Xreferat.com » Рефераты по строительству » Строительство и архитектура Санкт-Петербурга в XVIII веке

Строительство и архитектура Санкт-Петербурга в XVIII веке

Министерство общего и профессионального образования

Свердловской области

Отдел образования Чкаловского района города Екатеринбурга

МОУ СОШ № 106

Образовательная область «гуманитария»


Реферат

Учебная дисциплина история

Строительство и архитектура Санкт-Петербурга в XVIII веке


исполнитель: Кирьянова А. С.

ученица 9 «Б» класса

руководитель: Ростовцева Е. С.

учитель истории

МОУ СОШ № 106


Екатеринбург

2008

Содержание


Введение

Глава I. Строительство Санкт-Петербурга

1.1 Ижорская земля

1.2 Петропавловская крепость

1.3 «Русская Бастилия»

1.4 Рост города

1.5 Россия молодая

1.6 Город на Неве

1.7 Послепетровские времена

Глава II. Архитектура Санкт-Петербурга

2.1 Регулярный город

2.2 Невский проспект

2.3 Первые резиденции

2.4 Петродворец

2.5 Царское Село

2.6 Храмы Санкт-Петербурга

2.7 Санкт-Петербург после смерти Петра I

2.8 Век Растрелли

2.9 Академия художеств

Заключение

Список литературы

Приложение 1


Введение


В жизни любого государства огромную роль играет главный город – столица. Во многих странах она не всегда самый крупный экономический и культурный центр. Так, в США Вашингтон явно уступает Нью-Йорку, а столица Швейцарии Берн – Женеве. А Лондон и Париж – безусловные «лидеры» своих держав. В России два города в разное время были столицами страны – Москва и Санкт-Петербург. То, что столица переносилась из одного места в другое, – явление не редкое. Например, Краков почти 300 лет (с 1320 по 1609 г.) был столицей польского государства, а сегодня столицей Республики Польша является Варшава. И таких явлений много. Обе российские столицы – одни из самых многолюдных городов в мире.

В истории России каждая столица олицетворяла определённый период в развитии страны. С Петербургом связано создание Российской империи.

Цель моей работы – ознакомится с прекрасным и величественным городом, некогда бывшей столицей. Для достижения этой цели я ставлю перед собой следующие задачи: 1) рассмотреть план строительства Северной столицы (данное название пришло к городу, когда он перестал быть столицей) и само строительство Санкт-Петербурга в XVIII веке; 2) рассказать о назначении города и его военных укреплениях; 3) рассмотреть самые главные архитектурные сооружения, улицы, мосты того времени.


Глава I. Строительство Санкт-Петербурга


1.1 Ижорская земля


Территория, на которой родился Санкт-Петербург, издревле была дальней окраиной Новгородской Руси, а затем московского государства. Известно, что с XIII в. эти места называли Ижорской землёй – по одному из притоков Невы, небольшой извилистой реке Ижоре, протекающей ныне среди южных питерских пригородов.

Эти болотистые, неплодородные и малонаселённые места оказались ключевым полем на «шахматной доске» большой политики. Владевший ими получал ключ ко всей «позиции» огромного региона. Из Финского залива по Неве можно добраться до Ладожского озера, а оттуда подняться по реке Волхов до Новгорода Великого или по Свири до Онежского озера. Закрыв широкую Неву для судоходства, можно было отрезать целую область от выхода в море.

В начале Северной войны (1700-1721 гг.) Польша выступила как союзник России. Борьба за эту территорию продолжалась с переменным успехом в течение многих веков. Топкие невские берега обильно политы кровью. В 1240 г. князь Александр Ярославович разбил здесь шведскую рать, за что и получил почётное прозвище Невский.

Через несколько десятилетий шведы выстроили на берегах Невы крепость Ландскрону, но вновь были разбиты и изгнаны новгородцами. В начале XVII в. царь Василий Шуйский призвал шведских наёмников для защиты от общего в ту пору неприятеля – польских интервентов. Но вскоре шведы сами принялись захватывать северные русские земли. В 1617 г. Московское государство, обессиленное многочисленными бунтами, бесчинствами мятежных казаков, борьбой с интервентами на два фронта и жестокими схватками политических партий за власть в столице, было вынуждено подписать в деревне Столбово мирный договор на тяжёлых условиях. Швеция получила все русские земли по течению Невы. Столбовский мир на целое столетие лишил Россию выхода к Балтийскому морю. Шведы построили оплот своего могущества – крепость Ниеншанц. Она располагалась в том месте, где река Охта впадает в Неву (на территории современного Санкт-Петербурга), и должна была запирать невское устье.

В середине века российское правительство попыталось вернуть утраченные территории силой оружия. Приневские земли были заняты войсками царя Алексея Михайловича. Однако в те годы московское государство вновь, как и в годы Смуты, вело боевые действия на два фронта. Сил на две войны явно не хватало. Борьбу с поляками тогда сочли более важным направлением. Поэтому в 1661 г. Ижорскую землю пришлось вновь отдать, обменяв её на мир со Швецией.

Лишь в начале XVIII столетия, при Петре I, эту территорию удалось отбить в ходе Северной войны. Вначале удалее удача сопутствовала шведскому королю Карлу XII. Он выиграл сражение при Нарве и перебросил главные силы в Польшу, поскольку не ожидал после нарвского разгрома сколько-нибудь серьёзного сопротивления со стороны русских. Но вскоре шведам пришлось столкнуться с новой русской армией, которой командовал Борис Петрович Шереметев. Он нанёс шведским отрядам два странных поражения – под Эрестфером и Гуммельсгофом. Карл XII не мог помочь далёкой провинции: он прочно увяз в польских делах. Тем временем Шереметев энергично очищал Ижорскую землю от войск неприятеля. Силы противника таяли, и он сдавал города и крепости. Пётр I, обрадованный победами, прибыл в действующую армию. В 1703 г. пала крепость Ниеншанц. Неподалёку от неё, ниже по течению Невы, были заложены первые строения Санкт-Петербурга. Однако этот успех ещё не означал конца войны. Шведы не раз выступали против русских войск на суши, блокировали невское устье боевыми кораблями. Два из них были взяты после жаркого абордажного боя, в котором принимал участие сам Пётр I.

Все попытки вытеснить русских с берегов Невы оказались тщетными. В 1721 г. по Ништадтскому мирному договору, завершившему Северную войну, Швеция официально признала Ижорскую землю, так же как Лифляндию и Эстляндию, частью России.


1.2 Петропавловская крепость


Там, где течение величественной Невы, плавно несущей свои воды в гранитном обрамлении берегов, разделяется на два рукава – Большую и малую Неву, набережные расступаются почти на километр. Здесь взору открывается безграничный простор реки, окаймляемой чеканными рядами монументальных зданий; вдали возвышаются шпили и купола. И главное место в этой панораме по праву занимает Петропавловская крепость – выдающийся памятник зодчества XVIII столетия. С неё началась Северная столица империи.

Расположена крепость на небольшом Заячьем острове, омываемом с юга водами Невы, а с севера – Кронверкским проливом. Место для неё выбрал сам Пётр I – ведь закладывалось «сердце» нового города, который станет любимым детищем царя. Новая крепость была заложена 16 мая 1703 г. Она стала центром освоения невской дельты русскими и одновременно главным опорным пунктом русской армии в Ижорской земле. Не известно, кто именно являлся автором проекта крепости. Одни учёные предполагают, что это французский инженер Ж. Г. Ламбер, участвовавший в невском походе; другие видят автором самого царя-реформатора.

29 июня 1703 г. в центре строящейся крепости заложили маленький деревянный собор Петра и Павла, а саму крепость назвали Санкт-Петербургской. Со временем у неё появилось и неофициальное имя по названию собора – Петропавловская. Так её и стали называть, хотя во всех официальных бумагах именовали по-старому – Санкт-Петербургской.

При строительстве учитывались все новейшие достижения европейской фортификации. Первая крепость была завершена «с крайним поспешанием» уже к весне 1704 г. В плане она имела форму неправильного шестиугольника с вынесёнными вперёд шестью бастионами и приблизительно повторяла очертания вытянутого с востока на запад острова, на котором располагалась. Наблюдали за строительством бастионов1 сам Пётр и его сподвижники – А. Д. Меньшиков, Г. И. Головкин, Н. М. Зотов, Ю. Ю. Трубецкой и К. А. Нарышкин. Их имена и дали названия бастионам; тот, за возведением которого следил сам царь, стал называться государевым. Вдоль острова прорыли узкий канал для снабжения крепости водой в случае осады. Внутри возвели ряд построек военного назначения и, кроме того, деревянную Лютеранскую церковь Святой Анны для приезжих на брега Невы иностранцев, простоявшую, правда, недолго – до 1710 г.

Первый орудийный салют был произведён со стен новой крепости 14 мая 1704 г. в честь победы русского оружия на Чудском озере. С тех пор вплоть до сегодняшнего дня равно в полдень выстрелы артиллерийских орудий гремят со стен Петропавловской крепости.

22 июля 1705 г. московская газета «Ведомости» сообщала: 16 мая в Выборге пленный русский капитан шведам «возвестил, что крепость Питербурх велми укреплена и того ради мощно оную за главную крепость почитать».

Чтобы обезопасить подступы к крепости с северной, наиболее уязвимой стороны, в 1705-1708 гг. был построен земляной вал, обложенный дёрном, – кронверк2 (отсюда название Кронверкского пролива).

В 1706 г. крепость начали перестраивать в камне; это продолжалось до 1740 г. Возводить каменные укрепления также стали с наиболее слабой, северной стороны, подходы к которой были самыми лёгкими для противника. Строительными работами руководил архитектор Д. Трезини; в 1734 г. его сменил военный инженер Б. К. Миних. Бастионы и соединяющие их куртины3 достигали 12 м. в высоту, двойные стены – 20 м. в ширину.

В 30-х гг. XVIII столетия были возведены два равелина (дополнительные укрепления): Алексеевский с западной стороны и Иоанновский – с восточной. Между ними и основной частью крепости находились широкие рвы, заполненные водой (были засыпаны в конце XIX в.). В начале и в конце каждого рва стояли специальные заградительные устройства – так называемые ботардо, главной задачей которых было преграждать путь вражескому десанту (частично сохранилось до сих пор).

Стены перестроенной крепости снаружи обмазали известью, смешанной с толчёным кирпичом «наподобие бруснишного цвету». В 1756 г. укрепления кронверка начали частично обкладывать кирпичом, а в 1760-1774 гг. – каменными плитами. В 1779-1786 гг. южные стены и бастионы крепости были облицованы крупными блоками серого гранита. Благодаря этому невский фасад крепости приобрёл монументальность и органично вписался в ансамбль центра города.


1.3 «Русская Бастилия»


Петербургской крепости, которая представляла собой первоклассный образец военно-инженерного искусства XVIII в., так и не пришлось непосредственно участвовать в военных действиях. Впоследствии она получила славу «русской Бастилии» – главной политической тюрьмы имперской России, которая для заключённых была страшнее каторги. Там содержали и крупных уголовных преступников, и военнопленных. В дореволюционной России Петропавловская крепость была прежде всего тюрьмой политической. Гольштинский дворянин камер-юнкер В. Ф. Беркгольц, автор дневника, содержащего ценные сведения о Петербурге времён Петра I, при осмотре крепости сравнивал её с парижской Бастилией, с середины XVII в. служившей тюрьмой для политических противников французских королей. Он писал, что в Санкт-Петербургской крепости «содержатся все государственные преступники и нередко исполняются тайные пытки».

В 1718 г. в один из казематов Трубецкого (юго-западного) бастиона доставили царевича Алексея и близких к нему участников оппозиции реформам Петра I. В XVIII столетии в этом бастионе находились высшие карательные учреждения: сначала Тайная канцелярия, а позднее Тайная экспедиция Сената. Среди узников Петропавловской крепости того времени были такие известные люди, как автор «Книги о скудности и богатстве» И. Т. Посошков, вельможа А. П. Волынский – руководитель заговора против Бирона (фаворита Анны Иоанновны), претендентка на русский престол, которая вошла в историю под именем княжны Таракановой, а также многие сановники, ставшие жертвами дворцовых переворотов. В 1790 г. в крепость был заключён А. Н. Радищев, а вслед за ним – другие бунтовщики и революционеры. В первой четверти XIX в. здесь побывали декабристы; несколькими десятилетиями позднее – члены кружка М. В. Буташевича-Петрашевского (среди них Ф. М. Достоевский), затем народовольцы.

Один из узников крепости – народоволец П. С. Поливанов писал: «Годы шли за годами, сменялись целые поколения, сменялись потоки мыслей и чувств, одушевлявших общество, сменялись жертвы, сменялись палачи, а Петропавловская крепость стоит неизменно, всё та же готовая принять в свои казематы жертвы людского произвола и невежества. Какая страшная картина получалась бы, если бы можно было собрать воедино все ужасы, совершившиеся в этой русской Бастилии с первых дней её существования?.. Сколько грандиозных планов, сколько разбитых надежд, сколько светлых мыслей и чувств было схоронено в стенах разных бастионов, куртин и равелинов этой крепости?..» [1].

В крепости с 25 октября 1917 г. размещался Полевой штаб Петроградского военно-революционного комитета, который руководил взятием Зимнего дворца. В момент «штурма» Зимнего орудия Петропавловской крепости произвели по дворцу несколько выстрелов шрапнельными снарядами и попали в цель, не пощадив прекрасный памятник архитектуры. После победы восстания в Петропавловскую крепость были доставлены арестованные министры Временного правительства.

С 1924 г. крепость стала музеем. Первыми открылись для посетителей Петропавловский собор и бывшая тюрьма Трубецкого бастиона.


1.4 Рост города


Стремясь превратить Санкт-Петербург в столицу государства, Пётр I строго регламентировал городскую застройку. Он даже приказал за счёт государственной казны построить «эталонный» дом, чтобы частные владельцы могли наглядно представить себе, каким должно было быть их собственное жильё.

Особенный размах приобрело каменное строительство в Петербурге после первой большой победы русского флота над шведами, одержанной при Гангуте 27 июля 1741 г. Вскоре царь запретил строительство в новом городе деревянных сооружений. А так как проблемы со стройматериалами оставались, он распорядился организовать централизованную поставку кирпича для петербургских домов.

Ни один из городов мира в XVIII-XIX вв. не знал столь значительных градостроительных работ по укреплению берегов рек и каналов, как Петербург. Первые укреплённые набережные появились с образованием поселения на Городском острове, вблизи Петропавловской крепости, а затем на противоположном берегу между Летним садом и Адмиралтейством. Берега Невы не могли служить надёжной защитой от возможных наводнений. Спустя три месяца после закладки крепости река вышла из берегов, затопив территорию строительства и рабочего лагеря. Начальник гарнизона Аникита Репнин писал Петру I: «Государь, у нас жестока погода с моря и набивает в нашем месте, где я стою с полками, вода аж до моего станишки: ночесь в Преображенском полку в полночь у харчевников многих сонных людей и рухлядь их помочило, а жители здешние, государь, сказывают, что во нынешнем времени всегда то место заливает» [2].

Вначале под застройку выбирали те участки на берегу Невы, где до основания Петербурга располагались русские посёлки, а позднее – шведские. В 20-х гг. XVIII в. за короткий срок возникли Лебяжий, Красный, Зимнедворцовый, Крюков и Адмиралтейский каналы, соединявшие Неву с Мойкой и осушившие Адмиралтейский остров. Выше по Неве, за Фонтанкой, с постройкой Литейного двора (1714 г.) заболоченная местность была перерезана сетью каналов. Васильевский остров тоже застраивался, и там возникла сеть каналов, которые и определили планировку его линий и проспектов.

С ростом города были изданы первые правительственные распоряжения об устройстве набережных. Владельцы домов на набережных, согласно специальному указу 1715 г., должны были приготовить к сентябрю «каждый против дома своего паженые сваи (шпунтовые, т. е. одна свая входит продольным гребнем в паз другой) для обивки берегов, мерою трёхсаженные, числом сколько против каждого двора оных бы столбов могло пойти». Одновременно с укреплением берегов на Адмиралтейской стороне и Васильевском острове сооружали небольшие гавани для причала судов и лодок.

После наводнения 1720-1721 гг., когда набережные были основательно разрушены, вновь последовали указы об их ремонте и строительстве, повторявшиеся вплоть до сооружения «каменного берега» во второй половине XVIII столетия. С начала 60-х гг. строились уже гранитные набережные «от Галерного двора до Литейного дома». В 1764-1790 гг. созданы набережные Екатерининского канала, затем Крюкова канала, реки Фонтанки, в 1798-1811 гг. – реки Мойки и т. д. На набережных, декорированных гранитом, сооружали парапеты и чугунные решётки. В XIX в. были облицованы камнем берега Васильевского острова. Всего до 1917 г. на Неве построили 10 км гранитных набережных. Строительство набережных возобновилось после наводнения 1924 г. Появились новые типы набережных: терраса на стрелке Елагина острова на естественном основании; одно- и двухъярусные набережные откосного типа, мощёные булыжником, диким камнем, брусчаткой; монолитные и сборные железобетонные; с навесной гранитной облицовкой и др. Сейчас в городе около 150 км укреплённых набережных.

После смерти Екатерины I Петербург едва не утратил столичного статуса: Пётр II перевёл свою резиденцию обратно в Первопрестольную. И лишь в 1732 г. царский двор окончательно вернулся в Северную столицу, и Петербург почти на 100 лет стал центром России.


1.5 Россия молодая


Санкт-Петербург рос с поражающей быстротой. На пустом месте, среди болот, лесов и мхов вырастал громадный город. Первыми строителями и жителями Северной Столицы стали солдаты войск, расквартированных в Шлиссельбурге, и рабочие, возводившие крепость на Заячьем острове. Навсегда в городе остались некоторые строители, а также ремесленники и мастеровые, посылаемые туда «на вечное житьё». Их набирали в разных губерниях и вместе с семьями насильно переселяли на берега Невы. Купцы и дворяне также весьма неохотно переезжали в новую столицу. Богатых и именитых купцов с большим трудом удавалось заставить покинуть Москву и перенести свою торговлю на берега Невы. С 1712 г. по особым спискам сюда начали переселяться дворяне; здесь они обзаводились домами и усадьбами. А в следующем году царский указ повелел «царедворцам и прочих чинов людям» строить дома в Петербурге. Теперь уклониться от «перемены мест» было уже невозможно. «Дворяне, знатные и богатые люди… нашли здесь печальные перемены в своей жизни. Вместо прежних обширных дворцов и высоких домов в Москве, загородных домов и поместий близ неё, где они всего имели в изобилии, здесь они нашли недостаток во всех припасах и отсутствие большинства удобств. Поскольку это место отвечало замыслам и нраву царя, то он мало обращал внимания на жалобы тех, кто более заботился о собственном спокойствии и удовольствиях, нежели о пользе своей страны. Купцы и лавочники достигли процветания в этом городе, где всё было чрезвычайно дорого», вспоминал Питер Генри Брюс, племянник знаменитого фельдмаршала графа Якова Валимовича Брюса [2].

Петербург Петровского времени был громадной строительной площадкой, где тысячи работных людей рыли каналы, строили верфи, заводы, мануфактуры, дома. В городе, выросшем из пограничной крепости, главное место заняла военная промышленность. Вокруг Адмиралтейской верфи стали возникать канатные, парусные, лесопильные и другие фабрики. В 1714-1715 гг. открылись пороховые заводы на Охте и Красном острове, в 1721 г. – знаменитый Сестрорецкий оружейный завод. Положение резиденции государя обязывало – в первой четверти XVIII в. появились мануфактуры, которые обслуживали двор. Они производили бархат, шёлковую парчу, гобелены.

Население нового города росло с невиданной для России скоростью. Если в 1745 г. в Петербурге было около 40 тыс. жителей, то через 25 лет население составило 95 тыс. человек. Город стремительно рос: каждый год появлялись всё новые и новые улицы и проспекты. Особенно быстро увеличивались в 30-40-х гг. XVIII в. слободы, где селили работных людей, присылаемых из центральных районов страны.

В 1721 г. победой русого оружия завершилась кровопролитная Северная война. Уже за несколько лет до подписания мира Пётр I начал создавать новую систему управления страной. Неразрывно связанные Москвой приказы были ликвидированы, а в Петербурге появились новые центральные учреждения – коллегии, ведавшие разными отраслями государственного управления. Как Петербург не был типично русским городом, так и новая система напоминала больше шведскую или немецкую, чем традиционно русскую.

В 1723 г. из Москвы в Петербург перевели оба гвардейских полка – Преображенский и Семёновский. С тех пор их роль в жизни города, да и всей страны, была чрезвычайно велика. Дворцовые перевороты и блестящие балы, великолепные балы и кровавые сражения – ничто не обходилось без императорской лейб-гвардии. Петербург так и остался основным местом квартирования гвардейских частей, количество которых с каждым десятилетием увеличивалось. К началу Первой мировой войны (1914 г.) русская лейб-гвардия уже включала четыре пехотные и две кавалерийские дивизии, причём большая часть её состава постоянно находилась в столице.

К концу первой четверти XVIII в. Петербург прочно занял положение военно-политического центра, крупнейшего порта страны, центра просвещения и светской культуры. При Петре I в Северной столице устраивались многочисленные праздники, маскарады и ассамблеи1. Император, придавший ассамблеям государственное значение, установил порядок их проведения особым указом. «Поскольку царь очень близко к сердцу принимал благополучие и возвышения своего народа, он не упускал ни единой возможности к просвещению подданных… он распорядился устраивать ассамблеи: приказал проводить их дважды в неделю попеременно в домах вельмож. Одна комната предназначалась для бесед, вторая – для карт, третья – для танцев. Начало назначалось на 8 часов и окончание – в 11. Хозяину дома надлежало обеспечить буфет с винами, не предлагая их, пока не спрашивали, а также карты и музыкантов. На ассамблеи допускались господа всех званий, русские и иностранцы, со своими жёнами и дочерьми. Это нововведение чрезвычайно понравилось дамам, поскольку освобождало от суровых ограничений их жизни… Посредством же ассамблей они учились и одеваться, и вести беседу», – писал П. Г. Брюс, современник Петра, шотландец, принятый на русскую службу [2]. Права посещать ассамблеи были лишены представители духовенства и лакеи. Для простого люда организовывались всевозможные «потехи». С особой пышностью отмечались события, связанные с любимым детищем Петра Великого – российским флотом, будь то морская победа или спуск большого судна на верфях.


1.6 Город на Неве


Санкт-Петербург – самый богатый мостами российский город. В нём, включая пригороды, насчитывается около 800 мостов и мостиков. Это неудивительно для города, треть территории которого лежит на островах. Тем не менее начинался Петербург с полного отрицания мостостроения. Чтобы приучить жителей к воде, Пётр I требовал преодолевать водные преграды на лодках или в крайнем случае на паромах. Мосты разрешалось строить только на улицах и дорогах, по которым перевозили важные грузы. Именно так в 1703 г. возник первый в городе Петровский мост (с 1887 г. – Иоанновский), соединивший Берёзовый (Городской) остров с Заячьим, где началось строительство Петропавловской крепости. Затем появился Аничков мост (1715 г.), представлявший собой несколько досок, перекинутых через Безымянный Ерик (позже река Фонтанка), с ограждениями по обеим сторонам. Он был назван в честь полковника М. О. Аничкова, который руководил его строительством. Мост находился в центре города и постоянно перестраивался, пожалуй, чаще всех остальных. Сначала его сделали подъёмным, а затем – разводным. В 1741 г. он превратился в типовой мост с романтическими каменными башнями наподобие сохранившихся Чернышёва или Старо-Калинкина.

Уже после смерти Петра I, в 1727 г., появился первый мост через Неву – Исаакиевский. Мост был наплавным, т. е. состоял из поставленных борт к борту лодок с положенными на них досками. Такие мосты наводили ранней весной и разбирали осенью, к началу ледостава. По легенде, соорудить его повелела Екатерина I, после того как при переправе на лодке волна залила её с ног до головы. Вскоре возникли и другие подобные мосты, которые в течение 150 лет соединяли берега Невы и Невки. Они были непрочными и часто разрушались во время наводнений.

В золотой век Екатерины II Петербург украсили каменные набережные и мосты. Первыми появились Прачечный, Верхне-Лебяжий и Эрмитажный мосты, затем Казанский и Каменный. Эти мосты были относительно короткими – от 15 до 22 м, но широкими, чтобы по ним могли проезжать громоздкие кареты. Сооружали их в основном из гранита, без особых архитектурных излишеств. Однако вскоре сообразили, что мосты могут служить украшением города. В 80-х гг. XVIII в. были возведены семь однотипных каменных мостов через Фонтанку, включая Аничков, Обуховский и Старо-Калинкин. По краям их стояли гранитные башни с фонарями, гармонирующие с гранитом набережных. Старо-Калинкин, а также более поздние Ново-Калинкин и Мало-Калинкин мосты получили своё название не от ягоды калины, а от финской деревушки Каллина. Эти мосты были уже более длинными – до 70 м. Их впервые сделали не подъёмными, как прежние деревянные, а разводными, чтобы пропускать в центр города военные суда и баржи с товарами. Именно тогда мосты обрели свою главную особенность, которой петербуржцы гордятся до сих пор.


1.7 Послепетровские времена


В высших слоях столичного дворянства после смерти Петра I обострилась борьба за власть. В 1725 г. представители новой знати, опираясь на гвардию, возвели на престол Екатерину I. При ней жизнь в Петербурге текла своим чередом: те же ассамблеи, балы и праздники по случаю спуска новых кораблей на верфях. Но уже её преемник Пётр II, сын царевича Алексея, задумал вернуть резиденцию двора в Москву. Осенью 1727 г. в Санкт-Петербург был назначен воевода, как в рядовой город страны. В январе следующего года царский двор выехал в Петрвопрестольную, а за ним потянулись сенаторы, знать, гвардия, коллегия, конторы. Всё это не могло не отразиться на судьбе Северной столицы: город запустел, многие дома стояли недостроенными, сократились работы на Сестрорецком заводе, в Адмиралтействе.

Правда, уже через четыре года, в начале 1732 г., императорский двор во главе с новой императрицей Анной Иоанновной, племянницей Петра I, вновь вернулся на берега Невы. Анна Иоанновна не жалела денег для себя и своего окружения: содержание двора обходилось в огромную по тем временам сумму – 2 млн рублей золотом в год. Балы при дворе сменялись маскарадами, маскарады – иллюминациями, иллюминации – балами…

В октябре 1740 года Анна Ионовна заболела и умерла. Наследником стал внук императрицы Иоанн Антонович. После этого в течение года столичные жители были свидетелями целой череды ночных переворотов. Все они завершались красочными шествиями с факелами и барабанным боем победителей. Аресты всесильного фаворита Анны Иоанновны Э. И. Бирона, фельдмаршала Б. К. Миниха, родителей нового императора Антона Ульриха Брауншвейг-Бевернского и Анны Леопольдовны Мекленбургской, племянницы покойной государыни, в конце концов увенчались «благополучным», как сказано в

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: