Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Церковь Христова в посланиях святого апостола Павла

Церковь Христова в посланиях святого апостола Павла

архимандрит Иануарий (Ивлиев)

Слово церковь, как известно, не совсем адекватно, хотя и привычно передает греческое ekklesia. Родственное немецкому Kirche и английскому church, оно происходит из греческого (oikia) kyriake, (дом) Господень. Так в наших языках и закрепилось: слово церковь может обозначать то или иное общество христиан и в то же время строение, в котором это общество собирается для совместного богослужения. В обыденной речи эта двусмысленность, разумеется, разрешается контекстом словоупотребления. В греческом же языке античных времен слово ekklesia означало только община, общество, общественное объединение, собрание. В Священном Писании Нового Завета это слово употребляется исключительно как технический термин для обозначения собственно общества верующих в Иисуса Христа, эсхатологического парода Божия.

Но и в этом случае слово церковь может обозначать две взаимосвязанные, но различные реальности. Лучше всего это иллюстрируется посланиями Апостола Павла. Слово ekklesia может обозначать конкретную общину. Например, когда это слово стоит во множественном числе: все церкви (Рим. 16, 4), церкви галатийские (1 Кор. 16,1), церкви асийские (1 Кор. 16, 19). Однако основание самой мысли о церкви не в той или иной местной общине. Первоначально ekklesia - вся Церковь, которая конкретизируется, является в отдельной общине. Такое понимание церкви мы видим, например, в приветственном адресе самого «экклезиологического» послания Апостола: Павел... церкви Божией сущей в Коринфе, освященным во Христе Иисусе, призванным святым, со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа, во всяком месте... (1 Кор. 1, 1-2). Или когда Апостол пишет, что прежде он жестоко гнал Церковь Божию (Гал. 1, 13). Очевидно, в этих и подобных случаях речь идет об универсальной, а не о конкретной церкви.

В том, что слово церковь обозначает то отдельную церковь, то всю «вселенскую» Церковь, отражается своеобразный двойственный характер эсхатологического народа Божия. С одной стороны, Церковь не является феноменом этого греховного мира: она принадлежит иному, новому веку. И как таковая Церковь невидима. С другой стороны, эта эсхатологическая невидимая Церковь видимым образом воплощается в отдельных церквах-общинах этого мира. Таким образом, Церковь - двойственная реальность: видимая как мирской факт, но невидимая - хотя и видимая для очей веры - как реальность будущего века.

Итак, единая Церковь первична и делает возможным существование отдельных церквей-общин. Но что справедливо для отношения Церкви к отдельным общинам, то можно сказать и об отношении Церкви к отдельному человеку. Церковь - заранее данная реальность. Конечно, если на нее смотреть эмпирически, та или иная церковь возникает по той причине, что люди становятся верующими и добровольно объединяются друг с другом. Но эти верующие люди знают, что сущность их общности определяется не их произвольным решением и соединением. Они - призванные. Призвание исходит из уже существующей Церкви в эту самую Церковь.

В цитированном адресе (1 Кор. 1, 2) Апостол Павел почти как синонимы перечисляет: Церковь Божия, освященные во Христе Иисусе, призванные, святые, призывающие имя Господа. Все это библейские понятия, имеющие отношение к сотериологии и эсхатологии, к истории спасения. В других местах Апостол называет Церковь Израилем Божиим (Гал. 6, 16). В Церкви осуществляется и становится видимым Новый Завет (2 Кор. 3, 6-11), Завет Духа, неизмеримо более славный, чем прежний Завет буквы. Апостол говорит об Аврааме как об отце верующих. Церковь тем самым характеризуется как завершение истории спасения. Все обетования Божии находят в ней свое исполнение. Все... описано в наставление нам, достигшим последних веков (1 Кор. 10, 11).

Мы видим, что Апостол Павел руководствуется следующими соображениями: 1. Наступили последние времена. 2. Церковь отлична от мира. 3. Церковь - видимое общество. Как таковая, она, прежде всего, конкретизируется в богослужении, для которого самое характерное - призывание имени Господа.

Церковь живет еще не в новой зоне, но в последние времена этого мира. Это еще длящееся время Павел, как и все первые христиане, представлял себе как чрезвычайно краткое. Время уже коротко (1 Кор. 7, 29). Наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали (Рим 13,11). Господь близко (Флп. 4, 5). Терпение упования на Господа нашего Иисуса Христа (1 Фес. 1,3) означает стойкость в ожидании скорого Христова Пришествия. Апостол предполагает, что он еще будет жив, когда настанет конец века сего, не все мы умрем (1 Фес. 4,17; 1 Кор. 15, 51).

Какие следствия из этого он выводит? Апостол не предлагает никакой апокалиптической картины гибели настоящего лукавого века (Гал. 1, 4), никакого апокалиптического счета времен и сроков. Напротив, он отвергает подобные спекуляции (1 Фес. 5, 1-11). Следствия, которые он предлагает, носят этический характер: День приблизился: итак отвергнем дела тьмы (Рим 13,12).

Эсхатология не отделена от представления о времени. Но время принимается во внимание только как время Церкви, как некое промежуточное время между Воскресением Христовым и Его Парусией. Это и называется последние времена. Этот промежуток времени определяется исключительно как время, когда Церковь возвещает смерть Господа, доколе Он придет (1 Кор. 11,26), то есть совершает свое дело веры (1 Фес. 1, 3), заповеданную евангельскую миссию. Возвещая Евангелие Креста и Воскресения, Церковь тем самым характеризует этот мир как преходящий, быстро движущийся к своему концу, к эсхатону. В Церкви мир обретает не только свой eschaton, но и telos, данную Богом цель. Поэтому только в Церкви люди становятся teleioi, совершенными (1 Кор. 2. 6). Страдания этого века ouk axia, недостойны, ничего не стоят в сравнении с будущей славой (Рим 8. 18). Отсюда и призыв к терпению упования.

Настоящее время - время господства или царствования Господа Иисуса Христа через Слово Евангелия Царствия. Царство присутствует уже сейчас, в Церкви. Правда, для ранних посланий Апостола еще не характерно упоминание о Царстве Христовом (позже это выражение появляется в Кол. 1, 13 и Еф. 5, 5). Господство Христа в настоящее время означает у Апостола Павла постепенное осуществление дела спасения через постепенное низложение властей. Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои (1 Кор. 15,25).

Но как практически, видимым образом может существовать общество, которое понимает себя как эсхатологическое, то есть как общество не от мира сего? Разве не есть всякая видимая организация уже обмирщение? С другой стороны, как возможно вообще историческое существование без порядка, без организации?

Церковная жизнь получает свой порядок из того, что Христос «умер за брата» (Рим. 14, 15). Проблемам церковной организации Апостол Павел не уделяет большого внимания. Решающая норма для поведения и устойчивого состояния церковного общества - оглядка на слабого, уважение к совести другого, к совести общины. Здесь находит свою границу реализация собственной - в принципе оправданной - эсхатологической свободы (1 Кор. 10, 23-30; 8, 7-13; ср.: Рим. 14). В отношении к миру Павел находит некую диалектическую середину между отвержением мира, с одной стороны, и программой христианского преобразования мира - с другой. От мира Церковь отделена как святая.

Святая не сама по себе, но своей святостью она обладает во Христе. Практически святость Церкви пр ежде всего обнаруживается в богослужении, а теоретически - в определении Церкви как Тела Христова.

В отношении к миру Церковь свята, то есть в известном смысле отделена от него. Церковь радикально противоположна всем современным Апостолу религиозным обществам и культам (исключая, естественно, иудейство).

В Церкви справедливо: Один Бог - Один Господь; невозможно сидеть за трапезой Господней и за трапезой бесовской (1 Кор. 10, 21). Этим Церковь отличается от всяческих мистериальных обществ того времени.

Во всем прочем все еще очень свободно. Об устойчивой организации еще едва ли можно говорить. Еще не существует строго определенных должностей для управления. Какие задачи в отдельности лежат на епископах и диаконах (Флп. 1, 1), равно как на труждающихся и предстоятелях Фес. 5, 12), сказать трудно. В 1-м послании Коринфяням (12,28) называются руководящие функции вспоможения и управления. Но точного определения этих функций и здесь не дается. Служение старейшин (пресвитеров) Апостолу Павлу еще неизвестно. Пресвитеры в контексте павлинистической традиции появляются только в пастырских посланиях (прежде всего к Титу (1, 5)).

Дистанцирование от мира не организуется. Внешне христиане не отделены от мира (как, например, сектанты Кумрана). В общем, христиане не порывают отношений со своим окружением. Они остаются в мире, причем не только из-за практической невозможности порвать эти отношения, но также из бесстрашия и свободы веры. Вера в Бога Творца актуализируется: Господня земля, и что наполняет её (1 Кор. 10, 26; Пс. 23, 1). Церковь практикует жизненную позицию тех, кто уже свободен от мира и которые именно поэтому не имеют нужды как-то организационно оформлять свою дистанцию от него, чтобы идти к спасению.

Исключение из гражданского порядка требовало бы создавать новый, «христианский» порядок, который сам по себе считался бы святым. Это означало бы организацию некоего «сакрального» пространства. Но именно эта идея отрицается. Диалектика отношения к миру изображена в 1-м послании Коринфянам (7,17-24). Павел призывает каждого христианина оставаться в своем звании, то есть в том социальном состоянии, в котором его посетило Божественное призвание. Здесь широко практикуется свобода. Никакой мирской статус не может ни препятствовать вере, ни способствовать ей. В отношении к миру господствует эсхатологическая, критическая нейтральность.

Разумеется, эти мысли о сущности Церкви достались Апостолу Павлу по наследству. Специфично для Павла то, что он все это обдумал и изложил как богослов. Как он это сделал, можно показать на четырех примерах: на эсхатологическом понимании Церкви, на богослужении, па положении конкретного верующего в Церкви и на понятии «Тело Христово».

В Церковь, в общину святых, призывает и собирает слово евангельской проповеди, вести. Эта община эсхатологична, и ее существование обусловлено эсхатологическим событием спасения. Как сама она призвана через проповедь Евангелия, так, в свою очередь, проповедь Евангелия обоснована ее существованием. Авторизированная апостольская проповедь существует только в Церкви. Апостольская проповедь есть служение примирения (2 Кор. 5,18-19), служение Нового Завета (2 Кор. 3, 6-9). Апостолы, основавшие церкви своей миссией, сами пребывают внутри Церкви (1 Кор. 12, 28). Так, если бы Апостол Павел не был уверен в том, что его деятельность получает одобрение и согласие Иерусалимской Церкви, ему пришлось бы считать, что он вотще текох (Гал. 2, 2).

Если святость Церкви (и христиан) определена как не собственная святость, а святость от Бога, святость во Христе, то это должно выражаться особенным образом в богослужении. Культ отныне обретает смысл только как внимание и послушание Слову, а не в попытках собственного воздействия на Бога. Во Христе, с Его искупительной смертью и Воскресением, в культе обретена та благодать, которая направлена сверху вниз, и это направление не может быть снова перевернуто, как это происходит в храмовых жертвоприношениях. Первые христиане еще могли принимать участие в иудейском культе (ср.: Деян 2, 46; 3, 1). Но фактически они его обесценили, ибо они ожидали спасения от своей веры. Богослужение первых христианских общин характеризовалось собраниями с чтением, проповедью, исповеданием, гимнами, молитвами и двумя таинствами: трапезой Господней и крещением. Вопрос в том, как теперь понимается это богослужение. Как новый способ воздействия на Бога? Как жертва или принесение даров ради стяжания собственного благополучия? Как действие для обретения святости?

Свое самое чистое выражение эсхатологическая Церковь обретает в культовом собрании общины, в котором призывается и познается как присутствующий Кириос, Господь (1 Кор. 12, 3; Флп. 2, 11). Он присутствует, когда верующие сходятся в церковь (1 Кор. 11,18). Тогда Он обнаруживает Себя через действие Духа в различных харизмах (1 Кор. 14). Вы получили Духа (Гал. 3, 2), - без малейшей тени сомнения напоминает Апостол галатам пережитый ими опыт жизни в Церкви. В присутствии Духа Христова присутствует Сам Бог, действуяй вся во всех (1 Кор. 12,6). Это реально переживается не только членами христианской общины. Внешний человек, присутствующий во время богослужения как гость, затронутый речью церковного пророка, признает: истинно с вами Бог (1 Кор. 14, 25). Исповедуя перед миром, что Господь царствует, Церковь тем самым показывает, что она не является неким фактом сего мира. Для самого же мира эмпирически царствование Господа становится видимым преимущественно только в самом исповедании Церкви и, как следствие этого, в страданиях исповедников.

Представляющая себя в культовых собраниях эсхатологическая святость определяет структуру и жизнь Церкви вообще. Поскольку Церковь изъята из мира, в ней утратили свой смысл мирские различия: нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно (буквально: один) во Христе Иисусе (Гал. 3, 28; ср.: 1 Кор. 12, 13). Но равнодушие ко всем мирским различиям сказывается также в том, что каждый оставайся в том звании, в котором призван (1 Кор. 7,20). Это означает, что отрицание мирских различий не дает никакой социологической программы для мира. Такое отрицание принципиально эсхатологично и сознается только внутри эсхатологической Церкви.

От окружающего мира, от внешних (1 Кор. 5, 12-13; 1 Фес. 4,12), от неправедных (1 Кор. 6, 1) Церковь отделена как храм Божий (1 Кор. 3,16-17), как Церковь святых. Верующие должны быть неукоризненными и чистыми чадами Божиими, непорочными среди строптивого и развращенного рода, они должны сиять в мире как светила (Флп. 2,15). Само собой разумеется, что христианин не принимает участия в языческом культе (1 Кор. 10, 1-22). Он не должен также вести процессы в языческом суде (1 Кор. 6, 1-8). Но все же должен по совести исполнять свои обязанности перед государственными властями (Рим. 13, 1-7). Отделение от мира не означает разрыва всяких отношении с неверными (1 Кор. 5, 9-10; 10, 27).

Но эсхатологическая Церковь являет себя не только в культовом собрании, но и в том, что из богослужения, из этого центра формируется определенное поведение христиан, которое формируется их верой. В этом поведении господствует взаимная ответственность и взаимное служение, вспоможение и управление, труд и служение в различных формах (1 Кор. 12, 28; 16, 15-16; Рим. 12, 7-8; 1 Фес. 5,12). Как официальные представители Церкви впервые в послании к Филиппинцам (1, Г) появляются епископы и диаконы. Приготовляется появление церковного судопроизводства (1 Кор. 6, 1-6).

Эсхатологический характер Церкви Апостол Павел, в согласии с общехристианскими взглядами, может описывать в терминах истории спасения. Это происходит тогда, когда он ее называет Церковью Нового Завета (2 Кор. 3, 6; 1 Кор. 11, 25) или Израилем Божиим (Гал. 6, 16). Или когда он говорит об Аврааме как об отце верующих. Церковь тем самым характеризуется как начало конца истории спасения. Все обетования находят в ней свое исполнение

Похожие рефераты: