Xreferat.com » Рефераты по юриспруденции » Принципы планирования расследования

Принципы планирования расследования

то же время интуитивно угадывается, что такой запрет не охватывает собой полностью принцип уникальности, поскольку говорит лишь о том, как нельзя поступать при планировании, но не о том, как можно и должно. Нет сомнений, что названные, а также иные типичные криминалистические инструменты, в том числе различные методики расследования, в процессе планирования должны быть приспособлены к соответствующей следственной ситуации. Иначе говоря, стоящая перед следователем методологическая задача заключается в том, чтобы перейти от типичного, которому свойственны обобщения и абстрактность, к уникальному, которому всегда присуща конкретность.

Рассматривая данный переход применительно не только к типовым программам, алгоритмам, версиям и моделям, но и к другим методологическим средствам, выделим его основные стадии и изложим их в некой логической последовательности. Прежде всего необходимо уяснить проблему и сформулировать ее в виде задачи (задач). Затем надо поставить перед собой вопрос о том, какие методологические средства для ее решения потребуются, и определить области поиска необходимых знаний (уголовное право, криминалистика, другие правовые отрасли и отрасли знаний — в зависимости от самой проблемы, этапа планирования, расследования и вида преступления). Потом следует провести поиск указанных средств среди норм и образцов (в теоретической или методической сфере) и их отбор с учетом соответствия материалу (проблеме). Далее описанные в теоретической или методической литературе нормы и образцы, существующие, например, в виде типовых программ, алгоритмов, моделей, версий, методик расследования, нужно превратить (при необходимости) в инструменты, пригодные для использования в мыслительном процессе. Обычно это делается путем абстрагирования от всего ненужного, конкретизации и проверки на соответствие материалу, иначе говоря, на способность разрешить названную проблему. Иногда инструменты создаются, наоборот, путем видоизменения или достраивания отобранного методического образца. Например, краткие типовые программы в виде типичных вопросов не всегда учитывают квалифицирующие преступление признаки. Поэтому на определенном этапе расследования появляется необходимость разрешить вопросы, относящиеся к данным признакам. На заключительной стадии указанного перехода (от абстрактного к конкретному) следователь должен принять решение об использовании выбранного инструмента.

Возвращаясь к вопросу о содержании исследуемого принципа, отметим, что оно не исчерпывается перечисленной работой и запретом на планирование по шаблону. Уникальность присуща и планированию, и его результатам — как плану в целом, так и промежуточным итогам, которые подводятся на каждом этапе планирования. Как закономерность она проявляется в том, что ход и содержание планирования, а также его результаты всегда будут конкретными и неповторимыми по любому делу. О правомерности этого положения свидетельствует и здравый смысл, и практика, что позволяет включить его в цепь дальнейших рассуждений без специальных доказательств.

В целях последующей формулировки принципа уникальности акцентируем внимание на трех посылках. Во-первых, цель любого принципа планирования — сделать данную мыслительную деятельность наиболее соответствующей познанной закономерности и тем самым более эффективной. Во-вторых, принцип планирования как нормативное отражение некой закономерности всегда является искусственным образованием. В-третьих, исследователь вправе относить к содержанию принципа наиболее важные с практической точки зрения проявления вскрытой закономерности. Исходя из сказанного, можно сделать вывод: из вышеперечисленных свойств уникальности планирования наиболее важными являются конкретность и неповторимость. Именно они и должны найти отражение в данном принципе в виде общего требования осуществлять планирование максимально конкретно, с учетом всей специфики, неповторимых особенностей уголовного дела.

Это означает, что на первом этапе планирования следователь должен предельно конкретизировать следственную ситуацию, т. е. установить наличие или отсутствие доказательств по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию. Учитывая объем и качество информации, на втором этапе он должен сформулировать конкретные (главные, промежуточные, частные) задачи расследования. Исходя из специфики задач, на третьем этапе ему нужно определить конкретные следственные действия, оперативно-розыскные и иные мероприятия. На четвертом этапе, принимая во внимание неповторимость следственной ситуации и варианты ее развития, возможности противодействия следствию со стороны преступника, наличие или отсутствие необходимых сил и средств и другие факторы, следователь устанавливает конкретную очередность проведения указанных действий и мероприятий. На пятом этапе с учетом всей совокупности уникальных обстоятельств дела он определяет конкретное содержание, порядок, время и место проведения, разрешает другие вопросы, связанные с планированием названных действий и мероприятий. На шестом этапе, имея в виду неповторимые особенности дела, собственные силы и имеющиеся возможности, следователь определяет, в какой именно форме, каким конкретно образом, когда, кем и какие вопросы расследования будут контролироваться. На седьмом этапе все промежуточные результаты сводятся в единое целое, и составляется максимально конкретный план.

Таким образом, принцип уникальности должен включать два руководящих начала. Первое из них касается меры использования при планировании типовых криминалистических средств. Второе относится к самому процессу планирования и его результатам. Принцип уникальности требует от следователя, чтобы используемые типовые криминалистические инструменты были максимально приспособлены к конкретной следственной ситуации. Содержание, промежуточные и окончательные результаты планирования должны быть предельно конкретными, учитывать неповторимые особенности уголовного дела и обстановки расследования в целом.

На этом можно было бы поставить точку, если бы не одно обстоятельство, которое нельзя обойти молчанием. Поскольку в содержании данного принципа конкретизация занимает очень важное место, возникает необходимость сравнить его с известным в криминалистике принципом конкретности планирования и ответить на вопрос, имеет ли последний какое-то самостоятельное значение.

В отношении принципа конкретности у криминалистов нет единого мнения. Часть считает, что таковой имеет право на существование наряду с принципом индивидуальности (уникальности). Его суть обычно сводится к «возможно большей конкретизации плана расследования»,[ 37] недопущению в плане абстрактных положений и декларативных пунктов.[ 38]

Отдельные авторы полагают, что учет конкретных следственных ситуаций, построение конкретных версий, определение конкретных путей и способов их проверки, задач следственных действий, вопросов, подлежащих выяснению, а также конкретизация сроков расследования и индивидуальных планов при работе по делу бригады следователей — все это охватывается принципом конкретности. В их представлении принцип индивидуальности (уникальности) планирования вообще отсутствует.[ 39]

По мнению третьей группы ученых, конкретность планирования не дотягивает до уровня принципа. Например, А. Н. Васильев писал: «Под конкретностью планирования понимается то, что в плане должны быть указаны сроки действий, исполнители и т. д. Таким образом, речь идет об элементарной упорядоченности плана, что само собой разумеется в планировании».[ 40]

Каждая из перечисленных точек зрения имеет недостатки. Сторонники первой, по сути, утверждают, что конкретность и уникальность — внеположные понятия. Данная позиция представляется спорной, потому что уникальность устанавливается через конкретизацию, сравнение (сопоставление и отыскание различий) и оценку. Поэтому с позиций деятельностного подхода конкретность всегда будет одним из этапов установления уникальности. Если же рассматривать названные понятия как застывшие категории, то очевидно, что нечто уникальное всегда конкретно, в связи с чем конкретность и является свойством уникальности. Из сказанного можно сделать вывод, что уникальность и конкретность находятся в отношениях подчиненности. Объем понятия уникальности всегда больше объема понятия конкретности.

Вторая точка зрения ущербна потому, что в ней акцент делается только на конкретность. Из поля зрения упускается необходимость учета специфики дела, уникальной методологической работы, неповторимость самого процесса планирования. При подобном подходе не учитываются важнейшие взаимосвязанные закономерности данного процесса.

Приверженцы третьей позиции фактически говорят не о планировании, а о плане, низводя конкретность почти до трюизма и забывая, что она является одной из закономерностей этого процесса. Тем не менее, за вычетом названных недостатков, указанная точка зрения представляется более предпочтительной, поскольку охватывает все отмеченные ранее закономерности в рамках одного принципа уникальности. Таким образом, можно утверждать, что конкретность планирования существует только как составная часть принципа уникальности планирования.

8. Планирование не должно быть низведено до уровня фантазирования и самообмана, а план расследования — до вымысла и иллюзий. В процессе планирования следователь имеет дело не с фантомами, а с субъективной реальностью, которая является проекцией объективной реальности в его сознании. Цели и средства их достижения при планировании всегда реальны. Если данное условие не соблюдается, значит, следователь занимается чем угодно, но только не планированием. В связи с этим можно утверждать, что учет реальности является одной из закономерностей планирования.

Первое упоминания о реальности плана можно найти в трудах Б. М. Шавера.[ 41] В 1967 г. А. Р. Ратинов назвал реальность в числе психологических требований, которым должен удовлетворять план расследования. По его мнению, план «должен исходить не из благих пожеланий, а из точного расчета и учета реальных возможностей».[ 42] Этот тезис получил дальнейшее развитие в виде принципа планирования в работе Л. П. Дубровицкой, понимавшей его как необходимость учитывать реальные возможности следствия в использовании средств достижения истины, строить реальные версии и намечать реальные пути их проверки.[ 43] Она же отметила связь реальности планируемых действий с их обоснованностью, включив обоснованность в содержание принципа реальности.[ 44] Это важно подчеркнуть, поскольку А. Р. Ратинов, перечисляя психологические требования к плану работы, говорил о реальности и обоснованности как о двух равноправных категориях.[ 45]

За прошедшие три десятка лет единого понимания данного принципа так и не сложилось. Взгляды на его содержание мало изменились и, развиваясь в основном за счет некоторых дополнений, не отличаются существенно от высказанных Л. П. Дубровицкой. Суть дополнений сводится к необходимости построения плана на основе реальной оценки фактов и к детализации того, что понимается под реальными возможностями: наличие необходимого для расследования времени, доступа к современным средствам науки и техники, организационным, криминалистическим и другим ресурсам.

В то же время далеко не все авторы относят реальность, как, впрочем, и обоснованность, к принципам планирования. Так, в 1986 г. И. М. Лузгин называл в числе принципов планирования и принцип реальности,[ 46] а в 1998 г. уже исключил его из данного списка.[ 47] Некоторые рассматривают реальность и обоснованность планирования как идентичные понятия, представляющие собой элементарные требования, предъявляемые к плану и версиям, и даже как необходимые свойства планирования, но ни в коем случае как принципы.[ 48] Учеными бывшего социалистического лагеря высказана мысль, что реальность и обоснованность как предъявляемые к планированию требования являются составными частями другого принципа — оптимальности планирования.[ 49]

Ряд криминалистов, напротив, относят реальность и обоснованность к самостоятельным принципам планирования. Так, Л. А. Сергеев считает, что обоснованность планирования означает, что все намеченное в плане должно иметь достаточное основание и базироваться на определенных данных. Выдвигаемые версии и формулируемые задачи расследования должны вытекать из оценки имеющейся информации, а конкретные средства и методы достижения задач, привлечение и расстановка сил, установление последовательности и сроков выполнения отдельных действий должны быть увязаны с решением поставленных задач и основываться на учете объективной обстановки.[ 50] Принцип же реальности, как полагает Л. А. Сергеев, состоит в том, что при составлении плана надо исходить из реальных возможностей. Планируемые мероприятия должны быть реально выполнимыми, намечаться с учетом конкретных условий и возможностей. Сроки расследования, выполнения отдельных действий, а также оценка ожидаемых результатов должны отвечать требованию реальности.[ 51]

К числу распространенных можно также отнести точку зрения, согласно которой из данной связки исключается принцип обоснованности и право на существование признается лишь за принципом реальности.[ 52] При этом содержательно последний охватывает собой и то, что сторонники предыдущей позиции относят к принципу обоснованности. Например, И. Ф. Герасимов и Л. Я. Драпкин включают в принцип реальности и обоснованность проверяемых версий.[ 53]

Последняя позиция представляется наиболее правильной, поскольку в процессе планирования обоснованность имеет по отношению к реальности обеспечительный характер. На это прямо указывал А. Р. Ратинов: «Обоснованностью обеспечивается другое требование — реальность, выполнимость плана».[ 54] На функциональную связь между обоснованностью и реальностью указывают и слова Л. П. Дубровицкой о том, что «намеченное планом действие может быть реальным в смысле обоснованности фактическими данными».[ 55] Следовательно, без обоснованности субъективной реальности не бывает, первая оказывает огромное влияние на формирование второй. Сказанное в полной мере относится не только к плану, но и к процессу планирования, поскольку реальность плана возникает не сама по себе, а в результате мыслительной активности следователя.

Учитывая, что существующие представления о принципе реальности в большей степени относятся к плану расследования, необходимо раскрыть содержание данного принципа применительно к процессу планирования, т. е. сформулировать познанную закономерность уже в виде требований, которым должен соответствовать указанный процесс. Так, на первом этапе планирования для того, чтобы избежать иллюзий и необоснованных предположений, надо подвергнуть сомнению все имеющиеся «факты»[ 56] и оценить каждое доказательство с точки зрения требований уголовно-процессуального закона. Только после и на основе этого можно делать выводы о всесторонности, полноте и объективности обстоятельств, подлежащих доказыванию,[ 57] т. е. сформировать реальное представление о следственной ситуации.

На втором этапе необходимо поставить реальные задачи расследования, т. е. такие, которые действительно являются нужными, обоснованно вытекающими из результатов изучения следственной ситуации и выполнимыми в конкретных условиях. Для этого в процессе мыслительной деятельности нужно исходить из ранее проанализированной информации и результатов изучения версий, моделей, итогов использования других криминалистических методов. Кроме того, надо обратиться к интуиции, собственному и чужому опыту и попытаться дополнить с их помощью перечень задач расследования. Каждая из них заносится в план, только если соответствует вышеуказанным критериям реальности.

На третьем этапе планирования требуется, не скатываясь в фантазирование, не допуская как волюнтаризма, так и примитивизма, определить реальные следственные действия, оперативно-розыскные и иные мероприятия. К таковым будут относиться только те, которые действительно необходимы для выполнения намеченных задач и посредством которых последние можно решить, те, которые практически осуществимы, — с учетом реальных условий расследования, доступа к ресурсам и современного уровня развития науки и техники. Перечисленные свойства используются в процессе планирования как критерии, с помощью которых каждое действие и мероприятие проверяется на реальность. Только после этого названные действия и мероприятия заносятся в план расследования.

На четвертом этапе должна появиться такая очередность действий и мероприятий, которую можно считать реальной, т. е. обоснованно осуществимой. Для этого недостаточно учесть временной ресурс, а также имеющиеся силы и средства. Необходимо еще и обосновать данную очередность с позиции целого ряда других факторов: требований закона, неотложности действий или мероприятий, важности задачи расследования и др.

Цель пятого этапа планирования, с позиций принципа реальности, состоит в том, чтобы план каждого действия и мероприятия был реальным, т. е. обоснованно выполнимым. Для ее достижения в процессе планирования нужно учесть задачи расследования, степень возможного противодействия, необходимые тактические приемы, имеющиеся технические средства и людские ресурсы, а также время, место и другие условия проведения планируемых действий и мероприятий. Затем следует оценить и обосновать возможность решения задач имеющимися силами и средствами в конкретных условиях.

Применительно к шестому этапу роль рассматриваемого принципа состоит в том, чтобы обеспечить выбор реальных способов, форм, времени, объектов и субъектов контроля за ходом расследования. Это достигается путем соблюдения некой процедуры, которая начинается с ответов на такие вопросы, как: что, кем, каким способом, в какой форме и когда действительно должно контролироваться, т. е. с выявления подлинной необходимости в контроле. Затем производится оценка субъективных и объективных возможностей следствия, и заканчивается указанная процедура обоснованием способов, форм, времени, объектов и субъектов контроля.

В отношении последнего этапа планирования задача исследуемого принципа заключается в том, чтобы не допустить отрыва от реальности, скатывания в фантазирование, составления невыполнимого, необоснованного плана, который строился бы без оглядки на промежуточные результаты мыслительной деятельности. Эта задача решается главным образом за счет самоконтроля, осуществляемого следователем в процессе создания плана.

Таким образом, принцип реальности планирования в

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: