже есть эквивалент той дисциплине, о которой вы говорили. Называется она сравнительное правление (comparative government) и преподается во многих университетах наряду с политической социологией.

Профессор. Если придерживаться классификации, которая вытекает из практики МАПН, то признается существование политических наук (иногда говорят в единственном числе – «политическая наука», но добавляют «в широком смысле»). Среди них есть политическая наука уже «в узком смысле» – это отпочковавшееся от юриспруденции государствоведение, предмет исследования которого – политические системы и институты.

Философ. Ну а как же политическая философия?

Профессор. Это все-таки скорее отрасль философии, хотя и проникающая в политологическую область.

Студент. Что же в конце концов входит в наши отечественные вузовские курсы политологии?

Профессор. С удовлетворением могу констатировать, что у нас в стране уже имеется немало вполне отработанных и интегральных курсов по этой дисциплине. Причем их читают даже в технических вузах. Так, курс «Основы политологии» в Московском государственном техническом университете имени Баумана включает следующие темы: 1) политология как наука; 2) общественные группы как субъекты и объекты политических отношений; 3) социально-этнические общности как субъекты и объекты политических отношений; 4) демографические процессы и политика; 5) личность и политика; 6) политическая власть и политическая система общества; 7) государство как инструмент политической власти; 8) партии в политической системе; 9) общественные организации и движения. Кроме того, в МГТУ читаются спецкурсы «История политических учений», «Религия и политика» и другие.

Доцент. Любопытно, что в Тульском пединституте составлена похожая программа, но добавлены такие сюжеты, как политическая культура, политика и идеология, новое политическое мышление, политические проблемы будущего. В Вильнюсском же университете особо выделены следующие актуальные темы: демократия и тоталитаризм, политика и нация, коммунистическая политическая доктрина, современная социал-демократия, либерализм и неоконсерватизм, политический экстремизм.

Аспирант. А вот в Институте молодежи (бывшей ВКШ при ЦК ВЛКСМ) преподавание ведется по трем курсам: 1) введение в политические науки; 2) политология (теоретический курс); 3) технология политического лидерства. Отмечу ряд тем, которые в других институтах не выделены отдельно: политика и социальная психология, политическое сознание, современная немарксистская политология, партийная стратегия и тактика, управление, участие. Может быть, покажется любопытным, что в рамках курса по технологии политического лидерства здесь ведутся учебные игры на разные темы, например, «Поиск лидера», «Я – кандидат в депутаты».

Доцент. Мне кажутся довольно странными занятия по «технологии политического лидерства». Не повторяется ли здесь старая практика лабораторного выращивания «нужных кадров»? Вообще, мне глубоко претит подход к политике как некоему особому менеджеризму. Политика – не бизнес, хотя нередко ее и превращают в бизнес. Я, как политолог, вижу свой долг в формировании политически культурных, нравственных людей. Без этого не будет гуманизации политического процесса. Мне кажется вульгарной идея «технологизации» политики и инкубаторско-партийное натаскивание будущих «лидеров». «Деловые игры» в этом контексте могут затем обернуться опасным политическим манипулированием.

Профессор. Вот в этом отношении ваш максимализм как нельзя более соответствует и моему мировоззрению. Я на себе испытал кое-какие последствия политического манипулирования брежневской номенклатуры. К сожалению, и сейчас достаточно энергично используются явно аморальные средства политики – демагогия, ложь, интриги, беспринципность, аморализм. Политология, как наука, призвана раскрывать ядовитое и антигуманное содержание этих приемов в политической практике.

Историк. Я солидарен с этим выводом и уверен, что прошлое дает на этот счет немало полезных уроков. Но, как заметил великий Гегель: «Опыт и история учат, что народы и правительства никогда и ничему не научились из истории и не действовали согласно поучениям, которые можно было бы извлечь из нее. В каждую эпоху оказываются такие особые обстоятельства, каждая эпоха оказывается настолько индивидуальным состоянием, что в эту эпоху необходимо и возможно принимать лишь такие решения, которые вытекают из самого этого состояния» (17).

Культуролог. Я бы согласился с этим мнением, но в более широком – социокультурном контексте. Вот почему политология не дает окончательных решений, а лишь обогащает знания и культуру. У нее «свое» место и «свое» дело. Профессор. Очевидно, наши политологические программы и курсы будут эволюционировать в данном направлении. В этом убеждает и новейший опыт Запада, где уже пройдена, так сказать, «начальная школа» политологии. Вот что мне рассказывали мои коллеги из ФРГ. В Мюнхенском университете давно не читаются общие темы, ибо студенты еще в школе получают массу политологических сведений, могут сами купить или взять в библиотеке десятки и даже сотни книг по политологии. Лекции и семинары здесь посвящаются конкретным, самым актуальным сюжетам. Так, например, в 1989 г. читались курсы по следующим темам: марксистская философия, политика США в Восточной Азии, политическая система ФРГ, введение в классическую политическую философию Канта, политическая система Франции, коммунизм в балканских странах, теории национализма и др. В Боннском университете картина примерно такая же. Вот некоторые темы лекций по политологии за тот же год: история развития парламентаризма и демократии в Германии, политическая система Польши, политика и общество в США, развитие конфликта Восток – Запад, сравнительный анализ антикоммунизма, фашизм и антифашизм и др.

Философ. Ваша информация для нас очень важна. Она свидетельствует о том, что мы действительно находимся пока еще в начальной фазе освоения политологического знания, поэтому наш интерес в преподавании концентрируется пока на общих проблемах, хотя в исследовательском плане мы, конечно, глубоко и подробно изучаем конкретные темы, в том числе по истории политической мысли.

Профессор, Этот интерес, как мне кажется, довольно полно отражен в концепции ВАКовской программы «Основы политологии», опубликованной в прошлом году (18). Она как раз и составляет нашу «начальную школу». Стыдно, что этого нельзя было сделать раньше, но, как говорится, учиться никогда не поздно. Сам же документ мне представляется весьма удачным. Во всяком случае, лучшего пока никто не предложил, насколько мне известно. Основными крупными разделами программы являются следующие: 1) предмет и метод политической науки; 2) история политической науки и ее современные школы; 3) политическая система; 4) политический процесс; 5) субъекты политики; 6) политическое сознание и политическая культура; 7) политическая теория и практика международных отношений; 8) политическая прогностика.

Политик. Мне кажется, что в самой общей форме мы поняли друг друга, хотя и увидели большой разброс мнений по определению базовых понятий «политики» и «политологии». И этот плюрализм взглядов меня радует. Правда, давно пора отказываться от какого-то «монолитного единства», от официальных «установок», ибо они лишь омертвляют мысль.

Профессор. Хотел бы сказать об одной серьезной опасности, которая подстерегает нашу науку и может ее дискредитировать. Эта опасность связана с модой на политологию. Ныне все, или, по крайней мере, многие общественные дисциплины неожиданно стали остро нуждаться в политологии, искать в ее методологии нечто для себя полезное. Некоторые направления (например, «научный коммунизм») стали энергично перестраиваться (или подстраиваться) на политологический лад, громко отвергая свое прошлое как ложное и ошибочное. Однако ортодоксию невозможно поколебать до тех пор, пока ее проповедь связана с земными выгодами. Тем более, что ортодоксия так прочно укоренилась в сознании, что ее нередко и не замечают.

Доцент. Худший вид догм – это как раз догмы политические. Их-то как раз и должен всеми силами избегать настоящий политолог. Он должен следовать исключительно задаче поиска объективной истины, а свои личные пристрастия оставлять за стенами кабинета или аудитории.

Студент. Выходит, если я займусь политологией, то настоящей, практической политикой мне уже заниматься нельзя?

Доцент. Несомненно. Во всяком случае, в вузовской аудитории. Подкрепляю свое мнение суждением М. Вебера:

«Студенты в аудитории не должны заниматься политикой. Если бы; например, в аудитории моего прежнего коллеги Дитриха Шефера в Берлине пацифистски настроенные студенты стали окружать кафедру и поднимать шум, то я счел бы такое поведение столь же примитивным явлением, как и то, что делали антипацифистские настроенные студенты в аудитории профессора Ферстера, воззрения которого я совсем не разделяю» (4, с. 721).

Политик. Окружать трибуну и сгонять с нее оратора – это вообще отсутствие политической и всякой другой культуры, а у нас это нередко случается даже в парламенте.

Доцент. Продолжу цитировать Вебера: «Политикой не должен заниматься в аудитории и преподаватель. И прежде всего в том случае, если он исследует сферу политики как ученый. Ибо практически – политическая установка и научный анализ политических образований и партийной позиции – это разные вещи» (4, с. 721).

Политик. Это все хорошо лишь как общий принцип, но, к сожалению, на деле избавиться от своих субъективных пристрастий или хотя бы забыть о них на время практически невозможно.

Доцент. Да, субъективность политолога никак не может быть удалена. Даже оставив в стороне вопрос о предвзятости, никак нельзя обойтись без нравственной установки и исследователя, и преподавателя.

Студент. Как же тогда быть? Как сами политологи пытаются из этой ситуации выпутаться?

Доцент. Чтобы попробовать «выпутаться», надо научно сформулировать проблему. Один выдающийся современный политолог попытался сделать это. Получился названный его именем «парадокс Маннгейма». Приведу это суждение, а также его оценку двумя другими известными западными исследователями – Р. Мертоном и Г. Моргентау: «Коль скоро личность есть результат действия социальных сил, всякое знание оказывается зависимым от субъективной точки зрения и социальной принадлежности ученого. А раз это так, то невозможно усвоить абсолютную истину, существующую независимо от ценностей и позиции субъекта, а также не связанную с идеологическим контекстом. Любое политическое суждение идеологизировано» (19). «Концепция Маннгейма о всеобщей тотальной идеологии немедленно ведет, как может показаться, к радикальному релятивизму с его привычным порочным кругом, где сами исходные посылки установления подобных отношений оказываются ipso facto несостоятельными» (20). «Сознание политолога формируется обществом, которое он изучает. Его воззрения, его интеллектуальные интересы и его образ мысли определены той цивилизацией, национальным сообществом и всеми конкретными религиозными, политическими и социоэкономическими группами, к которым он принадлежит. «Личностная формула» политолога и ограничивает, и направляет его научный поиск. Истина, которую социально обусловленный разум способен уловить, также оказывается социально обусловлена. Сам

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Нужна помощь в написании работы?
Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Похожие рефераты: