Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Юридическая и нравственная школы учения об искуплении

Юридическая и нравственная школы учения об искуплении

Федеральное агентство по образованию государственное образовательное учреждение высшего профессионалного образования

"Шуйский государственный педагогический университет"


Кафедра философии и религиоведения


Курсовая работа

Юридическая и нравственная школы учения об искуплении


Работу выполнил:

Баранов Андрей Александрович

Научный руководитель:

кандидат культурологии

Серопян А.С.


Шуя 2010

Cодержание


Введение

1. Юридическая школа догмата об искуплении

1.1 Учение Ансельма Кентерберийского

1.2 Изложение учения об искуплении в богословской системе митрополита Макария (Булгакова)

1.3 Изложение догмата искупления в системе епископа Сильвестра (Малеванского)

1.4 Значение богословия Вл. Соловьева

2. Нравственная школа догмата об искуплении

2.1 Сочинения протоиерея П. Светлова

2.2 Учение об искуплении патриарха Сергия (Сторагородского)

2.3 Учение об искуплении митрополита Антония Храповицкого

3. Трактовка русскими православными богословами догмата об искуплении в ХХ веке

3.1 "О смерти крестной" Г. Флоровского

3.2 "Очерк мистического богословия" В. Лосского

Заключение

Список литературы


Введение


Степень разработанности проблемы.

Проблемой догмата искупления занималось и занимается довольно большое количество христианских богословов и мыслителей, как западных так и восточных, почти на протяжении тысячи лет. Самые глубокие и плодотворные исследования проблемы заключены в работах русских богословов и религиозных мыслителей ХIX- XX веков, самые крупные из которых: "Догматическое богословие" Митрополита Макария (Булгакова), "Опыт православного Догматического Богословия" епископа Сильвестра (Малеванского), "Значение Креста в деле Христовом: Опыт изъяснения догмата искупления" потоерея Павла (Светлова), "Православное учение о спасении патриарха Сергия" (Старогородского), статьи архиепископа Антония Храповицкого, протоерея Сергия (Бугакова), " О смерти крестной" протоерея Георгия (Флоровского), "Очерк мистического богословия" В. Лосского, "Работы по богословию" А.С. Хомякова, "Чтения оБогочеловечестве" Вл. Соловьева, "Догмат искупления в русской богословской науке" протоерея Петра (Гнедича).

Так же необходимо упомянуть о личности западного средневекового богослова Ансельма Кентерберийского, который в своей работе "Почему Бог стал человеком " стал основоположником Юридической школы догмата об искуплении, а следовательно заложил основы для дальнейших исследований и споров по проблеме, продолжающихся столь долгий период.

В вышеперечисленных работах, их авторами даются довольно серьезные исследования по проблеме, но между ними, нет согласия в истолковании догмата.

Актуальность.

Искупление рода человеческого Иисусом Христом является важным учением Христианской религии. Ибо оно составляет по существу все содержание новозаветного благовестия. Это усматривается в самом имени воплотившегося Сына Божия: "Иисус – Спаситель". Без этого учения, так же как и без догматов Воплощения и Воскресения Иисуса Христа, Христианство не может именоваться Богооткровенной религией, так как вне этого учения оно становится в ряд общечеловеческих учений. Однако, признание учения об Искуплении еще не гарантирует Христианство от такой участи. Необходимо еще иметь правильное понимание его, чтобы Христианство являлось перед нашим сознанием религией и именно религией Богооткровенной. По причине такой важности, некоторые богословы возводят учение в догмат. И не смотря на то, что еще на четвертом Вселенском соборе споры об искуплении были разрешены утвеждением догмата: "Господь наш Иисус Христос есть совершенный Бог и совершенный человек в двух естествах неслиянно и нераздельно",- вопрос об искуплении продолжает занимать умы богословов, и особенно активно обсуждается русской богословской мыслью последние два столетия. Причина этому, отсутствие единомыслия, cледовательно и единого учения об искуплении, в то время как учения о воплощении, о Троице во всех догматических системах излагаются тождественно, поэтому, по мнению крупного исследователя по этой проблеме протоерея Петра Гнедича это обстоятельство указывает на то, что развитие богословской науки не закончено и оно должно направляться по пути, указанному церковной традицией и святоотеческим богословием. Возможно причина существования, столь долгое время, разногласий по вопросу искупления, заключается, существовании людей, желающих понимать христианское учение на началах разума, поэтому для них остается еще много неясностей, что в свою очередь породило большое разнообразие взглядов на проблему, что легко может исказить чистоту православия, и еще раз повторимся, поставить под угрозу существование христианской религии, как богооткровенной. Поэтому изучение темы искупления и систематизация разнообразных высказываний по ней является актуальным и своевременным.

Цель: посредством рассмотрения различных подходов к догмату искупления, выявить причину возведения учения в догмат, а так же причину разногласий не прекратившихся до сегодняшнего времени.

Задачи: заданная нами цель, достигается посредством выполнения следующих задач:

1. Рассмотрение учений об искуплении представителей Юридической школы: Ансельма Кентерберийского, митрополита Макария (Булгакова), епископа Сильвестра (Малеванского), А.С. Хомякова и Вл. Соловьева

2. Рассмотрение учений об искуплении представителей Нравственной школы: протоерея Павла (Светлова), патриарха Сергия (Сторагородского), митрополита Антония (Храповицкого).

3. Рассмотрение учений об искуплении русских православных богословов в XX веке: протоерея Сергия (Булгакова), протоерея Георгия (Флоровского), В. Лосского.

Объектом данной работы является религия (в данном случае христианство).

Предметом же споры о проблеме трактовки учения об искуплении представителями разных богословских систем.

Методология

При исследовании поставленной нами проблемы, посредством анализа работ вышеупомянутых авторов мы использовали богословские и философские подходы.

В первой главе работы представлен анализ трудов самых крупных представителей Юридической школы: Ансельма Кентерберийского, митрополита Макария (Булгакова), епископа Сильвестра (Малеванского), А.С. Хомякова и Вл. Соловьева

Во второй главе работы представлен анализ работ самых крупных представителей Нравственной школы: протоерея Павла (Светлова), патриарха Сергия (Сторагородского), митрополита Антония (Храповицкого).

В третьей главе представлен анализ самых крупных работ по проблеме искупления русских православных богословов XX века, как критиков обоих школ: юридической и нравственной.


1. Юридическая школа догмата об искуплении


1.1 Учение Ансельма Кентерберийского


Западного схоласта Ансельма Кентерберийского (1033-1109) можно назвать отцом юридической школы или теории, об искуплении. Нельзя сказать, что он создал свою теорию на пустом месте, ибо попытки истолковывать тайну Искупления в юридических категориях, как отмечает иерей Олег Давыденков, появляются на Западе уже во II-III веках. Но Ансельм был первый, кто именно объединил эти теденции и создал стройную богословскую теорию, которую изложил в работе под названием "Cur Deus homo" ("Почему Бог стал человеком"), это апологетический трактат, был написан против "возражений неверных", которые считают, что Бог не мог унизить себя до всего того, что перенес Христос.

Ход мысли Ансельма выглядит так, что после падения человека (Адама), человечество было отягощено грехом, отчуждением, страданием и нищетой. Если Бог обладает абсолютной силой и если в своем сочувствии Он захотел простить человечество, почему Он не сделал это старым испытанным способом, каким-нибудь сакраментальным словом или действием, подобно тому, как когда-то изначально Он создал весь мир? Отвечая на свой же вопрос, Ансельм учит, что первородный грех есть преступление справедливого порядка, установленного Богом, и следовательно, представляет собой оскорбление Божественного величия, ибо согрешая и не воздавая Богу, человек похищает у Бога то Ему принадлежит, тем самым бесчестит Бога - а это и есть грех. И до тех пор пока похититель не возместит нанесенный ущерб, он будет виновным. И не достаточно просто вернуть украденное: за нанесенное оскорбление необходимо вернуть больше, чем было похищено. Соответственно, наказывая грешника, Бог восстанавливает свои права, и поскольку прощение за ненаказанный грех не удовлетворяет требования справедливости и оставляет грех "неуправленным", то Бог карает, следуя закону справедливости и возмещает похищенную честь. Подтвердим сказанное нами непосредственно словами самого Ансельма: "Ибо необходимо, чтобы или была возмещена похищенная честь, или воспоследовало наказание иначе выходит, что или к Самому Себе Бог несправедлив, или в обоих случаях беспомощен; а это грешно даже и помыслить." Исследователь творчества Ансельма, В.Василик, отмечает, что рассуждая об искуплении богослов опирается на римское право, следовательно пытаясь объяснить действия Бога земными законами, что является роковой ошибкой.

Масштабы виновности определяются в соответствии с рангом оскорбленной стороны, то есть Бога. Бесконечное величие и справедливость Бога требуют и бесконечного искупления совершенного против Него преступления. Однако конечность человеческого существа не позволяет ему выполнить условия бесконечного искупления, даже если все человечество в целом будет принесено в жертву ради удовлетворения Божественной справедливости. Поэтому Сам Бог в Лице Своего Сына берется принести безмерный выкуп, дабы справедливость была удовлетворена. Необходимо заметить, что для Ансельма проблематика воплощения целиком связана с искуплением и, в свою очередь, с теорией удовлетворения. Христос был осужден на крестную смерть вместо грешного человечества, чтобы открыть ему доступ к благодати, подтвердим сказанное словами Ансельма: "Значит, раз необходимо, как уже установлено, чтобы вышний град был дополнен до совершенства людьми, а это не может осуществиться, если не будет дано помянутое удовлетворение, дать которое может только Бог, а должен дать человек - то необходимо, чтобы его дал Богочеловек." По учению же восточных Отцов таких как- св. Максим Исповедник, Св. Ириней Лионский, св. Афанасий Александрийский, воплощение было необходимо для человека, даже если бы человек не согрешил, ибо было нужно для его обожения. И только грехопадение добавило к воплощению необходимость креста для вызволения человека из его смертности, исходящей от самого человека, а не наложенной Богом извне.

Кроме того, из вышеприведенного рассуждения Ансельма возникает вопрос: почему Христос, как человек, должен был принести удовлетворение, если Он был безгрешен и Сам ничего не должен Отцу? Ансельм говорит, что Христос сделал это по доброй воле, ибо само искупление Христово Ансельм созерцает в виде подвига, который Христос приносит Отцу. За этот подвиг Христу полагается награда, которую Христос уделяет человечеству, ибо Сам в нем не нуждается. Как считает В. Василик, что эта мысль весьма нетрадиционна и почти не имеет соответствия ни в восточной, ни в латинской патристике.

Завершая говорить об учении Ансельма, необходимо заметить, что причинами такого, ярко выраженного "правого" подхода его к богословской проблеме искупления, попытка объяснить действия Бога земными, причем довольно жестокими законами, объясняется во первых тем, что богослов встает на почву обыкновенной человеческой логики, а не на почву Откровения, забывая слова "Мои мысли - не ваши мысли (Ис. 55,8)". К сожалению, баланс между верой и разумом слишком сильно склоняется у него в сторону разума. А во вторых, как считает исследователь истории католической церкви Джеймс Кэрол, объясняется спецификой политической, церковной и общественной жизни общества в котором жил Ансельм, будучи одним из активнейших церковных. а следовательно и политических деятелей. Мир Ансельма был не похож на мир, в котором мы сейчас живем. Это был жесткий мир раз и навсегда установленных социальных связей, в котором Бог, как обиженный феодал, тщательно взвешивал положенное ему вознаграждение на специальных весах. Происходящий конфликт светской и духовной власти, оказал сильное влияние на ход мыслей Ансельма. Он перенес теорию и практику борьбы за верховную феодальную власть на отношения между Богом и человеком. Его логика следовала существующему жесткому феодальному порядку. Согласно этой сложившейся системы общественной жизни, Ансельм видел акт Творения, как создание иерархии смертных богов под властью бессмертного Бога. Когда Адам был изгнан из рая, человечество было исключено из этой иерархии. Человеческая проблема, таким образом, не сводилась к "восстановлению контактов" с существом, чье место в иерархии было наивысшим, но к вопросу: как вообще возможно сделать это извне иерархии. Онтологический аргумент был заменен социальным: проблема Спасения определялась необходимостью найти способ, с помощью которого можно было бы, уплатив по долгам, добиться от Бога расписки в полном удовлетворении и прощении обид, тем самым восстановить одновременно почитание к Верховному существу и почитание Верховного существа, который был оскорблен нижестоящим "недочеловеком". Согласно феодальной норме, только персона равного ранга внутри иерархии могла содействовать примирению. Такая аналогия была использована буквально. Если один из обиженных был существом божественным, то только божество могло быть посредником в примирении.

Поэтому не удивительно, что учение Ансельма вызвало множество споров в западном и особенно в русском богословии.


1.2 Учение об искуплении в богословской системе митрополита Макария (Булгакова)


Появление догматики митрополита Макария в 1849— 1853 годах, безусловно, было большим событием в истории русской богословской науки. Но несмотря то что в труде была представлена первая русская полная система богословия, где дается "полное, стройное и основательное изложение отличительных догматов своей Церкви",эта система не была свободна от европейской схоластики, ибо как отмечает Георгий Флоровский, что митрополит Макарий был современником Протасова, обер-прокурора святейшего синода, у которого была сильная склонность к "латинскому" пониманию христианства и церкви, что оказывало некоторое влияние на тех, кому приходилось с ним находиться в частом контакте. Так же, в собирании материала, для своего труда архимандрит Макарий не был вполне самостоятельным, да и не должен был быть совершенно самостоятельным. У западных авторов, и в частности у старинных латинских богословов, он мог найти все, что ему было нужно, — толкование библейских текстов и свод отеческой цитации. Поэтому не было надобности все это находить заново. Митрополит Филарет писал обер-прокурору А.П. Ахматову через десять лет после получения труда митрополита Макария: "В первых строках сего сочинения встретил я необходимость быть несогласным с сочинителем, а затем обратил внимание, что в нем нет правильного разграничения между мыслями, имеющими строгое догматическое значение и его не имеющими".

Особенно сильно вышеприведенные недостатки системы митрополита Макария проявились в изложении учения об искуплении. Католический богослов Алоис Буковский считает, что митрополит Макарий создал полукатолическую-полупротестантскую теорию оправдания.

Однако отметим, что при всех указанных недостатках, тех крайностей, которые мы видим у Ансельма у митрополита Макария нет. Он сознает, что Искупление предполагает не только удовлетворение Божественной справедливости, но также и изменение самой падшей природы человека, восстановления в нем образа Божия, ибо если бы даже справедливость и была удовлетворена, но существо человека оставалось бы греховным, общения Бога и человека не состоялось бы. Хотя от крайностей латинской доктрины митрополит Макарий был свободен, но для него восстановление человеческого естества в его начальном достоинстве является чем-то вторичным; основное ударение он делает на удовлетворении Божественной справедливости или правде и излагает учение об Искуплении в юридических категориях.

Он пишет, что человек крайне оскорбил своего "бесконечно благого", но и "правосудного Создателя" и поэтому подвергся проклятию. Чтобы спасти человека от этого зла, требовалось удовлетворение Богу, ибо "Его правда" была оскорблена, но не потому, что Бог стремился отомстить, но потому что никакое из свойств Бога не может быть лишено действия. Без выполнения такого условия человек бы всегда оставался перед правосудием Бога, следовательно под проклятием. Поэтому за то бесконечное оскорбление, которое человек принес Богу, требовалась и соответствующая жертва, но никто из людей не мог бы ее принести, ибо все заражены грехом, и какие бы, кто не приносил жертвы или сам претерпевал страдания, все это не было угодным Богу. Следовательно святитель делает вывод, что смысл нашего искупления Иисусом Христом в том, что Он за людей уплатил долг своими страданиями и этим принес удовлетворение за грехи человечества. Поэтому страдание и смерть Спасителя имеют не только значение выкупа и уплаты долга, но они являются великими заслугами перед Богом и Его правдой, из-за которых с человечества снято проклятие.

В заключение, отметим, что богословская система митрополита Макария, уже при его жизни имела много несогласных, особенно в понимании аспекта искупления, ибо такие недостатки как: смешение догматического учения с его истолкованием, употребление западной терминологии и следование западным системам, не позволили автору придти к правильному пониманию учения об искуплении, и естественно породили споры вокруг этого вопроса и возникновение новых попыток истолкования.


1.3 Изложение догмата искупления в системе епископа Сильвестра (Малеванского)


Последняя система догматики, появившаяся в России в XIX веке, — "Опыт православного догматического богословия" (с историческим изложением догматов) епископа Сильвестра (Малеванского) — значительно отличается от системы митрополита Макария. Различие это в отношении метода изложения догматических истин и в самом содержании понятия о догмате. Для митрополита Макария догматы это непререкаемые и неизменные правила веры, а заканно-обязательны потому, что "открыты Самим Богом".

В системе епископа Сильвестра, помимо внешнего авторитета, ("догматы Божественны, и потому непререкаемы и непреложны"), они являются "истинным светом, просвещающим темные глубины человека, и новым жизненным началом приносящим истинную жизнь для передачи ее всему духовному существу человеческому"

Историческое изложение догматов принятое в системе епископа Сильвестра, было основной причиной того, что автор смог избежать ошибки митрополита Макария: смешения истин, имеющих строгое догматическое значение, с мыслями, не имеющими такого значения, а так же смешения догмата с его истолкованием, ибо изложение отдельных истолкований и неодинакового понимания догматических истин в исторической последовательности устанавливает время их появления. Это и делает невозможным признание звания догмата за мнением или термином, появившимся в значительно более поздний период, что в большей мере касается западного богословия, которое в XI веке возвело в догмат учение об искуплении и так же, разработало для него термин- "удовлетворение", выражающий сущность искупления.

В изложении учения об искуплении у епископа Сильвестра, в отличие от изложения митрополита Макария, касаются уже не только метода раскрытия, но и самого понимания учения.

Изложение учения об искуплении у епископа Сильвестра довольно краткое. Он пишет, что "Восточная Церковь соблюла и соблюдает это учение во всей полноте, и считает цетральным положением в нем, то что Иисус Христос, несмотря на то, что был Сыном Божиим и совершенно невиновным Человеком, добровольно пострадал и умер, для того чтобы, принеся Себя Богу в жертву за грехи всех людей, приобрести им помилование и прощение, а после смерти и воскресения Он сел одесную Бога- Отца, чтобы вечно ходатайствовать людей. Такая краткость изложения, как отмечает протоерей Павел Светлов, вызвала недоумение: а как относится автор к "юридической" теории искупления?

Поскольку "юридическая" теория являлась традиционной в русском научном богословии, то отсутствие у автора прямых критических замечаний дает основания заключить, что он не имел намерения выделяться из этой традиции. Однако известный профессор богословия М. Скабалланович, отмечает, что в определении учения об искупления он исключил все что было прибавлено богословием со времени Ансельма к Священному Писанию, в частности понятия "удовлетворение" и "заслуги", "оскорбление", "оплата долга", "вражда", "примирение Бога", необходимость "умилостивления" для перемены отношения Бога к человеку и т. д., принятые митрополитом Макарием, и дал такую точную и краткую формулу искупления, где нет ни одного слова против Священного Писания, вплоть до того, что не употребил понятие выкупа, хотя оно вполне библейское, только из-за того, что его использовал в своем учении Ансельм, за учением которого он явно не хотел следовать.

Однако, святитель Сильвестр пишет, что следствием грехопадения первых людей, было изменение их по своей природе к худшему и соответственно по причине этого произошло изменение Бога в "повелительных к ним отношениях". Но это изменение касается только вида или образа в про-мышлении Божием о человеке, и не может означать проклятия, вражды, так как изменения произошли только внешние, а внутреннее содержание отношения Бога к человеку осталось неизменным, а именно как бесконечная любовь, подразумевающая общение и единение. Так как Бог предвидел падение человека и предусмотрел восстановление его посредством искупительной жертвы Своего Сына и послание Святого Духа.

В понимании изменения промыслительных отношений в зависимости от состояния человека, при неизменности одной и той же бесконечной любви Бога к человеку, как считает протоерей Петр Гнедич, и заключаются важнейшие предпосылки для более правильного понимания сущности искупительной жертвы Христа. Так же заметим, что если содержание догматического учения об искуплении, как оно кратко изложено в приведенных определениях епископа Сильвестра, будет раскрыто в "юридической" терминологии митрополита Макария: "вражды", "проклятия", "примирения Бога с человеком", то оно окажется в в неприемлемом противоречии с приведенными пояснениями о неизменности любви Божией к человеку до грехопадения, после грехопадения, в искуплении и после искупления.


1.4 Значение богословия Вл. Соловьева


Кроме "академического" богословия необходимо отметить богословие Владимира Соловьева как независимый опыт богословствования, ибо без таких опытов, как отмечает профессор богословия протоерей Петр Гнедич, последующее развитие и выправление русской богословской науки было бы не так понятно.

Соловьев прежде всего стремился философски "оправдать веру отцов, возведя ее на новую ступень разумного сознания".

Автор наиболее серьезного исследования о философии Владимира Соловьева, Евгений Трубецкой, приходит к заключению, что все мысли Соловьева сплетаются в идее Богочеловечества, так как она есть центр всех аспектов его учения: философских и религиозных. Приведем непосредственно его слова об этом: "В его (Соловьева) учении о рождении Божественного Слова, об искуплении и вообще о деле Христовом сосредотачивается и облекается в наиболее яркую форму то великое, вечное и вместе новое, что ему дано было высказать".

Как отмечает Трубецкой, что Соловьев противопоставляет, свое, хотя и оригинальное учение об искуплении западному средневековому воззрению, хотя мы находим у самого Соловьева, не совсем отрицательное мнение о юридической теории искупления Ансельма Кентерберийского. Мыслитель считает, что теория является не совсем ошибочной, но ее верный смысл заслонен грубыми и невысокими представлениями о Боге и Его отношениях к миру и человеку, естественно что такие представления противны истинному христианскому чувству. Искупительная жертва Христа не может быть юридической фикцией или феодальным решением тяжбы, к чему склоняется Ансельм, но он прав, что это действительно подвиг, реальная борьба и победа над злым началом, для спасения человечества и открытия для него Царства Божия.

Далее исследуя учение Соловьева, Трубецкой отмечает, его такую мысль, что грех разделил человечество и всю нашу вселенную на враждующие части. Поэтому дело Христа на земле именно и заключается в восстановлении единства и целости распавшегося универсального организма, во всеобщем исцелении. Христос преодолевает грех как начало разделения и гибели.

Так же у Соловьева находится ответ на вопрос- почему же для достижения вышеизложенной цели выбран мучительный процесс исторического развития, завершающийся крестной смертью воплощенного Богочеловека, а не какой-либо иной способ? Трубецкой, считает что, ответ на этот вопрос заключается у мыслителя в одном слове- свобода, ибо без этого фактора не возможно существование ни Бога, ни всего им сотворенного. Как отмечает протоерей Петр Гнедич, что Соловьев все же недостаточно ясно осознавал значение крестной смерти Христа в деле спасения человечества т.е. главное центральное положение дела искупления. Это замечание заставляет относиться с осторожностью к концепции Соловьева в целом.

Но само обращение в истолковании искупления от средневекового латинского воззрения к человечеству, которое нуждается в Божественной помощи для своего исцеления, и понятия свободы и единства человеческого рода действительно были самым ценным в изложении Соловьева и оказали несомненное влияние на последующие опыты истолкования учения искупления в русской богословской науке.

Заканчивая говорить о представителях юридической школы искупления, сделаем следующие выводы: Приведенное краткое рассмотрение четырех богословских систем, показывает, что каждая из них имеет свои особенности в изложении учения об искуплении, и поэтому их можно разделить на два лагеря внутри одной школы, к первому мы отнесем учение Ансельма Кентерберийского, описавшего искупление в крайне юридических категориях, по причине слишком рационального подхода, что не позволило ему правильно истолковать его, кроме того Ансельм выделяет учение об искуплении как догмат, которое таковым в восточной богословской традиции не является. Сюда же отнесем и учение митрополита Макария ( Булгакова), которому хоть и удалось избежать крайностей западной трактовки искупления, по причине принадлежности к восточной традиции, но активное использование им западных богословских систем, с сопутствующей им терминологией, не позволило ему отойти от юридических принципов трактовки, хотя он упоминает не только о необходимости удовлетворения, но о восстановлении падшей природы человека, чего нет у Ансельма, это уже является показателем более верного пути толкования. Кроме того по причине смешения истин, имеющих строгое догматическое значение, с мыслями, не имеющими такого значения, учение об искуплении, как и в западной традиции ставится в один ряд с догматами, приобретая при этом соответствующий статус.

Ко второму лагерю мы относим учения епископа Сильвестра (Малеванского) и Владимира Соловьева, как практически отошедших от юридического толкования, особенно это касается епископа Сильвестра. В их сочинениях, по мнению протоерея Петра Гнедича, уже были высказаны те основные положения, которые давали возможность более глубокого понимания учения об искуплении, причем следуя именно восточной богословской традиции. Однако их так же относят к представителям юридической школы, хотя, по сути они таковыми не являются, просто положения и идеи , какие были у них почти не проникали в русскую духовную школу, в высшую и особенно в среднюю, потому как в то время юридическое истолкование искупления было очень распространенным и общепринятым. Так же необходимо заметить, что благодаря историческому изложению материала в догматической системе святителя Сильвестра, учению об искуплении было определено правильное место, а именно как важной христианской истине, но при этом не имеющей статуса догмата.


2. Нравственная школа догмата об искуплении


Реакцией на крайность юридической теории явилась так называемая нравственная теория Искупления. Само это название возникло относительно недавно; первым ввел его в употребление профессор Казанского университета священник Петров. В 1915 году в Казани он прочитал лекцию, которая называлась "Об искушении", в которой ввел это наименование как противовес юридической теории. Исследованиями, положившими начало этому направлению, считаются диссертации протоиерея П.Я. Светлова, патриарха Сергия, а завершение нравственная теория находит у митрополита Антония (Храповицкого).


2.1 Сочинения протоиерея П. Светлова


Протоиерей Светлов, постоянно обращавшийся в своих сочинениях к изложению учения об искуплении, так характеризует свои исследования: "В сочинениях своих по сотериологии я преследовал две цели: 1) старался выяснить ложь "юридического" воззрения на искупление и 2) дать взамен его воззрение на искупление в духе библейско-этическом и согласно с руководящими началами воззрения святоотеческого".

В своей магистерской диссертации "Значение Креста в деле Христовом" автор пытался дать подробное, всесторонне изложенное учение об искуплении.

Считая себя противником "юридического" понимания искупления, автор подвергает его резкой, хотя и довольно поверхностной критике. Он пишет, что "юридизм" есть признак "ложного Православия", потому что здесь "по-своему упраздняется Крест Христов". И Догмат искупления получает вид учения, несообразного ни с разумом, ни с совестью, и делается не тайной, а неразумием, "камнем преткновения" для верующих.

Но высказывая эти резкие суждения, автор не дает достаточно ясного определения, в чем же заключаются существенные признаки "юридического" понимания искупления. Он называет юридическую теорию порождением иудаизма и юридического духа римского католичества, схоластики. В то же время он пишет несоответствующее для его антиюридического настроя, что всеми христианскими конфессиями признается, что наше спасение главным образом совершено крестной жертвой Иисуса Христа, которую Он принес в удовлетворение Божественного правосудия, избавившего человечество от греха, проклятия и смерти и тем заслужившего полное спасение. Или, что схоластическое (юридическое) учение об искуплении правильно указывает на цель искупления- удовлетворение. Заметим, что подобных высказываний в изложении П.Светлова очень много. Такие высказывания богослова порождают большую неясность в его подходе к проблеме искупления.

Далее мы находим, что автор значительно отступает от своих первоначальных оценок "юридизма", пишет, что о нельзя сказать, что он отчасти ложен, а отчасти истинен, можно сказать, что он просто односторонен.

Протоерей Петр Гнедич, отмечает в учении Павла Светлова, стремление к компромиссу причем между рационализмом и юридизмом , что делает весь его труд напрасным и не ведущим к истине.

Автор, пишет о том что учение об искуплении должно иметь основу не философскую, а только библейскую и святоотеческого учения. Но в противовес свом установкам создает учение, которое не имеет библейской основы и не согласно с пониманием отцов Церкви.

Итак теперь непосредственно перейдем к рассмотрению учения протоерея Павла. Он пишет, что дело Христа заключалось в восстановлении союза между Богои и человеком, который был разрушен грехом. Для возобновления этого союза требовалось: а)Бога примирить с людьми и б) людей примирить с Богом. Дело Христово имеет, таким образом, две связанные между собой стороны которые автор называет "объективной" и "субъективной". С объективной стороны союз восстанавливается со стороны Бога, через изменение внутреннего отношения к людям в Своем Существе, так как в ней Бог примиряется с

Похожие рефераты: