Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Истоки христианства и церковь в 30-150 гг. н.э.

Истоки христианства и церковь в 30-150 гг. н.э.

Иисуса и его апостолов, как о чем- то само собой разумеющемся. Все они имели общую казну, которой заведовал Иуда Искариот.

            Не удивительно, что в первые годы существования общины освобождение от всего земного вылилось в форму отказа от имущества, от всякой собственности, когда члены общины продавали все, что имели и приносили деньги к ногам апостолов.

В Евангелии от Луки охотно рассказывается о тех изречениях и притчах господа, где унижается богатство и проповедуется нестяжательство. 

            Рядом с неприятием личного богатства, имущества, стоит идея обличения  богатых вообще. К. Каутский назвал ее даже классовой враждой.

            Особенно ярко проступает она в Евангелии от Луки, главным образом в предании о Лазаре, которое можно найти только в этом Евангелии. Богатый попадает в ад, а бедный был отнесен в лоно Авраамово. Богатый осужден только потому, что он был богат.

            В том же Евангелии Иисус говорит: “Как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие” (Лк. 18:24-25). И в этом случае богатый осужден за свое богатство, а не за грехи. Видно, что быть богатым и наслаждаться своим богатством составляет преступление, которое требует самого мучительного наказания.

            Той же идеей проникнуто Послание Иакова. “Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших находящих на вас”(Иак. 5:1-7). Он “громит” даже богатых, вступивших в христианскую общину: “послушайте, братия мои возлюбленные: не бедных ли мира сего избрал Бог быть богатыми верою и наследниками царствия? А вы презрели бедного. Не богатые ли притесняют вас, и не они ли влекут вас в суды? Не они ли бесславят доброе имя, которым вы называетесь?”(Иак. 1:9-11, 2:5-7).

      К. Каутский замечал, что “вряд ли когда-нибудь классовая вражда принимала

такие фанатичные формы, как классовая вражда христиан- пролетариев”.**

3.  Дальнейшее развитие ранней Церкви 150- 325 гг.

            Чем дальше жила христианская церковь, тем больше теряла она свой апокалипсический характер, слабее становилась уверенность в скором пришествии Христа, и ощутительнее чувствовалась необходимость устраиваться в этом мире надолго. Вследствие этого изменялась структура церкви, и , что самое главное, изменялись ее идеи. Рассмотрим организацию. К пятидесятым годам второго века монархическое положение епископа в общине стало повсеместным. Должности в общине все больше теряли харизматический и зависимый от общины характер и приобретали правовой и независимый от общины оттенок. Выборы свелись к праву общины утверждать или отклонять кандидатов. Идет процесс имущественного расслоения в общине. “Постановляем, чтоб епископ имел власть над имуществом Церкви”(Can. apost. 41). Эти процессы привели впоследствии к разделению христиан на клир и мирян, к сглаживанию оппозиционных настроений по отношении к государственной власти, образовании церковной структуры и иерархии. Идет процесс объединения общин в одну организацию. Прекращаются гонения за отказ поклоняться императору.

            Каково же отношение к обществу и государству а этот период? Если раньше в рядах христиан были, в основном, proles, то вопрос об отношении к “миру” не стоял

* К. Каутский. Происхождение христианства. стр. 313.

** Там же, стр. 308.

-9-

очень остро: бедняки имели мало дела с языческим миром и , становясь

христианами, не были вынуждены ломать жизнь на новый лад. Обстоятельства

изменились, когда в церковь стали вступать люди более высокого положения, чиновники, ученые, военные и проч. Но ведь сделаться христианином- отказаться от мира!

            Этот вопрос вызвал в церкви второго века целый раскол. Наиболее непримиримые, получившие название монтанистов, хотели порвать всякую связь между миром и Церковью; согласно этому направлению христианин не должен оставаться солдатом, чиновником, учителем и т.д., вообще, всякая должность, занятие, при котором приходилось вступать в соприкосновение я язычеством, провозглашались опасными. Христианин должен избегать не только из- за боязни осквернения- “для чистого все чисто“, у монтанистов звучит и другой призыв: христианин не должен укоренятся в этом мире- “мы странники и пришельцы на земле, града пребывающего не имеем, грядущего взыскуем”.

            Страстным выразителем этих идей был К. Тертуллиан, один  из крупнейших христианских апологетов. Он- сын римского центуриона, принявший христианство и ставший пресвитером в Карфагене. Помимо апологетических сочинений он написал много богословских трактатов по различным вопросам христианской догматики.

            Его трактат “Об идолопоклонстве” пронизан мыслью о невозможности для христианина заниматься идолопоклонством в широком смысле этого слова.”...мы можем в отношении нашей службы начальникам и царям подражать примеру патриархов и других верующих, которые часто были министрами и служителями царей- идолопоклонников (но лишь) в том, что не относилось к идолопоклонству ”.* Но при этом , с другой стороны он утверждает, обзывая Рим “дьявольским сборищем”, “новым Вавилоном”, что христиане молятся за императора и его чиновников, так как власть императору дана от бога: “христианин никому не враг, а тем менее императору, зная, что бог его поставил императором и что его надо любить, уважать, что надо оказывать ему почести, молиться о здравии его, благополучии государства, доколе мир стоит”.** Этот факт свидетельствует о влиянии традиции обожествлении власти в Древнем Риме на идеологию раннего христианства. На раннем христианстве сказывались и присущие древнему миру традиции веротерпимости. По мнению Тертуллиана “не свойственно одной религии делать насилие над другой ... Религия должна быть приемлема по убеждению, а не по насилию” и что “право- естественное, публичное требует, чтоб каждый поклонялся тому, что хочет”***. (Религиозно- авторитарный характер христианская церковь приобретет только в VI веке.)Это объясняется еще и тем, что в условиях эпизодических гонений ранние идеологи христианства склонялись к тому, что принцип свободы вероисповедания должен быть включен в сферу государственной политики.

            Тертуллиан повествует о жизни общины в 3 веке: “мы собираемся, чтобы молиться богу всенародно, о всех властях, о мире и об отдалении конечного часа(!). На собраниях мы совершаем как бы суд божественный...”. ****

            В трудах Тертуллиана можно найти рассуждения о ереси. Ересь для него- те , кто находится, “стоит” близко к мирянам. Поведение их он называл “легкомысленным, обыденным, пошлым, не имеющим важности и проч.”            

            Пуризм и непримиримость Тертуллиана не одержали победу. В Церкви возобладало умеренное направление. Гарнак формулирует его так: ”достаточно избегать прямого идолопоклонства. При этом ограничении христианин имеет право оставаться на всякой честной службе, даже соприкасаясь внешним образом с

* Туртуллиан, de idol. XVII, А. Ранович, Первоисточники по истории раннего христианства, стр 168.          

** Тертуллиан, ad Scapulam //Там же,  стр. 173.

*** Тертуллиан, ad Scapulam//Там же, стр. 173.

**** Тертуллиан. apol XXXIX.//Там же, стр. 224-225.

-10-

идолопоклонством. Такой образ действий Церковь усвоила с начала 3 века повсюду:

государство, благодаря этому, приобрело много смирных, верных своим обязанностям граждан.”

            Вместе с возобладанием такого умеренного отношения к обществу, изменилось и отношение к государству. Взгляды на империю, как на царство Сатаны, а на

императора как на Антихриста, постепенно сменялись признанием за государством положительного значения, причем появлялась даже мысль о возможности союза между государством и Церковью. Выразителем такой идеи и вместе с тем пророком действительно свершившегося в IV веке слияния явился апологет Мелитон в “Слове”, обращенном к императору Марку Аврелию. В его произведении интересна манера, которую усвоили христиане в разговоре с сильными мира сего и тот тон почтения, который здесь слышится.

            Евангельские идеи кротости, покорности и обязательного повиновения властям изменили первоначальную социальную направленность христианского учения. Поэтому изменялось и отношение правящих классов Рима к христианству.

Освящение религией рабовладельческого строя обеспечили ей поддержку со стороны государства. Заметим, что христианство получило правовое признание и стало господствующей в Римской империи только тогда, когда оно отказалось от своих первоначальных революционных тенденций, от критики установленных в империи порядков, провозгласило неприкосновенность частной собственности, стало проповедовать непротивление злу насилием и необходимость безоговорочного повиновения граждан государственной власти, а рабов- своим господам: “вы же, рабы, повинуйтесь своим господам, как образу бога, по совести и со страхом”*; когда оно превратилось в более совершенное оружие идеологического воздействия на массы, защиты интересов господствующего класса, чем прежняя государственная религия. Христианская церковь именем бога требовала от своих последователей быть покорными всякому человеческому начальству, повиноваться ему “не только  из страха наказания, но и по совести, ибо начальник есть божий слуга (Рим. 13: 5,4). Слугам предписывалось “со всяким страхом повиноваться господам “не только добрым, но и суровым. Ибо то угодно (богу), если кто, помышляя о боге, переносит скорбь, страдая несправедливо”(1 Пет. 2:18-19).

            Освящение религией рабовладельческого строя, власти монарха и обожествление персоны царя ставят религию в тесную связь с государством, она превращается в официально провозглашенную и поддерживаемую государством религию.

            Миланский эдикт Константина и Лациния 313 г. посуществу провозглашал свободу вероисповедания. В результате христианство сделало качественно новый шаг в своем развитии: от состояния сектантской замкнутости- к статусу государственной религии; так складывались благоприятные условия для его социально- экономического и политического утверждения.

            Для закрепления своих позиций церковь нуждалась в четко определенной догматической системе, отступление от которой рассматривалась бы как ересь. Эта система формировалась постепенно на протяжении нескольких веков. Основу ее составил так называемый символ веры- совокупность догматов, утвержденных церковными соборами в IV в.   

            По мере укрепления положения христианства терпимое отношение к другим культам сменяется нетерпимостью, опирающейся на представления о собственной профетической исключительности. Последнее нашло отображение в раннехристианской патристике, в частности в социальной доктрине Августина, изложенной в его произведении “О граде Божьем”. Раннехристианское учение о небесном граде и граде земном Августин представлял как историю борьбы двух

градов “божьего” и “человеческого”, заложив тем самым основу теологического

* “Дидахе”// А. Ранович, Первоисточники по истории раннего христианства, стр. 197.

детерминизма.

-11-

Совершенствование христианской идеологии осуществлялось одновременно с совершенствованием церковной структуры. С утверждением политического и правового статуса христианской церкви происходил процесс распространения ее влияния на политическую структуру империи. В период с конца II  и до V в. христианская церковь постепенно переходила с позиций сосуществования со светской властью на положение верховной власти в стране.

            Союз между рабовладельческим государством и христианской церковью был официально закреплен 1 Никейским собором в 325 г. Христианство стало гос. религией. “Догматы церкви стали одновременно и политическими аксиомами, а библейские тексты получили во всяком суде силу закона”.*

            Особое положение христианской церкви обосновывалось представлением об изначальной принадлежности ей божественного права. По мнению идеологов христианской церкви, человек может познать божественный закон только через божественное откровение, доступное лишь через церковь. Церковь же ,являясь, таким образом, хранительницей божественного права, стала включать в сферу своего влияния не только нормы нравственности, но и государственную власть, данную-де-правителям от бога.

            Противопоставление естественного и сверхъестественного преодолевается в религиозном мировоззрении и в идеологических построениях христианских идеологов в условиях раннего средневековья через признание сверхъестественного и в области взаимоотношений церкви и государства, и в области общечеловеческих ценностей, и в сфере духовной культуры.

            Усиление влияния христианской церкви, теократических тенденций, а также благоприятные для церкви конкретно- исторические условия позволили ей организовать фронтальное наступление на конкурирующие религиозные концепции, включая и ставшие неугодными уравнительные идеи раннего христианства.

 

                                

                                  Список используемой литературы.

1. Евангелие

2. Ф. Энгельс. О первоначальном христианстве. М.: изд. полит. лит., 1990.

3. История религии. М.: центр “Руник”, 1991.

4. К. Каутский. Происхождение христианства. М.: изд. полит. лит., 1990.

5. А. Б. Ранович. Первоисточники по истории раннего христианства. Политиздат. 1990.

6. В. В. Клочков. Религия, государство, право. М.: Мысль. 1978.

7. В. Н. Савельев. Свобода совести: история и теория. М.: Высшая школа. 1991.

8. Б. Рассел. Почему я не христианин. М, Политиздат 1978.

9. И. Д. Амусин. Рукописи мертвого моря. М.: изд. АН СССР, 1960

10. Научный атеизм. Учебн. пособ. под ред. М. П. Мчедлова М.: Политиздат, 1988.

11. И. С. Свенцицкая. Раннее христианство: страницы истории.

12. История политических учений под ред. Нерсесянца. М.: Инфра×М-Кодекс., 1995.

13. Плиний Младший. Письма М. 1989.

14. Н.Н. Азаркин История политических учений. М.: Юрист, 1994.

Похожие рефераты: