Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Трагедия церковного разделения: "Речь идет об оппозиции восток-запад"

Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Трагедия церковного разделения: "Речь идет об оппозиции восток-запад"

Западе, о котором Вы только что выразились, что он якобы отнимает у человека свободу, родилась идея суверенных прав личности? И разве Византия или Российская империя могут быть названы свободными обществами, где уважительно относились к личной и национальной свободе?

     - Действительно, Запад в ходе своего развития пришел к идее "прав человека". Но это еще не значит, что в созданной им цивилизации человеку предоставляется свобода - свобода в глубинном смысле слова. Западное сознание трактует человека как субъект социума, субъект социальных отношений. Поэтому и та свобода, которую предоставляет человеку западная цивилизация суть свобода внешняя.

     - А о какой еще свободе может идти речь? Разве "свобода внутренняя" - не от одного лишь Бога?

     - Речь идет не о предоставлении этой свободы. Она действительно от Бога, и дать ее человеку цивилизация не способна. Но, к сожалению, предоставляя внешние права, западная цивилизация внутренне человека порабощает. Она не нуждается в нем как в личности, не нуждается в его творчестве, не воспринимает его как абсолютно уникальное, неповторимое бытие. Напротив, человек в этом строе жизни воспринимается только как часть общего, как часть социального организма. В западной цивилизации, особенно в современной цивилизации, которая является цивилизацией преимущественно атеистической, отсутствуют вертикальная "система соотношений". Западное сознание всегда очень высоко ценило "человечность". И это бесспорно является одним из главных преимуществ западного общества. Но человек не самодостаточен, и он не может быть поставлен во "главу угла". Человек - образ Бога. Поэтому, для того чтобы увидеть истинную красоту человеческого бытия - человеку необходимо обрести иное видение. "Точка зрения человека" недостаточна. Тайна человека может открыться лишь взгляду, который обращен к Богу.

     - Но вправе ли мы утверждать, что человеку доступна иная "точка зрения"?

     - Да, религиозный человек превосходит самого себя. В акте любви человек исступает из себя, перестает быть "только человеком". И становится богом, богом по благодати. Христианин - тварь "двухприродная", он обладает и присущей ему по рождению природой человеческой и "природой" божественной - благодатью, которую даруется ему Духом Святым. И когда человек исходит из самого себя, из своего опыта, из своих мыслей и чувствований навстречу Невечернему Свету, в Котором приходит в сердце человека Бог, человек обретает иную "точку зрения". И с этой новой, благодатной, "точки зрения" он видит свое существование уже по-иному. Он видит в глубине своего собственного существования таинственное Присутствие. И все бытие человека в свете этого Присутствия видится уже иначе.

     - Другими словами, если Восток отчасти ограничивает свободу внешнюю, но предоставляет личности свободу внутреннюю, Запад, напротив, в свободе внешней как бы "срастворяет" свободу внутреннюю?

     - "В человеке я вижу тайну богословия", - сказал как-то святой патриарх Фотий. И здесь православное сознание "почитает неведомое - молчанием". В известном смысле, Восток о человеке "молчит". В этом и заключается залог свободы, возможность свободного существования. Действительно, исторические судьбы Византии или России показывают, что здесь нередко царил деспотизм, а человек был внешне угнетен, лишен определенных прав. Было бы несправедливым об этом забывать и совсем несправедливо было бы это внешнее ограничение свободы человека оправдывать. Нельзя забывать о том, что и Византия, и царская Россия никогда бы не пали, если бы на то не было Божьего попущения…

     Но ведь на Востоке легче "быть самим собой". Жизнь здесь душевнее, сердечнее, прозрачнее. Человек, живущий на Западе, одинок. И это объясняется тем, что духовный опыт вытеснен на Западе на периферию человеческого существования. В каком же пространстве нам предлагают существовать? Это пространство секулярной культуры. Религиозный опыт вытесняется опытом секулярным. На вопрос "что есть человек?" отвечают ныне из опыта культурного. Есть ли здесь место тайне? Свободен ли этот человек? Если мы обратимся к современной культуре, то увидим: человек сведен к своей социальной проекции. А истоки этого - в тех метафизических установках, которые лежат в основе западной цивилизации. Для западной теологии преимущественно характерна тенденция редуцировать личность к отношению, умаляя при этом ее субстанциональное ядро. Отсюда и проистекает стремление к подмене личностной жизни "социальной проекцией"... Ведь современная западная культура пришла к таким устрашающим антропологическим "выводам" не самостоятельно. В известном смысле она шла вослед схоластической мысли.

     - И если теология может представляться современному человеку суммой неких абстракций, то этого не скажешь о культуре, жить в пространстве которой обречен каждый из нас...

     - Хотим мы того или нет, но мы живем не в культурном вакууме, а в конкретной культурной ситуации. А эта культурная ситуация в свою очередь рождается не из вакуума, а из нашего мироощущения, ибо культура всегда суть объективизация - объективизация состояния нашего духа.

     - Да, но тогда неправославная культурная ситуация для человека с православным мировоззрением...

     - Есть ситуация "культурной шизофрении", когда человеческое существование как бы раздваивается между "внутренним человеком", который живет религиозным опытом, и человеком "внешним", живущим в ситуации культуры... Культура, в которой мы живем, - неправославна. И более того - она является "плотью" иного миросозерцания, миросозерцания, которое Православию предельно чуждо...

     - И именно этого, по Вашему мнению, боятся люди, которые протестуют против поместности Украинской Церкви?

     - В начале нашего разговора я заметил, что в основе церковного разделения лежит оппозиция "Восток-Запад". Это не значит, что христиане, не желающие чтобы Украинской Православной Церкви был предоставлен статус Церкви Поместной, боятся именно Запада - они могут бояться и так называемой "филаретовщины". Но до тех пор, пока автокефальное движение будет оставаться верным могилянской концепции "восточной веры и западной культуры", идея поместности на Восточной Украине будет восприниматься как нечто чужеродное. Автокефальное движение родилось на Западной Украине и впитало в себя соответствующие настроения. Автокефалия здесь мыслится не как способ организации церковной жизни, а как "бегство от Москвы". На Востоке же "бежать от Москвы" православные не хотят. Напротив, в молитвенном единстве с Русской Православной Церковью, в пребывании под омофором Московского Патриарха, здесь видят залог того, что "западный ветр" не проникнет в церковные стены... "Автокефалисты это скрытые униаты", - говорят несведущие в церковных вопросах люди. И за этим стоит боязнь Запада, боязнь окцидентальной цивилизации, неким олицетворением которой почему-то (и, надо сказать, сегодня уже не совсем верно) выступает католицизм. С большей или меньшей степенью осознанности значительная часть наших сограждан не приемлет "западного выбора" Украины. И это неприятие невозможно свести лишь к политическому моменту - к сильным прокоммунистическим тенденциям на Восточной Украине. Не приемлют скорее саму цивилизацию, саму западную культуру.

     - Но разве можно не принимать западную культуру и ходить в западной одежде, смотреть западные фильмы, а отчасти и вести себя на западный манер?

     Думаю, что да. И более того - мне кажется, что в такой ситуации неприятие Запада может носить еще более жесткий характер.

     - И вы думаете, что выход в том, чтобы выработать модель цивилизации, которая бы удовлетворила как Западную, так и Восточную Украину?

     - Я не вижу иного реального выхода из ситуации, кроме долгого, кропотливого труда по воцерковлению культуры. "Православная вера и православная культура" - вот единственная концепция, которая может объединить православный Запад и Восток Украины. Если же поместность Украинской Церкви будет инструментом "озападнивания", то она обречена на регионализм: на востоке и юге Украины в этом случае поместности будут ожесточенно противиться...

     - Но ведь Украина все дальше "уходит" на Запад. Разве не логично предположить, что в связи с этим "озападниванием" она будет постепенно выпадать из зоны притяжения Русского Православия?

     - Такая вероятность существует, и видимо сторонники Киевского Патриархата на это и рассчитывают. Но ведь западная культура, которая действительно неумолимо распространяется на Восток, носит далеко не православный характер. Она свидетельствует о другом опыте: атеизм, агностицизм, либеральный протестантизм - вот к чему тяготеет современная западная культура. Почему же мы должны предположить, что в результате окцидентальной "культурной революции" в Украине успех гарантирован именно автокефальному православному движению, а не агностическим насроениям или протестантизму?

     - Так что же, Вы считаете, что для блага Украинского Православия нам необходимо совместно с Россией и другими славянскими странами укрыться от западной цивилизации за "китайской стеной".

     - Я знаю, что со мной многие не согласятся. Но мне кажется, развитие церковной жизни на Украине рано или поздно приведет к возникновению новой Поместной Церкви. Вопрос лишь в том, когда и каким образом это произойдет, - и вопрос этот совсем не праздный, поскольку от ответа на него зависит то, как повлияет приобретение нашей Церковью нового канонического статуса на Православие в целом. Что же касается высказанного Вами опасения изоляционизма, то в современном мире это практически невозможно. В мире, в котором существует Internet, отгородиться от чего-либо "китайской стеной" не представляется возможным. И в этом новом, информационном, мире существуют совершенно иные законы. Возьмем, к примеру, официальную страницу УПЦ "Православие в Украине". Посетите этот сайт и обратите внимание на ссылки в разделе "ресурсы" - вы убедитесь, что ознакомившись с материалами, помещенными на интернет-странице УПЦ, вы можете перейти на любой другой христианский сайт - будь то УАПЦ, "Истинно-Православная Церковь" либо вообще инославные. Я думаю, этот подход вполне оправдан. Мы не ставим знак тождества между расколом и кафолическим опытом, не пытаемся в угоду времени скрыть тот факт, что между нашей верой и западным христианством существуют глубинные различия. Но мы открыты христианскому миру и не имеем ничего против того, чтобы человек, посетивший наш сайт, ознакомился с информацией о жизни иных Церквей... Не принимать что-либо не значит не сопереживать, не разделять трагедии западного мира. Поэтому я думаю, что нам следует оставаться собою и быть открытыми другим. "Быть собой" не означает не видеть никого кроме себя самого. Но "быть открытым другому" - это не значит предавать забвению собственную церковную традицию. Думается, здесь уместна аналогия со средневековым градом. Чем были для средневекового человека городские стены, что они символизировали? Изоляционизм? Отказ от любви и участия к тем, кто не являлся его согражданами? Нет, городские стены как бы завершали человеческое бытие, делая место его обитания - "ойкуменой", "огражденным" пространством, то есть отобразом града Небесного. Стены не только "отделяли"... Они прежде всего "собирали", делали человеческое существование целостным, откуда, между прочим, семантическая параллель между стенами христианского града и девством, которое входит в сердцевину церковнославянского слова "целомудрие"... "Строительство града", тяжелая каждодневная работа по воцерковлению жизни и культуры - вот как, мне кажется, можно оп-ределить задачу, которая стоит перед украинским церковным сознанием.

     - Но ведь Россия - это не Запад, а Восток, и, следовательно, исходя из Вашей логики, наши с нею "стены" должны быть общими ...

     - И все же православная цивилизация существует, вероятно, ныне лишь в одном единственном месте, где вообще сведена к минимуму цивилизация - на Святой Горе Афон. Следует употреблять эти понятия, - я имею в виду понятия "Восток" и "Запад", - не отрывая их от своего религиозного содержания, то есть говорить о Православии и ино-славном Западе. Украина и Россия - это православные страны. И любая политика по отношению к России, которая не будет исходить из этой глобальной предпосылки, обречена на провал. Но проблема кризиса православного мира не