Xreferat.com » Рефераты по биографиям » Георгий Константинович Жуков

Георгий Константинович Жуков


Реферат по истории ученицы 11а класса СШ № 2

Климовой Валерии




ГЕОРГИЙ ЖУКОВ (1896—1974)
ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ

Маршал Георгий Константинович Жуков стал в народном сознании фигурой мифологической. В годы перестройки он заменил Сталина в образе главного архитектора Великой Победы.

Георгий Константинович родился 1 декабря 1896 г. в деревне Стрелковка Калужской губернии в семье крестьянина-бедняка. Чтобы прокормить семью, отец сапожничал. Георгий окончил три класса церковно-приходской школы, а затем отправился в город на заработки. 11 -летний мальчик стал учеником в московской скорняжной мастерской, принадлежавшей брату матери. Трудиться приходилось много, а хозяин с учениками был суров. Но, несмотря на загруженность работой, Георгий хотел учиться. Ему помог старший сын хозяина. Больше года двоюродные братья занимались русским языком, математикой, географией, читали книги. В 1911 г. Георгия назначили "старшим мальчиком", он получил в подчинение трёх учеников. Вместе с хозяином ездил на ярмарку в Нижний Новгород. В 1912 г. его произвели в подмастерья. Получал Жуков 18 рублей в месяц — деньги вполне достаточные, чтобы прокормить семью. Думал жениться, но тут началась Первая мировая война.

ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ

7 августа 1915г. Жуков был призван в драгунский полк. На склоне лет маршал рассказывал писателю Константину Симонову: "Я мог бы оказаться в школе прапорщиков. Я окончил в Газетном переулке четырёхклассное училище, которое давало достаточный образовательный ценз для поступления в эту школу. Но я подумал: вот кончу школу прапорщиков и буду, 19-летний мальчишка, командовать бывалыми солдатами, бородачами. Мне не хотелось этого, было неловко. И кто его знает, как бы вышло, если бы я оказался не солдатом, а офицером... и к этому времени разразилась бы революция... Может быть, доживал бы где-нибудь свой век в эмиграции?".

Маршал явно лукавил. В 1938 г. он писал в автобиографии: "5 месяцев учился на вечерних курсах при городской школе... Не было средств, учиться дальше — отдали учиться скорняжному делу. За 4-й класс городского училища экзамены сдал экстерном при 1-х Рязанских кавалерийских курсах в 1920 г.". Поэтому в 1915 г. Жуков не имел необходимого образования для поступления в школу прапорщиков. Георгий Константинович поступил в унтер-офицерскую школу, которую окончил в августе 1916 г. Воевал младший унтер-офицер Жуков храбро, но недолго. В сентябре он получил лёгкое ранение во время конной атаки на Юго-Западном фронте, в горном районе Быстрица, и получил Георгиевский крест за захват языка. Но уже в октябре Георгий Константинович подорвался на мине и получил тяжёлую контузию. Лечиться пришлось долго. На фронт Жуков больше не вернулся. Февральскую революцию Георгий Константинович встретил в маршевом эскадроне. Он сочувственно отнёсся к свержению монархии. Жукова избрали председателем эскадронного комитета и членом полкового совета. После Октябрьского переворота его расквартированный в Харьковской губернии эскадрон "встал на платформу большевиков", отказался подчиниться украинским властям и был распущен, по домам. В декабре 1917 г. Жуков уехал на родину, в Стрелковку — в деревне было легче прокормиться. В сентябре 1918г. его мобилизовали в Красную Армию. Жуков служил в 4-м Московском кавалерийском полку. Там он дорос до помощника командира взвода и в марте 1919 г. вступил в коммунистическую партию. Сражался против уральских казаков и с армией генерала П. Н. Врангеля под Царицыном, где в октябре 1919 г. был ранен осколком гранаты в левую ногу и левый бок После выздоровления попал на Рязанские кавалерийские курсы. В августе курсантский полк перебросили на Кубань для борьбы с десантом генерала Сергея Улагая. Жуков стал старшиной взвода и участвовал в "очистке" Северного Кавказа от остатков белой армии и отрядов "зелёных". В конце года он отправился подавлять восстания на Тамбовщине и в Воронежской губернии. За успешные действия против плохо вооружённых и слабо организованных крестьян-повстанцев командир эскадрона Жуков получил первую советскую награду — орден Красного Знамени.

В МЕЖВОЕННЫЕ ГОДЫ

После Гражданской войны Жуков продолжал службу в кавалерии. В 19241925 гг. учился на кавалерийских курсах усовершенствования командного состава. Константин Рокоссовский, занимавшийся с ним в одной группе, вспоминал: "Жуков, как никто, отдавался изучению военной науки.

Заглянем в его комнату — все, ползает по карте, разложенной на полу. Уже тогда дело, долг для него были превыше всего". В 1929—1930 гг. Жуков опять учился — теперь на Курсах усовершенствования высшего начальственного состава, а затем стал командиром кавалерийской бригады. В марте 1933 г. он возглавил 4-ю кавалерийскую дивизию; в 1936 г. получил орден Ленина за успехи дивизии в боевой подготовке.

В 1937 г. Жуков принял 3-й кавалерийский корпус. Осенью того же года комкора (командира корпуса) попытались обвинить в связях с бывшим командующим Белорусским округом Иеронимом Уборевичем и другими "врагами народа". Жуков резонно возразил, что по роду службы не мог не контактировать с командующим округом. В итоге в январе 1938 г. дело ограничилось партийным выговором

"за грубость, за зажим самокритики, недооценку политработы и недостаточную борьбу с очковтирательством". Выговор не помешал карьере. В связи с массовыми репрессиями освободилось много вакансий, и уцелевшие командиры быстро продвигались по служебной ' лестнице — нередко, чтобы вскоре тоже стать жертвами террора. Но Жукова миновала чаша сия. Помогло и то, что он командовал дивизией 1-й Конной армии. Командиры-конармейцы традиционно пользовались покровительством наркома обороны Климента Ворошилова. Уже в июне 1938 г. Жуков стал заместителем командующего Белорусским военным округом по кавалерии.

ХАЛХИН-ГОЛ

1 июня 1939 г. Жукова внезапно вызвал Ворошилов. В приёмной наркома командир корпуса услышал о вторжении японцев на территорию союзной СССР Монголии в районе реки Халхин-Гол. "Думаю, — заявил Ворошилов, — что затеяна серьёзная военная авантюра и на этом дело не кончится... Можете ли вы вылететь туда немедленно и... принять на себя командование?" — "Готов вылететь сию же минуту", — ответил Жуков.

5 июня он прибыл в штаб особого советского корпуса в Монголии и, посчитав, что командир корпуса не справляется с обязанностями, взял командование на себя. Жуков, отражая наступление японцев, брал подразделения с не атакованных участков, объединял их в отряды и бросал в бой. В результате из-за дробления частей и соединений управлять боевыми действиями становилось очень трудно. Положение поправил командующий Дальневосточным фронтом генерал Григорий Штерн. Он распорядился: "Все по своим местам, шагом марш!" — и вернул отряды в свои части. Вмешательством Штерна Жуков был весьма раздражён. Георгий Константинович применял жестокие меры к подчинённым командирам, накладывая "расстрельные" резолюции на донесения о невыполнении приказа, не утруждая себя расследованием и проверкой фактов. Штерн эти приговоры отменил. Он также помог наладить снабжение группировки в Монголии, которое Жуков из-за недостатка опыта не сумел организовать должным образом. Штаб Штерна разработал план окружения японских войск. Выполнять его выпало Жукову.

В ночь на 3 июля японцы форсировали Халхин-Гол и захватили гору Баин-Цаган. Чтобы не дать противнику закрепиться, Жуков решил атаковать неприятельскую пехоту двумя танковыми бригадами. Утром 5 июля японцы начали отступать к переправе, которая оказалась взорвана. Почти вся группировка, переправившаяся на западный берег, была уничтожена или захвачена в плен.

Окружение основных японских сил намечалось с помощью фланговых ударов танковых и механизированных частей. Задача облегчалась тем, что японцы практически не имели современных танков, а советская авиация после упорных боёв смогла завоевать господство в воздухе. 20 августа 1-я армейская группа Жукова начала наступление, а уже 31-го окружённые войска противника прекратили сопротивление. За два дня до этого, 29 августа, Жукова и Штерна удостоили звания Героя Советского Союза. (Георгий Константинович получил позднее ещё три "Золотых Звезды", последний раз — в 1956 г.)

На Халхин-Голе проявились не только выдающиеся волевые качества Жукова, но и его пренебрежительное отношение к солдатским жизням. Он утверждал: "Война есть война, и на ней не может не быть потерь, и эти потери могут быть крупными, но если из-за потерь мы откладываем выполнение своего плана, то или не выполним его вообще, или выполним с громадными потерями, в 10 раз превышающими те, что несём сейчас". Генерал Пётр Григорьевич Григоренко, побывавший на Халхин-Голе, считал иначе: "Потери мы понесли огромные, прежде всего из-за неквалифицированного командования. Кроме того, сказывался характер Георгия Константиновича, который людей жалеть не умел. Человек он жестокий и мстительный". После того как в 1941 г. Штерна арестовали, а затем расстреляли, победу на Халхин-Голе стали целиком приписывать Жукову.

НАКАНУНЕ ВОЙНЫ

В мае 1940 г. Жуков был произведён I генерал-полковники и назначен командующим Киевским военным округом (в то время самым сильным), а уж< 4 июня получил следующий чин — генерала армии. В декабре на совещании высшего командного состава 01 сделал удачный доклад, а в последовавшей за совещанием оперативно! игре, командуя "западными", взял вер:

над "восточными", которыми руководил генерал Дмитрий Григорьевич Павлов. После игры Жукова назначили начальником Генштаба. Георгий Константинович немного растерялся, поскольку никогда ранее в штабах не служил. "Если не получится из меня хороший начальник Генштаба, буду проситься обратно в строй", — заявил Жуков. "Вот и договорились", - ответил Сталин. В феврале 1941 г. Жуков доложил, что немцы усилили воздушную и агентурную разведку советской территории. "Они боятся нас", — прокомментировал доклад Сталин. И пояснил: Гитлер предупредил советского посла, что предстоящая концентрация частей вермахта в Польше связана с перегруппировкой войск в Европе для дальнейших действий против Англии. Сталин этому объяснению, однако не поверил и расценил переброску немецких войск на Восток как реакцию на концентрацию Красной Армии на западе страны. Сам Жуков тогда полагал: "Война с Германией, может был тяжёлой и длительной, но наша страна уже имеет всё необходимое для продолжительной войны и борьбы до полной победы. Мы не думали, что Красной Армии придётся так неудачно вступить в войну, потерпеть тяжелое поражение и отходить в глубь страны... Ни нарком, ни я не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день компактными группировками на всех стратегически: направлениях". Оказалось, что бояться надо было не немцам, а нам.

ПЕРВЫЕ БОИ

22 июня 1941 г. Жуков прибыл на Юго-Западный фронт, где помогал командованию организовать контрудар, закончившийся провалом. Через четыре дня Сталин отозвал Георгия Константиновича в Москву, чтобы поправить катастрофическое положение на Западном фронте, но было уже слишком поздно. В первые недели войны Генштаб не имел устойчивой связи с фронтами. Когда обстановка прояснилась, Жуков стал испытывать опасения за судьбу группировки в районе Киева, которую противник мог окружить с севера и юга. 29 июля начальник Генштаба предложил отвести войска за Днепр и оставить Киев.

Заботясь о престиже, Сталин не хотел сдавать "мать городов русских" и заявил, что Жуков говорит чепуху. Тот вспылил: "Если вы считаете, что начальник Генштаба способен только чепуху молоть, тогда ему здесь делать нечего". — "Вы не горячитесь, — сказал Сталин. — А впрочем... мы без Ленина обошлись, а без вас тем более обойдёмся". Жукова назначили командующим Резервным фронтом. У города Ельня он нанёс контрудар по немецкому плацдарму, угрожавшему Москве. В конце августа войска Жукова перешли в наступление и ценой больших потерь вытеснили немцев с Ельнинского выступа. В тот момент вермахт наносил главный удар на юго-западе, и отвлечение советских резервов к Ельне противнику было даже выгодно. Вместе с тем контрудар Резервного фронта имел важное моральное значение, став первой успешной советской наступательной операцией такого масштаба.

ЛЕНИНГРАД

10 сентября 1941 г. Ставка направила Жукова в Ленинград, блокированный немцами. Когда Георгий Константинович прилетел в город, Военный совет Ленинградского фронта во главе с Ворошиловым рассматривал планы минирования важнейших объектов на случай сдачи города.

По предложению Ворошилова было принято решение оборонять Ленинград до последнего человека. После этого Жуков вступил в командование фронтом. К тому времени Гитлер решил не брать Ленинград штурмом, а ограничиться блокадой. Георгий Константинович сосредоточил главные усилия на отражении немецкого наступления в районе Пулковских высот. Здесь германская группа армий "Север" продолжала атаки, чтобы сковать основные силы советских войск и сделать невозможным прорыв блокады. Жуков вспоминал:

"У нас бывали весьма тяжёлые моменты, когда враг захватил Пулковские высоты и Урицк, а отдельные группы танков противника прорывались даже к мясокомбинату. Казалось, вот-вот случится то, чего каждый из нас внутренне боялся. Но героические защитники города находили в себе силы снова и снова отбрасывать разъярённого противника на исходные позиции".

В БИТВЕ ЗА МОСКВУ

5 октября 1941 г. Сталин позвонил Жукову и попросил срочно прибыть в Москву, чтобы ликвидировать прорыв противника на Западном направлении. Георгия Константиновича направили представителем Ставки на Западный и Резервный фронты, главные силы которых были в окружении.

Сталин собирался расстрелять генерала Конева, но Жуков спас его. Он сказал Сталину, что "это только произведёт тяжёлое впечатление в армии... Вот расстреляли в начале войны командующего Западным фронтом Павлова, а что это дало? Ничего не дало".

10 октября Жуков возглавил Западный фронт, объединивший все войска на подступах к столице. Основные силы генерал сосредоточил на линии Волоколамск — Можайск — Малоярославец — Калуга. Обороняться пришлось в основном соединениям, переброшенным из резерва Ставки и с других фронтов. Во второй половине ноября, когда началось новое генеральное наступление немцев, Сталин спросил у Жукова: "Вы уверены, что мы удержим Москву? Я спрашиваю с болью в душе. Говорите честно, как коммунист". Тот ответил: "Москву, безусловно, удержим. Но нужно ещё не менее двух армий и

Похожие рефераты: