Xreferat.com » Рефераты по биографиям » Жаклин Ли Бувье Кеннеди

Жаклин Ли Бувье Кеннеди

капризная Джекки научилась даже тонко подтрунивать над дамами, которые "сохли" по ее мужу. Но такая "лояльность" к грешкам Джона давалась ей дорого. Это была слишком большая нагрузка для ее психики! Иногда она начинала сердиться по пустякам, срывалась на прислугу, впрочем, тут же просила прощения. Ее неуровновешенность выражалась часто и более причудливым образом: она могла пародировать, довольно зло, едко, кого - либо из гостей или даже самого Д.Ф. К. ( как его называли близкие и помощники). Могла отвергнуть приглашение на официальный обед, торжественный прием, если знала, что там будет много дам, оказывающих чрезмерное внимание ее мужу. Она чувствовала себя там очень одиноко. Распутство Кеннеди вообще вошло в поговорку. Но было ли в этом больше придуманного и утрированного прессой и злопыхателями - не берусь судить. Парадоксально лишь то, что все его возлюбленные, даже мимолетные, были чем то неуловимо, а порой и явно, похожи на Жаклин! Не исключая и знаменитую Мерилин Монро. Достаточно взглянуть на фотографии.

Жаклин была умна, изящна, безупречно воспитанна. Но было в ней что то такое, что президент Шарль де Голль оценил одною лишь фразой во время знаменитого официального визита четы Кеннеди во Францию в 1962 году. Вот она, эта фраза: "Миссис Кеннеди слишком большая драгоценность даже для президента США!". Что можно услышать в тонком, изящном комплименте француза в адрес восхитившей его дамы? Меня насторожило лишь одно слово - "драгоценность". Холодный блеск алмаза или изумруда лишь отражающего свет, но не греющего своим теплом. Кеннеди чувствовал это изнутри, и эмоциональная закрытость жены всегда ранила его очень ощутимо, хотя, как любой мужчина, а тем более - политик крупного масштаба, он часто сам избегал и стеснялся чувств. Слезы на глазах Президента Америка увидела лишь в дни гибели маленького сына - Патрика Бувье Кеннеди.

Впрочем, Париж стонал от восторга и восхищения, увидев первую Леди Америки на своих улицах. Повсюду собирались толпы людей, чтобы только увидеть ее, бросить к ее ногам букет.

Она никогда не афишировала своих огорчений, разочарований, злости, слабостей. Была непроницаема. Все эмоции скользили сквозь нее, поверх нее, как по глади льда. Парадоксально, невероятно, но она никогда не посещала благотворительных вечеров и обедов, если уж только из крайней необходимости, по особому настоянию Президента! Считала, что ей вполне хватает домашних хлопот и занятий детьми. Конечно, этот стиль поведения более чем странен, но таковой уж была Джекки. Ее сестра Ли Радзивилл как то заметила, что Джекки, возможно, была бы более счастлива, выйдя замуж за "обычного аристократа" - не политика - и ведя тихую жизнь, где - нибудь в родовом поместье, среди сада и детей."

Жаклин очень не любила прессы, считая, что та всегда неуместно вторгается в ее личную жизнь. Часто Первая леди говорила, что защищается лишь единственным оружием - тем, что глубоко уходит в себя. Предпочитала всем радостям и светской шумихе общение с детьми, чтение, посещение классического концерта, поход по антикварным магазинам, сигарету и бокал тонкого французского вина. Впрочем, иногда "срывалась и могла танцевать всю ночь со всеми мужчинами, приглашенными на прием в Белый дом. Ревновал ли Д.Ф.К. ? Конечно, да. Иногда это выглядело трогательно, иногда нелепо, иногда - смешно. Но Жаклин, при всей своей неуровновешенной яркости и застенчивой, хрупкой очаровательности, никогда не переступала той, довольно скользкой, невидимой грани, что могла подать повод к сплетням. Да и кавалерам все время приходилось помнить, что все - таки они танцуют ни с кем - нибудь, а с супругой сенатора, конгрессмена , а затем и с Первой леди США. Были ли у нее любовники? Можно утвердительно сказать - нет. Она была слишком предана семье, обожала детей, знала, что каждый ее шаг контролируется вездесущими репортерами. И , несмотря на все неровности и шероховатости "звездного брака", она продолжала любить своего Джона.

Чувство это с годами стало ровнее, приобрело оттенок мудрости и снисходительности, особенно после того, как осенью 1960 года Джон Фицджеральд Кеннеди был избран президентом США. Жаклин была тогда на восьмом месяце беременности вторым ребенком. После рождения Джона она с головой ушла в хлопоты о малыше, хотя обязанности Первой леди страны доставляли ей очень много неприятных минут. Она долго не могла привыкнуть к своей новой роли. Возникали стычки с мужем, который настаивал на ее обязательном присутствии на том или ином вечере или обеде, а в случае капризов и отказов начинал сердиться, кричать и называть ее "Императоршей!". Она, привыкнув говорить то, что думает, часто невпопад, высказывала свое мнение в газетах, или они перевирали ее слова так, как им было удобно. Она не понимала, что такое ровные, нейтральные отношения в политике, когда один из друзей может завтра стать врагом и наоборот. Для нее всегда была ясна видна черта: "люблю" и "ненавижу"!

Джон же чувствовал себя в политике как "рыба в воде" и пытался привить навыки "политического этикета" жене. Не всегда преуспевая в этом, он раздражался, кипятился, и кричал секретарям, чтоб они "запрещали этой женщине давать интервью газетам!" Жаклин была рада этому, так как это позволяло ей сторониться прессы. "Я не люблю говорить за своего мужа," - обычно отмахивалась она при просьбах прокомментировать какой либо политический вопрос с позиции "президентской жены". Джон Фицджеральд Кеннеди считал свою Джекки слишком "рафинированной" для американцев и говорил с усмешкой, что им долго придется привыкать к образу 31 -летней Первой Леди с изысканными привычками и безупречной прической, свободно говорящей на нескольких европейский языках и носящей одежду от парижских кутюрье. Да, Америка, в лице домохозяек и безработных, приняла ее не сразу. Но - приняла и полюбила. На нее равнялись. Ей подражали. Газеты отметили тогда вновь вспыхнувший в американском обществе интерес к искусству, предметам старины, концертам и балетным спектаклям, да и просто - ценностям семейного очага. Кстати, пристрастие к модным туалетам и прическам вызывало в обществе больше всего нареканий в адрес Жаклин. Как и затеянная ею полная реставрация Белого дома, и праздничные вечера в Маунт - Вернон ( резиденция президентов США), который позже называли "американским Версалем". Не буду комментировать последнее, скажу только, что расходы Жаклин Кеннеди на реставрацию официальной резиденции всех президентов США, было поддержано многочисленными национальными, общественными и частными фондами, предпринимателями и деятелями искусства. Присылались пожертвования и подарки, в виде ковров, сервизов, картин, и и даже обоев. На нескольких нижних этажах Белого Дома из подарков и пожертвований был организован Национальный музей современного искусства.

Все расходы находились под официальным контролем Конгресса и Сената США, немало личных средств в реставрацию вложило и само семейство Кеннеди. А демонстративное "президентское" брюззжание по поводу того, что Джекки - "ужасная транжирка"и когда - нибудь пустит семью по миру - ни что иное, как обычная мужская расстерянность, и просто - элементарная осмотрительность человека, чьи предки своими руками сколачивали состояние. Сейчас, кстати, сотрудники Белого дома на экскурсиях, проводящихся в его залах еженедельно, не переминут обратить внимание туристов на неоценимый вклад "миссис Джон Кеннеди" в реставрацию и сохранность Президентской резиденции . Время, как известно, все расставляет по местам. Не было у Джекки и такого уж множества сверкающих драгоценностей. Большинство украшений она брала напрокат, по договору с фирмой "Тиффани" или "Картье" - на один - три дня. Для "Тиффани", и "Картье" было лестно, что их украшения носит супруга президента и иногда ей что -либо презентовали в качестве подарка, с существенной скидкой. Так было и с дорогими вещами: мебелью, одеждой. Например, ковер в личную столовую президента, стоимостью 35 тысяч долларов, был подарен Первой леди представителями текстильной компании, так как диллер счел это прекрасной рекламой выпускаемой продукции. Исключение составляли подарки глав иностранных держав. Джекки, например, просто не знала куда девать огромный кинжал - подарок иранского шаха с двенадцатью бриллиантами в рукояти. Она хотела было вытащить камни, раздробить их и переделать в украшения, но ювелир сказал ей, что это невозможно! В отчаянии, Жаклин махнула рукой. Та же "проблема была и с арабским скакуном - подарком марокканского принца. Конгресс облегчил "терзания" Жаклин, приняв в 1962 году закон о том, что семья Президента не может принимать подарки на сумму свыше 12. 000 долларов. Он действует до сих пор.

Любопытно, что Жаклин не очень приветствовала постоянное появление в газетах снимков детей, а у президента была на этот счет иная точка зрения. Однажды, во время отсутствия Жаклин в городе "Она путешествовала по Италии с сестрой", Кеннеди разрешил журналистам сделать фоторепортаж о детях Президента, и снимки Каролины, разъезжающей на трехколесном велосипеде, и маленького Джона, сидящего на коленях у отца в Овальном кабинете за письменным столом, обошли весь мир! Джекки, по возвращении, метала громы и молнии, но было поздно. Каролина стала самой популярной "маленькой мисс" во всей Америке и Европе! На вопрос репортера о том, чем занимается ее отец, она авторитетно заявила: "Да он вообще ничего не делает! Просто сидит целый день без носков и туфель за столом!" Репортер не мог сдержать хохота! Очень сблизила супругов эмоционально смерть маленького сына - Патрика - Бувье Кеннеди, - третьего ребенка, также родившегося недоношенным, и прожившего, несмотря на все усилия врачей -реаниматологов Бостонского госпиталя, только два дня: с 7 по 9 -ое августа 1963 года!

Президент был потрясен. Ну, а Джекки и вовсе находилась в состоянии глубочайшего горя и депрессии и ни за что не смогла бы перенести всю моральную тяжесть потери малыша, которому уже дали имя, окрестили, которого ждали и любили заранее, и который - едва ли не самое главное! - был похож на Джона, как две капли воды! - если б не поддержка семьи, детей и мужа. Выписываясь из госпиталя, Жаклин сердечно благодарила сестер за заботы о ней и говорила им, чтоб они были готовы, когда она через год вновь приедет сюда рожать еще одного ребенка. Она знала, что Джон никогда не возражал против большой семьи и всегда мечтал иметь еще одного сына! Президент сдержанно улыбался, осторожно поддерживая жену под локоть и усаживая в машину. Робин Дуглас - Хоум, хорошо знавший президентскую чету, вспоминал позднее:" Рождение и смерть ребенка сблизили Жаклин Кеннеди с ее мужем. Они стали лучше понимать друг друга, уважать и ценить. Именно тогда Джекки сказала мужу: "О, Джек, я не перенесу, если потеряю еще и тебя!" Слова оказались странно пророческими.

Осенью 1963 года, окрепнув и немного придя в себя после семейной драмы - президент организовал для нее и ее сестры, Ли Радзивилл, круиз по Средиземноморью на яхте.. Аристотеля Онасисса, который был всячески готов услужить Первой леди Америки, -Жаклин отправилась вместе с мужем в поездку по городам Техаса. Они должны были посетить ряд городов, и Даллас - в последнюю очередь. Жаклин была утомлена перелетами, но не подавала вида, считая, что должна поддерживать мужа. Видимо, годы и потери прибавили мудрости ее душе и сердцу . Если б она могла предвидеть, что ее ожидает! 21 ноября 1963 года они прибыли в Даллас. Провели там относительно спокойный вечер, готовясь к завтрашней встрече с губернатором и отдыхая после утомительного перелета. На следующий день, 22 ноября с утра, шел мелкий и нудный дождь. Потом выглянуло солнце и стало душно, как всегда бывает после дождя. Президент уже вышел на улицу, чтобы общаться с собравшимися под окнами людьми, Жаклин все еще лишь готовилась к выходу. Наконец, она появилась, тщательно причесанная, в розовой шляпке и костюме от Шанель нежно розового цвета с темно - синей оборкой по воротнику. Президентская чета села в открытый автомобиль : темно - синий Линкольн. Их сопровождал губернатор Техаса Джон Коннели с женою и сенатор Ярборо - непримиримые противники, которых президент считал своим долгом мирить. Кортеж медленно направился к площади Трейд-Маркет, где как ожидалось, президент выступит с речью. По дороге автомобиль два раза останавливался: президент выходил из машины чтобы приветствовать группу детей, здоровавшихся с ним и большую группу монахинь - так как всегда с большим уважением относился к церкви. Толпы людей стояли на тротурах, приветствуя Президента и первую леди, кругом слышался только шум голосов и отдельные выкрики, неудивительно, что три выстрела в этом гаме и гуле походили на резкий трескучий звук. Никто ничего не понял. "Боже мой, в меня попала пуля! - удивленно воскликнул Джон Кеннеди, прижимая руки и горлу, и почти тотчас стал падать на колени жены. Обезумев от ужаса, она увидела его залитую кровью голову.. и выбитые мозги. В состоянии шока, она попыталась сложить их обратно, плохо сознавая, что происходит! "Боже мой, что они делают!! Они убили президента! Они убили моего мужа! О, Господи, Джек, Джек! Я люблю тебя!" Это были последние слова которые слышал Джон Кеннеди. Он впал в коматозное состояние и, хотя жизнь еще теплилась в нем, когда его доставили ( почти моментально, благодаря стараниям шофера!) в военный госпиталь Далласа, врачи не смогли помочь ничем! Был также смертельно ранен губернатор Техаса Джон Конелли. Охваченные ужасом, паникой, состраданием и стыдом, люди рыдали прямо на улицах или вставали на колени в уличную пыль, чтобы молиться. Америка погрузилась в шок! Состояние Жаклин в те минуты с трудом поддается описанию. Она не хотела расстаться с мужем ни на секунду. Вся ее одежда была залита кровью и мозгом Джона! Но она, закрыв голову Кеннеди пиджаком охранника, шла рядом с носилками, держась за еще теплую руку мужа. Когда, приглашенный врачами прямо в операционную священник стал совершать необходимый обряд отпевания, она встала на колени прямо в лужу крови, что текла из разбитой головы Президента и стала молиться. Она и не заметила, что стоит в крови. Когда привезли бронзовый гроб, то хотели вывести вдову в другую комнату, чтобы не слишком травмировать скорбным и трагическим зрелищем, но она отказалась: "Они убили его на моих глазах. Я вся в его крови. Неужели есть что то еще страшнее этого?!. Я не уйду." Она положила в руку мужа свое обручальное кольцо. Потом кто - то из охраны почтительно вернул ей его. Присягу новому президенту страны Линдону Джонсону Жаклин принимала, стоя рядом с ним, все в том же окровавленном костюме. Ее с трудом заставили переодеться лишь на второй день. Спать она не могла. Плакать - тоже. В остальном была неузнаваема: сдержанная, собранная, волевая, без капризов и истерик.

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: