Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Св.Стефан Пермский-выдающийся миссионер Русской Православной Церкви

Св.Стефан Пермский-выдающийся миссионер Русской Православной Церкви

Предисловие 2

Замечания о тематике работы. 3

Жизнеописание св. Стефана Пермского 6

Пермская земля и её святитель 6

Выход Стефана на проповедь. Успех миссии в первые годы. 9

Победа св. Стефана над Памом-Сотником. 13

Учреждение Пермской епархии. О Стефане-епископе. 15

Смерть свт. Стефана. 20

Особенности образа св. Стефана в коми фольклоре. 22

Стефан как просветитель зырян. Стефанова азбука. 25

Вхождение пермских земель в состав Русского государства 32

Приложение: Зырянская азбука в её ныне известном варианте 34

Список литературы: 35


Предисловие


История Православного миссионерства знает немало подвигов проповедничества, когда люди, открывшие для себя истину христианской веры, желая её донести до других, обращали в христианство целые народы. Их прославила Церковь в лике святых особого чина, называя этих людей равноапостольными. Это и св. Нина, просветительница Грузии, и Григор Партев, усилиями которого армяне, бывшие язычники, стали первым в мире христианским народом, и солунские братья – Кирилл и Мефодий – просветители славян, и свт. Николай Японский, принесший евангельскую весть в синтоистскую Японию, и многие другие.

Но особо выделяются в этом ряду те, кто, проповедуя христианство, смогли дать просвещаемым народам письменность, тем самым сумев преобразить исторический облик народа.

Отечественная этнография, основанная на советской (кстати, далеко не самой худшей) научной школе, выделяет три основных этапа развития человечества: дикость, варварство и цивилизацию. Средняя ступень – варварство – определяется как этап, начинающийся с изобретения гончарного дела и заканчивающийся изобретением письменности1.

Конечно, история и этнография, как и другие науки, не стоят на месте, и сейчас разрабатывается новая периодизация истории. Но нелепо отрицать тот факт, что появление письменности представляет новый этап в историческом развитии любого народа.

С этой точки зрения равноапостольный подвиг свт. Стефана Пермского заслуживает особого внимания: «Таких святых, как Стефан Пермский, на Руси мало. В Древней Руси подобного, пожалуй, и не сыскать: Стефан ввел в Христову Церковь соседний дотоле бесписьменный языческий народ. Других чудес он не сотворил, ни при жизни, ни после смерти; по крайней мере, агиограф о них не пишет…»2.

Но ведь для прославления угодника его чудотворения (или отсутствие таковых) не есть непременное условие, тем более, когда речь идёт о миссионерской деятельности. И можно с уверенностью утверждать, что успех миссии св. Стефана и есть самое важное чудо, явленное Господом через пермского святителя. Собственно говоря, рассказ об этом и есть основная задача данной работы.

Замечания о тематике работы.

Прежде чем приступить к изложению, необходимо сделать некоторые уточнения, касающиеся содержания реферата. Дело в том, что согласно учебной программе пятого курса по предмету «История миссий» в 2004-2005 гг. студентам предлагается девять тем, причём только одна из них – свободная («Жизнеописание выдающегося миссионера вашего края…»).

Честно говоря, даже обидно: например, камчатскому миссионеру свт. Иннокентию (Вениаминову) посвящены целых две темы, а если прибавить сюда митрополита Нестора (Анисимова), то получится, что треть предложенных тем – про Камчатку, а для почти всех остальных регионов выбор невелик – всего одна «универсальная» тема.

Однако в процессе написания данной работы становится очевидным тот факт, что для рассказа о таком выдающемся миссионере, каким был свт. Стефан, невозможно удержаться в рамках буквальной формулировки вышеупомянутой темы, т.е. ограничиться только его жизнеописанием. Если так поступить, то роль св. Стефана в истории русского Православия окажется не только недооцененной, да и просто непонятной.

Поэтому в данной работе следует подвергнуть рассмотрению несколько тем. Первая из них – собственно жизнеописание св. Стефана. Во вторых, необходимо проследить судьбу изобретённой святителем зырянской письменности и её значение как неотъемлемой части миссионерского подвига святителя. И, в третьих, понять роль Стефана в русской колонизации коми земель. Взгляд на эту проблему далеко не однозначен и по сей день вызывает немало дискуссий.

Так как данной работе большая часть источников представляет собой не книги, а статьи в различных сборниках и периодических изданиях, в числе коих издаваемый в Республики Коми многостраничный историко-культурологический журнал «Арт», то сделать обзор всей литературы по принципу «где про что» довольно затруднительно –гораздо удобнее упомянуть конкретные персоналии.

В их числе следует отметить, прежде всего, св. Епифания Премудрого, составителя ряда жизнеописаний святых Русской Церкви, в том числе и «Жития Стефана Пермского». Следует учесть, что Епифаний был лично хорошо знаком со Стефаном1.

Труд св. Епифания является основным источником сведений о жизни и деяниях святителя Стефана.

Кроме того, в 2000 году издательством православной газеты «Вера Эском» была выпущена книга «Святители Пермские», один из разделов которой представляет собой весьма неплохую компиляцию из написанного св. Епифанием «Жития», а также сведений, в него не вошедших, а сохранившихся в церковных преданиях.

В 1995 году Санкт-Петербургским издательством «Глагол» была выпущена книга «Святитель Стефан Пермский. К 600-летию со дня преставления» под редакцией Г. М Прохорова, содержащая Житие Стефана Пермского в оригинале с параллельным переводом на современный русский язык, предварённое статьей Прохорова о герое и авторе этого произведения.

Из учёных, занимавшихся исследованиями, посвященным св. Стефану, следует отметить П.Ф.Лимерова, зав. отделом фольклора ИЯЛИ КНЦ УрО РАН, автора более 60 работ по мифологии и фольклору коми народа, а также В.В.Понарядова, занимающегося проблемой возникновения древнезырянской письменности и имеющего весьма интересный и заслуживающий доверия взгляд на эту проблему.

И, наконец, в данной работе были использованы научные статьи, опубликованные в сборниках «Христианство и язычество народа коми» и «Христианизация Коми края и её роль в развитии государственности и культуры», изданные в Сыктывкаре. Выходные данные см. в прилагаемом списке литературы.

Жизнеописание св. Стефана Пермского

Пермская земля и её святитель


К западу от Уральских гор, в бассейне рек Вычегда, Печора и Кама, издревле жили угорские племена, относящиеся к финно-угорской языковой группе, объединяемые общим названием «коми»: пермяки, зыряне, печора и др. Территория, ими населяемая, носила название «Пермь Великая». По поводу происхождения названия «Пермь» есть немало гипотез, однако, скорее всего, это слово происходит от слова «парма», что в переводе с коми языка означает «тайга».

Современные коми представлены тремя этносами – удмурты, коми-пермяки и собственно коми (или «коми-зыряне» – термин в настоящее время практически вышел из употребления).

В 14 веке зырянами называли группу племён, жившее в бассейне реки Вычегды. Лишь позже к числу зырян стали относить и другие племена, живущие и к северу от Вычегды – вплоть до устья Ижмы.

Численность коми-зырян в настоящее время составляет более 300 тыс. человек.

С древних времён зыряне, как и другие коми-племена, занимались охотой, собирательством, скотоводством, и отчасти – земледелием. По вере они были язычниками, которые, однако, имели смутное представление о Верховном Божестве – Творце всего сущего, которое они называли «Ен», которому они не приносили жертв и не устраивали кумирниц, предпочитая покланяться более низшим божествам, принося им жертвы1.

Так продолжалось до тех пор, пока не появился человек, который поставил себе цель обратить зырян к христианской вере. Это был св. Стефан Пермский, сын соборного устюжского причётчика Симеона, по фамилии Храп, родившийся в 1340 году от Р.Х.

Существует точка зрения, что ещё задолго до рождения Стефана было предсказано о нём св. Прокопием Устюжским. По преданию, Прокопий Устюжский был богатым немецким купцом, приплывшим в Новгород и принявшим святое крещение от прп. Варлаама Хутынского. Раздав всё своё имущество нищим, он принял «юродственное житие» и был очень почитаем нвогородцами, но, не терпя мирской славы, ушёл в Устюг. Скончался блж. Прокопий в 1303 году1. Незадолго до своей смерти он предсказал рождение и будущий миссионерский подвиг Стефана: как об этом поветсвует архимандрит Макарий «… когда сей Христа ради юродивый чудотворец встретился в Устюге в выходившей после вечернего пения отроковицей Марией, будущей матерью пермского просветителя, он, поклонившись ей до земли, изрёк о ней слова: «се, грядёт матерь великого мужа, учителя Пермского».»2.

Св. Епифаний Премудрый, друг и агиограф Св Стефана, пишет, что он «был родом русский, происходя от народа славянского, от стороны Двинская, от города, называемого Устюг»3. Однако возможно, что мать Стефана происходила из дома крещёного зырянина по имени Дзебас (Тайник)4.

Поэтому он, вероятнее всего, с детства от матери знал зырянский язык.

Епифаний описывает отрока Стефана как весьма благоразумного, выросшего в девственности, чистоте и целомудрии. Еще ребёнком Стефан был отдан учиться грамоте, которую освоил менее чем за год.

С малых лет воспылала в нём любовь к Богу, и он решил покинуть отчий дом. И еще в юности, в «младые годы», как пишет Епифаний, Стефан принял постриг в городе Ростове в монастыре св. Григория Богослова, в постриге приняв имя, совпавшее с его мирским именем. Пострижен он был игуменом монастыря Максимом по прозвищу Калина.

«И плоды спасения умножив, и в законе Господнем поучаясь день и ночь, был Стефан словно древо плодовитое, посаженное близ исходящих вод и часто напояемое разумом Божественных Писаний, и оттуда прорастала гроздь добродетелей, процветало благолепие, которое и плод свой в своё время дало»1.

В среде братии Стефан отличался иноческим усердием, удивлявшим как монахов, так и простых людей.

Стефан прилежно читал книги, пытаясь наиболее глубоко понять их смысл. Выучил инок также и греческий язык.

Но был у него в душе замысел – пойти в Пермскую землю и проповедать евангельскую весть у пермян. Стефан много слышал о Пермской земле, и знал, что это – дикий край, ещё не тронутый христианской проповедью. Населяли его люди, приносившие жертвы идолам, занимавшиеся волхованиями и колдовством.

И замыслив так, он пришёл к епископу Герасиму Коломенскому, наместнику московского митрополита, и испросил благословения отправиться в языческую землю.

Епископ Герасим, видя его благое дерзновение, исповедал Стефана и благословил его: «…Так ступай же и свети людям, пребывающим во тьме, живущим в стране во тьме идолослужения, наваждения кумирского, и поведай им: «Образумьтесь, люди бесчувственные, и покоритесь сыну человеческому! Для чего суетитесь вы? Увидите, как восхитил Господь преподобнаго своего». Ступай же и будь проповедником веры, исповедником истины и благовестником Евангелия Христова».2

Следует отметить, что, повествуя об этом периоде жизни св. Стефана, св. Епифаний чрезвычайно многословен, и в частности, подробно рассказывает о миссионерстве св. Апостолов, скрупулезно перечисляя те страны, в которых каждый из этих апостолов проповедовал, при этом каждый раз отмечая, что в Пермской земле никто из апостолов не был. Из этого факта вытекает со всей очевидностью то, что Епифаний, хоть и не называет напрямую Стефана равноапостольным, но всё же ставит его миссию в один ряд с миссией апостольской.

Выход Стефана на проповедь. Успех миссии в первые годы.


Миссия св. Стефана началась с г. Пырас (ныне – г. Котлас), куда он прибыл осенью 1379 года, где много проповедовал зырянам о ложности их богов. В те времена главными божествами зырян были Войпель («ночное ухо» – повелитель холода и непогоды) и Йомала. Также покланялись они солнцу, огню, воде, деревьям и животным. Знали они и Великого Духа, называемого Ен, но считали его бесконечно далёким и недоступным для поклонения людей. Особым почётом в среде зырян пользовались туны – волхвы и кудесники. Они и стали главными врагами Стефана1. Прошло немало времени, пока речи его тронули сердца язычников, но после уже сами жители просили проповедника научить их христианской вере.

Святитель возблагодарил Бога за первый успех проповеди, построил часовню во имя св. Николая Чудотворца, и, взяв с собою несколько спутников из числа новообращённых, отправился далее, вглубь Перми.

Многие, слышавшие проповедь Стефана, уверовали и пожелали креститься. Но было и немало тех, которые отвергли его, и от которых пришлось преподобному претерпеть немало скорбей и поношений. Св. Епифаний рассказывает, как толпа крамольников пыталась сжечь св. Стефана. Однако Господь по усердным молитвам Стефана защитил Своего угодника2.

Из Пыраса св. Стефан со своими спутниками добрались до селения Гам. Но гамичи, подстрекаемые жрецами, кинулись на него с неистовыми криками и угрозами, желая убить его. Однако и тут Господь хранил его: видя кроткий и смиренный вид Стефана, слыша речи его на родном для них языке, жители села сменили гнев на милость, и стали внимать проповеди стефановой.

Однако, проповедуя в Гаме, Стефан понял, насколько местный народ предан идолослужению, и рассудил, что, пока не будут истреблены местные идолы, успеха ждать не придётся. И тогда Стефан, выбрав время, когда возле кумирницы в заповедной роще не было народа, поджёг её. Гамичи, заметив дым, сбежались всем селом на место сожжения идолов, и смотрели на святителя со страхом и недоумением, не зная, что делать: одни призывали убить его, другие говорили, что убийство «посла московского» чревато опасными последствиями, и считали, что поруганные боги сами должны за себя отомстить, третьи же говорили: «Беда, что он не начинает первым, вот если бы он хоть однажды начал, мы бы растерзали его»1. Здесь имеется в виду то, что Стефан, обращая зырян в христианство, действовал только силой слова, и никогда не прибегал к насилию, и даже при угрозе физической расправы никогда не отвечал ударом на удар, являя собой образец христианской кротости и смирения.

В «Житие Стефана», составленном св. Епифанием, есть подобное упоминание, но там оно относится к несколько другому месту и времени, а именно – в разделе «Жития», названном «Поучение», где приводится проповедь Стефана в селе Усть Вымь. В нём говорится: «… Не можем мы состязаться в словах с игуменом тем, что из Москвы пришёл. Если силой и притеснением не прогоним его, … то наполнится вся наша земля учением его. Но дурной у него обычай: никогда не начинает он распри первым, чего мы от него ожидаем.… Если бы дерзнул он первым начать распри, то мы бы растерзали его, и быстро бы взята была землёю жизнь его, и память о нем с шумом сгинула. Но поскольку долготерпелив он, не знаем мы, как одолеть его»2.

В основу же указанного выше источника («Святители Пермские. Жизнеописания, акафисты и чудеса…») положена обработка церковных преданий о святителе, и в нём событие описано как произошедшее в селе Гам.

Это разночтение объясняется следующим образом: и в Гаме, и в Усть Выми, недалеко расположенных друг от друга, были языческие святыни (в Усть Выми произрастала «прокудливая берёза» – см. ниже), и обе кумирницы были уничтожены св. Стефаном, что вызвало гнев местного населения.

Но кроме этого, у коми народа существовал обычай, весьма похвальный с точки зрения христианской морали: быть инициатором насилия, т.е. нападать первым, считалось аморальным. Более того, этот обычай распространялся и на животных: в коми сказке «Прокудливая берёза» (сказка говорит об уничтожении её св. Стефаном) славный охотник по имени Кузь, будучи не на охоте, однажды повстречался в лесу с медведем. Не желая нападать первым, Кузь попытался уклониться от схватки, и даже уступил медведю дорогу. Но медведь не оценил благородного поступка и напал на Кузя, и только тогда тот убил медведя1.

Поэтому два отрывка рассказывают не об одном и том же, а о двух похожих случаях, тем более, что оба они произошли в одном и том же году – 1379.

После просвещения Гама Стефан отправился далее вверх по Вычегде и дошёл до места впадения в неё реки Вымь. Здесь располагалось зырянское поселение, возле которого святитель построил себе келью. В полукилометре от него находилась прокудливая берёза: «Слово "прокудливая" имеет тот же корень, что и "кудесник", а потому означает, что именно возле нее с особым успехом шаманили главные жрецы-кудесники зырян. То была главная святыня всей Перми Великой. Стефан собственноручно срубил ее и сжег. С воплями гнева и ужаса сбежались зыряне спасать божество. А между тем оно позорнейшим образом превращалось в пепел, не в силах изменить свою горькую участь. И опять, готовый к смерти, Стефан молился, воздев руки, и ничего не отвечал на гневные крики язычников. И опять его готовность кротко принять любую участь обезоружила врагов»1.

Эти сведения, безусловно, также следует отнести к разряду преданий, т.к. агиограф берёзу не упоминает. Он лишь рассказывает, что «Стефан, Богу помолясь, молитву сотворив, отправился с некое место, где была главная кумирница пермян, и попытался идолов их разорить, ниспровергнув жертвенники их, и богов их сровнять с землею. И Божию силою главную их кумирницу он зажёг и пламенем запалил…»2.

Но зато Епифаний в своём произведении целую главу поучению, сказанному св. Стефаном в Усть Выми, в связи с сокрушением идолов, в которой он призывал зырян оставить языческие заблуждения. «…Зачем поклоняетесь вы идолам, и почитаете их, и богами называете их, истуканов идольских? Кумиры ваши – это куски дерева бездушные, дело рук человеческих. Они рты имеют – и не говорят, уши имеют – и не слышат, глаза имеют – и не видят… А христиане веруют в Бога, и чтут, и славят Его. И я вам говорю, что Он есть истинный Бог, и нет инаго Бога, кроме Него…»3

И многие же уверовали, слыша слова Стефана, а многие же остались в язычестве. и не было мира между ними, как пишет Епифаний.

В Усть Выми же св. Стефан построил первый храм на зырянской земле, названный им в честь Пресвятой Богородицы. Как пишет св. Епифаний, Стефан постановил праздновать праздник воздвижения церкви 25 марта.

Победа св. Стефана над Памом-Сотником.


Но распространение христианства не могло не тревожить местных жрецов. Доселе встречавшиеся св. Стефану волхвы не могли противостоять ему. Но выше по реке Выми жил главный жрец зырян, волхв по имени Пам. Как и многие колдуны зырянские он фактически был одним из местных князей, и имел своей столицей укрепленное селение Княжпогост. Согласно Вычегодско-Вымской летописи, Пам неоднократно участвовал в вооружённом походе на Стефана, но при этом трижды терял зрение и по молитвам святого прозревал1.

А в самом начале миссии Стефана, противясь распространению новой веры, когда подкупами и подарками, а когда и силой, пытался отвратить от христианства новообращённых зырян, но больших успехов в этом не достиг, и это приводило его в ярость.

В конце 1380 года, т.е. спустя год с момента появления св. Стефана в Перми, он стал собираться в путь, чтобы лично вступить в борьбу со Стефаном, надеясь уничтожить и посрамить его.

Св. Епифаний пишет, что новообращённые зыряне отнеслись к этому намерению Пама с изрядной долей скепсиса: «Безумный старец, зачем ты похваляешься, надеясь победить истенного раба Божия? Ведь сей Стефана и богов ваших с землёй сравнял, и не сумели они ему повредить, а со знаменитых кумиров снял покрывала и побросал их своему служке по имени Матвейка, и тот сделал из них штаны и портянки и износил всё безо всякой для себя напасти и вреда. Сделал это всё Стефан не прибыли ради, но для поругания идолов»2.

«Пойду и посрамлю вашего учителя», – решил Пам и вступил в спор со св. Стефаном.

Состязанию Пама со св. Стефаном в труде св. Епифания посвящен целый раздел1, первая часть которого посвящена спору об истинной вере. Этот диспут длился, как свидетельствует Епифаний, целые сутки («…весь день и всю ночь без пищи и без сна пребывали»).

В основе первого аргумента Пама лежала типично языческая точка зрения: чем больше богов, тем больше помощников: «… у вас, христиан, один Бог, а у нас множество богов, множество помощников, множество поборников. Дают они нам ловлю: все, что есть в водах и что есть в воздухе, и болотах, и дубравах…». Боги зырянские, по версии Пама, помогают в охоте, а также сообщают вести из дальних стран.

Св. Стефан же, возражая ему, говорит: «Можно ли, окаянный, бахвалиться тем, что ты многобожию следуешь и множество богов упоминаешь? Скорее устыдиться сего подобало бы, ибо сказано: да постыдятся все, служащие истуканам, хвалящиеся идолами своими! (Псал. 96:7)». Бог – всемогущ, наполняющий небо и землю, и Его проповедовали апостолы, в то время как боги языческие есть бесы, а идолы созданы руками человека.

Пам, видя, что его аргумент опровергнут, выдвинул другой: с его точки зрения, религия зырян есть освящённая веками и поколениями традиция, отвергать которую недопустимо, если не предложить взамен гораздо более возвышенное учение: «Ведь отцы наши и деды, и прадеды, и пращуры так жили, – я ли лучше их окажусь? Не быть сему никогда. Поведай же мне, какую истину знаете вы, христиане, что дерзаете так хулить нашу веру?».

В ответ св. Стефан рассказал о творении мира Богом, о сотворении первых людей, о Промысле Божием о мире, и о распятии Христа.

Но кудесник, выслушав Стефана, его словам не поверил, и, не сумев победить в споре, решил устрашить Стефана, вызвавшись пройти через огонь и воду, и предложив тоже самое сделать Стефану, так как был уверен, что Стефан на это не согласится никогда.

Но св. Стефан принял его предложение, сказав: «я не повелеваю стихиями, но христианский Бог велик, иду с тобою»1

Были прорублены две проруби во льду, а на окраине села была подожжена отдельно стоящая хижина. Сотворив молитву, святой, взяв Пама за руку, как и было условлено, чтобы идти вместе с ним, пошёл в огонь. Но тут Пам, увидев, что Стефан готов пройти это испытание, стал порываться, не желая идти вместе со Стефаном.

Также Пам отказался и от другого испытания: войти вместе со Стефаном в одну прорубь, а выйти в другую, ниже по течению реки.

Видевшие это зыряне вознегодовали на Пама и спросили: «Старый пес! … Скажи, окаянный, почему не вошел ты ни в огонь, ни в воду и тем всячески посрамлен?»

Обратясь к народу, Стефан спросил, кем считать Пама после всего произошедшего и что с ним сделать. Народ ответил: «Обманщика предать смерти! Если оставить его в живых, он наделает тебе пакостей!». Однако св. Стефан отказался это сделать, мотивируя это тем, что Христос послал его не убивать людей, а учить их.

В итоге Пам вынужден был уступить Стефану Пермь, а сам вместе со своим родом ушёл в Сибирь и на реке Обь основал селение Алтым, жители которого вплоть до конца 19 века хранили память о нем как о первом поселенце2.

А благодарный Богу св. Стефан построил храм св. Николаю на реке Вишере.

Учреждение Пермской епархии. О Стефане-епископе.


После победы св. Стефана над Памом число желающих принять христианскую веру выросло многократно. Желающих креститься было столь много, что зачастую святитель крестил людей в реках Выми и Вычегде.

Успехи Стефана в обращении зырян к вере были столь велики, что заставили стефановых земляков вспомнить о предсказании блаженного Прокопия. И тогда многие благочестивые устюжане стали охотно жертвовать на благоустроение пермских храмов, а также многие духовные лица, узнав о подвигах Стефана, пошли в Пермь, желая стать его помощниками.

Таким образом, росла паства, пополнялся и клир, и Стефан решил идти в Москву, чтобы просить прислать в Пермь епископа.

Но не только многочисленность паствы была тому причиной. Другая же причина была в удалённости пермских земель от Москвы. Как, немного преувеличивая, говорит св. Епифаний, «Прямо скажем, непременно требовала земля та епископа, поскольку до митрополита и до Москвы отсюда далеко; как далеко отстоит Царьград от Москвы, также далека от Москвы отдалённая земля Пермская»1.

Прибыв в Москву в 1383 году, св. Стефан рассказал князю Дмитрию Иоанновичу и митрополиту Пимену о своей проповеди среди зырян, и объяснил необходимость иметь в той земле епископа. Это означало создать восемнадцатую епархию Русской Церкви, или четвёртую – из числа епархий на русском севере2.

Стал вопрос о кандидатуре. Сам св. Стефан на эту должность не стремился. Но ни князь, ни митрополит не нашли более достойного кандидата, чем Стефан.

И поэтому, как гласит московская летопись 6891 г. от Сотворения мира (1383-1384 от Р.Х.), митрополит Пимен рукоположил св. Стефана в сан епископа.

Возвращаясь обратно, Стефан прибыл в свой родной город Устюг, где с молитвой припал ко гробу св. Прокопия, который много десятилетий назад предрёк его миссию.

Вернувшись в землю зырянскую, святитель сделал местом нахождения своей кафедры село Усть Вымь, а первая на зырянской земле церковь стала называться кафедральным собором.

Став епископом, св. Стефан, как о том пишет св. Епифаний, «… по-прежнему заведённых порядков держался, и дело обычное исполнял… И грамоте пермской учил их, и книги писал им, и церкви святые ставил им, <…> и монастыри приготовлял, и в монахи постригал, и игуменов им назначал, и священников, попов и дьяконов сам поставлял <…>.

И чудо можно было видеть в земле той: <…> где прежде капища идольские и кумирницы жертвенные были, и жертвенники языческие стояли, здесь церкви святые воздвигнулись, и монастыри, и молельни выросли…»1.

Близ Усть Выми основал свт. Стефан и первый в Коми крае монастырь, называвшийся Михайло Архангельский, просуществовавший до секуляризационных времён Екатерины-2й, а именно до 1764 года.

Стефан создавал школы, странноприимные дома и богадельни, основал ряд монастырей: кроме Михаило Архангельского в Усть Выми, архангельский в Яренске, а также два – Спасский и Стефановский в районе Усть Сысольска (ныне г.Сыктывкар).

Из коми преданий известно, что, поднимаясь вверх по Вычегде, св. Стефан дошёл до того

Похожие рефераты: