Xreferat.com » Рефераты по политологии » Типология основных партий и партийных групп Израиля

Типология основных партий и партийных групп Израиля

Размещено на /


Реферат

Типология основных партий и партийных групп Израиля


Классификации партий и партийных групп важна для анализа основной направленности государственной политики Израиля. Тип и вид партий отражает систему их существенных признаков, понимание которых дает возможность анализировать роль и место той или иной партии в партийной и государственной системе страны. Характеристика типологических признаков и особенностей внутреннего устройства, ведущих израильских партий помогает выяснить преобладающий характер методов их деятельности и проводимой ими государственной политики.

В современной политологии существуют различные подходы к классификации партий. Политологи при классификации партийных систем и партий часто прибегают к делению партий по нескольким основным группам признаков: 1) по месту той или иной партии в политическом спектре страны (такие характеристики иногда называют «горизонтальными»); 2) по идейно-политическими программам (так называемые «вертикальные» признаки) 3) по внутренней структуре партий. Рассмотрим эти типы классификации подробнее.

1. К «горизонтальной» типологии, хоть и весьма условно, так как эти характеристики, во-первых, очень редко существуют в чистом виде, а, во-вторых, как правило, они переплетены и взаимно влияют друг на друга, можно отнести деление партий на правящие и оппозиционные; разделение на сионистские и несионистские; выделение партий по национальному признаку – партии, представляющие интересы той или иной «этнической» (под этим как правило на бытовом уровне понимается страна, из которой переселились израильтяне) группы населения – партии, отражающие прежде всего интересы евреев восточного происхождения, так называемые «русские» партии, группа арабских партий и другие; деление на религиозные и секулярные партии и т.д.

Деление партий на правящие и неправящие (оппозиционные) означает определение места данной партии во властных структурах страны, по виду ее участия в политической власти. Партии, победившие на выборах и формирующие свои коалиционные правительства, считаются правящими. Партии, проигравшие на выборах, и не входящие в правительственную коалицию, являются оппозиционными. В свою очередь оппозиционные партии могут быть легальными, полулегальными и нелегальными (или маргинальными). Некоторые израильские политологи1 представляют политический спектр Израиля в виде трех концентрических окружностей, где самая внутренняя часть – постоянные члены правящих коалиций; вторая часть - случайные партнеры по коалиции и третья – внешняя часть – постоянная оппозиция. Принадлежность партии к одному из трех типов не является постоянной. Она может изменяться по мере того, как партия укрепляет свое место в государстве, становится легитимной частью его политической системы. Как правило, эволюция партий происходит от третьего «круга» к первому. Развитие в обратном направлении является скорее исключением и бывает отражением революционных событий. Наиболее ярким примером может служить путь партии Херут, которая в первые годы доминирования МАПАЙ была фактически вне национально-политического консенсуса. Пройдя сложный исторический путь, в силу целого ряда объективных и субъективных причин, связанных с развитием израильского общества, Херут стала наиболее влиятельной, одной из двух правящих партий «первого круга».

Следуя такой классификации, можно выделить основные партии Израиля. К ним относятся крупнейшие партии, которые в различные годы принимали разные названия – МАПАЙ – Партия труда Израиля (ПТИ) – Авода2, с одной стороны, и партия Херут – Гахал-ЛикудЗ, с другой. Эти партии являлись ядром правивших в различное время блоков Маарах – Единый Израиль и Ликуд. В настоящее время Авода и Ликуд являются основными правящими партиями Израиля. Вмести с ними во «внутренний» круг наиболее часто входили религиозные партии: Национально-религиозная партия (НРП – Мафдал, в 1956 году возникла в результате объединения партий Мизрахи и ГапоэльХамизрахи), Поалей Агудат Исраэль (ПАИ, 1922 г.), Агудат Исраэль (1912 г.), ШАС (1983 г.) – постоянные участники почти всех правительственных коалиций. В этом же круге располагается партия МАПАМ, в 1992 году объединившаяся вместе с партиями Движение за гражданские права и РАЦ в единый блок МЕРЕЦ, и другие.

К числу непостоянных членов коалиции («средний круг») можно отнести практически все остальные сионистские и ультраортодоксальные партии Израиля, которые в те или иные периоды входили в правительство Маараха и Ликуда или в правительства «национального единства». «Внешний» круг составляют партии постоянной оппозиции. Это экстремистские и крайне националистические партии типа Ках и Моледет, все арабские партии, ультраортодоксальная антисионистская организация Наторей Карта, а также некоторые иные возникавшие недолговечные электоральные списки и группировки.

Взаимоотношения правящих сил и оппозиции строятся, как правило, на неких «правила игры», которые подразумевают, что, во-первых, оппозиция институализирована и представлена в системе государственных учреждений; во-вторых, ведущие силы парламентской оппозиции – за исключением партий внешнего круга – являются силами, сходными по основным программным положениям с правящей группой, иными словами, все сионистские партии не являются непримиримой оппозицией и относятся к оппозиции системной. Они обычно не противостоят власти как нечто абсолютно внешнее, являются частью системы и в этом смысле не представляют социальной альтернативы власти. Оппозиция «внешнего круга» радикально отличается в этом отношении. Для нее характерны принципиально другие идеологические установки. Партии этого круга в большинстве своем являются несионистскими (кроме КАХ и Моледет) и имеют другое отношение и подходы к социально-политической действительности Израиля. К таким партиям с определенными оговорками можно отнести арабские партии.

Существование двух основных партий, борющихся за власть на политической арене Израиля, является характерной чертой партийной системы страны и ее основным водоразделом. Эти две партии в различное время в результате всеобщих выборов всегда получали такое количество голосов, которое позволяло им считаться победившей партией и давало право формировать правительства. Процент голосов, поданных за «рабочую» партию (МАПАИ-ПТИ-Авода-Единый Израиль), а также блок Маарах колебался от 32% в 1977 году до 56% в 1969 году. Ликуд получал от 26% голосов на выборах 1969 года до 48% в 1981 году. Остальные партии никогда даже близко не могли приблизиться к такому количеству завоеванных на выборах голосов. В соответствии с этим две основные партии всегда занимали наибольшее число депутатских мест в парламенте страны – кнессете. Так, МАПАИ-Авода, начиная с 1949 года, имела от 34 депутатских мест в 1996 году до 56 мест в 1969 году. Херут-Ликуд от 5 мест в результате выборов 1955 года до 48 в 1981 году 4.

Динамика развития партийной системы Израиля диктовала изменения в распределении власти между двумя сильнейшими партиями. В истории Израиля пока существует три основных этапа распределения политической власти между правящими партиями: 1) период доминирования МАПАЙ (1949-1977 годы), 2) период правления Ликуда (1977-1981), З) политическое равновесие (с 1984 по настоящее время).

К «горизонтальной» типологической разновидности можно отнести деление политических партий Израиля на сионистские и несионистские. Абсолютное большинство политических партий Израиля относятся к сионисткам партиям. Сионизм является основной государственной идеологией. К сионистским относятся все партии основного потока от «левой» Мерец до ультранационалистических Тхия и Моледет. Существуют сионистские «рабочие» партии, центристские сионистские партии, «правые» сионистские и религиозно-сионистские партии – Национально-религиозная партия – НРП и Поалей Агудат Исраэль и т.д.

Несионистскими является арабские партии и ультраортодоксальные партии. Их отрицательное отношение к сионизму проистекает из разных причин и их «антисионизм» имеет отличные друг от друга характеристики. Так, антисионизм Коммунистической партии Израиля (КИИ) основан на традиционной марксистско-ленинской классовой оценке сионизма как буржуазно-националистического движения. Современные арабские партии борются с сионизмом с позиции национально-территориального конфликта. Ультраортодоксальные партии и группы не признают сионизм как светское движение, которое привело к созданию светского государства. Среди них наиболее антисионистски настроена Наторей Карта.

Существует также деление израильских партий на секулярные и религиозные партии. Израильские религиозные партии занимают особое место. Программные установки этого типа партий многообразны по своим социально-экономическим и идеологическим установкам. Однако общим для них является опора на догматы иудаизма. Эти партии активно борются за усиление позиций своей религии в стране, защищают права и интересы верующих евреев.

За фасадом религиозных учений отчетливо предстают социальные цели, которые преследуют духовные и политические лидеры партий этого типа. На содержание их программ более серьезное влияние, чем в других партиях, оказывает не столько социальный состав – в них представлены практически все слои населения, сколько личностный фактор – идейно-политическая позиция руководящей элиты, лидера. Лидеры израильских религиозных партий, опирающиеся на свою роль «пастырей», пользуются особым доверием их членов в определении целей и задач партийной деятельности.

В израильский религиозный лагерь в настоящее время входят религиозно-сионистская партия Мафдал, ультраортодоксальные партии Дегельха-Тора и ШАС. «Религиозный» лагерь в результате выборов 1999 года получил в кнессете 15-го созыва 27 депутатских мандата, впервые сравнявшись по силе с «национальным» лагерем (кроме Ликуда к нему относят партию Наш дом Израиль и блок Национальное единство), который также на выборах 1999 года получил 27 депутатских мандатов).

Существует также весьма условное деление израильских партий по этническому признаку. Это партии, защищающие права определенных групп израильского населения. К ним в первую очередь относятся «русские» партии – Исраэль ба-алия (лидер Н.Щаранский, в кнессете 5-го созыва имеет 6 мест) и Наш дом Израиль (А.Либерман, 4 места). Существовали также партии, ориентированные на евреев восточного происхождения – сефардскую часть израильского общества. С некоторыми оговорками, к ним можно отнести партию израильтян марокканского происхождения Гешер (Д.Леви), которая на выборах 1996 года вошла в избирательный список Ликуда, а накануне выборов 1999 года объединилась с Аводой в список Единый Израиль.

Традиционно у «рабочих» партий МАПАЙ-Авода и МАПАМ сохраняется имидж ашкеназийских партий, т.е. состоящих и отражающих в основном интересы израильтян – выходцев из западных стран. Это обстоятельство обычно сопровождается характеристикой партии как более интеллектуальной, теоретичной и, как правило, «более левой». Ликуд же в течение многих лет считалась парией, где очень велико влияние сефардской части израильского общества – т.е. выходцев из стран Востока и Северной Африки. В последние годы большая часть «восточных» избирателей Ликуда отошла к религиозной сефардской партии ШАС и Ликуд становится все более ашкеназийским.

Следует выделить также арабские партии, которые возникли на почве роста национального самосознания ущемленной в правах арабской общины. На такой почве возникли в Израиле арабские партии, партии. В результате последних парламентских выборов в кнессет прошли Единый арабский список – 5 мест (А. Дерауше), Хадаш (М. Баракей, 3 места) и Балад (А. Бишара, 2 места). Социальная база этих партий крайне неоднородна. От того, представители каких групп населения играют решающую роль в партийном руководстве, зависит социально-политическая ориентация партии. В целом все арабские партии выступают за «защиту прав палестинского населения в Израиле» (из программы Арабской демократической партии от 1996 года), за повышение его социального статуса в израильском обществе, а также за привлечение арабских граждан Израиля к процессу принятия решений в стране.

2. Примененное выше деление политических партий на группы и типы по их месту в партийной и политической системах общества – «горизонтальная» типология – не является исчерпывающим. Существенные различия в подходах партий к идеологии и разнообразным аспектам деятельности государства отмечаются не только между основными группами партий – по «горизонтали», но и внутри этих групп – по «вертикали».

Современная партийная система в условиях демократии обычно допускает существование и деятельность в легальных рамках и крайне фланговых политических сил – «ультралевых» – на одном крыле, и неофашистских – на другом. Западная политология базируется на выделении политических сил, доминирующих в конкретном обществе, и классифицирует их в соответствии с традицией, характерной для школы политической мысли и основной системы политических ценностей данной страны. Традиционным для западных политологов является деление ведущих политических сил на «либералов» и «консерваторов», «демократов» и «республиканцев» (американская традиция), «социал-демократов» и т.д. Такое деление является устойчивым и не изменяется на протяжении длительных периодов времени.

«Вертикальные» – в основном социально-идеологические характеристики, особенно применимы к социально ориентированным партиям. Они были основательно разработаны марксисткой политической, социалистической и либеральными школами. Школа социально-экономического подхода к определению типа партий восходит к временам «либеральной эры», когда большинство исследований о партиях стало в основном базироваться на изучении партийных программ. Либеральная традиция впервые ввела понятие о партии как о идеологическом организме и центральную роль отводила партийным доктринам5.

Суть марксистского подхода состоит в выявлении того, кому выгодна политика данной партии, интересы какого класса, каких слоев населения она отражает в идеологии и программе, как партия поступает при решении политических вопросов, затрагивающих жизненные интересы общества. Марксистская концепция, определяющая партии с позиции классового принципа, внесла в традиционный буржуазный подход новые элементы: при классификации партий начали исследоваться их социальная база, классовый состав, жизненный уровень членов партии, отношение партии к вопросам собственности и прочее.

Близкой к марксисткой классификации является широко применяемое и многими западными теоретиками социализма, а также учеными-немарксистами, представителями политических сил левой ориентации, выделение типов партий по характеру их политической идеологии и социальной ориентации.

Как уже отмечалось, многообразие израильских партий отражает все основные политические движения и тенденции, существующие в демократических странах Запада. Однако идейно-политическое разнообразие израильских партий не является зеркальным отражением основных политических течений мира. Израильские политологи, как правило, не прибегают к западной типологической терминологии. Они предпочитают определять партии применительно к понятиям «левые», «правые» и «центр». Подробный анализ идейных установок и программы израильских партий невозможен в рамках данной статьи, но здесь важно подчеркнуть возможности этого подхода к определению типа политических партий.

Основные аспекты идейно-политической базы партий находят отражение в партийных документах – уставе партии, программе, предвыборных платформах и прочих документах. При анализе вышеперечисленных источников выясняется, какие идейно-политические вопросы поставлены партией во главу угла и относятся к приоритетным.

При всем многообразии партийных документов и предвыборных программ израильских партий, анализируя их можно попытаться определить позиции различных партий по следующим наиболее актуальным в израильском обществе вопросам: 1. Оценка политической ситуации в обществе. 2. Предложения в области экономических преобразований. 3. Социальные программы – пути решения социальных проблем. 4. Отношение к проблемам урегулирования арабо-израильского конфликта и пути этого урегулирования.

По данным параметрам можно определить место той или иной партии в политической структуре израильского общества – в рамках сложившихся политических лагерей, что в совокупности израильскими политологами обозначается как «лево-правый политический континуум» Израиля8. Традиционно «лево-правый континуум» отражает, прежде всего, социально экономические определения, где идеи равенства в социально-экономическом и классовом аспекте противопоставлялись неравенству; правительственное регулирование и государственная собственность – частному предпринимательству и т.д.9 Деление на «левых», «правых» и «центр» является весьма условным и в значительной мере отражает расстановку политических сил в данный исторический период. Оно является подвижным, ибо в зависимости от политической ситуации понятие «центра» может смещаться и считавшиеся раннее центристские партии могут становиться более левыми, объединяться с левыми и правыми партиями, а «правые» – входить в центристские и правоцентристские блоки и так далее. Характерно, что для политизированного и идеологизированного общественного сознания в Израиле деление на «левых» и «правых» до сих пор весьма популярно. Исторические условия складывания партийной системы Израиля диктовали важность идейного компонента у всех партий. В этом смысле все израильские партии были «идеологическими». Израильский политический словарь до сих пор изобилует всяческими «измами» и определениями типа фашизм, социализм, ревизионизм и т.д.

В первые десятилетия существования государства существовало четкое деление партий на политические лагеря с точки зрения их различий в социально-политических доктринах, их отношения к социальной действительности. Следует подчеркнуть, что Государство Израиль – демократическая республика, где приняты концепции демократии, народовластия. Именно поэтому в Израиле так сильны социалистические партии. В современном мире социалистических партий насчитывается более 15010. Около 80 из них объединены в Социалистический интернационал (1951 г.). Более 30 его партий являются в настоящее время правящими. Не исключение и Израиль. Это государство в настоящее время возглавляет партия «Единый Израиль», ядром которой является старейшая социалистическая Партия труда Израиля – Авода, член Социалистического интернационала.

К «левому» лагерю в Израиле традиционно относят Аводу и партии, стоящие «левее» нее. Второй – «национальный» или «правый» лагерь, опирающийся на Ликуд. К крайне «левым» партиям причисляли Компартию, которая является наиболее непримиримым противником существующей идеологии сионизма и государственной политики сионистских партий. Доминировавшими в этом лагере были и есть социалистические или «рабочие» партии, нацеленные на постепенные и последовательные реформы в обществе. К такому типу относятся все израильские «рабочие» партии, которые традиционная марксистская типология относит к социал-реформистским партиям. К этому же «лагерю» кроме МАПАЙ-Авода принадлежала возникшая в 1965 году партия Рафи. «Левее» МАПАЙ располагались партии Ахдут Гаавода и МАПАМ. В 1969 году все эти партии объединились в коалицию – Маарах. В «левый», победивший на выборах 1999 года лагерь, в настоящее время кроме Аводы относят «МЕРЕЦ – демократический Израиль» – крупнейшее объединение левых сионистских партий МАПАМ, РАЦ и Шинуй (возник в 1992 году). По результатам выборов 1999 года оно имеет 10 депутатских мест. В него в настоящее время входит также партия «Один народ» (возникла накануне выборов, ее основатель бывший член руководства Аводы А. Перец).

В свое время РАЦ, а также ДТП считались «центром» политического спектра Израиля. Однако их позиции по ближневосточному урегулированию и борьба против засилья ультраортодоксов привела их к «левым». Сегодня к партиям «центра», прежде всего благодаря их внешнеполитическим ориентациям, относят Партию центра (И. Мордехай). К нему примыкает «русская» партия либерального толка Исраэль ба-алия (Н. Шаранский) и отколовшийся от этой партии независимый список «Демократический выбор» (Р. Бронфман, А. Цинкер).Шинуй (И. Лапид), выступивший самостоятельно на выборах 1999 года, также относят к партиям «центра».

К «правому» лагерю относили прежде всего партию Херут и Общих сионистов, которые объединившись, образовали в 1965 году блок Гахал, а затем в 1973 году совместно с Либеральной и Независимой либеральной партией образовали блок Ликуд11. В настоящее время кроме Ликуда к нему относят «русскую» партию «Наш дом Израиль» (председатель А. Либерман) и блок правых партий Национальное единство Б. Бегина.

В современном Израиле, как и во всем мире, нет чисто классовых партий, состоявших в основном из представителей какого-либо одного класса или социальной группы и выражающей преимущественно ее интересы. С некоторыми оговорками к таким партиям в первые десятилетия государства можно было отнести Компартию, состоявшую из арабского и еврейского рабочего класса и интеллигенции, и социал-демократическую партию МАПАМ, основу которой составлял трудящиеся кибуцев и интеллигенция, а также Либеральные партии, отражавшие, прежде всего интересы средней и немногочисленной крупной буржуазии Израиля.

Наиболее социально ориентированные «левые» партии во главу угла своих платформ ставили резкое усиление социальной ориентации экономики, развитие социальной инфраструктуры и перераспределение производимого продукта в пользу труда, а не капитала. В сфере управления экономикой они выступали за максимально возможное вмешательство государства в экономику, что в свою очередь, должно было гарантировать социальную направленность распределения. Анализируя, например, экономическую программу КПИ, принятую на XX съезде партии в 1989 году, очевидно, что основными для внутренней политики партии являлись следующие пункты: национализация банков, страховых компаний и внешней торговли; отмена всех привилегий капиталистическим компаниям; существенное повышение реальной заработной платы трудящихся, финансирование социальных служб за счет государственного бюджета; отмена платы за образование и медицинское обслуживание. Здесь налицо стремление к установлению распределительных, уравнительных и бесплатных форм социальной защиты, что традиционно соответствует коммунистической ориентации.

Все социалистическое партии Палестины, а затем Израиля, (входящие в Социнтерн), также выступали с позиций борьбы против материальной нищеты и заботе о социальном благосостоянии общества. Главным двигателем в достижении равноправия в социальной политике израильские социалистические партии видели в необходимости государственного регулирования хозяйственной жизни общества при сохранении незначительного частного сектора (что неприемлемо для партий коммунистической ориентации). МАПАМ – с 1963 года член Социнтерна – из всех социалистических партий Израиля всегда имела наиболее четко выраженную идеологическую программу. На первом этапе своей деятельности (до 60-х годов) партия выступала за приоритет исторической роли революционной классовой борьбы в создании общества рабочих, направленного на ликвидацию капитализма и всех форм национального и социального рабства. В качестве своей программной задачи в 1949 году МАПАМ провозглашала борьбу за установление бесклассового социалистического общества. В последствие МАПАМ ушла от столь бескомпромиссных формулировок и на первое место вышла концепция постепенного перерастания общества в социалистическое с опорой на существующий «островок» социализма – кооперативно-профсоюзный сектор Израиля. Партия Авода – старейший член Социнтерна, также ранее придерживалась концепции постепенного преобразования израильского общества в социалистическое и включала ее в свои программные документы. В первые годы государства в ее программы были включены теоретические разделы, где говорилось о том, что Израиль является некоей «лабораторией построения социализма». Один из лидеров МАПАЙ М. Шарет в 1955 году писал, что хотя израильское общество нельзя считать социалистическим, так как «еще невозможно применить социалистическое решение к каждой возникающей проблеме», но в Израиле уже действуют законы социализма17. В последующий период Авода постепенно отошла от четких идеологических формулировок, продолжая при этом отстаивать задачи создания регулируемой экономики, приоритет государственного и кооперативно-профсоюзного сектора в экономике. В 90-е годы ПТИ – Авода в свои социально-экономические разделы программ стала включать лишь задачи экономического роста и полной занятости. Она поддерживает смешанную экономику «с правительством, Гистадрутом и частным сектором, которые играют равную важную роль» в экономическом развитии и высокого жизненного уровня для всех израильтян. Израильские политологи, анализируя позиции этой партии, единодушно отмечают процесс неуклонного «поправения» Аводы.

Вторая группа – и таких большинство в Израиле – это партии, сторонники либеральных концепций, приверженцы «невидимой» руки государства и экономической свободы. К таким партиям относились Общие сионисты, Либеральная партия Израиля и Независимая Либеральная партия, Херут, а также многочисленные мелкие израильские партии, то появлявшиеся, то исчезавшие с политической арены Израиля. Все эти партии в принципе выступали и выступают за развитие смешанной экономики в пользу свободы частного предпринимательства и ограничения государственного вмешательства в экономику страны. Так, Херут в первые десятилетия государства и до 1963 годы не участвовал в выборах в Гистадрут – на 10-м съезде партии было принято решение о создании своей фракции в Гистадруте – «ТхелейЛаван» – «бело-голубая» фракция. Свое участие в профсоюзном центре Херут пытался использовать прежде всего для подрыва влияния социалистов и ослабления их экономической базы. В предвыборных программах Ликуда в 1996 и 1999 годах выдвигались требования приватизации крупнейших государственных предприятий, таких как электрическая компания «Хевратхашмаль», телефонная «Безек» и других. Ликуд также выступает за приватизацию системы среднего, специального и высшего образования, а также за принятие законов, стимулирующих частную инициативу и отменяющих целый ряд ограничений на открытие новых предприятий бизнеса. Лидер Ликуда Б.Нетаниаху является последовательным проводником принятия либерального законодательства в Израиле. «Русская» партия ИБА, например, также выступает за либерализацию израильской экономики. В проекте предвыборной программы накануне выборов 1995 года содержится перечень реформ, которые партия считает необходимым провести для комплексной либерализации экономики. К ним относится: ускорение демонополизации, завершение приватизации государственных предприятий, уменьшение вмешательства государства в сферу экономики. Лозунг партии – прекратить «нынешнюю зависимость экономики от политики». У либеральных партий содержится большое количество обещаний «изменить жизнь к лучшему», однако приоритет отдается рыночным механизмам социальной защиты. Центристская позиция характеризуется стремлением к обеспечению определенного уровня социальных гарантий со стороны государства. Между «левыми» и «правыми» партиями в первые годы государства шла непримиримая идейно-политическая борьба. Главным противником МАПАЙ были «херутовцы», которых в те годы считали крайне правыми. Недаром требованием Бен-Гуриона было: «правительство без коммунистов и Херута». Постепенно социально-политические дискуссии и борьба вокруг принципиальных вопросов идеологического порядка отходили в прошлое. После окончания доминирования социалистических «рабочих» партий и установления власти Ликуда израильское общество все быстрее шло по пути капиталистического развития экономики, т.е. стала воплощать программу «правого» лагеря.

Следует учитывать, что с течением времени идеология, разработанная теми или иными партийными интеллектуалами, постепенно утрачивала свое значение как для избирателей, так и для самих партий. Публичная политика, существующая в условиях ослабления государственного сектора экономики и бурно развивающегося капиталистического хозяйства, стала приобретать все более прагматический характер. Это привело к ослаблению роли партийных Доктрин не только у менее социально ориентированных партий, но и в наиболее идеологизированной в прошлом группе партий – в социалистических «рабочих» партиях. Между «левыми» и «правыми», однако, сохраняются противоречия о целях государственного финансирования, налоговой политике государства и т.д. Если левые партии Израиля традиционно ориентировались на лозунг «больше государства», то правые круги – «меньше государства». Разница между левыми и правыми партийными программами становится тем меньше, чем глубже правительственные меры затрагивают процессы социального обеспечения, образования и культуры. партия политика программа

Неурегулированность арабо-израильского конфликта и сохранявшаяся с 1967 года оккупация ряда территорий арабских государств являются одним из определяющих факторов в жизни израильского общества. Конфликт и процесс его урегулирования наложили отпечаток на развитие всего государства в целом и его партийную систему в частности. Поэтому кроме уже названных разновидностей «вертикальной» типологии существует самое распространенное деление партий по их отношению к урегулированию арабо-израильского конфликта. Та или иная позиция по вопросам ближневосточного урегулирования становилась одной из важнейших характеристик любой политической партии или течения и ее места в «лево-правом континууме». С середины 70-х годов начала усиливаться поляризация общества по вопросам войны и мира и партии стали делить на «аннексионистские» и «умеренные» или на «ястребов» и «голубей». Деление носит условный характер. Внутри каждого их этих «лагерей» существуют различные оттенки в подходах к обеспечению безопасности и мирному урегулированию, которые на политическом уровне проявляются в виде политических программ различных партий и партийных объединений.

После войны 1973 года начали распространяться настроения в пользу мира. На политической арене возникли антивоенные партии и движения, которые вошли в лагерь «левых» сил: Комитет за справедливый мир между Израилем и арабскими странами(1973), Партия Движения за гражданские права и мир (РАЦ, 1973 г.), Израильский совет за израильско-палестинский мир (1975 г.), а позднее (в 1978 г.) массовая антивоенная организация Мир – сейчас. Активными поборниками шагов в направлении мира выступали помимо РАЦ партия МАПАМ и левое крыло Партии труда. Все они находились в лагере «голубей». В то же время шла консолидация националистических партий. Помимо Херут в лагере «ястребов» находились такие партии как Государственный список, Свободный центр, а также межпартийное Движение за неделимый Израиль. Последние три объединились в партию Лаам, которая затем вошла в Ликуд. К этому лагерю можно отнести и партию Цомет, созданную в 1983 году генералом Р. Эйтаном, которая накануне выборов 1984 года объединилась с Тхией.

Основная борьба между «левыми» и «правыми» велась вокруг проблем урегулирования конфликта по двум направлениям. Первое – блока Ликуд и партий «правее» него – сохранение всех оккупированных территорий. Второе – блока Маарах и всех «левых» партий – отказ от части территорий ради достижения мира. Развитие событий в мире и регионе диктовало необходимость предпринимать конкретные шаги в направлении урегулирования. Становилось ясно, что нужно от войны переходить к мирным переговорам. В процессе мирного урегулирования и особенно с началом его переговорного этапа произошли весьма значительные изменения позиций почти всех основных политических партий. В «левом» лагере, в Аводе, наряду с известным «поправением» ее идейно теоретической базы по внутренним вопросам шло постепенное «полевение» ее внешнеполитического курса и сближение с позициями Мерец. Ликуд также несколько теряет свою непримиримую «ястребиность», так как реалии развития мирного процесса диктуют новые условия. И «левые», и «правые» в настоящее время спорят не о том, уступать или нет арабские территории в обмен на мир, а о том, сколько уступать. В этом смысле нельзя характеризовать «левых» и «правых» как «партии мира», или «партии войны». Спор между основными лагерями сегодня ведется вокруг масштабов территориального компромиссов и наиболее эффективного комплекса мер безопасности. Именно по этим вопросам жесткая позиция лидеров Ликуда не может ужиться со стратегией Аводы, с соглашениями, подписанными ее лидерами с руководством палестинцев в Осло.

Как мы уже отмечали, деление партий на «левые», «правые» и «центр» при всей его распространенности в западной и современной российской политологии, является весьма условным. Анализируя партийную систему Израиля, становится очевидно, что данный метод типологии партий приводит к некоторому упрощению, к определенной поверхностности характеристик, которые не позволяют охватить все многообразие и внутреннюю сложность современных израильских политических партий. Эта условность прежде всего касается самих определений «левый» или «правый».

Похожие рефераты: