Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Трагедия церковного разделения: "Речь идет об оппозиции восток-запад"

Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Трагедия церковного разделения: "Речь идет об оппозиции восток-запад"

на Западе", что на смену старой, "нелегитимной" с ис-торической точки зрения, цивилизационной модели - пришла новая, которую также нельзя назвать "легитимной"...

     - Но разве марксизм - это не возникшая в контексте западного мышления идеоло-гия? Неужели советский строй в смысле исторической преемственности может быть назван более "легитимным", чем существующий, - для которого, как Вы говорите, характерна западная цивилизационная модель?

     - Я имел в виду нечто иное. Когда стало очевидным, что распад советской системы - дело времени, многие задавались вопросом: что же дальше? что придет на смену? И многие ожидали, что грядет религиозное возрождение, что Восточная Европа не только сама религиозно и национально возродится, но и принесет в западноевропейский мир новое, животворящее дыхание - дыхание Православия... Дыхание, которое привнесет в европейское бытие новый смысл и новые силы, способствуя тем самым религиозному возрождению и воссоединению Европы... Украина, древняя киевская земля - всегда была "ключевой точкой" европейского бытия. И здесь всегда существовал (и остается еще) огромный потенциал православного возрождения, возрождения православной ци-вилизации. Мы близки Западу, более того волею судеб западная традиция отчасти стала нашей собственной. Вместе с этим, не взирая на трагический опыт унии и сильные западные влияния в богословии и церковной жизни, - Украина это "органическая часть православного Востока", а, значит, чаемое нами религиозное возрождение должно происходить под знаком возвращения к византийским, святоотеческим истокам. Мы расколоты. Оказавшись между Востоком и Западом, Украина претерпела трагическое внутреннее разделение в самой себе, так как наше современное единство есть опыт со-существования двух различных религиозно-культурных универсумов: Восточной и За-падной Украины. Но от того, как сегодня определиться эта "срединная", простирающаяся между двумя полярными мирами, земля - отчасти зависит и сама судьба Запада. Нищая, голодная, во всем и от всех зависящая страна тем не менее способна оказать радикальное влияние на европейскую историю уже в силу своего положения... И как ни парадоксально это может показаться нецерковному сознанию, если дальнейшее разви-тие этой страны будет происходить под знаком секуляризации и радикального "озападнивания" - вместе с Украиной и Востоком проиграет и сама живущая ныне западным духом Европа. Эпоха европейской истории, которая развивалась исключительно по западным "канонам", пришла к концу. И как мне кажется, единственная альтернатива "американизации" европейской культуры - это установление новых отношений с Восточной Европой, где еще не угас религиозный дух...

     В этом и состоит особенность нашего современного положения: мы должны быть открыты к Западу и в то же время мы должны сохранить верность Православию. Открытость невозможна без терпимости, без сопереживания, без желания не только "говорить", но и "слышать". И вместе с тем, как сказал один современный богослов, "задачей современного поколения христиан является противостояние западной цивилизации".

     - Вы ссылаетесь на кого-то из консервативных русских богословов?

     - Нет. Эти слова принадлежат греческому богослову Христосу Яннарасу, которому, напротив, "консервативные" богословы нередко оппонируют. И я думаю, что мои слова о "нелигитимности" западной цивилизации на православном Востоке подтвердили бы многие современные богословы. Дело не в политических антипатиях... Западная модель действительно здесь "нелигитимна" и действительно противоречит самим основам православного мировоззрения и церковности... Кроме того, в данном случае слово "противостоять" означает "оставаться самим собой", что является необходимым условием для диалога с той же западной цивилизацией.

     - Не могли бы Вы уточнить, что значит "нелегитимна"? Ведь известную новизну, а значит и известную "нелегитимность", предполагает уже сам ход истории?

     - Я говорю об исторической преемственности, об органичности развития. Мы привыкли по-обывательски пользоваться словом "цивилизация". Мы думаем, что современная цивилизация это нечто универсальное, что единственная альтернатива западной цивилизации - это ее отсутствие, так сказать, "нецивилизованность". Но это не так. Если практически все православные страны существуют сегодня в условиях окцидентальной (западной) цивилизации, из этого еще не следует, что православная цивилизация вообще невозможна. Это лишь особенность нашей исторической эпохи. Цивилизация не сводится к сумме своих компонентов - к дому, в котором мы живем, к вещам, кото-рыми мы пользуемся или телевидения, при помощи которого мы можем стать очевидцем события, происходящего в другой части мира. В основе цивилизации лежит мировоззрение, те или иные метафизические установки, та или иная система базисных ценностей. И если мы говорим о современной западноевропейской цивилизации, то ее генезис, по утверждению современных исследователей, восходит ко времени Каролингского Ренессанса, когда в основу новой культуры закладывается некритически воспри-нятая мысль блаж. Августина и западный образ жизни формируется под знаком трех нецерковных по своей сути доминант: "правового формализма", "абсолютизированного интеллектуализма" и "утилитаристского позитивизма".

     - Другими словами, Вы хотите сказать, что в основе современной цивилизации лежит неправославное мировоззрение, и поэтому она не имеет права на существование в православной стране.

     - Я не думаю, что мы можем прибегать к таким выражениям как "право на существование". Христианин не должен прельщаться идеей созидания "рая на земле". Это уто-пия, и как любая иная утопическая идея, она чревата насилием.

     Земная жизнь есть путь человека к своему предельному совершенству. Уже здесь, на земле Христос призывает нас быть совершенными как совершенен наш Небесный Отец… Господь заповедал нам быть "нищими духом", "милостивыми", "алчущими и жаждущими правды", "миротворцами", "правдолюбцами"… И мы всецело должны стремиться к стяжанию этих добродетелей, ясно отдавая себе отчет в том, что полнота их жизненного воплощения достижима лишь в Царствии Славы, Царствии Небесном.

     Цивилизация - это область кесарева... Не все, далеко не все, что есть в нашей жизни - войдет в Царствие Небесное... Но если, скажем, в этом Царстве не будет дорожных знаков или такой чисто земной институции, как суд, то это еще не значит, что мы должны упразднить суд и дорожные знаки здесь, на земле. Ведь иначе нашу жизнь захлестнет хаос. Просто мы должны сделать так, чтобы человеческий суд был как можно более милосердным. В этом смысле и возможно говорить о той или иной степени "воцерковления" или "православности" цивилизации.

     Смысл цивилизации - дать человеку возможность жить, дать ему свободу от внешней среды, от насилия, от хаоса. Но она не должна заслонять собою Присутствия. Она не должна поглощать собой человеческое существование. Свобода, которую дает нам цивилизация, не должна быть иллюзорной. Важно, чтобы человек чувствовал себя свободным и от цивилизации, понимая при этом, что она есть не самоцель, но лишь средство - средство реализации Божией правды.

     - И вы думаете, что восточная цивилизационная модель такую свободу человеку дает?

     - Именно. Только я предпочел бы говорить не о "восточной", а о "православной" модели. Сегодня только ленивый не пишет о "западной и восточной ментальности", об отличии двух созерцательных установок - западной, выражающей себя в "горизонтальном", социальном действии, в оформлении и усовершенствовании мира и восточной: созерцательной, направленной "перпендикулярно" миру и сосредоточенной на Боге. И надо признать, эти высказывания, в той или иной мере правомерны. Запад, действи-тельно, расположен к действию, а Восток, действительно, расположен к созерцанию. Но Православие это не только Восток, не только "восточная ментальность". Православие - это сама, обретшая историческую плоть, Истина. Мы верим, что именно в православном Предании, окрыленная благодатью мысль может видеть "как Он есть", может обрести истинное видение как Самого Первообраза, так и его отображения - человека. Наше глубинное отличие от западного мировоззрения не в той или иной "ментальности", которая суть производное, вторичное, а в понятии личности. Западноевропейское сознание традиционно склонно к схоластическому (рациональному) представлению о Боге как о Сущности... Божие Самооткровение "Аз есмь Сущий" воспринимается в этой традиции как откровение прежде всего природное. Истоки этого мировоззрения в догматическом нововведении Запада - догмате Filioque, который подчеркивает во внут-рибожественном бытии единство природы в ущерб Троичности Лиц, ибо утверждение того, что Дух исходит от Отца и Сына как единого (сущностного) начала "возможно лишь при допущении онтологического первенства Сущности перед Ипостасями в Бо-жественном Бытии". И именно в этом принижении личностного начала, по слову Владимира Лосского, и заключается основной порок латинского богословия. Восточное же умозрение избирает иной путь и, смиренно умолкнув в преддверии тайны, - обнаруживает реальность личностного Бога. Реальность, которая не может быть постигнута ни в рамках "платоновского и аристотелевского противопоставления абстрактного и конкретного", ни в рамках античного мышления вообще... Так, "согласно каппадокийцам, ипостась не может быть сведена ни к понятию "особенного", ни к понятию "отношения". Ипостась - не производное от природы, но то, в чем природа существует, самый принцип ее существования" (прот. Иоанн Мейендорф). Отсюда и свойственный восточному богословию и образу жизни акцент на личностном. Общение между Богом и человеком в православной традиции суть общение личностное...

     В бытии человека отображена тайна Троичности... В его бытии есть "нечто" неподдающееся никакому определению, есть некая таинственная, ускользающая от всяческого определения сообразность Богу... Все мы единосущны друг другу, имеем одну и ту же природу. И вместе с тем все мы друг от друга отличаемся, являемся различными личностями. Таким образом, человечество и единосущно и многоипостасно. И именно в этом строе человеческой жизни и проявляется сообразность человека Богу.

     - Позвольте, но разве западное христианство отрицает единосущие человечества и то, что каждый из нас является личностью?

     - Нет. Дело не в теоретическом отрицании, которого там, конечно же, нет. Я говорю об ином - о том, что в силу неких догматических причин понятие личности на Западе сведено к чему-то вторичному. Это тема отдельного разговора. Повторюсь лишь, что истоки таковой антропологии лежат в западном догмате об исхождении Духа Святого "от Отца и Сына", то есть в догмате Filioque. Рациональное представление о Боге - неминуемо ведет и к рациональному представлению о человеке.

     - Мы возвращаемся к теме нашего разговора - к западной цивилизации и Украине, в которой сейчас эта цивилизация утверждается. Однако, как мне помнится, разговор о цивилизации зашел у нас в контексте украинской автокефалии. Признаюсь, мне еще не вполне понятно, в какой связи находятся эти два явления - споры об автокефалии и западная цивилизационная модель. К тому же, как мы видим, эти споры ведутся и между учеными, и между простыми христианами.

     - Вы правы, острые дискуссии ведутся сегодня не только между богословами или культурологами, но и между простыми верующими. Это значит, что проблема обуславливается актуальными для всех причинами. Ведь цивилизация это не какая-то "выспренняя", отделенная от нашего обыденного существования сфера. Напротив, нет ничего более "обыденного", чем цивилизация. А значит, нельзя говорить о том, что мнение "обычного человека" здесь, так сказать, некомпетентно. Дело не в том, какова "теоретическая подготовка" христианина: знает ли он, что такое "апофатика" и "катафатика", осознает ли в полной мере содержание понятий "усия" и "ипостась". Важно, что каждый христианин, пребывающий в общении с Кафолической Церковью в послушании Ее святым канонам, опытно знает, что значит "пребывать в Христовой любви", пребывать в несказанном единстве с Богом. И было бы ошибочным думать, что этот христианин не чувствует, что значит цивилизация, которая не посягает на его свободу, и что значит цивилизация, которая редуцирует его бытие к сугубо рационалистическим схемам, и тем самым скрадывает у него глубинное измерение его свободы - личностность...

     - Но разве не на