Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Мифы кельтов позднего периода

Мифы кельтов позднего периода

В.Н. Синельченко, М.Б. Петров

"Поздняя мифология кельтов связана с Ирландией, на смену ей шло средневековое христианство. Мы уже ссылались на ряд мифов, записанных ирландскими христианскими монахами, и теперь стоит подробнее рассказать о своеобразной христианско-языческой мифологии.  

Казалось бы, христианизация кельтской культуры должна была окончательно ликвидировать все, что осталось от ее языка, обычаев и мифов, однако произошло обратное. Новое вероисповедание — христианство нашло себе место и в политической, и в повседневной жизни, а в области мифологии оказалось струёй живительного воздуха, стимулировавшей развитие и упорядочение древней мифологии. Широкое распространение письменности позволило монастырским писцам зафиксировать огромное количество материалов, веками существовавших лишь в устной традиции. Неизвестно, в какой степени создатели сводов мифологии изменяли и редактировали по своему вкусу изустные предания, но в послесловии к эпическому повествованию “Похищение быка из Куальнге” монах писец сообщает:  

“Я, который записал эту историю или, скорее, вымысел, не подтверждаю своей верой многих вещей в этой истории или, скорее, вымысле, поскольку некоторые вещи в ней есть дьявольский обман, иные — поэтические фантазии; иные — несколько похожи на правду, иные такой схожести не имеют, а некоторые умышлены как утеха для глупцов”.  

Аналогичная работа велась и в монастырях Уэльса и Корнуэла, остававшихся под сильным ирландским влиянием, где письменно фиксировались сочинения британских кельтов с явно выраженным языческим содержанием.

Довольно путаный и непоследовательный пантеон кельтских богов значительно упорядочивается в уже упоминавшейся компиляции XI века “Книге завоеваний”, хотя имеется и более древний вариант, посвященный той же теме, — третья часть “Истории Британии” Нениуса, написанная в IX веке.  

В соответствии с этими источниками Ирландия пережила шесть завоеваний. Строго говоря, первый этап трудно назвать завоеванием, поскольку происходило это при не вполне ясных обстоятельствах и, как пишут составители эпоса, “во времена до потопа”. Возглавляла это то ли завоевание, то ли первичное заселение Ирландии богиня Банба; потоп поглотил всех участников этого события, за исключением ФИНТАНА, который, пройдя через ряд последовательных перевоплощений, сумел пережить века и поведать о происшедшем грядущим поколениям.  

Первое настоящее вторжение произошло под командованием ПАРТОЛОНА, сына короля Испании БЕЛА. Убив своего отца, Партолон был вынужден оставить Испанию и отправиться в Ирландию, куда он прибыл в день праздника бога Бела. В те времена эту страну населяли фоморы, имевшие вид людей, но с козьими головами. У каждого из них был лишь один глаз, одна рука и одна нога. Партолону и его племени пришлось вести с фоморами битву, в которой они одержали победу, а затем принялись за благоустройство страны. Партолон расчистил четыре долины, создал семь крупнейших озер, ввел ряд обычаев и стал родоначальником некоторых ремесел.  

Однако все племя Партолона погибло: они прибыли к берегам Ирландии в праздник бога Бела, а через несколько лет, день в день, вспыхнула страшная эпидемия, длившаяся всего неделю, но уничтожившая их всех.  

Второе завоевание Ирландии очень похоже на первое. Возглавлял его НЕМЕД, он же “святой", прибыли чужаки в Ирландию в день праздника бога Бела, победили в битве фоморов, продолжили благоустройство Ирландии, создав ряд новых озер и рек. И снова эпидемия за один день унесла и Немеда, и две тысячи его сотоварищей. Те, что выжили, попали под гнет вернувшихся к власти фоморов. Ежегодно они должны были отдавать угнетателям по две трети новорожденных детей, молока и плодов земли.  

Рано или поздно такие невыносимые условия жизни должны были привести к бунту, и потомки Немеда начали его. Фоморы правили Ирландией с вершины стеклянной башни, стоявшей над Тор Инее (Остров Башни). Бунтовщикам удалось организовать осаду башни, а затем взять ее штурмом и убить владыку фоморов КОННАНА. Брат погибшего властителя организовал карательную экспедицию и полностью истребил потомков Немеда.

Третье вторжение совершили три родственных племени с общим названием Фир Болг. Эти племена состояли в родстве с фоморами, а королева фоморов ДОМНА почиталась как богиня. Время их правления в Ирландии было недолгим, и никакой пользы стране они не принесли, если не считать некоторых административных нововведений.  

Четвертая волна завоевателей состояла из пришельцев племени богини Дану, весьма достойных, божественных, являвшихся прямыми предками ныне живущих ирландцев. Явились они в Ирландию с северных островов, бывших, как известно, средоточием мудрости и тайных знаний. Ведомые друидами, они окольными путями через Норвегию и Шотландию прибыли к берегам этой страны и под прикрытием магического тумана незамеченными высадились на землю. Другой вариант мифа говорит, что магического тумана не было, но пришельцы подожгли свои корабли, отрезав себе путь к отступлению и в то же время создав дымовую завесу.  

Предводителем племени богини Дану был НУАДА. Он же возглавлял свое войско во время двух великих битв. Битвы эти описываются и в другом источнике: “Вторая битва при Мойтуре” — мифологическом цикле ирландских саг. В первой битве победило племя богини Дану. Произошло это под Мойтуром недалеко от Лох Эрроу, нынешнем графстве Слиго. Именно в этой битве Нуаду потерял руку, которая была заменена искусным протезом из серебра, изготовленным Диан Кехтом.  

Побежденные Фир Болги скрылись у своих союзников фоморов на Гебридских островах и на острове Мэн. Было заключено временное перемирие, в результате которого власть над Ирландией была передана королю фоморов БРЕСУ, оказавшемуся в родстве с обеими враждующими сторонами. Нуаду, став инвалидом, в соответствии с кельтскими обычаями лишался права быть королем.   

Но правление Бреса не удовлетворяло ни простонародье, которое несло на себе тяготы повседневной жизни, ни аристократию, недовольную скупостью Бреса, особенно скудными пирами, устраиваемыми им. Сколько бы гостей ни посещали пиров, “ноги их от того не покрывались жиром, а дыхание их никогда не пахло пивом”. Кроме того, король Брес никак не относился к поэтам и музыкантам, так что было решено признать серебряную руку Нуаду соответствующую требованиям, предъявляемым королю, и вернуть ему власть, изгнав Бреса.  

Именно после этого и разыгралась вторая битва при Мойтуре — как результат отражения карательной экспедиции фоморов. Войско племени богини Дану возглавлял Луг, а предводителем фоморов был Балор, циклоп божественного происхождения. Поединок предводителей стал решающим в исходе битвы, что и нашло отражение в повествовании “Второй битвы при Мойтуре”.  

Луг сам был наполовину фомором, являясь внуком Балора, и владел всеми видами военных искусств, знакомыми обеим враждующим сторонам. Перед битвой Луг обратился к своим воинам и призвал их биться так, чтобы больше никогда не познать горечи неволи, ибо лучше умереть, защищая свободу, чем жить рабом. Прибывшая к полю битвы богиня МОРРИГАН тоже поощряла воинов Луга к бою.  

Во время битвы Нуаду пал от руки Балора, и теперь все зависело от боя предводителей. Балор обладал способностью уничтожать все, на что он смотрел своим единственным глазом. Луг так умело пустил камень из пращи, что глаз Балора сместился на затылок, и, когда взгляд его пал на армию фоморов, собственные воины Балора падали целыми рядами.  

В суматохе битвы фоморам удалось похитить арфу бога Дагды и унести ее с собой. Бросившиеся в погоню Луг, Дагда и Огма ворвались во дворец короля Бреса, где на стене зала и висела похищенная арфа. При появлении хозяина арфа сорвалась со стены и полетела к нему. Дагда сыграл на ней три мелодии. Первая была столь грустной, что женщины фоморов расплакались. Вторая мелодия была такой радостной, что женщины и дети смеялись. Третья же навеяла на всех присутствующих глубокий сон, и герои ушли невредимыми, забрав с собой арфу.  

Битва закончилась победой племени богини Дану, а побежденный враг был сброшен в море. Всем водам, рекам и горам Ирландии, всем духам, живущим в Сид, богини Морриган и Бадб объявили о результате битвы. Бадб, кроме того, описала геройские подвиги победителей, одновременно предсказав их дальнейшее падение.  

Пятая, и последняя, волна завоевателей состояла из сыновей МИЛЯ, гойделов, прямых и непосредственных предков ирландцев. Они, как водится, прибыли из Испании, где в те времена существовала высокая башня, построенная королем БРЕГОНОМ. Как-то вечером сын короля ИТ увидел с вершины башни побережье Ирландии и, заинтересовавшись видом странного острова, решил отправиться туда.  

Взяв с собой трижды тридцать воинов, он отправился в путь и вскоре добрался до берегов Ирландии, прибыв туда в момент раздела земель одного из убитых вождей. Чужеземца пригласили разрешить спор, полагая, что он будет наиболее беспристрастным судьей в сложном деле. И в самом деле, решение Ита было справедливым и удовлетворило всех присутствующих, однако он по неосторожности проговорился о том, как восхитил его вид земли ирландской. Убоявшись того, что пришельцы захотят завоевать понравившийся им край, ирландцы убили Ита и его спутников.  

Месть не заставила долго ждать себя, и четырежды девять кораблей оставили берега Испании под предводительством МИЛЯ, сына БИЛА, сына Брегона. Как обычно, в день праздника Бела армада прибыла к берегам Ирландии и совершила высадку. У горы Мисс в королевстве Мюнстер произошло сражение, длившееся три дня и завершившееся победой пришельцев. Далее войска Миля пришли к городу Тара, в котором правили три короля. Начались переговоры, закончившиеся необычным решением: сыновья Миля должны были выйти в море и возобновить попытку высадки, удалившись от берега на расстояние девяти волн.  

Пришельцы сели на корабли и отчалили от берега, а племя богини Дану прибегло к магическим действиям, в результате чего испанские суда были отброшены далеко в море. Страшную бурю, разыгравшуюся на море, смог усмирить придворный поэт АМАРГИНУ.  

Повторная высадка произошла в Инбер Бойнн и была менее удачной. Выйдя на равнину Брега сыновья Миля вступили в новую битву с племенем богини Дану. На этот раз победа гойделов была окончательной. С тех пор они стали властвовать в Ирландии, а побежденные боги скрылись в своих подземных Сид, устроенных, впрочем, весьма комфортно.  

Исследователи затрудняются определить, какие мифологические события предопределяли, реальные исторические события. Но несомненно, что повествования этого цикла в определенной мере отражают прошлое Ирландии, а в особенности историю завоевания острова Кельтами. В то же время исторические факты настолько обросли опоэтизированными мифическими подробностями жития богов, что выделить их почти невозможно.

Просматриваются определенные закономерности битв между богами: решающие столкновения происходят, как правило, между родственниками. Партолон убивает отца, а Луг убивает Балора, своего деда со стороны матери, то есть битвы можно рассматривать как бунты молодых богов против своих предков, — мотив, часто встречающийся в мифологии. Победа молодых богов всегда означает освобождение от устаревших, ставших тягостными обычаи, введение-прогрессивный инноваций. Исследователи полагают, что на пороге средневековья эти мифологические мотивы были подчеркнуты, поскольку весьма напоминали царившие тогда в обществе политические и общественные настроения. В таком случае можно считать, что данный пласт мифологии обозначил тот период истории Ирландии, когда племенные вожди стали превращаться в феодальных монархов. Именно поэтому произведения данного периода трудно однозначно определить как миф, героическую эпопею или легенду. Персонажи могут в одних и тех же произведениях иметь то черты богов, то являться людьми; боги, подобно богам греческой “Илиады”, могут вмешиваться в повседневные дела людей и в ход военных конфликтов...  

В “Похищении быка из Куальнге” есть описание главного героя, уже упоминавшегося нами Кухулина, “не имеющего равных среди смертных”, — сына Луга. На поле битвы он демонстрирует свой облик войскам противника, возглавляемые правительницей Конхарта МЕДБ, которая несет черты Великой Матери Богов.  

На следующее утро Кухулин решил осмотреть войска неприятеля и показать свое прекрасное обличье женщинам, девицам и поэтам, поскольку сам он свое магическое и грозное обличье, показанное накануне, не считал прекрасным и возвышенным...  

“Трех цветов были у него волосы — темные у корней, красные, как кровь, посередине и золотисто-соломенные короной покрывали все...”  

“На каждой щеке было четыре пятна — золотое, зеленое, синее и пурпурное. В каждом из глаз светилось семь драгоценных камней... На каждой ноге его было по семь пальцев, и на каждой руке по семь пальцев. Ногти были цепки, как когти ястреба, остры, как у филина, — и так на каждом пальце...”  

В другой главе мы узнаем о том, как королева Медб потребовала от Фердиада, сына Дамана, выйти на бой с Кухулином. Трагизм состоял в том, что Фердиад был давним другом и боевым соратником Кухулина и даже его молочным братом. С другой стороны — первейшей и священной его обязанностью была защита интересов клана.  

“Тогда Медб послала к нему друидов и заклинателей и поэтов, чтобы осмеяли его в трех четверостишиях и наложили три заклятия, чтобы на лице у него образовалось три язвы, если он не выйдет на бой. А именно: Позор, Стыд и Вина, Фердиад же пошел сам, храня честь свою, поскольку легче ему было пасть в бою, чем от копий насмешек и позора... За победу в бою обещали ему колесницу, стоящую четырежды семь невольниц, на двенадцать мужей одежды всяких расцветок и земли в два раза больше, чем до тех пор имел, освободив ее от дани, от постоя, от прохода; еще свободу от военной службы для сына, для внука и для правнука — вплоть до дня Суда и Жизни Вечной, а также королевну ФИН-ДАБАР в жены, и еще сверх того золотую пряжку с плаща Медб”.  

Фердиад, согласившись выйти на бой, поет песнь отчаяния, обращаясь в ней к Кухулину, почти все время называя его не по имени, а Псом, в чем нет никакого оскорбления, поскольку, как мы уже знаем, Кухулин и значит “Пес Кулина”: “Как скорбно, боже, что между мной и им стала женщина! Половина моего сердца — это Пес совершенный, а половина сердца Пса — это я!”  

Бой героев длится три дня, при этом в перерывах они дружески беседуют и поют песни, скорбного, впрочем, содержания.  

На третий день победу одерживает Кухулин. И не только потому, что он более опытен и искусен в бою, но и потому, что героям Ирландии предсказано: не может выиграть бой тот, кто поднимает руку на молочного брата своего.  

Примерно в это же время в Уэльсе появились обширные циклы произведений мифологического характера, и важное место среди них занимает “Мабиногион” — ученические сказания Начинающие барды должны были выучивать этот цикл наизусть. Его анонимные творцы воспользовались множеством древнего мифологического материала, обогатив его фольклорными традициями. Важное место в нем занимают рассказы о событиях в мире ином, называемом королевством Аравн, властителем которого является ПВИЛ. В страну эту уходят мертвые, но там же живут божества и иные сверхъестественные существа.  

Если в ирландских сагах главное место отводится подробностям путешествия в страну мертвых и ее описание, то в валлийских сказаниях в основном говорится о богах, их любовных и военных приключениях, хитроумных авантюрах.  

Другой популярный герой валлийских сказаний МА-НАВИДАН, сын бога Ллира,

Похожие рефераты: