Xreferat.com » Рефераты по праву » Некоторые спорные вопросы правового регулирования договора доверительного управления имуществом

Некоторые спорные вопросы правового регулирования договора доверительного управления имуществом

Лачуев Камиль Гаджиевич, аспирант кафедры гражданского и семейного права Московской Государственной Юридической Академии

Настоящая статья посвящена отдельным спорным вопросам правового регулирования договора доверительного управления имуществом, таких как: правовая характеристика, предмет и объект договора, денежные средства как объект доверительного управления, возмездный или безвозмездный характер договора.

В соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ, договор доверительного управления имуществом - это договор, по которому одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).

Как видно из легального определения, договор является реальным, т.е. он считается заключенным с момента передачи имущества учредителем управления доверительному управляющему (п. 2 ст. 433 ГК РФ).

В.В. Витрянский относит данный договор по своей целевой направленности к категории гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг, так как «именно в качестве услуги можно квалифицировать осуществление доверительным управляющим управления доверенным ему имуществом в интересах собственника (учредителя доверительного управления) или назначенного им лица (выгодоприобретателя)». При этом реальный характер договора имеет значение для квалификации данного типа обязательств как обязательства по оказанию услуг, так как учредитель доверительного управления не несет обязанности по передаче имущества доверительному управляющему, как это имеет место в обязательствах по передаче имущества (напр., в купле-продаже, мене, аренде и др.).  [1]

Данное обстоятельство отмечается также и Михеевой Л.Ю.: «Закон не устанавливает обязанности учредителя управления передать управляющему имущество. Следует заметить, что данный договор и не мог быть сконструирован как консенсуальный».  [2]

Как справедливо отмечает Беневоленская З.Э., «реальный характер договора не является очевидным», так как согласно ст. 433 ГК РФ, если в соответствии с законом для заключения договора необходима передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи имущества.

Глава 53 ГК РФ не предусматривает передачу имущества как обязательный признак основания заключения договора. Тем не менее, Беневоленская З.Э. признает, что данный договор является реальным, так как на это указывают многие положения Главы 53 ГК РФ.  [3]

К передаче имущества должны применяться правила ст. 224 ГК РФ (передача вещи) в силу указания п. 2 ст. 433 ГК РФ (момент заключения договора), так как в главе 53 ГК РФ специальные нормы об этом отсутствуют.

Предметом договора доверительного управления имуществом является совершение управляющим любых юридических и фактических действий в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК РФ).  [4] Представляется ошибочной точка зрения А.Н. Гуева, который считает, что предметом договора доверительного управления имуществом «является передача имущества управляющему в ДУ на определенный срок».  [5] Как уже отмечалось, до передачи имущества договор не может считаться заключенным, поэтому ни о каком предмете договора не может идти речи.

В структуре договора доверительного управления имуществом, В.В. Витрянский выделяет два объекта: первый - это фактические и юридические действия управляющего, второй - само имущество, переданное в доверительное управление.  [6]

В связи с тем, что договор доверительного управления имуществом - реальный, предметом данного договора может быть имущество, которым учредитель управления на момент заключения договора фактически обладает. Поэтому представляется, что имущество, которое не существует на момент заключения договора, не может быть его предметом. Как правильно замечает С.В. Артеменков, вещные права не распространяются на несуществующее имущество.  [7]

Для более глубокого изучения данного вопроса необходимо рассмотреть соотношение понятий «предмет» и «объект» договора, что, однако, не является предметом настоящего исследования.

Важное значение имеет вопрос о возмездном или безвозмездном характере договора доверительного управления имуществом.

В соответствии со ст. 1016 ГК РФ в договоре доверительного управления имуществом должны быть указаны размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором. Статья 1023 ГК говорит о том, что доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом.

В связи с неоднозначными формулировками ГК между учеными ведутся дискуссии, высказываются различные точки зрения: одни считают, что договор считается возмездным на основании специальных норм главы 53 ГК, другие считают его таковым в силу общего правила о презумпции возмездности договора.

Так, по мнению В.В. Чубарова, ст. 1023 ГК предусматривает выплату вознаграждения доверительному управляющему, «что позволяет сделать вывод о возмездном характере договора в целом».  [8]

А.Н. Гуев считает, что договор доверительного управления имущества является возмездным лишь по общему правилу, установленному ст. 423 ГК.  [9] Напомню, что в соответствии с п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Такой же позиции придерживается Е.И. Каминская. Возмездный характер данного договора, по ее мнению, не вызывает сомнения в силу установленной п. 3 ст. 423 ГК презумпции возмездности договора.  [10]

По мнению Л.Ю. Михеевой, статья 1016 ГК предусматривает, что «в том случае, когда договор доверительного управления сконструирован как возмездный, в нем должно быть указано на это. Ее смысл означает невозможность презумпции возмездности данного договора во всех случаях». На основании буквального толкования норм главы 53 ГК, Л.Ю. Михеева делает вывод о том, что «если стороны не рассматривали в договоре вопрос о вознаграждении вообще, это должно означать, что договор не заключен ввиду отсутствия одного из существенных условий… Разрешение данного вопроса имеет значение для действия договора, который без указания на его возмездность или безвозмездность не считается заключенным».  [11]

В.В. Витрянскому представляется, что «данная проблема имеет более простое решение, суть которого состоит в адекватном толковании общего правила о презумпции возмездности всякого гражданско-правового договора (п. 3 ст. 423 ГК) и его соотношения со специальными правилами, касающимися возмездности договора доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1016 и ст. 1023 ГК)». Его позиция сводится к тому, что нормы ст.ст. 1016 и 1023 ГК РФ, как специальные нормы, исключают действие общего правила о презумпции возмездности любого договора (п. 3 ст. 423 ГК). В остальном его мнение совпадает с мнением Л.Ю. Михеевой: в договоре должно быть предусмотрено условие о вознаграждении, либо в нем должно содержаться прямое указание на то, что доверительный управляющий действует на безвозмездной основе. «Если же стороны «забыли» согласовать этот вопрос при заключении договора доверительного управления имуществом, договор должен признаваться незаключенным».  [12]

Данная позиция представляется не оправданной. Безусловно, специальные нормы, устанавливающие возмездность или безвозмездность того или иного договора, исключают действие общего правила, установленного ст. 423 ГК РФ. Однако нормы главы 53 ГК не позволяют сделать однозначного вывода о возмездности либо безвозмездности договора доверительного управления имуществом. Обратим внимание на формулировки ГК РФ: статья 1016 ГК устанавливает, что размер и форма вознаграждения управляющему являются существенным условием договора, если выплата вознаграждения предусмотрена договором. Отсюда можно сделать вывод, что вознаграждение может и не быть предусмотрено договором. Т.е. в случае, если стороны предусмотрели в договоре право управляющего на вознаграждение, размер и форма такого вознаграждения становятся существенным условием данного договора и недостижение сторонами соглашения по этому вопросу будет иметь следствием признание договора незаключенным. Тем не менее, если стороны не предусмотрят в договоре условие о вознаграждении управляющего, то, соответственно, размер и форма такого вознаграждения, исходя из буквального толкования нормы ст. 1016 ГК, не будут являться существенным условием договора.

Статья 1023 ГК, устанавливающая право управляющего на вознаграждение, предусмотренное договором, также не вносит ясности в разрешение вопроса о возмездности договора.

Таким образом, в связи с тем, что специальные нормы главы 53 ГК не позволяют сделать вывод о возмездности или безвозмездности договора доверительного управления имуществом, следует руководствоваться нормой п. 3 ст. 423 ГК, в соответствии с которой договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания и существа договора не вытекает иного.

Исходя из вышеизложенного, нельзя согласиться с мнением В.В. Витрянского и Л.Ю. Михеевой, суть которого заключается в том, что стороны в договоре обязательно должны решить вопрос о возмездном или безвозмездном характере договора, т.е. договор должен содержать прямое указание на это, иначе такой договор следует признать незаключенным.

Таким образом, несмотря на отсутствие в договоре условия о вознаграждении управляющего, такой договор нельзя признавать незаключенным и такой договор будет считаться возмездным по общему правилу. Безусловно, договор доверительного управления имуществом может быть и безвозмездным при наличии специальной оговорки об этом в самом договоре или указания на это в правовом акте.

В связи с этим возникает другой вопрос - если договор доверительного управления имуществом, в случае отсутствия в нем условия о его возмездности или безвозмездности, презюмируется возмездным, то, как в данном случае будет рассчитываться вознаграждение управляющего? Представляется, что здесь необходимо применять п. 3 ст. 424 ГК: «В случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги».

Некоторые авторы считают, что правило, установленное п. 3 ст. 424 ГК РФ, не действует в отношении индивидуальных вещей.  [13] Таким образом, исключается возможность применения данной нормы в случае, если в доверительное управление передана индивидуально-определенная вещь.

Данная позиция не всегда оказывается верной. Представляется, что индивидуальные вещи нужно делить на вещи, единственные в своем роде и вещи, обладающие индивидуализирующими признаками. Естественно, у картины известного художника, представляющей собой вещь единственную в своем роде, нет аналогичных товаров. Что касается вещей, обладающих индивидуализирующими признаками, то на такие вещи вполне возможно найти аналогичные товары. Представим себе, что в доверительное управление передается единственный имеющийся автомобиль - вещь индивидуально-определенная. Тем не менее, аналогичные товары на данную вещь существуют. Нужно заметить, что к разрешению данной проблемы необходимо подходить в каждом конкретном случае, поскольку вещи обладают разной степенью индивидуальности.

Вышеизложенные выводы сделаны из буквального толкования норм главы 53 ГК. Однако такие формулировки ГК представляются неудачными и требующими изменения. Вопрос о возмездном или безвозмездном характере договора необходимо рассматривать в свете ст. 1015 и ряда других статей ГК. Ст. 1015 говорит о том, что доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия. Предпринимательской считается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли (п. 1 ст. 2 ГК). Извлечение прибыли как основной цели своей деятельности является отличительным признаком коммерческих организаций (п. 1 ст. 50 ГК). Таким образом, доверительный управляющий, как индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, заинтересован именно в получении прибыли от оказываемых услуг. Следовательно, договор доверительного управления имуществом, в котором доверительным управляющим выступает индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, должен быть возмездным.  [14]

Здесь следует согласиться с Л.Ю. Михеевой, которая предлагает включить в главу 53 ГК нормы о том, что договор коммерческого доверительного управления является возмездным, а договор доверительного управления, основанный на законе, в котором доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем или некоммерческая организация, безвозмездным. При этом данные нормы необходимо сформулировать как диспозитивные, чтобы стороны могли предусмотреть в договоре иное.  [15]

Вознаграждение доверительного управляющего может устанавливаться не только договором. П. 6 статьи 1171 ГК РФ устанавливает, что предельный размер вознаграждения по договору доверительного управления наследственным имуществом определяется Правительством РФ. Правительством установлен такой размер: он не может превышать 3 % оценочной стоимости наследственного имущества, определяемой в соответствии с п. 1 ст. 1172 ГК.  [16]

Статья 1015 ГК устанавливает запрет выступать в качестве доверительного управляющего государственным органам и органам местного самоуправления. На практике данная норма породила определенные споры.

22 июня 1996 года между Минфином РФ и Администрацией Московской области был заключен договор о доверительном управлении ценными бумагами, в соответствии с которым Администрация приняла на себя обязательства по управлению портфелем ценных бумаг. Арбитражный суд г. Москвы пришел к выводу, что данный договор соответствует ст. 1015 ГК, так как данная статья не устанавливает ограничений на передачу имущества такому доверительному управляющему как субъект РФ. Однако Арбитражный суд Московского округа пришел к выводу, что указанный договор противоречит статье 1015 ГК РФ, поскольку ни Московская область как субъект РФ, ни Администрация не вправе выступать в качестве доверительного управляющего ценными бумагами.

Администрация Московской области обратилась в Конституционный суд РФ с запросом о проверки конституционности п. 3 ст. 1015 ГК РФ. По мнению заявителя, в силу статьи 124 ГК Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, выступая в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными их участниками - гражданами и юридическими лицами, обладают общей гражданской правоспособностью, а потому вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, в том числе в качестве доверительного управляющего; статья 1015 ГК Российской Федерации, как не указывающая в качестве доверительного управляющего ни Российскую Федерацию, ни субъекты Российской Федерации и прямо запрещающая государственным органам и органам местного самоуправления выступать в таком качестве, необоснованно ограничивает право частной собственности, закрепленное статьей 35 Конституции Российской Федерации.

Конституционный суд РФ отказал в принятии запроса Администрации Московской области, мотивируя установленный ст. 1015 ГК запрет специальной правоспособностью публично-правовых образований, а также тем, что по смыслу Конституции Российской Федерации (статья 34, часть 1), одно и то же лицо не может совмещать властную деятельность в сфере государственного и муниципального управления и предпринимательскую деятельность, направленную на систематическое получение прибыли.  [17] Суд первой инстанции не учел того, что, от имени Российской Федерации и субъектов РФ приобретают и осуществляют права и обязанности органы государственной власти (п. 1 ст. 125 ГК РФ, п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 г.  [18] ).

Объектом договора доверительного управления имуществом, в соответствии с п. 1 ст. 1013 ГК РФ, могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.

Самостоятельным объектом доверительного управления не могут быть деньги, за исключением случаев, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1013 ГК РФ).

Еще одним исключением из числа объектов доверительного управления является имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении (п. 3 ст. 1013 ГК).  [19]

В настоящей статье я остановлюсь на вопросе о денежных средствах как объекте договора доверительного управления имуществом.

Из п. 2 ст. 1013 ГК РФ, исключающего деньги из числа объектов доверительного управления, можно сделать вывод, что деньги могут выступать в качестве не самостоятельного объекта доверительного управления, а, например, в составе имущественного комплекса. Самостоятельным объектом доверительного управления деньги могут являться только в случаях, предусмотренных законом.

Законодатель, предусматривая возможность выступления денежных средств в качестве объекта доверительного управления только на основании специального указания на то закона, хотел тем самым подчеркнуть исключительность таких случаев. Как писал В.А. Дозорцев, «передача одних денег в управление противоречила бы смыслу закона» так как «единственным третьим лицом, которое в соответствии с законом может «управлять» чужими денежными средствами, являются банки, действующие на основании специальной лицензии».  [20] Но, 9 февраля 1996 г., не задолго до вступления в силу части второй ГК (1 марта 1996 г.), Президентом был подписан Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности»  [21] , который установленное

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: