Xreferat.com » Рефераты по юриспруденции » Понятие, предмет, источники международного частного права

Понятие, предмет, источники международного частного права

что общепризнанные нормы и принципы международного права являются частью правовой системы большинства государств и имеют примат над нормами национального права в случае их противоречия.

Российская Федерация  участвует в международных договорах  различного уровня. Прежде всего, отметим тенденцию расширения участия России в многосторонних соглашениях универсального (всемирного) характера.

Прежде чем остановиться на основных многосторонних соглашениях, следует отметить, что в современных условиях основная тяжесть по их разработке приходится на международные организации, которые планомерно занимаются кодификацией норм международного частного права в виде подготовки проектов универсальных международных договоров в области международного частного права.

Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) , подготовившая ряд важнейших конвенций, к которым присоединилась Российская Федерация: Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров , Конвенцию ООН о морской перевозке грузов , Типовой закон о международном торговом арбитраже  и т.д.

Гаагская конференция по международному частному праву  действует с 1893 г. с участием Российской империи. СССР не участвовал в этой организации. С 2000 г. Российская Федерация восстановила свое участие в работе конференции. Наиболее значительные документы, подготовленные этой организацией, обязательны и для России: Конвенция по вопросам гражданского процесса  (1954 г.), Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам  (1965 г.), Конвенция о сборе за границей доказательств по гражданским и торговым делам  (1970 г.), Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов  (1961 г.) и т.д. Не менее известны и конвенции (в которых РФ, к сожалению, не участвует), относящихся к сфере семейных отношений, подготовленные Гаагскими конференциями с 1956 по 1980 гг.

Международный институт по унификации частного права (УНИДРУА)  в Риме . Им были подготовлены проекты конвенций по целому ряду вопросов международных предпринимательских отношений: о лизинге, факторинге и т.д.

Международные универсальные конвенции, в которых регулируются отношения в области международного частного права, разрабатываются также в рамках Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) , Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) , Всемирной морской организации (ИМО) , Международной организации гражданской авиации  и т.д.

Россия участвует в важных многосторонних конвенциях по вопросам иностранных инвестиций : в Конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами  (1965 г.), заключенной в Вашингтоне  (эту Конвенцию подписало более 150 государств, ратифицировало 106), Конвенции об учреждении многостороннего агентства по гарантиям инвестиций  (1985 г.), заключенной в Сеуле  (Конвенцию подписало 131 государство).

Многочисленные многосторонние соглашения были заключены по различным вопросам торгового мореплавания. К ним относятся: Брюссельские конвенции по морскому праву, подготовленные Международным морским комитетом (ММК) . Важнейшие из них: Конвенция об унификации некоторых правил о коносаменте  (1924 г.) и протокол к ней (1968 г.), Конвенция об ограничении ответственности собственников морских судов  (1957 г.), Конвенция об аресте морских судов (1952 г.) , Конвенция об унификации некоторых правил относительно ответственности, вытекающей из столкновения судов внутреннего плавания (1960 г.) . На конференции в Гамбурге  была подписана Конвенция ООН о морской перевозке грузов (1978 г.) (Гамбургские правила) .

В области регулирования вопросов железнодорожного транспорта имеются Бернские международные конвенции о железнодорожных перевозках грузов и железнодорожных перевозках пассажиров и багажа, которые в 1980 г. были объединены и приняты в новой редакции как единое соглашение  (в силе с 1 мая 1985 г.).

Необходимо подчеркнуть различную природу названных источников. Внутригосударственное законодательство в области МЧП действует в пределах каждого отдельного государства и является результатом реализации нормотворческой функции государственных органов, которая воплощает интересы различных социальных слоев данного государства. Международные договоры выступают результатом согласования воль различных государств, принимающих в них участие. По существу, международные договоры в области МЧП регулируют правоотношения с участием юридических и физических лиц — субъектов внутреннего права, но обязательства по договору возлагаются на государства, участвующие в нем, которые несут ответственность за приведение своего внутреннего права в соответствие со своими международными обязательствами.

В мире существует единственная межгосударственная кодификация МЧП на региональном уровне — Кодекс Бустаманте  1928 г. (участники — государства Центральной  и Южной Америки ). Кодекс Бустаманте — это полномасштабная кодификация унифицированных региональных коллизионных норм, которые действуют и применяются судами всех государств-участников. В 60-х гг. XX в. был создан Международный симпозиум по Кодексу Бустаманте — универсальная межправительственная международная организация, членами которой являются государства разных регионов (Польша , Австрия , Египет  и др.).

Международные обычаи  отличаются от международных договоров тем, что носят неписаный характер. Сложность природы международного обычая заключается в том, что определить четкую временную границу признания его юридически обязательным можно только эмпирическим путем. Это находит отражение в правоприменительной практике: в решениях международных судебных и арбитражных органов, в резолюциях международных организаций. Такие документы выступают в качестве подтверждения существования международного обычая в целом или наличия его отдельных элементов.

Обычаи — это правила, выработанные участниками международных отношений практическим путем, в результате систематически повторяющегося и однообразного поведения в сходных обстоятельствах. Таким образом, использование обычая систематически повторяется, и, кроме того, гарантируется возможностью применения принуждения в случае его нарушения. Как правило, обычаи не фиксируются в официальной письменной форме, поскольку являются наиболее древней формой существования права. В обычае содержатся наиболее важные правила поведения участников международных частных отношений, выдержавшие испытание временем, признаваемые всеми или многими участниками гражданских правоотношений международного характера.

Обычай  — это всеобщая практика, признанная в качестве правовой нормы. Для того, чтобы практика приобрела характер обычной нормы права, необходимы длительность, регулярность, устойчивость и повторяемость ее применения.

Следует отметить, что обычай не только самый древний, но и самый гибкий, и, следовательно, современный источник МЧП.

В международном частном праве наиболее важную роль играют международные торговые обычаи, обычаи делового оборота и обычаи торгового мореплавания. Международной торговой палатой в Париже  произведено несколько частных неофициальных кодификаций международных обычаев: Варшавско-Оксфордские правила по сделкам на условиях СИФ , Йорк-Антверпенские правила об общей аварии  (последняя редакция — 2004 г.), Международные правила по унифицированному толкованию торговых терминов (ИНКОТЕРМС) , Унифицированные правила по документарным аккредитивам и инкассо  и др. Все эти акты не имеют нормативного характера, но являются источником права. Международный обычай признается как источник права в российском законодательстве — ст. 5 и п. 6 ст. 1211 ГК РФ .

Международные обычаи часто связывают с существованием понятия lex mercatoria  (международного коммерческого права, транснационального торгового права, права международного сообщества коммерсантов), которое имеет давнюю историю. Под международным коммерческим правом  принято понимать систему негосударственного регулирования внешнеторговой деятельности. Эта система определяется еще как «мягкое, гибкое» право (в смысле рекомендательного характера его норм). Преимущества международного коммерческого права по сравнению с национальным законодательством и международными договорами заключаются именно в предоставлении участникам международной торговли максимума свободы действий. Основа lex mercatoria — резолюции-рекомендации международных организаций по вопросам внешней торговли (общие условия поставок, договоры-формуляры, договоры присоединения, типовые контракты, типовые регламенты). Главную роль в развитии международного коммерческого права играют ВТО , МТП , ЮНСИТРАЛ и другие международные организации.

Итак, резолюции-рекомендации межправительственных организаций, формулирующие правила желательного поведения государств-членов, выполняют двоякую роль: они могут, во-первых, выступать в качестве стадии в правотворческом процессе, ведущем к оформлению международно-правовой нормы и, во-вторых, опосредованно регулировать международные отношения, оставаясь при этом рекомендательными, а не обязательными нормами.

Регулирование международных отношений с помощью рекомендательных норм вызывает серьезные дискуссии у представителей правовой науки разных стран. В ходе обсуждения этого вопроса и была сформулирована концепция о делении международных норм на «мягкие» — рекомендации и «твердые» — обязательные правила Цит. по: Нешатаева Т.Н. Международное частное право и международный гражданский процес. М.: Городец, 2004. С. 55. Подробнее: Gold I. Strendthening the Soft International Law of Exchange Arrangements // AJIL. 1983. P. 443; Seidl-Hohenveldern H. International Economic Law. Collected Corse. H. 1988. P. 21—262..

В концентрированном виде основные доводы в пользу существования «мягкого права»  можно изложить следующим образом:

1) оно необходимо потому, что «мягкие» нормы позволяют праву быть гибким, т.е. приспосабливающимся как к своеобразию регулируемых отношений, так и к интересам субъектов, вступающих в эти отношения;

2) международному праву известна особая иерархия норм — от «твердых» до «мягких»;

3) в одном нормативном акте могут содержаться и «твердые», и «мягкие» нормы;

4) «мягкие» нормы можно сравнивать с диспозитивными нормами в национальных правовых системах.

Судебная и арбитражная практика. Во многих государствах судебная и арбитражная практика в качестве источника МЧП играет более важную роль, чем национальное законодательство и международное право (Франция, Великобритания, США). Под судебной  и арбитражной практикой , выступающей источником права, понимают решения судов, которые имеют правотворческий характер, — формулируют новые нормы права. Правотворческая роль судов и арбитражей заключается не в создании новых норм права — суды не имеют законотворческих полномочий и не могут «творить» право. Суды только выявляют действующее (позитивное) право и формулируют его как систему юридически обязательных предписаний.

Правотворческая деятельность судов в большой степени зависит от судейского усмотрения , которое имеет решающее значение при выявлении сложившихся правил поведения, уже признанных общественным сознанием в качестве обязательных предписаний. Судейское усмотрение играет решающую роль при толковании, определении и применении правовых норм. В международном частном праве принцип свободы судейского усмотрения имеет особое значение: восполнение пробелов в правовом регулировании частных отношений с иностранным элементом, квалификация юридических понятий, установление «подразумеваемой» воли сторон, определение закона «существа отношения», установления критерия наиболее тесной связи, — все это прямые обязанности судов.

Судебный прецедент  — это решение вышестоящего суда, имеющее императивное, решающее значение для нижестоящих судов при разрешении аналогичных дел в дальнейшем. Никакое решение суда не становится прецедентом автоматически; оно должно получить статус прецедента в установленном законом порядке. Судебный прецедент как решение, имеющее руководящее значение при решении аналогичных дел в дальнейшем, используется практически во всех государствах, но только в странах общей правовой системы есть целостное прецедентное право. Наибольшее количество прецедентов в английском праве, что в значительной степени усложняет судебную процедуру. В современной судебной практике Великобритании господствует узаконенная тенденция к ограничению количества прецедентов в английском праве. В настоящее время действует региональная система прецедентного права — европейское прецедентное право, сложившееся в рамках Европейского Союза (ЕС)  и выработанное Европейским Судом. Решения этого Суда обязательны для государств — членов ЕС, их национальных судов и административных органов, физических и юридических лиц. Судебные органы стран-членов ЕС не вправе принимать решения, противоречащие решениям Европейского Суда, которые имеют решающее значение и обязательно должны применяться по аналогии.

В российском законодательстве судебная и арбитражная практика формально юридически не считается источником права. Отечественный законодатель расценивает ее в качестве основного средства для толкования, определения и применения правовых норм. На практике российские суды и арбитражи играют точно такую же роль по выявлению действующего права и его формулированию, как и суды тех государств, в которых судебная практика признана официальным источником права. Значение источника права имеют в первую очередь разъяснения пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Формально юридически эти разъяснения имеют рекомендательный характер, но на практике противоречащее им решение нижестоящих судов не вступает в законную силу. Фактически судебная и арбитражная практика давно стала самостоятельным источником российского МЧП.

Доктрина права  — это высказывания ученых, признанные на официальном государственном или международном уровне. В любом цивилизованном государстве существует «право разногласий» — ученые вправе высказывать различные мнения по одному и тому же вопросу. Государственные органы свободны в выборе между различными точками зрения, высказанными юристами. Российский законодатель учитывает доктрину как источник МЧП в других государствах (ст. 1191 ГК РФ , ст. 14 АПК РФ ), но не считает разработки российских ученых даже вспомогательным источником права.

В настоящее время доктрина МЧП широко используется в целях его унификации и гармонизации. Разработки УНИДРУА , Гаагских конференций по МЧП  и Комиссии международного права лежат в основе многих международных соглашений и применяются большинством национальных законодателей для усовершенствования МЧП. С 1992 г. Гаагские конференции изучают возможность разработки универсальной конвенции о признании и исполнении судебных решений, предусматривающей непосредственное разграничение компетенции национальных судебных органов. Проект этой конвенции был выработан в 1999 г. и одобрен на XIX сессии Гаагских конференций.

Оценка доктрины в качестве самостоятельного источника МЧП связана с различным регулированием одних и тех же отношений в законодательстве разных государств и необходимостью унификации такого регулирования; с наличием в МЧП огромного количества пробелов — намного большего, чем в других отраслях права. Основная функция доктрины как источника МЧП — максимальное восполнение этих пробелов на уровне научных разработок.

Таким образом, международное частное право  — это комплексная отрасль права, объединяющая нормы внутригосударственного законодательства, международных договоров и обычаев, которые регулируют имущественные и личные неимущественные отношения, «осложненные иностранным элементом» (т.е. отношения международного характера), с помощью коллизионно-правового и материально-правового методов.

Список литературы

Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Резолюция 2205 Генеральной Ассамблеи ООН «Учреждение комиссии ООН по праву международной торговли» / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Резолюция 1995 Генеральной Ассамблеи / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Международное частное право. Иностранное законодательство. — М.: Статут, 2001.

Соглашение о сотрудничестве в области внешнеэкономической деятельности 1992 г. / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Статьи соглашений о Международном валютном фонде 1945 г. / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Устав Гаагской конференции по международному частному праву 1955 г. / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Устав международного института унификации частного права 1940 г. / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» // СЗ РФ. — 1995. — № 29. — Ст. 2757.

Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. — М., 2002.

Барнашов А.М. Общепризнанные нормы международного права и их взаимодействие с нормами российского законодательства // Юрист-международник. — 2003. — № 2.

Белянская О.В., Пугина О.А. Условия имплементации международно-правовых норм в российское законодательство // Международное публичное и международное частное право. — 2005. — № 5.

Блищенко И.П., Дориа Ж. Прецеденты в международном публичном и частном праве. — М., 1999.

Гаврилов В.В. Теории согласования международных и внутригосударственных правовых норм // Государство и право. — 2005. — № 12.

Гаврилов В.В. Теории трансформации и имплементации норм международного права в отечественной правовой доктрине // Московский журнал международного права. — 2001. — № 2.

Звеков В.П., Марышева Н.Закон Украины 2005 г. «О МЧП» // Хозяйство и право. — 2006. — № 5.

Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле. — М., 1983.

Кудашкин В.В. Международное частное право в системе социально-экономических отношений общества // Государство и право. — 2004. — № 7.

Матвеева Т.В. К вопросу о «мягком праве» в регулировании международных частных отношений // Государство и право. — 2005. — № 3.

Нешатаева Т.Н. К вопросу об источниках права — судебном прецеденте и доктрине // Вестник ВАС РФ. — 2000. — № 5.

Обычай в праве. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.

Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике МКАС. — М., 1998.

Розенберг М.М. О статусе международных конвенций и типовых законов // Вестник ВАС РФ. — 2000. — № 2.

Тихомиров Ю.А. Международно-правовые акты: природа и способы влияния // Журнал российского права. — 2002. —

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: