Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Религия в контексте общества потребления

Религия в контексте общества потребления

примеру, активно публиковались в начале 70-х; М. Фуко, который сейчас активно переводится, умер в 1984 г. Лиотар понятие "постмодернизм" использует для характеристики уже утвердившихся в обществе тенденций. Российский исследователь постмодернизма И. Ильин справедливо полагает, что постмодернизм как культурное направление первоначально оформился в русле постструктуралистских идей и существовал в относительно узкой философско-литературоведческой сфере. В этот период он был представлен такими мыслителями, как Ж. Деррида (р. 1930), М. Фуко (1926-1984), Ж. Делез (1925-1995), Ф. Гваттари (1930-1992), Ю. Кристева (р. 1941), П. де Ман, Дж. Хартманн, Х. Блум, и Дж.Х. Миллер и др.

Яркий представитель постструктрализма и постмодернизма - Жак Деррида, который отбросил всякую возможность установить для текста какой-либо единственный и устойчивый смысл. С его именем связан способ прочтения и осмысления текстов, который он назвал деконструкцией и которая выступает у него основным методом анализа и критики предшествующей метафизики и модернизма. Сущность деконструкции связана с тем, что любой текст создается на основе других, уже созданных текстов. Поэтому вся культура рассматривается как совокупность текстов, с одной стороны, берущих начало в ранее созданных текстах, а с другой, - генерирующих новые тексты.

Всех представителей постмодернизма объединяет стиль мышления, в рамках которого отдается предпочтение не постоянству знания, а его нестабильности; ценятся не абстрактные, а конкретные результаты опыта; утверждается, что действительность сама по себе, т.е. кантовская "вещь в себе", недоступна для нашего познания; делается акцент не на абсолютность истины, а на ее относительность. Поэтому никто не может претендовать на окончательную истину, ибо всякое понимание является человеческим истолкованием, которое не бывает окончательным. Кроме того, на него оказывают существенное влияние такие факты, как социально-классовая, этническая, расовая, родовая и т.д. принадлежность индивида.

Характерная черта постмодернизма. Все, что до постмодернизма считалось устоявшимся, надежным и определенным: человек, разум, философия, культура, наука, прогресс - все было объявлено несостоятельным и неопределенным, все превратилось в слова, рассуждения и тексты, которые можно интерпретировать, понимать и "деконструировать", но на которые нельзя опереться в человеческом познании, существовании и деятельности. Отношение к постмодернизму в современной российской философии противоречиво. Большинство философов признают постмодернизм в качестве своеобразного культурного направления и находят его основные принципы и положения характерными для современной эпохи. Другие мыслители высказывают полное неприятие постмодернизма, определяя его как вирус культуры, "декадентство", "историческую немощь" [10], усматривая в постмодернизме очередной призыв к имморализму и разрушению любых этических систем. Отрицая законы и осуждая существующие общественные системы, постмодернизм угрожает всем политическим системам. Создаваемые постмодернизмом новые формы искусства, шокируя своим вещизмом, эпатируют общество. Постмодернизм часто воспринимается как антипод культуры гуманизма, как контркультура, отрицающая запреты и границы, культивирующая пошлость.

Отношение к постмодернизму у многих философов и искусствоведов достаточно жесткое и негативное. Его оценивают как "распад сознания", "вырождение социологии", "научный миф", "химеру", "повседневный апокалипсис", "гипермодернистскую агрессию", "прогресс к смерти" [11] ; постмодернисты - "настоящие "подпольщики" в моральной сфере, наслаждающиеся свободой от обычной человеческой нравственности..." [11] и т.д.

Сторонники такого взгляда на постмодернизм не воспринимают его как серьезную попытку создать нечто новое по отношению к академической философии. Постмодернистскую культуру нередко сравнивают с культурой поздней античности, с ее настроением "конца истории", когда все уже высказано до конца и исчезла почва для новых, оригинальных идей.

Другими философами постмодернизм воспринимается как определенное умонастроение периода кризиса. Постмодернизм рассматривают как современную историческую эпоху культуры, которая в широком смысле понимается как "глобальное состояние цивилизации последних десятилетий, вся сумма культурных настроений и философских тенденций" [12], как иная форма культурного сознания. В этом определении постмодернизма усматриваются попытки установить его связь с предшествующими философскими направлениями. Постмодернизм выражает самим фактом своего существования одну из универсальных тенденций развития культуры, поэтому позиция философов, признающих в целом, несмотря на деконструктивизм, позитивность постмодернизма, представляется нам наиболее перспективной.

Во-первых, безусловно, положительным в постмодернизме является его обращение к философскому осмыслению проблемы языка. Для философии XX в., по-прежнему занятой проблемой поиска "подлинного" человеческого бытия, было характерным пристальное внимание к языку, понимание его основополагающей роли в культуре, а не только как средства передачи "идей". В связи с этим появляются лингвистически ориентированные варианты герменевтики, аналитическая философия. Интерес к языку и символу стал основанием метода структурного языкознания (Ф. Соссюр), социологии языка (Э. Сепир, Б. Уорф), превращения сферы бессознательного в особого рода организованный язык (Ж. Лакан), обнаружение символов-архетипов коллективного бессознательного (К. Юнг, неофрейдизм), трактовка языка как голоса бытия (М. Хайдеггер), открытие в языке шифров изначального смысла бытия (К. Ясперс) и др.

Во-вторых, позитивность постмодернизма заключается в его обращении к гуманитарным корням философии: литературному дискурсу, диалогу и т.д. Виднейшие представители постмодернизма ставят своей целью помочь читателю понять текст, раскодировать знаки, раскрыть и по - своему осмыслить авторские идеи. Например, философия для Ж. Деррида является центром, объединяющим гуманитарные науки и искусство в единую систему. Так постмодернизм подчеркивает тесную связь литературы и философии.

В-третьих, положительным в постмодернизме является его приоритетное отношение к проблеме сознания. В этом плане постмодернизм находится в русле развития всей современной мировой философии, рассматривающей проблемы когнитивной науки (включая и когнитивную психологию), и модную тему искусственного интеллекта, и вопросы, связанные со средствами массовой информации, вне которой сложно представить сегодня жизнь человека.

В-четвертых, отказ от традиционных ценностей в постмодернизме имеет, кроме отрицательных, позитивные моменты. Разрушение рациональных стандартов происходит ради признания многообразия современных проектов жизни, научных концепций, социальных взаимоотношений.

Постмодернизм как современное мироощущение можно сравнить с модернизмом, который также в свое время возник как своеобразный протест против действительности и создал новые направления в философии и искусстве. Уже сами названия "постмодернизм" и "модернизм" нацеливают на сопоставление, чтобы выяснить точки соприкосновения и определить характер связи этих понятий. В искусстве модернизм традиционно понимался как художественное направление конца XIX-начала ХХ века. Иногда рассматривают понятие "модернизм" в двух смыслах. В широком смысле модернизм подразумевает эпоху Нового времени, в узком смысле - это рубеж XIX-XX веков. Мы понимаем модернизм как художественное направление конца XIX-начала ХХ века, охватывающее все сферы культуры и ориентированное на синтез религиозных и философских идей. Модернизм создал идею единой религии, основанную на синтезе оккультизма, мистики и христианства, единого искусства, единой философии. Как феномен в философии модернизм понимается как идеологическое течение в европейской философии, направленное на преобразование и обновление. Термином "постмодернизм" мы обозначаем направление в современной культуре и одновременно современную культурную эпоху.

Проблема соотношения модернизма и постмодернизма не решается в философии однозначно. Некоторые сторонники близости модернизма и постмодернизма считают, что основные концептуальные положения постмодернизма сформировались благодаря нежизненности модернизма. Концепции современного постмодернизма доказывают развитие и трансформацию культуры модернизма, сущность которого остается неизменной при многообразии интерпретаций его идей. С этой точки зрения, постмодернизм является переходным типом культуры, возникшим на модернистской основе и использующим её язык и понятия. Поэтому не стоит рассматривать постмодернизм как полную ревизию наследия предыдущих эпох, это может привести к искажению видения не только прошлого, но и будущего.


§ 2. НРД - как заявка на духовное главенство в обществе эпохи постмодернизма


Поговорка "все новое - это хорошо забытое старое" оказалась абсолютно справедлива в религиозной сфере нового религиозного неоязыческого и абсолютно синкретичного движения "Нью Эйдж". "Новизна мышления" в "Нью Эйдж" - это всего лишь возрождение самых архаичных религиозных представлений человечества. Ньюэйджевская синкретическая религиозность трансформирует и адаптирует под стандарты современного общества потребления элементы гностических сект ранних веков христианства, восточной, античной и гуманистической философий, западной средневековой магии, иудейской кабалистики, восточного мистицизма, древних языческих религий.

Среди всех элементов можно выделить два фундаментальных компонента "Нью Эйдж": гностицизм и мистицизм, которые определяют акцент данного движения на эзотерическом знании и индивидуальном внутреннем опыте, на космическом характере священного и представлении о Боге как безличном принципе, растворенном в мировом бытии.

Существенной характерной чертой "Нового века" является явно антихристианский характер движения, который декларируется либо прямым отрицанием христианства, как мифа, либо притязаниями исправить его "ошибки". Но прежде чем поговорить обо всем подробнее, выделим специфические черты движения "Нью Эйдж".

"Нью Эйдж" - это русская транскрипция английского "New Age", буквально означающего "новый век", "новая эра". New Age представляет собой движение, т.е. систему групп, не связанных между собой ни централизованной организацией, ни нормативными догматикой и культом.

Элементы New Age могут иметь самое разное происхождение, методы и цели: интерес к Востоку, йога, медитация, дзен, альтернативная медицина, астрология, магия, спиритизм, экология и т.д. Однако, в лагере увлеченных идеями и ритуалами New Age существует нечто общее, что позволяет видеть в этой пестрой компании целостное явление, занимающее определенное место среди НРД. Это специфическое мировоззрение, которое разделяют люди, независимо от форм их религиозных практик, как впрочем, и от факта наличия либо отсутствия таковых.

В рамках движения можно выделить два направления по характеру целевой аудитории - это популярный и интеллектуальный New Age. Характерным для популярного направления является оккультный аспект, принимающий часто самые примитивные формы современных суеверий, привлекательных для широкой аудитории. Философские основы интеллектуального New Age легко спутать с секулярным гуманизмом. Оба направления считают себя альтернативными "путями спасения" для человечества [13].

New Age оформился в 60-70 гг. XX в., проросший на почве, подготовленной новыми религиозными движениями с одной стороны, рационализмом протестантского христианства с другой, и секуляризмом с третьей, питаемый концепциями индуизма, буддизма, гностицизма, герметизма, облеченными в упрощенные формы сообразно современному массовому стандарту религиозности. Все источники New Age объединяют представление о безличном Абсолюте, который включается в систему мира, а также дуализм и монизм.

Протестантские деноминации, заменив веру как онтологическое состояние человека, возвращающего себя Богу в сверхрациональном единении с Ним, психологической уверенностью в Его существовании, лишили её непостижимой сакральной силы, породили неудовлетворенность человеческих душ и поиск мистических озарений. В результате искусственного рационалистического усечения от веры осталось пустое морализаторство, не только лишенное способности ценить природу человека, но вызывающее, скорее, отторжение и протест.

Духовность стали исткать в импортированной религиозности Востока, познакомившей европейца и американца с основными идеями и практиками, которые затем вобрало в себя New Age. Это неоиндуизм Вивекананды, Рамакришны и других, Международное общество сознания Кришны, Трансцендентальная медитация и т.д. В дело включилась протестная молодежная контркультура 60-х, восставшая против устоявшихся общественных порядков, в которой мистические поиски европейских и американских хиппи стали осуществляться с помощью психотропных препаратов.

В поисках "духовности" обратились также к шаманизму (К. Кастанеда) и другим архаичным практикам и ритуалам, на которых базировались разнообразные терапевтические системы, трансперсональная психология С. Гроффа и т.п.

Вторую волну эзотеризма вызвал к жизни психоанализ, у которого обнаружились параллели с оккультизмом. Он спровоцировал интерес к бессознательному. Оккультизм для массового потребителя восполнил функцию дорогого и элитарного психоанализа.

New Age можно также рассматривать как форму атеизма. Традиционное для европейской культуры представление о Личном Боге, перед которым человек несет ответственность, подменяется идеей о некоей полностью посюсторонней силе, которой можно пользоваться. Под воздействием секулярных идей человек, который не хочет поклоняться никому, кроме себя, оказывается во власти языческого магизма.

Все это прекрасно вписалось в культуру постмодерна, с её признанием равноправия различных взглядов и практик, возможности их смешения, расплывчатостью доктрин и организаций, акцентом на индивидуализме, которые и составили специфическую черту неорелигий. В New Age получили освящение установки современного индивида, ориентированные на примат собственных суждений, отрицание авторитетов, традиций и ограничений, инициированные еще Ренессансом и Реформацией.

В самом деле, ньюэйджеры полагают, что Бога нет. Они верят в универсальную энергию, силу, космическое сознание, общность всего живущего (монизм). Приверженцы интеллектуального направления вообще считают причисление New Age к религии ошибочным, противоречащим пониманию его сущности. Так может быть это просто философия, мировоззрение, особый взгляд на мир и человека, и нам не стоит приписывать ему религиозную суть? Но в представлениях ньюэйджеров "бог" все - таки обнаруживается, хоть это и не личный Бог христианства. Бог New Age не имеет бытия вне творения и самостоятельно от него, другими словами не трансцендентен миру. Весь космос, а вместе с ним и сам человек, как его часть, являются божеством. Всё - "бог" и я - "бог", не подотчетный никакому закону и не ответственный ни перед кем. New Age - это "религия себя" [14]: человек стремится заменить собою Бога. Для такого "расширения сознания" в духе New Age все средства хороши: медитация это или магические ритуалы, йога или самогипноз, пирамидология или наркотики. Человек ищет непосредственный опыт божественного, а его нельзя сообщить, можно передать только технику. Поэтому технология мистического опыта в New Age выходит на первый план. Мистический опыт, как личная встреча Бога и человека подменяется самоцелью и самоценностью технологий.

Для движения характерно холистическое видение мира - оно воспринимает все вещи как единые в некоем великом Целом. Все элементы космоса взаимосвязаны и влияют друг на друга. "Новый век" воспринимает древнюю мистическую идею о том, что все во всем, все влияет на все. Есть в New Age и другие архаичные элементы. Для языческой религиозности сакрален космос и его проявления, но не история. История циклична - заканчивается старый мир, начинается новый. Язычник не видит цели впереди и ему ничего не остается, как только ностальгировать по "Времени начала", "сильному" и "чистому", еще не поврежденному деградацией, снова и снова воспроизводить свои мифы, имитировать своих богов, и, вновь не достигая утерянного рая, опять твердить свой миф о вечном возвращении. История для язычника - путь распада, она ужасна, а потому языческое сознание стремится историю отменить. В сравнении с подобным мироощущением, для христианского сознания история имеет перспективу, смысл и конечную сакральную цель, выходящую за рамки истории, в её событиях являет Себя Бог и божественный промысел о мире. New Age не хочет заниматься поиском смыслов в истории, оно просто эту историю отрицает - эры сменяются одна за другой, они наполнены бессмыслицей и кошмарами, - но при этом почему-то теплит надежду, что в будущем общество достигнет идеального состояния - процветания, мира и безопасности. Так или иначе, в New Age происходит отказ от исторической религиозности и переход к религиозности космической.

Живым существом, чувствующим и разумным, является Земля - Гея, в то время как "бог" New Age - это некое понятие, универсальный принцип, у него отсутствует личность - он имперсонален. "Бог" в New Age лишается не только личности, но и имени, и профанируется в понятия "божественное", "космическое сознание", "космический разум", "высшие вибрации", "великое целое" [15]. Божество присутствует во всем, в том числе в повседневной жизни, оно полностью имманентно космосу, не является самостоятельным и независимым, первопричиной всего сущего.

Следуя духу античной философии, New Age не видит радикального онтологического разрыва между Богом и творением. "Бог" философов - высший космический принцип, поэтому невозможно помыслить его вне космоса. Даже если он противопоставляется космосу, то это всего лишь градация, аспекты одного и того же мира. Рассуждая в рамках данной концепции, от божества мы неизбежно приходим к миру и связываем их связью необходимости. Для Библейского восприятия космоса и Бога является невозможным объять их в единой концепции. Творение - свободный волевой акт абсолютно суверенного Бога. В ньюэйджевских представлениях о Боге трансцендентное растворяется в имманентном, а сакральное - в профаном.

По существу, ньюэйджеры полагают, что каждый человек - бог, обладающий абсолютным всемогуществом, однако при этом ему надо в полной мере развить свой божественный потенциал. И тогда надо ждать качественного скачка человеческой эволюции. Нужна революция в сознании каждого. New Age предлагает поменять мировоззрение. Прежде всего необходимо отказаться от религиозных предрассудков. Предрассудками являются христианство и другие традиционные религии. И когда количество носителей "расширенного сознания" достигнет "критической массы", человечество вступит в золотой век - эру Водолея, когда уже не будет войн, насилия, расизма, болезней, голода, смерти. Человечество будет "единым", с одним правительством, одной религией и единым разумом и желанием. Некоторые даже предполагают, что люди будут иметь одни и те же мысли в одно и то же время. Видимо, в качестве "революционных средств борьбы" для New Age служат массовые мероприятия, целью которых является достижение какого-либо эффекта в масштабах человечества, ну например, "планетарной пятидесятницы", "мира и процветания", "установления единой мировой религии" - вариаций может быть множество.

Синкретизм New Age отражает стремление к универсальной религии. Что должно быть в этой новой религиозности, по мнению ньюэйджевцев оккультного направления? Вера в реинкарнацию и карму. Хоть это и фундаментальная доктрина индуизма и буддизма, но объяснять человеку, что это такое не приходится именно благодаря проповедническим усилиям New Age.

Другая характерная черта оккультного направления New Age - различные гадательные практики, в том числе астрология, которая стала предъявлять притязания на научность. Кроме всего перечисленного, контактерство с разного рода существами, земного и внеземного происхождения - от цивилизации атлантов до НЛО, с людьми, завершившими круг перевоплощений - так в системе New Age оказались тесно связаны идеи спиритизма и реинкарнации.

Интеллектуальное направление уже не содержит ни языческих предрассудков, ни магических приемов, ни представлений о бесконечных перевоплощениях, по крайней мере, в той степени, как это присутствует в популярном направлении New Age. Роднит эту форму с оккультной - человекоцентрические мечты об утопическом совершенном обществе.

Согласно гуманистам от New Age, не существует божества и божественности вне совокупности способностей человека. "Я есть бог, бог есть я" - личность человека отождествляется с безличным универсумом. Истинное "я" безлично и универсально. Имперсонализация Божества в New Age приводит к имперсонализации человеческой личности. По существу "Новый век" не видит в человеке личность - существует только индивид. Его установки ориентированы на индивидуалистический опыт, на самодостаточность индивида. Зло в доктрине New Age приобретает характер превратного взгляда на реальность: нет ничего абсолютного, а значит нравственность - относительное понятие. Человек - "бог", и каждый "бог" решает сам, что есть добро, а что - зло. Несмотря на притязания New Age привнести нечто новое и более ценное для человека в отличие от христианства, вряд ли оно может претендовать на их реализацию. Личность - уникальная и ни к чему не сводимая категория в христианстве - даже в соединении с Богом вечность присутствует в конечном, не утратившем собственную идентичность - в New Age растворяется в трансперсональном единстве всего сущего.

С чем же стремится встретиться в своем мистическом опыте ньюэйджер, и кем является перед этой реальностью? С безличными и равнодушными энергиями. Стремится растворить свою личность в космосе, от которого абсолютно зависит, обратиться в ноль, избавиться от самого себя. Без личности - модуса бытия природы человека - не остается ничего: все обезличенное - пусто. Поэтому, вопреки заявлениям ньюэйджеров об объединяющем характере их доктрины, New Age - это религия безысходного одиночества и тотальной зависимости. Так в New Age утверждение самодостаточности человека оборачивается потерей ценности его личности.

Для New Age характерно тяготение совмещать несовместимое и рационализировать иррациональное. Ньюэйджеры стремятся придать вес своему учению не только с помощью философских обоснований и мистических практик, но и обращаясь к науке. Даже в физике пытаются отыскать "принцип дао". Движение претендует на "синтез между научной мировой цивилизацией и универсальной трансцендентной религией", - по словам его идейного вдохновителя Кристофера Доусона. То, что идея установления связей между научными открытиями и мистикой принадлежит движению New Age, не удивительно, ведь это возможно только в его мировоззренческой системе.

В основе космоса лежит изначальная единая энергетическая структура. Это и есть, согласно New Age, божество, божественная энергия. Значит, то, что открывается в религиозном опыте, хоть и высшая, но все же составляющая этого, материального мира. Духовное бытие, качественно, онтологически иное по отношению к физическому, отсутствует в системе New Age. По большому счету, нет мира духовного, есть только материальный. А значит, то, что переживают мистики религии, становится объектом изучения ядерной физики. Духовный мир можно зафиксировать, поставить над ним опыт, то есть изучать с помощью средств чисто посюсторонних. Он дан нам в ощущениях, хоть и вооруженных техникой - таков радикальный позитивизм от New Age.

В мире New Age нет места тайне, все рано или поздно, познаваемо. В такой системе Творец оказывается лишней "идеей", ведь человек может собственными усилиями влиять на окружающую действительность. Например, произвести некоторые манипуляции над водой и изменить её структуру. Будет ли осуществляться такое "освящение" с помощью молитвы или экстрасенсорного воздействия - не важно, ведь в идеологии "Нового века" выбор технологии не имеет принципиального значения.

Парадоксально, но, несмотря на радикальное расхождение с мировоззрением христианства, идеи соединения науки и мистики от New Age прижились и на православной почве (популярность среди верующих М. Эмоту с его теорией памяти воды), такие излюбленные им понятия как энергетика и аура.

А вот еще риторика во вкусе New Age: все состоит из вибраций - космос, земля, люди и животные, вибрации порождают "звук мира". Подобное мы можем встретить в герметическом оккультизме. Алхимики и маги полагали, что грубая материя и чистейший Дух всего лишь два полюса одного и того же мира, разница между которыми определяется характером вибраций единой мировой субстанции.

Как было уже сказано, неотъемлемой чертой "Нового века" является его противопоставленность христианству и полемика с ним. Попробуем оценить, убедительна ли его доктринальная позиция в этом вопросе. В целях пропаганды своих идей New Age стремится показать, куда катится этот мир, полный вражды, насилия и глобальной несправедливости. Причем, в этом его состоянии оказываются виноваты традиционные религии, и главным образом христианство.

Основными идеями подобного агитационного материала являются идеи антипатриотизма и воинствующего пацифизма. Желающим принять "веру" "Нового века" будет предложено несколько правил, которым нужно следовать в повседневной жизни, например, не смотреть теленовостей и не читать газет, участвовать в массовых мероприятиях New Age и т.п.

В своих целях New Age эксплуатирует самые острые и волнующие темы современности, актуализацию которых приписывает себе: внутренняя и международная политика, загрязнение окружающей среды, истощение запасов энергетического сырья, экономическая несправедливость. А в последнее время - это, как нетрудно догадаться, глобальный экономический кризис, события 11 сентября, влияние медийной среды, и в связи с этими проблемами, обличение институтов власти, официальных и теневых. Агитационный продукт создает впечатление неопровержимого факта, которое распространяется на утверждения дискредитирующие христианство. Наука доказала, что Бога нет - вот суть рассуждений New Age на эту тему. Человеку необходимо отказаться от христианства, - говорит New Age, - как от мифа, подавляющего истинное осознание человеком самого себя.

Однако, христианство совершенно не отрицает того, что человек удивителен, необычайно силен и прекрасен, даже более, нежели предполагает New Age, потенциально он обладает всеми возможными совершенствами. Но христианство, в отличие от New Age, реально и зрело смотрит на вещи, на состояние природы человека: в своем номинальном состоянии он не совершенен и не самодостаточен - Бог является источником бесконечных даров. Но в пылу полемики ньюэйджеры принимают свои фантазии за неоспоримый факт. В библейском повествовании и вообще в христианстве они видят лишь астрологические символы, которые якобы не были поняты христианами. Библию объявляют смесью астрологии с мифологией. Историческую реальность Христа вообще отрицают и утверждают, что "христианская доктрина" была сформулирована лишь на I Вселенском Соборе в 325 г. История предшествующих веков христианства в упор не замечается проповедниками New Age. В поиске смыслов, сокрытых от толпы и открытых узкому кругу избранных, проявляется гностическая специфика его доктрины - подобным идеям столько же лет, сколько и самому христианству.

Вывод о мифическом происхождении христианства ньюэйджеры делают из того, что многие символы, присущие христианской религии обнаруживаются в предшествующем религиозном опыте человечества и в явлениях природы. Например, символика чисел, креста, соляризация богов, культ умирающего и воскресающего бога, дающего в пищу людям свою плоть и т.д. Значит, делает вывод New Age, христианство - сплошное заимствование из языческих религий.

Все выглядит вполне логично. Но с точки зрения христианина важны не символы сами по себе, его также не интересует их происхождение и древность, а только то, а точнее, Тот, Кто через них Себя являет, проявляет в мире, Кто сделал их Своими, являющими реальность иного бытия. Для христианина символ - онтологически присущая миру реальность, он не выдумывается, а изначально заложен в структуре мироздания Творцом и промыслительно открывается человеку. Символ воспринимается в христианстве как откровение Божие, послание, обращенное к сознанию. Весь космос имеет смысл как существующий для человека, как система символов, в которых в тварных проявлениях открывается ему Бог. Во Христе раскрывается смысловая полнота символов, исторически присутствующих в человеческом роде. Эта их всеобщность, которая сходится во Христе, как в фокусе, поражает взгляд христианина и говорит ему о действии Бога в истории. Христос есть исполнение чаяний, как иудеев, так и язычников, античной философии и учености, Он - есть высший универсальный Смысл и Истина - в этом и суть того, что стремилось донести человечеству христианство с первых веков своего существования. Поэтому, более вызывающе по отношению к христианству выглядят не обвинения и "компромат" "Нового века", а следующие обстоятельства.

Многообразие вер и духовных практик ставит человека перед неизбежностью подвига поиска истины, выбора и ответственности вечной участью за своё решение. Но современный индивид, принадлежащий обществу потребления, совершенно к этому не склонен. Психология "фаст-фуда" и супермаркета, глубоко укорененная в сознании индивида, заставляет реализовывать те же подходы и в религиозной сфере. Она располагает к легкому решению "духовного вопроса", требует быстрого, удобного и разнообразного удовлетворения духовных потребностей без затрат времени и сил на выяснение истины. Проблема выбора, сопряженная с проблемой истины, снимается с повестки дня и объявляется несуществующей. И уж тем более удовлетворение духовных потребностей не должно быть сопряжено с неприятными для такового индивида факторами. Поэтому, идея раскрытия собственных божественных возможностей, иллюзия человеческого всесилия для него, безусловно, привлекательнее, чем познание своего реального состояния, с его грехами и несовершенствами.

В мире массовой культуры не замедлил появиться и массовый культ, который предоставил носителю массового сознания требуемый синтез прагматизма и мистицизма. Начав с протестной контркультуры, New Age стал индустрией, которая превращает всё, что попадает в её орбиту, в элементы массовой культуры. Предельное устремление "духовной" индустрии - улучшение качества жизни, какими бы промежуточными целями она ни руководствовалась - повлиять на жизнь мира или обострить его восприятие. Все идеи, позаимствованные New Age, независимо от того, восходят ли они к философским взглядам прежних эпох или восточным культам, адаптируются им под вкусы современного индивида и его психологию. Так, доктрина реинкарнации и кармы, ужасающая для индуса и буддиста, в New Age приобретает романтический и оптимистический характер путешествия во времени и приключений души в разных телах.

В New Age трансформируется и гностическая идея элитарного тайного знания, открытого только узкому кругу посвященных. Теперь в "тайную доктрину" может стать посвященным любой желающий, имеющий минимум средств и времени на покупку соответствующей литературы или посещение сайта в Интернете.

Эволюционизм предстал в неожиданном ракурсе эволюции от человека к богу, причем исключительно за счет его собственных человеческих усилий. При всем при этом горизонтальная сетевая

Похожие рефераты: