Xreferat.com » Рефераты по психологи и педагогике » Актуальные проблемы дифференциальной психофизиологии

Актуальные проблемы дифференциальной психофизиологии

В.Д.Небылицын

Небылицын Владимир Дмитриевич (21 июля 1930 - 1 октября 1972) - советский психолог, член-корреспондент АПН СССР, доктор психологических наук, профессор, видный исследователь психофизиологических основ индивидуальных различий. Продолжая исследования Б.М.Теплова, В.Д. Небылицын заложил основы нового направления в современной психологии - дифференциальной психофизиологии, задача которого состоит в изучении свойств нервной системы, их физиологической природы, структуры и взаимосвязей их психологических проявлений. Зав.лабораторией, а затем зам.директора НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР, зам.директора Института психологии АН СССР, где организовал лабораторию дифференциальной психофизиологии. Сочинения: Основные свойства нервной системы человека, М., 1966; Психофизиологические исследования индивидуальных различий, М., 1976. Литература: В.Д.Небылицын. - Вопросы психологии, 1972, №6; К 50-летию со дня рождения В.Д.Небылицына. - Психологический журнал, 1980, т.1 №6.

Научный интерес к биологическим механизмам человеческой психологической индивидуальности имеет историю, сравнимую по своей длительности с историей многих, наиболее древних научных направлений. Уже более двух с половиной тысяч лет назад медиками античности были сформулированы гипотезы, призванные объяснить индивидуальные особенности темперамента соотношением основных жидких сред человеческого организма. С тех пор, особенно на протяжении последних ста лет, было выдвинуто немало разнообразных, резко различных по научному уровню концепций, направленных на выявление тех глубоких природных первопричин, которые, сложным образом взаимодействуй с влияниями окружающего мира, создают в конечном счете неповторимый психологический облик человеческой индивидуальности.

Во всех этих концепциях речь идет фактически об одном и том же: выборе некоторой системы биологических понятий, которые бы в своей совокупности могли быть использованы для объяснения индивидуальных особенностей функционирования всех сколько-нибудь важных сфер человеческой психики.

В советской психофизиологии в качестве такой системы понятий используются представления, выработанные первоначально в павловской школе и развитые потом применительно к человеку лабораториями Б. М. Теплова, В. С. Мерлина, Б, Г. Ананьева и др. Имеется в виду концепция основных свойств нервной системы (СНС), которая принимает в качестве ведущей посылки положение о существовании у высокоорганизованной нервной системы ряда свойств (параметров, черт, “измерений”), характеризующих динамику протекания в ней нервных процессов возбуждения и торможения и составляющих в своих комбинациях нейрофизиологическую основу разнообразных психологических проявлений с их индивидуальными вариациями.

В настоящее время есть все основания полагать, что эта концепция является наиболее продуктивной из всех предложенных до сих пор биологических теорий развития психологической индивидуальности. Ее очевидные преимущества вытекают из того факта, что она берет в качестве отправного момента не побочные или! вторичные признаки биологической организации, какими являются, например, морфологические показатели - признаки телесной конституции в теориях Э. Кречмера или С. Шелдона, а признаки определяющей, ведущей системы человеческого организма - центральной нервной системы. Признавая за морфологическими особенностями определенное психобиологическое значение, нужно признать тем не менее, что их роль как факторов психологической индивидуальности не может идти ни в какое сравнение с той ролью, которую играет центральная нервная система. Достоинства нейрофизиологической концепции факторов индвидуально-психологических различий подтверждены всем ходом творческого развития исходных павловских идей исследователями, работающими в области изучения основных свойств нервной системы, как в сфере чисто физиологического их изучения, так и в сфере исследования их психологических проявлении и коррелятов.

Следует полностью отдать должное научной мудрости И. П. Павлова, сумевшего уловить в хаосе индивидуальных вариаций поведения и рефлекторного реагирования животных влияние немногих определяющих факторов, а затем и выделить эти факторы как основные детерминанты поведенческой индивидуальности и как объекты экспериментального изучения. Вместе с тем необходимо все же сказать, что многие решения, найденные в павловской школе для проблем, возникавших в ходе изучения нервной системы, кажутся сейчас неадекватными, не полностью обоснованными, либо просто преждевременными. Так, явно неподготовленным был переход от изучения свойств нервной системы как параметров нейрофизиологической организации к изучению “типов высшей нервной деятельности”, число которых к тому же оказалось ограниченным четырьмя.

Некоторые авторы и сейчас, вслед за И. П. Павловым, усматривают нечто весьма знаменательное в том факте, что павловская типологическая классификация “совпала” с античной классификацией четырех темпераментов, поддержанной авторитетом Иммануила Канта, и, таким образом, явилась будто бы современным нейрофизиологическим обоснованием этой древней классификации. Однако есть больше оснований думать, что это “совпадение” носило достаточно искусственный характер. Об этом неоднократно писал в своих работах Б. М. Теплов, много раз указывавший на то, что ценность идеи типа нервной системы заключается отнюдь не в открываемых при этом (и соблазнивших многих авторов) возможностях типологического классификационного подхода, а в понимании типов как комплексов и своеобразных сочетаний основных свойств нервной системы.

Стремление классифицировать индивидов по типам как сочетаниям свойств нервной системы одновременно или даже до того как будут разработаны и изучены критерии классификации, т. е. сами основные свойства нервной системы, привело к тому, что конструкции типов оказались искусственными, а рамки их - слишком узкими для того, чтобы вместить все многообразие наблюдаемых вариаций условнорефлекторного (не говоря уже о поведенческом) реагирования. Это должны были признать и те авторы, которые непосредственно продолжали типологическую исследовательскую линию, начатую И. П. Павловым (например, В. К. Красуский). Сейчас авторы ставят акцент на изучение отдельных свойств нервной системы как континуальных характеристик мозговой деятельности, оставляя на будущее задачу изучения типов нервной системы как возможных комбинаций ее свойств.

Однако гораздо более серьезное значение имели некоторые просчеты или, точнее, недоработки в методической области. Как известно, в павловских лабораториях был разработан ряд экспериментальных приемов определения СНС: для каждого свойства - свои приемы, свои испытания, свои тесты. Но, как показывает ретроспективный и теперь уже несколько запоздавший анализ с применением математических методов, эти приемы далеко не всегда отвечали критериям валидности и монометричности, т. е. не всегда измеряли то свойство, для определения которого они были предназначены, и не всегда имели проекцию только на одно свойство нервной системы.

Понадобилась огромная работа, направленная на преодоление существовавших трудностей как методического, так и содержательного характера, которая и была проведена (а точнее сказать, и до сих пор ведется) упомянутыми научными коллективами, прежде всего тепловским. В результате были получены неизвестные ранее научно важные факты, пересмотрена интерпретация многих прежде сделанных наблюдений. И хотя идея свойств нервной системы в ее общем виде осталась неизменной, существенно изменились и принципы подхода к ее реализации, и методический арсенал. Это понятно: прошедшие годы были ознаменованы крупными достижениями во многих важных областях психологических и особенно физиологических наук, и это не могло не оказать своего влияния на проблематику СНС. От успешного использования этих достижений при решении конкретных задач дифференциальной психофизиологии зависят научная эффективность данного направления, его практический “выход” и вся дальнейшая перспектива его развития.

Известно, что И. П. Павлов к концу своей жизни пришел к, мысли о существовании трех основных свойств нервной системы: силы, баланса (уравновешенности) и подвижности нервных процессов. Это заключение было им сделано на основании условнорефлекторных экспериментов и результатов наблюдений за поведением собак. Содержанием параметра силы нервной системы является способность нервных клеток выдерживать длительное концентрированное возбуждение без перехода в состояние запредельного торможения. Содержанием параметра баланса является соотношение процессов возбуждения и торможения в центральной нервной системе, которое, по Павлову, может выступить либо в виде равновесия этих процессов, либо в виде преобладания возбудительного процесса. Наконец, основным содержанием свойства подвижности служит быстрота смены возбуждения торможением, и наоборот.

Выделение упомянутых трех свойств хорошо обосновано и теоретически оправдано, так как их совокупным влиянием перекрывается значительный диапазон индивидуальных характеристик функционирования нервной системы. Однако постепенно мы пришли к выводу, что этих трех свойств все же недостаточно, для того чтобы полно описать индивидуальную вариативность мозговых функций и определяемых ими характеристик поведения.

Критический анализ результатов, получаемых при использовании различных методов определения свойств нервной системы, позволил Б. М. Теплову и его сотрудникам прийти к выводу о существовании наряду с традиционно выделенными еще нескольких свойств нервной системы, в частности таких, как динамичность и лабильность. Первое из них отвечает за легкость генерации нервной системой процессов возбуждения и торможения, в частности при формировании временных связей. Второе - лабильность - есть скоростная характеристика деятельности нервной системы, определяющая в основном быстроту затухания последействия от импульса возбуждения и, следовательно, быстроту смены одного цикла возбуждения другим при серийной подаче стимулов.

Таким образом мы изучаем сейчас группу основных свойств нервной системы, существование большинства из которых установлено с достаточной твердостью, в том числе с применением факторного анализа. Все эти свойства характеризуют, каждое со своей определенной точки зрения, динамику каждого из двух основных нервных процессов - возбуждения и торможения. Говоря о динамичности нервной системы, мы имеем в виду в сущности два свойства -динамичность возбуждения и торможения, так же как, говоря о силе нервной системы, мы подразумеваем фактически два свойства - силу нервной системы по отношению к возбуждению и по отношению к торможению. Поскольку эти свойства представляют собой элементарные измерения двух фундаментальных нервных процессов, мы называем их первичными.

Ко вторичным же свойствам мы относим ряд дополнительных характеристик нервной системы, получаемых посредством измерения и сопоставления одноименных первичных свойств, характеризующих два противоположных нервных процесса - возбуждение и торможение. Это, таким образом, характеристики баланса, или уравновешенности, нервных процессов по первичным свойствам - по динамичности или силе, или подвижности, или лабильности. Павловское свойство уравновешенности нервных процессов мы рассматриваем сейчас именно как вторичное: с нашей точки зрения, обоснованной анализом применяемых для определения уравновешенности проб, это свойство представляет собой уравновешенность нервной системы по динамичности, т. е. по относительной легкости генерации нервной системой возбудительного или тормозного процесса, хотя сам Павлов рассматривал уравновешенность как соотношение двух силовых характеристик нервной системы (силы по отношению к возбуждению и силы по отношению к торможению). Уравновешенность по динамичности изучена гораздо детальнее, чем другие виды баланса, определение которых наталкивается на значительные трудности, связанные в ряде случаев с отсутствием методик для адекватной оценки некоторых из первичных СНС, характеризующих процесс торможения.

Итак, намечается некоторая достаточно простая (всего двухступенчатая) иерархия основных свойств нервной системы, включающая набор первичных и определяемых на их основе вторичных свойств. Можно говорить, следовательно, о существовании многомерной структуры СНС, изученной явно недостаточно, но относительно большинства компонентов которой (т. е. относительно отдельных свойств) накоплено немало весьма ценных данных, касающихся их природы, способов их определения и их психологических проявлений. Остановимся на вопросе о психологических коррелятах СНС. В научной литературе иногда встречается мнение, что между СНС и психологическими проявлениями якобы не удается найти никаких связей. Это абсолютно не соответствует действительности. Многочисленные исследования, проведенные лабораториями Б. Г, Ананьева, В, С. Мерлина, Е. А. Климова и нашей лабораторией, показывают, что СНС играют подчас весьма существенную роль в целом ряде важных психологических характеристик, в частности относящихся к психическим состояниям, к психическим процессам и к психологическим качествам индивида.

Если говорить о роли СНС в психических состояниях, то уместно привести результаты, полученные при изучении силы нервной системы как фактора поведения людей в ситуациях, имитирующих условия деятельности оператора автоматизированной системы. Так, эксперименты, проведенные под руководством В. И. Рождественской, позволяют раскрыть важную роль нервной системы в генерации психических состояний, прямо влияющих на работоспособность человека и конечную продуктивность его деятельности. Оказывается, эта роль отнюдь не является однозначной. Она изменяется в зависимости от изменения характера деятельности. Для разных видов деятельности то один, то другой из противоположных полюсов параметра силы может играть положительную роль. В условиях монотонной работы лучшую эффективность (меньшее количество ошибок) демонстрируют (в среднем) индивиды со слабой нервной системой.

Нейрофизиологическое объяснение этого факта заключается в том, что высокая чувствительность слабой нервной системы, по-видимому, в большей степени препятствует развитию в ней своеобразных тормозных состояний, являющихся спутником монотонной работы, чем высокая работоспособность, но более низкая чувствительность сильной нервной системы. Слабая нервная система получает большие дозы сенсорного притока, следовательно, более интенсивную с физиологической точки зрения стимуляцию, и эта обстоятельство предотвращает развитие в слабых нервных клетках тормозного состояния, родственного, по-видимому, угасательному торможению и ответственного за появление ошибочных реакций. Однако фактор слабости - высокой чувствительности - играет положительную роль лишь в условиях монотонности. При переходе от монотонной, однообразной деятельности к деятельности с элементами “драматизма”, т. е. с нерегулярным возникновением раздражителей, неравномерным распределением сенсорной нагрузки, наличием неожиданных стимулов, стрессовых ситуаций и т. д., преимущества получают лица с сильной нервной системой, очевидно потому, что для такого рода условий деятельности пониженная чувствительность и повышенная работоспособность (признаки сильного полюса параметра силы) являются более благоприятными моментами. Об этом свидетельствуют опыты В. И. Рождественской с соавторами, К. М. Гуревича, В. Н. Пушкина и О. А. Конопкина, показавших в разных сериях экспериментов и наблюдений, что сила нервной системы как таковая есть благоприятствующий фактор при резких эмоциональных перегрузках, при поддержании уровня бдительности в задаче реагировать на нерегулярно появляющиеся стимулы и при действии отвлекающих сенсорных раздражителей. В целом можно, видимо, принять, что высокий уровень силы нервной системы есть фактор, препятствующий развитию стрессовых и стрессоподобных состояний.

Так или иначе, независимо от конкретного направления и характера проявлений связи между силой нервной системы и показателями деятельности, само наличие этой связи представляется сейчас несомненным. Сила нервной системы, влияя на динамику психических состояний индивида, способна оказывать существенное положительное или, напротив, ограничивающее влияние на динамические показатели деятельности и на ее конечную результативность и поэтому Может и должна рассматриваться как важный фактор индивидуальной психофизиологической организации.

Что касается значения СНС как факторов психических процессов, то здесь не будем на них останавливаться. Однако необходимо отметить, что целый ряд результатов, полученных не только в нашей лаборатории, но и в работе других коллективов, свидетельствует о существовании связи между СНС - особенно силой и лабильностью - и эффективностью различных мнемических процессов. В частности, экспериментально подтверждена гипотеза А. А. Смирнова о том, что “сильные” индивиды будут превосходить “слабых” в продуктивности запоминания при затрудненных условиях протекания этого процесса.

Наконец, цикл исследований, недавно предпринятых К. М. Гуревичем, уже приносит результаты, указывающие на важную роль СНС в некоторых личностных качествах, имеющих прямое отношение к профессиональной пригодности, к овладению мастерством в тех или иных профессиях. При этом начинает постепенно выявляться интересное обстоятельство. Долгое время считалось, что СНС есть важный фактор пригодности к тем профессиям, которым свойственно возникновение “экстремальных ситуаций”, а во всех остальных профессиях СНС влияют лишь на стиль овладения профессиональными навыками и последующую деятельность в рамках данной профессии, В настоящее время получены пока еще, разумеется, предварительные данные, свидетельствующие о том, что СНС могут оказывать существенное влияние на уровень достижений в профессиях и инфраэкстремального характера, в частности там, где предъявляются высокие требования к точностным и скоростным характеристикам реагирования.

Итак, можно констатировать, что в ходе многолетней и все расширяющейся работы по изучению СНС человека получены важные результаты чисто нейрофизиологического и психофизиологического характера. Многие из них хорошо укладываются в рамки выработанных теоретических представлений. Однако некоторые результаты таковы, что приходится существенно пересматривать и модифицировать кое-какие важные элементы концепции свойств нервной системы. Именно такого рода данные получены в результате наблюдений межанализаторных различий по свойствам нервной системы.

Мы неоднократно замечали, что при сопоставлении сенсорных условнорефлекторных и других показателей достаточно высокие степени связи

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: