Xreferat.com » Рефераты по юриспруденции » Латентная преступность: актуальность, проблемы и понятие

Латентная преступность: актуальность, проблемы и понятие

Р.М. Акутаев

Актуальность и значение изучения латентной преступности.

Одной из острейших проблем современности, влияющей по существу на все стороны общественной жизни и, в частности, создающей непосредственную угрозу проведению экономических преобразований, фактором социальной дестабилизации является устойчивый рост преступных проявлений, увеличение в структуре преступности доли тяжких и особо тяжких преступлений, разрастание организованной преступности и коррупции. Такое положение дел актуализирует предпринимаемые усилия правоохранительных органов, направленные на обеспечение контроля над преступностью, ее предупреждение. Однако необходимой предпосылкой для этого служит знание подлинных масштабов преступности, оперирование показателями фактического ее состояния, а не только той части, которая нашла отражение в официальных данных криминальной статистики.

Криминологические исследования свидетельствуют, что разрыв между количеством реально совершенных преступлений и сведениями о них, располагаемыми органами, ведущими статистический учет преступлений, весьма значителен. Так, еще в декабре 1992 г. в выступлении А.И. Гурова на VII съезде народных депутатов Российской Федерации было заявлено, что, по экспертным оценкам, "сегодня в России в реальности регистрируется от 10 до 12 млн. преступлений"1. Очевидно, имелось в виду количество не регистрируемых, а реально совершаемых преступлений, -так называемая фактическая преступность. Последний показатель, если судить об этом по более поздним оценкам, колеблется в пределах от 7 до 9 млн. преступлений в год , в то время как число зарегистрированных преступлений, по данным 1995 г., не достигало и 2 млн. 800 тыс.2

Приведенные цифры свидетельствуют о том, что латентная (скрытая) преступность существенно искажает наши представления о ее реальном состоянии, структуре, динамике, тенденциях развития отдельных категорий и видов преступлений, о величине и характере ущерба, иначе говоря, "цене" преступности. В свою очередь, это затрудняет достоверность прогноза "поведения" преступности на перспективу, крайне отрицательно сказывается на стратегии и тактике борьбы с преступностью, приводит к неадекватности людских и материальных ресурсов, сосредоточенных в решающих сферах этой борьбы.

Латентная преступность, как и преступность в целом, оказывает негативное воздействие на экономику страны, сдерживает развитие внешнеэкономических связей, динамику совместной хозяйственной деятельности, поступление иностранных инвестиций. Эксперты единодушны в признании того, что тенденция на криминализацию российской экономики вполне очевидна. В первую очередь это относится к кредитно-финансовой системе. По заключению главного управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД РФ, организованная преступность контролирует в России 60% банков от общего числа российских финансовых структур3. Процессы, происходящие в сфере финансово-экономических отношений, вынуждают политиков самого высокого уровня признать, что "государство все больше теряет контроль над экономикой и сферой финансов. Угроза создания в России криминального общества приобретает статус вопроса национальной безопасности и выживания России как государства".4

Скрытая преступность оказывает серьезное влияние и на социально-психологический климат в обществе. Она порождает у граждан недоверие в способность государственной власти гарантировать их безопасность, создать благоприятные условия для реализации конституционных прав и свобод, эффективно вести борьбу с преступностью, обеспечить неотвратимость ответственности виновных лиц за правонарушения. Безнаказанная преступность способствует "привыканию" населения к криминальным проявлениям, снижению уровня законности и моральной требовательности в обществе, к ослаблению чувства нетерпимости к правонарушениям и правонарушителям . У одной категории граждан безнаказанная преступность вызывает чувство социальной апатии, инертности и тревоги, у другой, напротив, повышает нервозность и нетерпимость. И в том, и в другом случае граждане испытывают психологический дискомфорт, порожденный отсутствием надежных государственных гарантий личной безопасности.

Следует учитывать и то обстоятельство, что латентная преступность в определенной мере способствует проявлению худших сторон социального подражательства. Безнаказанность, в частности, экономических преступлений и взяточничества, уровень которых в структуре скрытой преступности высок, оказывает крайне отрицательное воздействие на лиц, у к которых еще не сформировались либо недостаточно стойки жизненные позиции и ценности. Такие лица, стремясь соответствовать образцам "красивой жизни" от преступного мира, не утруждают себя заботой о законности выбора средств и методов достижения поставленной цели.

Латентная преступность сказывается на авторитете уголовного закона. Нельзя, очевидно, придумать ничего более худшего для падения его авторитета, чем выборочное применение уголовно-правовых норм, причем далеко не к самым злостным их нарушителям. Чуть ли не обыкновением правоохранительной и правоприменительной практики стали многочисленные факты, когда крупные расхитители, организаторы и руководители преступных группировок и сообществ, киллеры и террористы остаются вне досягаемости уголовного закона, в то время как вся мощь ее карательного воздействия направляется против преступников - "стрелочников"5. Рядовые граждане - свидетели подобных ситуаций недоуменно вопрошают: "... почему, если человек украл 10 тысяч, его судят, а если банкир украл 10 миллиардов, он на свободе?"6. С социально-психологической и нравственно-этической точек зрения, выборочная карательная практика, думается, содержит не меньший негативный потенциал, чем если бы нормы уголовного законодательства вовсе не применялись. В связи с этим у правопослушных граждан возникают не просто сомнения, а стойкая убежденность в том, что чуть ли не вся система уголовной юстиции продажна и подкупна. Отсюда и утверждения вроде того, что "взятки берут все, кто по положению может взять и кому дают"7.

Как видим, латентная преступность соответствующим образом отражается также на авторитете правоохранительных органов, призванных с ней бороться. Разгул безнаказанной преступности для подавляющего большинства граждан выступает наиболее зримым и самым надежным индикатором, характеризующим профессиональный уровень и возможности этих органов обеспечить правопорядок в стране. Несомненно и то, что эта преступность во многом способствует росту в обществе нигилистических настроений по отношению к деятельности правоохранительных органов. Об этом говорят результаты социологических исследований. Достаточно сослаться на выводы комплексной экспертизы, выполненной под эгидой Центра конфликтологических исследований РАН, согласно которым в Москве "лишь 3,6% жителей рассчитывают в сложных ситуациях на помощь милиции и прокуратуры"8. Более того, в восприятии граждан милиция сама порой выступает в качестве нарушителя их прав.

Латентную преступность и связанную с ней непосредственно проблему виктимизации населения по праву можно отнести к одним из наиболее актуальных направлений исследования современной криминологической науки. Нельзя не отметить, что в последние годы заметно возросло внимание к изучению данной проблематики. Подтверждением тому являются научные публикации последних лет, в той или иной степени затрагивающие проблемы латентной преступности. Симптоматично и то обстоятельство, что впервые в нашей стране под эгидой Министерства внутренних дел Российской Федерации и Римского межрегионального научно-исследовательского института по проблемам преступности и правосудия ООН (ЮНИКРИ) проведен международный научно-практический семинар на тему "Латентная преступность: познание, политика, стратегия".

Изложенное, однако, не следует воспринимать в том плане, что проблема латентной преступности себя исчерпала. Напротив, приходится констатировать, что целенаправленные и относительно крупномасштабные исследования в этой области проведены с привлечением сил ведомственного научно-исследовательского института в России. И в этой связи вполне очевидно, что еще предстоит разобраться в природе, причинах, конкретных формах проявления, региональной специфике и в ряде иных качественных и количественных показателей, характеризующих латентную преступность. Необходимость решения изложенного комплекса вопросов диктуется как теоретическими, так и практическими соображениями.

В теоретическом плане изучение латентной преступности важно для познания фактического состояния преступности, ее подлинных размеров, структуры, географии и ее реальной цены. Оно важно для прослеживания тенденций развития всей преступности и отдельных ее видов, достоверности сравнительных оценок межрегиональной преступности и познания масштабов виктимизации населения. Осуществление прогностических функций криминологической наукой также возможно лишь на основе достоверных и полных данных о размерах преступности в целом. К тому же разрабатываемые на тот или иной период федеральная и региональная программы борьбы с преступностью, думается, обладали бы большим коэффициентом полезности, если бы включали меры по предупреждению латентности отдельных категорий и видов преступлений.

Практическое значение изучения проблем латентной преступности определяется необходимостью реализации отправных принципов уголовно-правовой политики. Прежде всего, речь должна идти о последовательной реализации принципа неотвратимости уголовной ответственности лица, совершившего преступление, об обеспечении полноты и всесторонности расследования и разрешения уголовных дел, об адекватности и соразмерности средств правового воздействия содеянному, что, по сути, является необходимым условием вынесения справедливого наказания, его индивидуализации.

Большое практическое значение имеет выработка научно обоснованной методики выявления скрытых преступлений, изучение факторов латентности преступлений, их профилактики и предупреждения.

Понятие, признаки и виды латентной преступности.

Отправной методологической задачей научного исследования проблем латентной преступности является ее определение, уточнение ее признаков и конкретных разновидностей проявления. Это важно тем более, что в криминологии все еще не установилось общепринятого понятия латентной преступности, что в известной мере препятствует решению других связанных с ним проблем и вопросов.

При определении латентной преступности, познании содержания искомого понятия методологически верно рассматривать это сложное социальное явление сквозь призму практики борьбы с преступностью, учитывая при этом существенную модификацию характера и способов совершения преступлений (особенно наиболее тяжких, обусловливающих относительное повышение доли искусственно-латентных преступлений в ее общей структуре).

В этой связи мы считаем, что традиционные подходы к познанию предмета латентной преступности, в том числе и к определению ее понятия, основанному на признаках неизвестности преступлений правоохранительным органам и их неучтенности уголовно-правовой статистикой, не дают полного и объективного представления о латентной преступности и конкретных ее разновидностях, искусственно сужают ее предмет и тем самым не в полной мере отвечают современным потребностям борьбы с преступностью.

В настоящее время многие так называемые естественно-латентные преступления в своей значительной части преобразуются в искусственно-латентные. Сам по себе этот процесс весьма симптоматичен. Он стал возможным в нынешних условиях как закономерный результат тотальной бесконтрольности и безответственности, поразившей все структуры общества. Разумеется, эти процессы, конкретные формы их проявлений нельзя не учитывать при исследовании латентной преступности, в том числе и при формулировке его понятия.

На наш взгляд, при определении понятия латентной преступности следует прежде всего исходить из необходимости практической реализации одного из важнейших принципов уголовно-правовой политики, который сегодня, к сожалению, безосновательно предан забвению, принципа неотвратимости уголовной ответственности виновного лица за совершенное преступление. Подобный подход позволяет полнее определить сущность искомого понятия, одновременно раскрывая новые грани проявления латентной преступности. На словах необходимость обеспечения эффективности существующей системы мер борьбы с преступностью путем последовательной реализации приведенного выше принципа признается многими учеными-криминологами. Однако далеко не у всех из них эта сторона вопроса находит адекватное отражение в публикациях, посвященных проблемам латентной преступности.9

Так, В. Панкратов одним из первых пытался сформулировать понятие латентной преступности. По его мнению, скрытая преступность - это совокупность преступлений, не выявленных органами милиции, прокуратуры и суда и, соответственно, не нашедших отражения в учете уголовно наказуемых деяний . А.С. Шляпочников и Г.И. Забрянский выдвинули свое определение скрытой преступности, согласно которому латентными следует считать преступления, скрытые от одного из органов, которым по закону предоставлено право расследовать или рассматривать дела о совершенных преступлениях"10. К ним авторы относят суд, органы прокуратуры и Министерства внутренних дел, товарищеские суды и комиссии по делам несовершеннолетних. В настоящее время этими органами по праву можно считать и соответствующие подразделения Федеральной службы безопасности, органы налоговой полиции, таможенные органы и др. При этом, очевидно, следовало бы выделять специальные органы, для которых выявление правонарушений, борьба с преступностью выступают как важные направления их профессиональной деятельности, от иных органов, призванных содействовать государственным в борьбе с правонарушениями.

Для определения А.С. Шляпочникова и Г.И. Забрянского характерно то, что авторы, игнорируя признак "неучтенности" преступлений, оставляют некоторый простор для признания части скрытых от учета преступлений не латентными. Было бы ошибочно считать, что выявленные либо установленные правоохранительными органами преступления автоматически попадают в разряд легальных. Такое стало бы возможным, если, в частности, не принимать во внимание далеко не единичные случаи необоснованных отказов в возбуждении уголовных дел, незаконных либо необоснованных их прекращений. С позиций искусственной латентности преступлений, варианты потенциальной латентности выявленных (установленных) деяний еще более многочисленны. Ведь на стадии их выявления, особенно неочевидных, сложно прогнозировать дальнейшую "судьбу" уголовного дела: будет ли оно раскрыто и насколько полно это удастся сделать.

В деятельности органов, ведущих учет преступлений, есть случаи, когда, по причине недостатков системы учета преступлений, преимущественно это проявляется при учете множественности преступлений либо, в силу должностной ошибки или злоупотребления, определенное количество преступлений не находит отражения в сводных данных уголовной статистики. Такого рода факты могут значительно исказить достоверность данных о состоянии и структуре преступности в регионе, что, в свою очередь, сказывается и на эффективности средств борьбы с нею.

Аргументом, подтверждающим значение признака "учтенности" для признания преступления латентным, может служить исследование Г.И. Забрянского. "На изученной территории было зарегистрировано 279 преступлений в году. Сплошное исследование уголовных дел (и материалов) по этим преступлениям показало, что совершено и подвергнуто расследованию не 279 преступлений, а 373. Разницу (94) составляют преступления, которые регистрации не подлежат. По предложенному нами порядку регистрации множественности преступлений, - отмечает далее автор, - они должны находить отражение в документах первичного учета"11.

Кроме А.С. Шляпочникова и Г.И. Забрянского по одному лишь признаку "неизвестности", "невыявленности преступления считают латентными и некоторые другие российские криминологи. Так, А.А. Конев помимо перечисленных деяний относит к латентным и "совокупность преступлений, обнаруженных с помощью целенаправленных оперативных и иных действий компетентных правоохранительных органов, хотя информация о них по каким-либо причинам и не поступила в эти органы..."12. В дальнейшем А.А. Конев внес коррективы в свое определение латентной преступности, придя к выводу, что "под латентной преступностью... понимается совокупность преступлений с неистекшим сроком давности, реально имевших место и повлекших возникновение уголовно-правовых отношений, но по каким-либо причинам не ставших известными компетентным правоохранительным органам"13 .

Нам представляется, что эта точка зрения недостаточно полно раскрывает сущность латентной преступности. Автор, ограничившись признаком "неизвестности" преступлений правоохранительным органам, оставил вне поля зрения искусственно-латентную ее разновидность, а также не учтенные уголовно-правовой статистикой преступления. В криминологическом отношении, как было показано выше, учет преступлений играет не меньшую роль, чем их выявление. Оперирование криминологическими данными по показателям уголовной статистики без учета латентной преступности дает неверные результаты, дезориентирует ученых-криминологов и в определенной степени лишает выводы достоверности о связи преступности с другими социальными явлениями, затрудняет дальнейшее развитие криминологии14.

В юридической литературе можно встретить и точку зрения, согласно которой "латентной является преступность, не отраженная в уголовной статистике"15. Нетрудно заметить, что в основу этого определения положен признак "неучтенности" уголовной статистикой совершенных деяний. Так как учету преступлений предшествует его выявление, то некоторые авторы склоны считать признак "неизвестности" деяний. И действительно, кажется ошибочным утверждение, что учтенное уголовно-правовой статистикой преступление может быть признано латентным. Однако, если к определению латентной преступности подойти шире, чем это принято в юридической литературе, с позиций субъектно-латентной разновидности проявления искусственной латентности преступлений, иначе говоря, относить к искомому понятию и совокупность нераскрытых преступлений, то правомерность и обоснованность такого утверждения, думается, не вызовет сомнений.

Практика правоохранительной деятельности знает многочисленные факты формальной выявленности и учтенности преступлений без фактического установления и привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в их совершении. такого рода деяния, на наш взгляд, следовало бы относить к категории латентных. Ведь латентная преступность, рассматриваемая как взаимодействие основных криминологических категорий (преступность и личность преступника), диалектически объемлет как латентность лица, совершившего преступление, так и латентность деяния, им совершенного. Здесь есть лишь формальное смещение понятий латентности преступления и латентности лица, его совершившего. По сути же слагаемыми скрытой преступности в равной мере являются совокупность тех и других. Это -две грани одного и того

Похожие рефераты: