Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Новый завет - прошлое и настоящее

Новый завет - прошлое и настоящее

Горе же тем, которые пишут писание своими руками, а потом говорят: "Это от Аллаха" Коран,2:79

Медленно пишется история расы, и не на бумажных или каменных листах Каждая эпоха, каждый род добавляет к ней стих, тексты отчаяния или надежды, радости или стона. Джеймс Рассел Лауэл

Евангелие от Иисуса Христа (Мир Ему!)

Слово "Евангелие" буквально означает "благовест". Марк вкладывает в уста Иисуса (мир ему!) следующие слова: "Истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену или детей, или земли, ради Меня и Евангелия"(1). Иисус- здесь упрекает Петра за то, как обращаются с ним и с "его" Евангелием ученики, включая Петра. Помимо того, что этот стих выражает похвалу верности учеников Иисусу, он также явно указывает на то, что у Иисуса было Евангелие - не о личности самого Христа, но весть, которую он нес и проповедовал. В другом месте у Марка мы читаем: "После же того, как предан был Иоанн, пришел Иисус в Галилею, проповедуя Евангелие Царствия Божия и говоря, что исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие" (2).По Марку, после крещения Иисуса Иоанном, первое учение, которое он преподал миру, было: « Покайтесь и веруйте в Евангелие" (Марк, 1: 15). Интересно, что Марк, повествуя о событиях, происшедших после воскрешения Иисуса, упоминает, что Христос говорил; Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари" (3).

Таким образом, и первые слова Иисуса после крещения, его последнее напутствие после воскрешения были сосредоточены на Евангелии. Новый Завет упоминает также, что у Иисуса были Откровения (4). Более того, в своем предисловии к Евангелию Лука намекает на существование Евангелия от Иисуса: "Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова... " (5). Ни один из евангелистов в то же время не утверждал, что является составителем или даже редактором Евангелия, которое было у Иисуса (мир ему!). Возникает вопрос, что же произошло с этим Евангелием. Нетрудно найти ответ на него. Евреи, бывшие заклятыми врагами Иисуса, и, как утверждают христиане, так жестоко предавшие его поруганию, были столь же враждебны и по отношению к его Евангелию, которое стремилось подменить Тору, потерявшую первоначальную чистоту в результате беспрестанных изменений, Иисус ругал иудеев за искажение Божественных заповедей. Он говорил: "Хорошо ли, что вы отменяете заповедь Божью, чтобы соблюдать свое предание?... Устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили, и делаете многое, сему подобное" (6). Легко представить, с какой враждебностью выслушали евреи такую проповедь. И миряне, и законники были, естественно, настроены против него. Глухие к Божественному призыву Иисуса (мир ему!), они сделали все, чтобы задушить его миссию в самом зародыше. Они не пожалели сил, чтобы убить эту новорожденную веру и не успокоились, пока не лишили последователей Иисуса той основы, на которой должна была строиться новая религия. Таким образом, насмешка истории в том, что действительное Евангелие от Иисуса было утеряно в лабиринте смуты и заменено псевдо евангелиями об Иисусе. Потеря этого Евангелия привела, прежде всего, к возникновению сначала небольших разногласий, но постепенно на сцене появились враждующие друг с другом секты, заявляющие, что именно они несут истинное учение Иисуса. Василидиане утверждали, что только они -подлинные хранители Евангелия, тогда как гностики имели свое Евангелие. Один из отцов церкви - Марцион - напрочь отвергал все существовавшие тогда Евангелия и утверждал, что ни одно из них не позаботилось о том, чтобы сохранить истинное послание Иисуса. Грант замечает по этому поводу: "Настоящий кризис толкования произошел в Римской церкви примерно в 137 г., когда некий Марцион явился из Пантуса на Черном море и стал утверждать не только, что истинное Евангелие противоречило Ветхому Завету, но и что существовало подлинное Евангелие, вначале передаваемое устно, а затем записанное и сильно искаженное сторонниками иудаизма. По мнению Марциона, Иисус провозгласил абсолютно новое (иными словами, не иудаистское) Евангелие, искаженное в дальнейшем еврейскими ", учениками, поскольку они были рабами традиций" (7).

Нет и следа сомнения в том, что Иисус провозгласил собственное Евангелие; что оно попало в руки евреев и было искажено; что ученики Иисуса не имели правильного представления о содержании этого Евангелия; что позднейшие усилия составить различные пересказы или версии Евангелия, представляющие различные фракции веры, никоим образом не служат его подлинным отражением. Поэтому христианским богословам ничего не остается, кроме как сокрушенно качать головой и ворчать: "Ни один человек на земле не знает и никогда не узнает, каковы были точные слова, используемые нашим Господом в его Нагорной проповеди, в его беседе у колодца и в его последних разговорах с учениками" и т. д. (8).

Есть и прямые признания: "Следует заметить, что иногда евангелист добавляет к словам нашего Господа свои собственные богословские толкования. Очевидно, мы не можем ожидать, что изречения Господа передавались слово в слово... мы не можем ожидать чудесного воспроизведения точных слов нашего Божественного Спасителя. Более того, мы не знаем, как наш Господь говорил эти слова на своем родном языке" (9).

Коль скоро послание Иисуса было утеряно и личность Иисуса стала более или менее мифической, различные анонимные авторы и лжеученики Иисуса взяли на себя задачу составления свода его учений. До 60 г. н. э. среди последователей христианства не было распространенной версии Евангелия, и даже ученики Иисуса цитировали Закон и книги Пророков, т. е. Ветхий Завет (10), и лишь намного позднее были составлены книги, называемые Евангелиями. Фауст, христианский автор конца IV века, писал:

"Книги, называемые Евангелиями, были составлены намного позднее времени Апостолов какими-то темными личностями, которые, боясь, что мир не поверит их рассказам о делах, о которых они не были осведомлены, опубликовали их от имени Апостолов; эти книги полны глупостей и противоречий, между ними нет ни согласования, ни связи" (11). В другом месте, обращаясь к апологетам непогрешимости Евангелий, этот же автор отмечает:

"Это неудивительно, поскольку мы часто доказывали, что эти вещи не были написаны ни самим Иисусом, ни его Апостолами, но что, по большей части, они основаны на сказках, неясных слухах и составлены неизвестно кем (наполовину - евреями), слабо связаны друг с другом, и тем не менее опубликованы под именем Апостолов нашего Господа. Эти люди, таким образом, придали им свои собственные ошибки и измышления" (12).

Другой, современный автор, Мэри Эллен Чейз, замечает: "Вероятно, ни одна из книг сегодняшнего Нового Завета не такова, какой она была оставлена в руках ее истинного автора. Мы не должны забывать, что окончательный Новый Завет был оформлен и пущен в обращение в виде книги не ранее, чем через три столетия после того, как части его были написаны Св. Павлом" (13). Более того, языком Иисуса был арамейский. На этот счет среди историков, описывающих житие Иисуса, .нет разногласий. Арамейский язык родился из древнееврейского. Старейшие из новозаветных рукописей, известные сегодня, написаны по-гречески, т. е, на языке, на котором Иисус никогда не разговаривал. Новый Завет повествует о том, что лишь однажды несколько эллинов хотели поговорить с Иисусом, но им было отказано (14). В Новом Завете мы находим рассеянные здесь и там еврейские слова, указывающие на то, что родным языком Иисуса был, несомненно, не греческий.

Например: Осанна (Матф., 21; 9), Или, Или, лама савахфани? (Матф., 27: 46), Корван (Марк, 7: 11), Равви (Иоанн, 3: 2, Марк, 14: 45, 23: 7, 8: 9), Авва (Марк, 14: 36), Голгофа (Марк, 15: 22), еффафа (Марк, 7: 34), талифа куми (Марк. 5: 41), Силоам (Иоанн, 9: 7), Раввуни (Иоанн, 20: 16), Мессия (Иоанн, 1: 41).

Каждый из авторов канонических Евангелий имел свою собственную точку зрения и в соответствии с этим писал портрет полюбившимися ему красками; отсюда и различия в евангелических текстах. Мисс Мэри Эллен Чейз отмечает: "Писатели Нового Завета были не только пропагандистами, они были и контраверсиалистами. Каждый из них давал собственное толкование христианскому посланию Св. Лука, например, писал свое Евангелие потому, что был не согласен со Св. Марком... " (15). В начале своей миссии Иисус провозгласил

Евангелие от Бога. Однако заблуждавшиеся последователи Иисуса повествовали в Евангелиях об эпизодах жизни самого Иисуса, причем во фрагментарной форме. Как верны слова В. Армстронга (из Всемирной Церкви Божией): "Истинное Евангелие от Иисуса Христа - это послание, посланное Богом, и Христос был Божественным посланцем, принесшим и провозгласившим его. Первоначально это был рассказ не о нем, но о Царстве - правлении Бога. Иисус посвятил три с половиной года проповеди этого послания своим двенадцати А постолам" (16). Вероятно, именно по этой причине Евангелия содержат мало доктринального богословия, а вместо этого написаны в биографическом духе, хотя, строго говоря, для стандартную биографии они чрезвычайно фрагментарны и лишены детальных описаний. Помимо перечисленных предрассудков и повествования о чудесах, а также нескольких притч, не дается хронологии жизни, а догматы веры ясно не изложены. Они создают такую путаную картину эпизодов жизни Иисуса, что их трудно принять за истинные и исторические, если мы сочтем их за одно целое, то противоречия между ними не позволят нам решить, действительно ли Иисус существовал, если он был исторической фигурой, какова была его миссия. В следующем разделе сделана попытка рассмотреть отдельно каждое из этих Евангелий и кое-что из неканонической литературы.

Евангелия - человеческая компиляцмя

Как уже говорилось, книги Нового Завета - это всего лишь компиляция анонимных авторов или лжеучеников Иисуса, а вовсе не Откровения Господа. Вопреки этому, Ватиканский Собор 1870 г. "по вдохновению Духа" провозгласил, что все книги Нового Завета "имеют своим автором Бога и как таковые были преданы церкви". Собор объявил анафему тем, кто отказался согласиться с этим взглядом (17). Такая категорическая декларация нуждается в критическом рассмотрении, и нельзя принимать ее слепо на веру. Прежде всего, мы должны определить, что такое Откровение. "Откровение означает раскрытие истины, которую невозможно постичь чувствами или путем обычного процесса мышления". Так говорит нам Ф. Скотт о смысле Откровения в своей книге "Новозаветное понятие об Откровении" (18).

Такое сообщение неизвестных человеку фактов подразумевает некое посредничество, может быть сон, ясновидение, транс или же роль медиума Вестника (Святого Духа), или (в отдельных случаях) прямой разговор с Богом, как у Пророка Моисея (мир ему!). Это посредничество между Богом и человеком в состоянии транса раскрывает явления, неизвестные человеку.

Иисус был исторической личностью, жившей на земле, и, как человек, чувствовал радости и горести земной жизни. Он был рожден от Марии и, согласно Новому Завету, имел сестер и братьев (19). Главные эпизоды его жизни были хорошо известны его непосредственным ученикам; большинство из них были очевидцами его земных поступков. А в отношении событий, которым есть очевидцы или, по крайней мере, о которых существуют предания, не возникает сомнений в том, что о них было откровение этим очевидцам. Дело, в том, что почти все авторы Евангелий основывались не на Откровениях, а на устных преданиях и повествовали о некоторых событиях жизни Иисуса (мир ему!), выбирая их из рассказов, полученных из вторых рук, или (очень редко) из личных воспоминаний. Томас Пейн отмечает:

"Откровение, конечно, отсутствует в этих книгах не только из-за несогласия между авторами, но потому, что Откровение не может относиться к фактам, происходившим на глазах рассказчика, или к тем, о которых он слышал из" (20). Из авторов Нового Завета только Павел заявляет, что получил свою информацию путем Откровения Господа:

"Ибо и я принял его и научился не от человека, но чрез откровение Иисуса Христа" (21).

Это одностороннее утверждение не может считаться истинным, так как он сам описал два противоречащих друг другу эпизода в отношении собственного обращения в христианство. В одном месте он утверждает, что его спутники только услышали Божественный голос, но никого не видели (22), а в другом противоречит этому утверждению, говоря, что они только видели свет, но не слышали голоса, говорившего с ними (23). Которая из двух версий верна, невозможно определить. Если бы ему было ниспослано действительно Божественное цию через Откровение, он бы не противоречил сам себе, Современных ученых приводит в замешательство также вопрос авторства посланий, исходящих от его имени. Некоторые отвергают четыре из пяти посланий как неподлинные.

Помимо Павла, нет ни одного евангелиста, заявляющего, что получил информацию из сверхъестественного источника. Предисловие в начале Евангелия от Луки говорит о том, что это Евангелие - повествование, а не Откровение (24). Как Матфей, так и Лука дают подробную генеалогию Иисуса (мир ему!) в доказательство того, что он был Бен - Давид. Матфей утверждает, что от Давида до Иисуса было 28 поколений, тогда как Лука дает 43 (25). Более того, имена предков Иисуса, приводимые Матфеем, совсем другие, чем у Луки. Если бы обе генеалогии были даны Божественным источником, они не должны были бы различаться. Томас Пейн замечает: "Если Матфей говорит правду, то Лука лжет; а если Лука говорит правду, то лжет Матфей; и нет оснований больше верить одному, чем другому, и нет основания верить обоим, а если им нельзя верить в одном, то нет оснований верить и во всем остальном. Правда - вещь однородная; а что касается ; вдохновения и Откровения, если допустить их, то они не могут быть противоречивы" (26).

Преподобный Думелоу откровенно признает: "Генеалогии - это документы, даваемые не вдохновением. Они представляют результат работы еврейских составителей родословных, прилагавших все усилия для заполнения пробелов в данных, которые часто были фрагментарными" (27). Дж. Т. Сандерленд дает такую оценку: "Вердикт компетентных ученых недвусмыслен и единодушен: все эти Евангелия составлены людьми и поэтому содержат присущие людям несовершенства. Они не обнаруживают всеведения своих составителей или авторов; как же в таком случае они могут быть свободны от ошибок? " (28).

Другой известный ученый, Джозеф Вуд, выносит такой вердикт: "Как непогрешимое руководство. Библию следует считать плачевно неудачной" (29). Еще один, не менее значительный автор, сэр Ричард Грегори писал: "С прогрессом в технике критического анализа текстов в течение последнего поколения и с введением сравнительного метода оценки преданий, воплощенных в повествованиях, стало еще более очевидно, что ортодоксальное мнение о подлинности Библии не может быть поддержано" (30). Текст Нового Завета изобилует столькими противоречиями, что биографам трудно было составить связное жизнеописание Иисуса. Да и как же иначе! Евангелические повествования, часто легендарные содержат больше пропаганды, чем исторической информации, да и та чаще всего противоречива. Исключая апологетов христианства, такие биографы, как, например, Ренан, были вынуждены делать признания вроде следующего: "Я утверждаю, что

Похожие рефераты: