Xreferat.com » Рефераты по праву » Наследование по завещанию

Наследование по завещанию

его смерти. К детям наследодателя приравнивались и лица, усыновленные последним.

При определении круга необходимых наследников учитывалась и их принадлежность к одной из очередей наследников по закону, поскольку призвание к наследованию наследников по одной очереди устраняло от наследования наследников других очередей.

Таком образом, завещатель был не вправе ни лишить своих необходимых наследников права наследования, ни обойти их в своем завещании молчанием, ни, наконец, назначить им долю в наследстве, которая была бы меньше той доли, которую они получили бы при отсутствии завещания вообще, т.е. при наследовании по закону. Нарушение завещателем требований Ч. 2 ст. 422 ГК имело последствием признания завещания недействительным в части либо в целом. Отметим, что до издания уже упоминавшегося Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 года «О наследниках по закону и по завещанию» размер обязательной доли, причитавшейся необходимому наследнику, определялся не в полном размере той доли, которая причиталась бы необходимому наследнику при наследовании по закону, а в размере трех четвертей этой доли.

Выше уже упоминалось об особых распоряжениях, которые завещатель мог включить в завещание. О подназначении наследника соответствующие предписания содержались в ст. 424 ГК. В ней указывалось, что «допускаются завещания, в которых на тот случай, если бы назначенный по завещанию наследник умер раньше открытия наследства или не принял его, завещатель призывает к наследованию кого-либо другого из законных наследников (ст. 418), а при отсутствии законных наследников – любое лицо».

Мы видим, что подназначение наследника возможно либо на случай смерти назначенного по завещанию наследника раньше открытия наследства, т.е. раньше смерти самого завещателя, либо на случай непринятия наследства назначенным по завещанию наследником. В первом случае подразумевалось также и объявление наследника умершим.

Непринятие наследства имело место в следующих случаях: когда наследник не явился в установленные законом срок с момента открытия наследства (ст. 433 ГК), когда наследник отказался от принятия наследства, когда наследник не отказался от принятия наследства, но не успел до своей смерти принять его. Во всех этих случаях законом допускалось подназначение наследника.

Как видно из текста ст. 424 ГК, в качестве подназначенных наследников могли выступать лишь лица, являвшиеся в то же время наследниками завещателя по закону. В соответствие с этим государство и общественные организации не могли быть подназначенными наследниками, поскольку не являлись наследниками завещателя по закону. Лишь в случае отсутствия законных наследников государственные органы и общественные организации могли быть указаны завещателем в завещании как подназначенные наследники. Заметим, что термин «подназначенный наследник» не был известен законодательству данного периода, но утвердился в юридической литературе м судебной практике.

Завещательный отказ был предусмотрен в ст. 423 ГК, в которой указывалось, что «… на лиц, поименнованых в ст. 418 ГК, получающих по завещанию наследственное имущество, завещатель может возложить исполнение какого-либо обязательства в пользу одного или нескольких наследников, которое в силу исполнения соответствующего обязательства вышеуказанными лицами132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132132зывалось, что "ен в ст . в юридической литературе м судебьной практикеые не являлись дниками завещателяткрыти». В Ч. 2 ст. 423 ГК говорилось также, что такое возложение исполнения обязательств при наследовании имущества по завещанию любым лицом (т.е. при отсутствии законных наследников в соответствии с Ч. 3 си. 422 ГК) возможно в пользу любого лица. Термины «завещательный отказ», «отказополучатель» (лицо в пользу которого устанавливался завещательный отказ) не были также известны советскому праву рассматриваемого периода, но встречались в правовой литературе и практике.

Подложить исполнение завещательного отказа завещатель мог только на лиц, указанных в завещании в качестве наследников. В то же время, завещатель был не в праве обременять завещательным отказом государственный орган или общественную организацию даже в том случае, когда они являлись наследниками по завещанию. Согласно действовавшему в это время законодательству наследник по завещанию, если он одновременно являлся и наследником по закону, мог быть обременен завещательным отказом в пользу любого (или любых) остальных наследников по закону безотносительно того обстоятельства являлись ли отказополучатели одновременно наследниками по данному завещанию или нет. Подназначенние отказополучателя не предусматривалось.

Как уже говорилось выше, отказополучатель в соответствии со ст. 423 ГК приобретал право требования исполнения соответствующего обстоятельства наследником по завещанию, обремененного завещательным отказом. В случае неисполнения им этого обязательства отказополучатели как кредиторы наследника могли осуществить сове требование в пределах общего срока исковой давности, а именно в пределах трех лет с момента открытия наследства (см. ст. 44 и 45 ГК). Если отказополучатель умирал до открытия наследства или отказывался от получения завещательного отказа, последний считался отпавшим, а содержащееся в нем имущественное право подпадало под правила, установленные в отношении приращения освободившейся доли наследственного имущества.

Наследник по завещанию, обремененный завещательным отказом, отвечал за выполнение данного обязательства перед отказополучателем только в рамках полученного наследственного имущества за вычетом лежащих на нем обязанностей перед кредиторами наследодателя. Поэтому если полученный таким образом наследником актив наследственного имущества исключая возможность выполнения обязательства возложенного на него в пользу отказополучателя, то завещательный отказ считался отпавшим и наследник по завещанию освободился от ответственности перед отказополучателем.

Наряду с завещательным отказом ст. 423 предусматривала еще одно особое завещательное распоряжение – так называемое возложение. В той же ст. 423 ГК говорилось «… равным образом завещатель может возложить на них (наследников по завещанию) исполнение каких-либо действий, направленных на осуществление какой-либо общеполезной цели». Кроме того, как указывала Ч. 3 ст. 423 ГК, «при завещании имущества государственным органам или общественным организациям. «при завещании имущества государственным органам или общественным организациям, завещатель имеет право указать определенную цель, на которую должно быть употреблено завещание имущество».

Согласно общему правилу, указанному в ст. 425 ГК, завещание должно было быть изложено в письменной форме, подписано завещателем и удостоверено в нотариальной форме. Как мы видим, советское наследственное право не признавало домашней формы завещания, существовавшей до 1917 года. О необходимости нотариального удостоверения завещания указывалось и в п. «О» § 27 Инструкции Министерства юстиции РСФСР от 2 февраля 1948 года по применению Положения о государственном нотариате РСФСР от 31 декабря 1947 года. Несоблюдение нотариальной формы удостоверения завещания в силу ст. 29 ГК вело к недействительности данной сделки.

Согласно упомянутому выше Положению о нотариате правом удостоверения завещания в РСФСР наделялись лишь государственные нотариальные конторы.

Органу, удостоверяющему завещание вменялось в обязанность проверка самоличности завещателя, его дееспособности и законности содержания завещания. В случае если нотариус устанавливал недееспособность завещателя или обнаруживал противозаконный характер завещательных распоряжений, он был обязан отказать в удостоверении завещания. Вместе с тем нотариус не был обязан удостоверяться в существовании тех наследников, которые назначены в завещании, или в том, что наследственное имущество, упомянутое нем, в действительности принадлежит завещателю. Под противозаконным по содержанию завещательным распоряжением понималось такое распоряжении завещателя, которое нарушает императивную норму закона.

Говоря о необходимости подписания завещания завещателем, закон в той же ст. 425 ГК говорил о том, что «вместо подписи завещателя, завещание неграмотных подписывается за них третьим лицом – рукоприкладчиком». В § 58 Инструкции Министерства юстиции РСФСР от 2 февраля 1948 года помимо неграмотности в числе случаев, при которых возможна замена подписи завещателя подписью рукоприкладчика, указывались болезнь завещателя и иные причины. Необходимым требованиям было то, что подпись другого лица должна была быт сделана по просьбе лица, не могущего подписаться, и в присутствии нотариуса. Последний в удостоверении завещания указывал, по какой причине подпись совершающего сделку была заменена подписью другого лица. Согласно § 66 той же инструкции рукоприкладчиком не могло быть лицо, в пользу которого завещается имущество. Рукоприкладчиком могло быть только полностью дееспособное лицо.

Установив в ст. 425 ГК необходимость нотариального удостоверения завещания под стразом его недействительности, закон в установленных случаях либо вообще освобождал завещательное распоряжение от какого-либо удостоверения, либо допускал удостоверение его иными органами или должностными лицами. По своей правовой силе данные завещания приравнивались к нотариальным и в последующем нотариальном удостоверении не нуждались. В примечании к ст. 425 ГК указывалось, что завещательные распоряжения, в которых завещатель завещает (по общим правилам о наследовании) свои паевые взносы, внесенные им в первичную кооперативную организацию (в жилищно-строительное кооперативное товарищество, в сельское потребительское общество и т.д.), могли быть сделаны пайщиком путем совершения в членской книжке соответствующей надписи о назначении наследников и для своей действительности не нуждались в последующем нотариальном удостоверении.

К особым формам завещания, не нуждавшимся в нотариальном удостоверении, были следующие:

1. Воинские завещания. В годы ВОВ было установлено, что завещания лиц, состоящих в рядах Советской Армии и в Военно-Морском флоте, могли быть удостоверены, помимо нотариальных органов, командированием отдельных воинских частей (полков, эскадрилий, кораблей 1, 2 и 3 рангов, соединения кораблей 4 ранга, отдельных батальонов, дивизионов, рот, батарей, отрядов и других соответствующих им воинских частей), а завещания военнослужащих, находившихся на излечении в госпиталях – начальниками госпиталей. После окончания ВОВ данный порядок был сохранен и в мирное время.

2. Консульские завещания. Согласно ст. 60 Консульского устава1, советские граждане, находившие за границей, могли совершать завещания путем удостоверения их у консула СССР или у консульского агента. Эти завещания также имели силу нотариально удостоверенных и в случае возвращения советского гражданина в СССР не нуждались в каком-либо дополнительном последующем удостоверении их нотариусом.

3. Морские завещания. Согласно ст. 59 Кодекса торгового мореплавания СССР1, капитан обязан был удостоверять составление находящимся на судне лицом завещание им принимать его на хранение. Такие завещания в случае прибытия завещателя в отечественный порт, в котором имелся нотариус, также не нуждались в дополнительном последующем удостоверении им и имели равную силу с нотариально удостоверенными.

4. Завещания, составленные гражданами, находящимися на судах внутреннего водного транспорта. Согласно ст. 27 Устава внутреннего водного транспорта2, капитаны судов внутреннего водного транспорта были вправе удостоверять завещания, составленные лицами, находящимися на судне. Эти завещания также имели силу нотариально удостоверенных.

По общему правилу вопрос о действительности завещания в зависимости соблюдения завещателем установленной законом формы рассматривался с точки зрения тех требований закона, которые существовали на моменты совершения завещания, а не на момент открытия наследства.

Согласно ст. 426 ГК «Завещание, позднее составленное, отменяет предыдущее, поскольку в последнем не остается распоряжений, не предусмотренных позднейшим завещанием. Завещатель может и без составления нового завещания отменить прежнее, посредством подачи заявления в нотариальный орган». Помимо двух указанных в законе путем отмены завещания (составление последующего завещания либо подача соответствующего заявления в нотариальный орган), завещатель был вправе не только полностью ранее составленное завещание полностью, но и отменить отдельные завещательные распоряжения, содержащиеся в первоначальном завещании, тем самым не отменив его полностью, а лишь изменив его в определенной части.

Необходимо отметить, что в соответствии с действовавшими в рассматриваемый период наследственным правом, завещания, составленные в особых, допускаемых законом формах (о них говорилось выше) могли быть отмечены или изменены не только нотариально удостоверенным завещанием, но и позднейшим завещанием, составленном в любой из этих форм. Нотариально удостоверенное завещание также было возможно изменить или отменить любым из особых видов завещания.

Согласно ст. 427 ГК, исполнение завещания, как общее правило, возлагалось на назначенных в нем наследников. Это обязанность возлагалась на них лишь при условии принятия ими наследства. При наличии нескольких указанных в завещании наследников исполнение последнего возлагалось на них всех. Под исполнением завещания понималось обязанность наследников совершить целый ряд весьма разнообразных действия, имеющих своей общей целью реализацию тех распоряжений, которые содержались в завещании (распределение наследственного имущества между названными в завещании наследниками и в указанных в завещании долях; обязанность наличных наследников принять все доступные им меры к извещению об открывшемся наследстве отсутствующих наследников и предпринять необходимые меры по сохранению причитающегося этим наследникам наследства; удовлетворить из актива полученного ими наследства имущества претензии кредиторов завещателя, заявленные ими в установленный законом срок).

При исполнении завещания наследниками последние должны были установить, исходя из содержания завещания, действительную волю завещателя, выраженную им в завещании. При истолковании воли завещателя должны были также установить не только подлинный смысл того или иного содержащегося в завещании завещательного распоряжения, но также и законность каждого из них.

Если между наследниками возникало разногласие по вопросу о понимании смыла завещания и это расхождение во мнениях являлось основанием возникновения между ними споров по поводу тех прав, которые должны вытекать из завещания для того или иного наследника, то такой спор по исполнению завещания, как и всякий спор о праве гражданском, в силу ст. 2 ГК подлежал разрешению в судебном порядке.

Наследники при исполнении завещания, даже по соглашении. между собой, вносить в него какие-либо изменения.

В ст. 427 ГК разрешала также завещателю включить в завещание поручение исполнить его вол. особому лицу – так называемому исполнителю завещания. В этой же статье не содержалось указания на то, должен ли исполнитель завещания быть в то же время и наследником по завещанию или нет.

Назначение исполнителя завещания было возможно лишь в самом завещании, но для действительности такого назначения требовалось согласие назначенного лица взять на себя выполнение обязанностей исполнителя завещания. Полное согласие должно было быть выражено письменно (ст. 427 ГК) и следовало либо в форме соответствующей надписи на самом завещании, либо в форме отдельного заявления, приложенного к завещанию. Об обязанности нотариального удостоверения подписи исполнителя завещания закон не упоминал.

В случае назначения исполнителем завещания не кого-либо из наследников, а стороннее лицо, последний в данном качестве не рассматривался ни как представитель завещателя, ни как представитель наследников по завещанию. Фактически он был пособником лиц, призываемых к наследованию и наследников, принявших наследство.

Наследники, в случае если они считали действия исполнителя завещания неправильными и наносящими им ущерб, были вправе в судебном порядке оспорить эти действия вплоть до выдвижения требований о его отстранении.

Законом не предусматривалось какого-либо обязательного вознаграждения, которое бы причиталось исполнителю завещания за его труд. В литературе, права, высказывалась мысль о том, что исполнитель завещания праве требовать от наследников по завещанию возмещения необходимых расходов (например, расходов по сохранению имущества или управлению им), понесенные им в результате исполнения своих обязанностей, поскольку исполнитель завещания в данном случае действовал не в своем интересе, а в интересе наследников по завещанию.1

В ст. 434 ГК было установлено, что «наследник, принявший наследство, а равно органы государства или организации, к которым перешло выморочное имущество, отвечают по долгам, обременяющим наследство, лишь в пределах действительной стоимости наследственного имущества». Отметим, что доля пережившего супруга в наследственную массу не включалась и при определении предела ответственности наследника по долгам наследодателя была исключена.

§ 4. Наследование по завещанию по ГК РСФСР 1964 г.

Как было отмечено выше, институт наследования по завещанию в сложившемся после Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследника по закону и по завещанию» виде просуществовал в практически неизменном виде вплоть до 1964 года. Но необходимость внесения определенных изменений в данный институт была очевидна. Тенденция на расширение круга наследников по завещанию нашла свое отражение и в ГК РСФСР 1964 года. Дадим характеристику порядка наследования по завещанию, сложившуюся после введения в действие данного Кодекса.

Согласно ст. 534 ГК2 каждый гражданин наделялся правом оставить все свое имущество или часть его (не исключая предметов обычной домашней обстановки и обихода) одному или нескольким лицам как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также государству или отдельным государственным организациям. В силу этой же статьи наследодатель мог в завещании лишить права наследования одного, нескольких или всех наследников по закону.

Закон не упоминал о завещательной дееспособности. По общему правилу (ст. 11ГК) способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности (гражданская дееспособность) возникала в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении восемнадцатилетнего возраста. Согласно Ч. 2 ст. 11 ГК в случае, когда законом допускалось вступление в брак до достижения совершеннолетия, гражданин, не достигший восемнадцатилетия, приобретал дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. В литературе того времени на основе сопоставления содержания гражданской дееспособности как способности приобретать гражданские права и создавать для себя гражданские обязанности с завещательной дееспособностью как способностью права и обязанности на случай своей смерти для других, ряд авторов приходил к выводу об отсутствии завещательной дееспособности у лиц, упоминаемых в Ч.2 ст. 11 ГК.1

Что касается другого элемента завещательной правосубъектности, а именно правоспособности, то законом устанавливалось, что граждане могли в соответствии с законом иметь имущество в личной собственности, право пользования жилыми помещениями и иным имуществом, наследовать и завещать имущество, избирать род занятий и место жительства, иметь право автора произведения науки, литературы и искусства, открытия, изобретения, рационализаторского предложения, промышленного образца, а также иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

Не до конца был урегулирован в законодательстве и вопрос о завещательной дееспособности лиц в возрасте от 15 до 18 лет и совершеннолетних, находящихся под попечительством. В литературе и в судебной практике за первой категорией лиц в силу Ч. 2 ст. 13 ГК признавалось большинством авторов право завещать денежные средства или стипендии, а также иные имущественные права, вытекающие из предоставленного законом таким лицам права осуществлять право автора на свои произведения науки, литературы и искусства, открытия, изобретения, рационализаторского предложения, промышленные образцы. Что касается совершеннолетних лиц, ограниченных в дееспособности, фактически завещать они могли лишь при согласии попечителей. Об этом, в частности, говорилось в руководящем постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 27 октября 1966 г. «О судебной практике по делам об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками»1, где в п. 2 среди действий, ограниченно дееспособный был не вправе производить без согласия попечителей, прямо назвалось и завещание. По-иному решался вопрос о праве на совершение завещания полностью дееспособным лицом, над которым попечительство было установлено по его же просьбе. Закон исходил из того, что дееспособный все сделки по своему имуществу, в том числе и завещания вправе был совершать без согласия попечителя.

При удостоверении завещания соответствующее должностное лицо было обязано проверить дееспособность завещателя путем установления его возраста, а когда завещатель находился на излечении, то и из беседы с врачом. В совершении завещания отказывалось если имелось решение суда о признании гражданина недееспособным или из беседы с врачом или с самими завещателем было установлено, что последний из-за болезненного состояния не отдает отчета в своих действиях, либо ни сам, но с помощью переводчика не может выразить свою волю. В силу общих правил ГК о недействительности сделок признавались недействительными завещания дееспособных лиц, находившихся в момент совершения завещания в таком состоянии, когда они не могли понимать значения своих действий или руководить или (ст. 56 ГК). Также признавались недействительными завещания, совершенные вследствие заблуждения, имеющего существенный характер (ст. 57 ГК), а также совершенные вследствие обмана, насилия, угрозы или вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств на крайне невыгодных для себя условий (ст. 58 ГК).

Согласно ст. 540, 541 ГК признавались действительными только письменные завещания, удостоверенные определенными должностными лицами. В соответствии с нормами данных статей, а также ст. 13 Закона СССО «О государственном нотариате», утвержденного Верховным Советом СССР 19 июля 1973 г.1, завещание должно было быть составлено письменно с указанием места и времени его составления, собственноручно подписано завещателем и надлежаще удостоверено.

Удостоверяя завещание, должностное лицо помимо установление наличия у завещателя завещательной дееспособности, выявляло направлена ли воля завещателя на посмертное распоряжение своим имуществом, помогало завещателю четко сформулировать содержание завещателя с тем, чтобы оно не содержало противоправных распоряжений или условий. Завещателю также разъяснялись возможные правовые последствия отдельных его распоряжений и завещания в целом. Так, в частности, нотариус или другое должностное лицо (о завещаниях, приравнивающихся к нотариально удостоверенными речь пойдет ниже) были обязаны разъяснить завещателю право необходимых наследников на обязательную долю (ст. 535 ГК).

Удостоверение завещания заключалось в совершении должностным лицом после подписанного завещателем или по его просьбе рукоприкладчиком текста завещания удостоверительной надписи. В ней указывалось место и время составления завещания, должность, фамилия и инициалы лица, удостоверяющего завещание. Далее сообщалось, что завещание подписано в его присутствии собственноручно завещателем, самоличность которого проверена. Если завещание подписывалось рукоприкладчиком, то об этом также указывалось в надписи. В удостоверительных подписях на завещаниях, совершаемых в нотариальных органах указывалось и о том, что нотариус проверил дееспособность завещателя.

В нотариальных органах завещание вносилось в реестр нотариальных действий и первый его экземпляр оставался в делах нотариального органа для постоянного хранения. Другие органы, имеющие право удостоверять завещание экземпляр завещания высылали по месту постоянного жительства завещателя для постоянного хранения. Второй экземпляр завещания выдавался просьбе высылался указанным им лицам.

Таким образом, в советском праве рассматриваемого периода продолжали оставаться две формы завещаний: нотариально удостоверенные и завещании, приравненные к нотариально удостоверенным. Нотариальное удостоверение завещаний в соответствии с Положением о государственном нотариате осуществляли нотариусы государственных нотариальных контор, а в местностях, где таковых не было, председатели или секретари исполнительных комитетов районных, городских, сельских, поселковых Советов депутатов трудящихся, если на них решением исполнительного комитета соответствующего Совета было возложено выполнение нотариальных функций.

К нотариально удостоверенным завещаниям приравнивались в соответствии со ст. 541 ГК следующие виды завещаний:

1. Завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, других стационарных лечебно-профилактических учреждениях, санаториях или проживающих в домах для престарелых и инвалидов. Порядок удостоверения такого рода больничных завещаний был установлен совместным письмом Министерства здравоохранения РСФСР и Верховного суда РСФСР от 30 ноября 1964 г. № 201, где фактически не содержалось отступлений от нотариального порядка. Так, в частности, согласно упомянутому письму один экземпляр завещания по просьбе завещателя выдавался ему на руки, либо высылался наследнику по указанному в завещании адресу, а второй экземпляр должен был быть направлен для хранения в нотариальную контору по месту постоянного жительства завещателя. Как и по воинским завещаниям в данном случае пошлина за удостоверение завещания с завещателя не взыскивалась.

2. Завещания граждан, находящихся во время плавания на морских судах или судах внутреннего плавания, плавовавших под флагом СССР (п. 2 ст. 541 ГК). Данные завещания удостоверялись капитанами судов. По ранее упоминавшимся нормам ст. 59 Кодекса торгового мореплавания СССР 1929 г. и ст. Устава СССР капитан мог удостоверить завещания пассажира или члена экипажа, если корабль находится в плавании вне порта СССР. ГК 1964 г. расширил эти правомочия капитана, разрешив ему удостоверять завещания лиц, находящихся на корабле и при заходе корабля в советские порты. Удостоверенное капитаном завещание должно было быть передано ближайшей нотариальной конторе по прибытии в порт, если завещатель умер в пути.

3. Завещания граждан, находящихся в разведочных, арктических и

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: