Xreferat.com » Рефераты по религии и мифологии » Культура дохристианской Скандинавии

Культура дохристианской Скандинавии

Введение


Глава 1 Традиции и верования

1.1 Верования

1.2 Традиции, связанные с рождением

1.3 Обучение и «моральный кодекс»

1.4 Погребальные обряды

Глава 2 Наука и искусство

2.1 Календарь

2.2 Навигация

2.3 Кораблестроение

2.4 Медицина

2.5 Литература. Поэзия

2.6 Руны

Заключение

Список использованной литературы


Введение


Актуальность данной работы этой работы обусловлена тем, для понимания истории какого-либо народа важно знать не только материальную, но и духовную сторону его жизни. Долгое время роль менталитета недооценивалась многими учёными, а ведь используя только материалистический подход, порой трудно объяснить некоторые исторические явления. К тому же это приводит к неоправданному умалению значения достижений древних людей; к тому, что их культура представляется многими исследователями как «примитивная». При этом не учитывается сама разница между мировосприятием древних и современных людей. В последние годы стали появляться хорошие работы, в основе которых лежит рассмотрение именно менталитета, но они в основном посвящены цивилизациям Древнего Востока. Специальных работ, посвящённых духовной культуре дохристианской Скандинавии, по крайне мере, на русском языке, нет. Всё это обуславливает актуальность данной работы.

Прежде всего, следует сказать о том, что подразумевается под понятиями «культура» и «дохристианская Скандинавия».

«Культура (от лат. Cultura – возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание), исторически определённый уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, в их взаимоотношениях, а так же в создаваемых ими материальных и духовных ценностях … В более узком смысле - сфера духовной жизни людей. Включает в себя предметные результаты деятельности людей … а так же человеческие силы и способности, реализуемые в деятельности (знания, умения, навыки, уровень интеллекта, нравственного и эстетического развития, мировоззрения, способы и формы общения людей)», [1] – сообщает нам Большой Энциклопедический Словарь.

В данной работе понятие «культура» будет использоваться в узком смысле слова, то есть обозначать духовные и интеллектуальные ценности, созданные человеком.

Теперь определим место дохристианской Скандинавии во времени и пространстве. Скандинавия включает в себя Скандинавский полуостров, остров Исландия, полуостров Ютландия, а также окружающие их мелкие острових мелкие островхронологических рамок, то нижняя граница – это заселение Скандинавии в III-II тысячелетиях до н. э.. Здесь нужно отметить, что в основном приводимая информация относится к IX – XII вв., но следует помнить, любая культура формируется не год и не два, а века и тысячелетия. Верхняя граница рассматриваемого периода – это конец XII века. К этому времени была завершена христианизация Скандинавии. [2]

Что касается историографии данного вопроса, то существует не очень много научных работ на русском языке, посвященных теме дохристианской Скандинавии, тем более отдельно её культуре (о чём говорилось выше). С переводной литературой дела обстоят не намного лучше, большая её часть – лишь научно-популярные издания, изображающие скандинавов дохристианской эпохи людьми с весьма примитивным уровнем развития во всех смыслах.

«До времён Карла Великого северные страны составляли почти совершенно замкнутый мир, о котором только немногие отрывочные известия и сказания доходили до сведения римлян…», пишет А. Стриннгольм, крупный шведский скандинавист. Что уж тогда говорить о более древних временах… К источникам средневековой эпохи относятся как хроники континентальной Европы, так и саги самой Скандинавии.

Среди великолепных работ по данной теме следует отметить монографию «Походы викингов» вышеупомянутого Андерса Стриннгольма. А. Хлевов, научный редактор русского издания этой работы, пишет в предисловии следующее: «Вплоть до появления в 1950-1970-х гг. книг М.И. Стеблин-Каменского, А.Я. Гуревича, Г.С. Лебедева, посвященных истории викингов, «Походы викингов» издания 1861 года оставалось единственным серьезным и всеобъемлющим историческим исследованием на русском языке». [3] В этой поистине классической работе описывается как культурная, так и политическая жизнь Скандинавии эпохи викингов (VIII-XII вв.).

Хотелось бы упомянуть энциклопедию «Викинги: набеги с севера», вышедшую в серии «Исчезнувшие цивилизации». Она прекрасно иллюстрирована, в ней представлено огромное количество археологических находок. Большая часть книги посвящена битвам, торговле, колонизаторской деятельности; однако при чтении нередко создается впечатление, что автор (имя которого, кстати, нигде не указано…) считает культуру дохристианской Скандинавии примитивной. Бросается в глаза приверженность «норманнской теории»: «Начиная с Рюрика и вплоть до сына Ивана Грозного Фёдора, эти скандинавы правили самой крупной средневековой державой Европы – Россией». [4] К тому же, как и в большинстве подобных изданий, здесь почти нет сведений о духовной жизни народа.

В научно-популярной серии «Знак вопроса» вышла брошюра В.И. Щербакова «Где жили герои эддических мифов?». Автор рассматривает вопрос происхождения скандинавской культуры, опираясь на сказания и археологические данные. Следует отметить, что ни одна из других имеющихся в наличии работ точке зрения Щербакова не противоречит.

Среди отличных научно-популярных работ стоит отметить очерк М. Семёновой «Я расскажу тебе о викингах», опубликованный в сборнике «Викинги». В данной работе – подробное описание быта и, что особенно важно, менталитета скандинавов той эпохи. Причём следует отметить интересный подход М. Семёновой к повествованию, она пытается показать мировоззрение скандинавов как бы «изнутри».

Цель данной работы – рассмотреть культуру дохристианской Скандинавии, показать её особенности.

Задачи работы – рассказать о духовных ценностях и интеллектуальных достижениях скандинавов дохристианской эпохи: об их навигаторском и кораблестроительном искусстве, о поэзии и о знаменитых скандинавских рунах, о знаниях в области медицины и астрономии; и, конечно же, о традициях и верованиях, о том, как они мыслили и как воспринимали мир.

Работа состоит из двух глав. Первая посвящена духовной жизни скандинавов дохристианского периода, их мировоззрению, верованиям, и некоторым традициям, а вторая глава посвящена научным знаниям, практическим умениям и поэтическому искусству скандинавов.

Глава 1 Традиции и верования


1.1 Верования


Для скандинавов рассматриваемого периода был характерен религиозно-мифологический тип мышления (в историческом, но не философском понимании этого термина). Можно провести некоторую параллель между подобным мировоззрением и пантеизмом, который представляет божество как бы «растворённым» в природе, а не стоящим «над» природой. Стриннгольм пишет об этом следующее: «Народы, в своём младенчестве не постигая законы природы и внутренней связи между предметами, всегда подозревали участие живых существ везде, где замечали действующие силы, и олицетворяли природу. И древние норманны, подобно пифагорейцам [5] наполняли весь мир особенными духовными сущностями». [6]

По представлениям скандинавов, существовало девять миров, в каждом из которых были свои обитатели. Человеческим чувствам доступен только один из них – Мидгард, «средний город», мир людей. Он находился в центре, между остальными восьмью мирами. Поэтому «духовные сущности» всех миров могли проявляться в жизни обитателей Мидгарда. Присмотримся к этим мирам внимательнее, чтобы понять, какие существа и сущности окружали скандинава-пантеиста.

Непосредственно над Мидгардом находится Льюсальвхейм – мир светлых альвов-эльфов, прекрасных существ.

Над Льюсальвхеймом находится Асгард, «город асов», верховных скандинавских богов, о которых ещё будет сказано ниже.

Сразу под Мидгардом расположился Свартальфхейм, «дом чёрных альвов»: «тёмные же альвы – чернее смолы [7]».

Ещё ниже находится Хельхейм – дом Хель, богини смерти и возрождения (о второй её «функции» многие исследователи, к сожалению, часто забывают).

К востоку от Мидгарда находится Йотунхейм – страна инеистых великанов, духов мороза. На севере находится Нифльхейм – царство холода. Здесь нет живых существ. К западу от Мидгарда расположен Ванахейм – «дом ванов» – божеств, покровительствующих плодородию, погоде и т. д. На юге находится страна огня – Муспельхейм. Отсюда, согласно преданиям, выйдет огненный великан Суртр, который сожжёт дотла миры в день Рагнарёк. Можно предположить, что прототипом этого образа был некий природный катаклизм [8] (произойти он мог ещё до разделения индоевропейцев – здесь можно вспомнить, например, греческую титаномахию [9]).

Вот что пишет о связи между образами Нифльхейма и Муспельхейма и катаклизмом В.И. Щербаков: «После этого (катаклизма – прим. автора) ледник начал стремительно таять, можно полагать, из-за погружения некоторых островов на дно океана и изменения направления Гольфстрима, который устремился к берегам Скандинавии, растопляя тысячелетние льды. И об этом помнит «Эдда»! В мифах прямо говорится о ледовом панцире и жаркой спокойной стране на юге. Интересно, что тогда, до катаклизма, атмосфера была более спокойной, и обмен тепла был минимальным – лютый холод на севере и неослабевающая жара на юге. И об этом рассказано в скандинавских мифах!

Отметим теперь, что катаклизм, или потоп, о котором говорят мифы многих народов, был первопричиной переселения племен на освободившиеся от льдов территории. Это переселение шло несколькими волнами – естественно, с юга и юго-востока. Процесс длился тысячелетиями. И об этом, как явствует из «Эдды», помнили древние люди, современники великанов, карликов и богов!» [10]

Теперь стоит сказать поподробнее собственно о скандинавских богах. Сведения взяты из «Geschichte von Daenemark» («История Дании») Дальмана – отрывки этой работы помещены русским переводчиком в приложениях к «Походам викингов» А. Стриннгольма [11].

Один явился в мир, еще до него существовавший. Ему покорились божественные силы ваны, кроткие существа, подобные Ньерду, Фрейру и Фрейе, оставшиеся от прежнего мира: все они присоединились к толпе детей Одина (Здесь идёт речь о реальном приходе реального Одина. Щербаков указывает примерную дату этого события – это III-II в. до н. э. – прим. автора). Супруга Одина — Фригг, из племени великанов, купленная им, по обычаю людей, за деньги. Сильнейший из сыновей Одина — Тор, на самом севере, особливо в Норвегии, не уступающий отцу в могуществе, уважаемый финнами и, кажется, добровольно признавший себя сыном Одина (Тор – более древний, чем Один, образ – прим. автора). Тор ездит по воздуху на военной колеснице, держит в железной перчатке тяжелый молниеносный молот, Мьёлльнир, машет им и производит гром. Тор – самый сильный бог: он всегда странствует, наблюдает за мироправлением отца, везде ищет великанов и чудовищ, между тем как однорукий Тюр разжигает между людьми войну — но победу дает Один. Ещё один сын Одина – прекрасный Бальдр, бог весны и добра. Хермод Быстрый, также сын Одина, есть вестник богов. Кротки силы природы под властью ванов, потому что Фрейр располагает ненастьем и ведром и ниспосылает плодородные годы: его сын, Ньерд, дает пловцам попутный ветер и бурю; дочь Ньерда, Фрейя, богиня красоты, ездит на колеснице, запряженной двумя кошками. Но помимо этих существ есть еще и Локи – заклятый враг асов. Дети его: Хель, которой обитель – бедствие, а оружие – голод; волк Фенрир, при обуздании которого Тюр лишился руки; змей Йормундганд, усмиренный Тором и обвившийся вокруг Вселенной. Стоит обратить внимание на образ могучего Бога-Воителя, поддерживающего мировой порядок и победившего Змея. Здесь видна прямая аналогия с воспеваемым гимнами Ригведы владыкой грозы и дождей Индрой, который «убил Вритру, самого страшного врага» – «перворожденного из драконов». [12]

В качестве вывода по этому вопросу приведу слова Гейера (переводившего работу Стриннгольма на немецкий язык): «Зная восточную мифологию, никто не усомнится, что северная религия ведёт своё начало с востока [13], но никто не станет отвергать, что выражаемое в ней поклонение природе совершенно согласно с тем, что заметил Тацит у древних германцев. Это поклонение, как и у них, в своём роде самобытно и заключает в себе воззрение на непрочность видимого мира. Отсюда та глубокая идея бессмертия, которую ещё греки и римляне замечали у северных народов». [14]


1.2 Традиции, связанные с рождением


Сведения по данному вопросу имеются у М. Семёновой – к сожалению, в других работах их нет, но в то же время эта информация достаточно интересна, чтобы привести её здесь.

«Изучение древних сказаний и, более того, наблюдения за жизнью различных племён, обитающих в труднодоступных районах Земли, подвели учёных к странному, на современный взгляд, выводу: в условиях родового строя родственниками не рождаются». [15] Новорожденный должен был «доказать», что он – свой, что он является потомком своего рода. Ведь беременной женщине угрожало множество магических опасностей. Например, считалось, что злые силы могут похитить будущего ребёнка прямо из чрева матери и заменить его своим детищем – злобным созданием.

Считалось также, что при родах нарушалась граница между этим и потусторонним мирами, и в образовавшийся «пролом» могли проникнуть злые духи, поэтому роженицу старались оградить от магических опасностей.

Чтобы оценить новорожденного, его показывали предводителю рода, который решал, «оставить ребёнка или «вынести» и покинуть где-нибудь в ямке на волю стихий, диких зверей и милосердных прохожих». [16] Этот обычай часто приводится в качестве примера «жестокости язычников». Но следует отметить, что исход дела определялся скорее не магическими, а экономическими обстоятельствами. Детей могли «выносить» во время жестокого голода, когда нужно было прокормить хотя бы воинов и самих кормильцев; да и то, делалось это исключительно редко и не считалось нормой, как иногда считают.


1.3 Обучение и «моральный кодекс»


Скандинавы, живущие в суровых природных условиях, с детства начинали овладевать боевыми умениями, навыками обработки земли, ведения хозяйства и так далее. Чему именно обучались скандинавские дети, мы можем прочитать в «Походах викингов» А. Стриннгольма: «Самое воспитание приготовляло из юношей древней Скандинавии храбрых людей. Воспитываясь среди оружия, ребёнок рано приучался обращаться с ним и убивать зверей в лесах. Охота и другие упражнения, развивавшие крепость и гибкость членов, мужество и бодрость духа, принадлежали к числу развлечений, особенно любимых детьми и молодыми людьми». [17]

Состязались в прыжках с гор, прыганье через рвы, ручьи, лошадей; при этом с тяжестями в руках и на теле. «Саги упоминают о таких людях, которые быстрым прыжком в сторону уклонялись от стрелы или брошенного копья, не успев отразить эти оружия щитами, или, окруженные врагами, перескакивали через них и таким образом спасались, или, наконец, избегали их смелым прыжком с крутизны». [18] Далее А. Стриннгольм приводит примеры из саг, где упоминается это искусство.

На занятия физическими упражнениями жителей Скандинавии вдохновляла сама природа, с её горами, льдами и снегами. Обучались также ходьбе на лыжах и коньках (их изготавливали из кости).

Разумеется, занимались и упражнениями с мечом, а то и с мечами, а так же метанием топоров и стрельбой из лука, добиваясь впечатляющих успехов.

Девочек матери учили вести хозяйство – готовить еду, ухаживать за скотом; прясть, ткать и шить. Кроме того, некоторые девушки учились понимать и использовать руны – письмена, обладавшие огромной сакральной силой. Рунам будет посвящён отдельный параграф данной работы, а пока отметим, что к помощи рун прибегали в самых разных ситуациях, они являлись неотъемлемой частью магии скандинавов. Поэтому те, кто умели владеть рунной магией (а это были в основном женщины), пользовались уважением и авторитетом.

Следует отметить, что скандинавы ценили не только практические умения. Огромное значение для них играли и такие моральные качества, как гордость, благородство, верность, мужество и особенно - честь. Идея чести красной нитью проходит сквозь все скандинавские саги и сказания.

Вот что мы читаем в книге «Викинги: набеги с севера»: «В моральном кодексе викингов [19] центральное место занимал «drergeskapur». Это понятие включает целый ряд качеств, которые считались обязательными как для общества в целом, так и – в особенности – для тех, кто мог прослыть героем в глазах своих соотечественников. Самоуважение, честь, безупречная репутация ставились превыше всего, а строиться они могли лишь на прочном основании беззаветной верности семье и товарищам. Все стороны жизни определялись обычаями; обычаями гостеприимства и подношений, клятв и мщения, добрых дел на благо общества, таких, как строительство мостов или храмов.

Вожди были обязаны демонстрировать мужество, стойкость, верность друзьям, правдивость, красноречие и тягу к жизни наряду с готовностью бесстрашно и без колебаний встретить смерть. Все эти качества, и бесчисленное множество других, нашли отражение в древней скандинавской поэме «Havamal», что в дословном переводе означает «Слово Высшего». В поэме изложен весь кодекс поведения эпохи викингов, от простых нравоучений до рассуждений о подлинном смысле вечной славы. …

Высшим понятиям кодекса чести посвящены заключительные строфы поэмы, связывающие воедино безупречную репутацию при жизни с почетной участью пасть смертью храбрых, проявив себя героем: «И скот падет, и близкие уйдут, все люди смертны; но не умрет доброе имя достойных. И скот падет, и близкие уйдут, все люди смертны; я знаю, лишь одно бессмертно: слава великих дел» [20].


1 4 Погребальные обряды


Погребальный обряд включал в себя не только собственно погребение, но и подготовку покойника к нему: сначала нужно было «оказать пособие умершему» – сжать уста и глаза покойника. Делал это ближайший родственник, а если речь шла об убитом (а родственника найти было проблематично), то ему помогал тот, кто брал на себя долг мести. Затем труп вытягивали и накрывали сукном – сначала голову, затем всё остальное тело.

Тот, кто бросал тела товарищей без внимания, подвергался по исландским законам опале. [21]

Зато трупам врагов никакого «пособия» не оказывали, оставляя их на съедение волкам и воронам.

В уход за усопшими входили также умывание им головы и рук, расчесывание волос и подстригание ногтей. Последний обычай связан с поверьем, что короткие ногти умерших доставляли материал для Нагльфара – корабля, на котором поплывёт исполин Хрюм в день Рагнарёк.

Покойника не оставляли на ночь в доме, а выносили не через дверь, а через специально разобранную стену или проделанный под ней подкоп. Это объяснялось тем, «всякий покойник казался неприятным гостем». [22]

Вместе с хозяином хоронили рабов и любимых животных, с погибшим мужем хоронили его жену. Причём это было своего рода долгом любви, так, жёны не хотели расставаться с мужьями и на том свете, рабы желали занять место рядом с хозяином, потому что в этом случае они попадали на его небо. Скандинавы не боялись смерти. То, что для современного человека может показаться, по меньшей мере, странным, для людей дохристианского времени было вполне нормальным и логичным (всё-таки следует учитывать разницу в менталитете).

Что касается собственно обряда погребения, то существовало три их варианта: сожжение, погребение под курганом и отправка покойника на судне по воде. М. Семёнова так объясняет этот обычай: «…практически в каждой религии упоминается водная преграда, которую путешествующему в мир иной следует преодолеть … вот почему умершему было весьма желательно иметь с собой в загробном путешествии надёжное «плавсредство».» [23] Позднее, когда появился обряд сожжения, иногда эти два стали вида соединять: покойника помещали на судно, поджигали его и отпускали плыть по реке или в море. Сам обряд сожжения, вероятно, имеет восточные корни – вспомним культ огня у иранцев, обряд трупосожжения у индийцев…

Глава 2. Наука и искусство


2. 1 Календарь


Зачатки астрономии скандинавы принесли с собою с востока. Об этом свидетельствуют схожие сюжеты мифов, где посредством аллегорий передаются знания по астрономии. Знамениты строки стихотворения «Речи Гримнира», где говорится, что в день Рагнарёк из 540 врат Вальхаллы выйдет по 800 эйнхерий (павших воинов, ныне живущих в Вальхалле). То есть всего получается 432000 воинов. Это число упоминается во многих древнейших восточных преданиях. Более того – оно связано с прецессией весеннего равноденствия. Очень интересные выводы из этого делает Г. Хэнкок в книге «Следы богов». [24]

Что касается собственно скандинавского календаря, то эти сведения мы находим у А. Стриннгольма. «Они имели понятие о долготе солнечного года и необходимости високосных дней. Год разделялся на две половины: зимнюю и летнюю и считался с начала зимы, по древнему баснословному учению, что тьма и холод древнее света и тепла, а исполины [25] древнее асов, оттого и зима считалась старше лета». [26] Год состоял из 364 дней. Это число делилось на 52 недели, или 12 месяцев. Неделя состояла из 7 дней (52*7=364), а месяц – из 30 дней, причём в конце года добавлялось ещё четыре ночи (12*30+4=364), так как годы, как и дни, считались по ночам.

«Они заметили по течению солнца, что лето всё дальше уходит от весны. Но от чего это – не знали. Им неизвестно также было, как поступали прежде в таком случае. Торстейн Сварте из Брейдафьорда предложил прибавить ко всякому седьмому лету по целой неделе и посмотреть, что будет. Предложение принято: по совету лагмана Торкеля и других разумных людей, определено было на будущее время считать год в 365 дней, а високосный, через три лета – четвёртый, в 366». [27]

Время дня скандинавы определяли по сторонам небосклона и ежедневному движению солнца. Небосклон делился на четыре главных и четыре побочных стороны, и они имели общее название – осьмины. Главными осьминами были восточная, южная, западная и северная, побочными - юго-восток, юго-запад, северо-запад и северо-восток. Все они имели свои собственные названия (Стриннгольм их перечисляет). По этим сторонам день делился на 8 частей, каждая из которых, в свою очередь, делилась пополам - итого каждый день состоял из 16 частей.

Каждый день недели также имел своё название, эти названия были связаны с именами богов (причём такая закономерность характерна не только для скандинавов, но и для греков, римлян и индийцев – что в очередной раз доказывает общность их происхождения).

А названия месяцев были связаны уже не с именами богов, а с погодой, с природными явлениями и занятиями людей в соответствующую пору.

Наконец, следует назвать известного исландского астронома Одди. Вот что пишет о нём М. Семёнова: «Около 1000 года Одди изложил результаты своих наблюдений в виде цифровых таблиц; современные исследователи признают его одним из «величайших астрономов, каких знает история», и указывают, что «точностью своих расчётов он значительно превосходил современных ему средневековых учёных».» [28] Упоминает его и Стриннгольм: «Около 1000 года жил в Исландии некто Одд, который благодаря преданиям предков и собственным наблюдениям прекрасно ознакомился с небесным сводом: его астрономическими указаниями руководились при составлении христианского календаря. Он прозван был Звёздным Оддом». [29]


2. 2 Навигация


В жизни скандинавов море всегда играло огромную роль. В какой-то мере оно являлось для них вторым домом. Люди, за множество поколений привыкшие к скудости земли (в современной Норвегии, например, только 3% территории пригодны для сельского хозяйства) и щедрости океана, «действительно могли сказать о себе знаменитыми словами оперной «Песни Варяжского гостя» (имеется в виду гость из Северных Стран): «Мы в море родились, умрём на море!» Они с детства обучались управляться с вёслами и парусом, делать любую работу на корабле». [30]

«Когда пишут о навигационных познаниях викингов, обычно начинают с того, что у них не было ни компаса, ни хронометра, ни иных «жизненно важных» приборов, – и как только, мол, плавали?» [31]

М. Семёнова обращается к изысканиям этнографов, изучавших другой «морской народ» – полинезийцев. Вот что она пишет: «Капитаны парусных каноэ, точно также не оснащённых ни компасом, ни хронометром, оказались способны с высокой точностью проложить курс, указать местоположение судна и направление на тот или иной остров! Потрясённые учёные начали допытываться, как же им это удаётся. Выяснилось, что темнокожие мореходы в набедренных повязках, не привыкшие доверяться приборам и картам, УМЕЛИ ЧИТАТЬ САМО МОРЕ, словно открытую книгу. По тонким нюансам в форме волн они легко определяли, в какой стороне берег, есть ли подводное течение, и если да, то какой силы. Свечение морской воды указывало им, где проливы, а где суша. Они знали десятки приметных звёзд, и в каком порядке одни заходят, а другие восходят…

Отказывать викингам в подобных познаниях нет никаких причин». [32]

Далее Семёнова упоминает Звёздного Одди и приводит ещё одно свидетельство того, что викинги были прекрасными знатоками моря.

«Один норвежский мореплаватель IX века – звали его Оттар - обогнул Скандинавию с севера и добрался до Белого моря. Его рассказ об этом путешествии написал английский король Альфред, которого Оттар впоследствии посетил. Так вот, современные учёные подвергли рассказ Оттара подробному анализу и сделали вывод: викинги догадывались о вихревой природе циклонов, по крайней мере, великолепно знали, каким образом при прохождении циклона меняется направление ветра. И вовсю пользовались этим к своей выгоде. В частности, у северного побережья Норвегии в IX веке, как и теперь, господствовали северные ветры. Они сильно мешали кораблю Оттара продвигаться вперёд. В принципе, путешественники могли бы пробиться на вёслах, но предпочли сэкономить силы. Они простояли на якоре несколько дней, дожидаясь с Атлантики очередного циклона, который и помог им преодолеть трудный участок пути!» [33]

В заключение – интересный факт: в «Набегах с севера» есть рассказ о том, как в современной Скандинавии реконструкторы построили три корабля по древним чертежам. Все они были оснащены навигационными приборами, дизельными двигателями(!) и каютами. На одном из них дважды пересекли Атлантику, а два других присоединились к плаванию уже у норвежского берега… Но после этого все они попали в шторм, и два драккара затонули (экипаж удалось спасти). «Сколько же таких кораблей тонуло во времена викингов, когда не было такой техники, как сейчас?!» – восклицает автор. Ответим вопросом на вопрос: а стал бы народ мореходов плавать на кораблях, две трети количества которых тонут, как это случилось с современными «драккарами»?! Маловероятно.

Тем не менее, ладьи-драккары - своего рода «визитная карточка» викингов. Следовательно, в искусстве навигации древние скандинавы как минимум не уступали современным.


2. 3 Кораблестроение


Первая ассоциация, возникающая при слове «викинг», – это длинный узкий корабль под широким парусом и с драконьей головой на носу. Поэтому говоря о скандинавской культуре, нельзя обойти стороной этот её «символ».

Корабли викингов можно подразделить на две основные категории: одни предназначались для набегов и походов, другие - для перевозки грузов. Боевые и походные корабли были лёгкими и узкими, что обеспечивало их быстроходность, с отверстиями для вёсел вдоль бортов. Легко убираемые паруса позволяли гребцам быстро приниматься за дело, если требовалась повышенная маневренность судна. Грузовые корабли (кнорры), напротив, были широкими, с высокими бортами и фиксированной мачтой [34].

К военным судам относились аски (вмещавшие до ста человек), шнеки (отличались скоростью), шюты (лёгкие

Похожие рефераты: