Xreferat.com » Рефераты по биографиям » Дуайт Д. Эйзенхауэр

Дуайт Д. Эйзенхауэр

(14.10.1890 - 28.03.1969)

Наряду с Джорджем Вашингтоном, которым он восхищался, Дуайт Д. Эйзенхауэр принадлежит к самым популярным американским президентам. Одна только его военная карьера обеспечила бы Эйзенхауэру выдающееся место в американской истории. Он был Верховным главнокомандующим экспедиционными войсками союзников в Европе во время второй мировой войны, командующим оккупационными силами США в Германии, начальником штаба армии и первым главнокомандующим силами НАТО. Он с успехом выполнял обязанности президента Колумбийского университета, прежде чем в 1952 году как кандидат республиканской партии был избран на пост президента, который занимал до 1961 года.  

Путь от Денисона, Техас, где он родился 14 октября 1890 года, до Белого дома является преимущественно американской историей успеха. Родители Эйзенхауэра - выходцы из провинциально-сельской местности Среднего Запада. Они были упорно работающими, богобоязненными меннонитами, которые пытались дать своим детям лучшую жизнь, чем была уготована им самим. Отец Эйзенхауэра попытался обрести счастье в качестве владельца лавки колониальных товаров, но потерпел неудачу из-за неспособности к этому делу своего партнера и из-за экономического спада 90-х годов XIX века. Потом он нашел работу на железной дороге, пока один из родственников не устроил его на молочный завод в Абилене, Канзас.

Там Дуайт Д. Эйзенхауэр провел свое детство и юность. Хотя отец смог в последующие годы улучшить положение, Эйзенхауэр все равно познал здесь теневые стороны жизни. Во время обучения в школе выделялся преимущественно как футболист. Позже работал на молочном заводе и поддерживал старшего брата Эдгара, который учился в университете. Один друг сказал ему о возможности бесплатного посещения военной академии в Вест-Пойнте. Отец не возражал против желания начать военную карьеру, зато значительно труднее было получить согласие матери, убежденной пацифистки.

Академическая карьера Эйзенхауэра в Вест-Пойнте ничем не была особенно примечательна. Он закончил академию 65-м в группе из 170 человек. По окончании был направлен в Техас, где осенью 1915 года познакомился с Мэри Дженева Дауд (Мами), на которой женился в июле следующего года. Он не участвовал активно в первой мировой войне, хотя очень стремился к этому. Его попытка с помощью специализации по новому танковому оружию попасть на фронт не удалась. Начальники ценили его организаторские способности, работу тренера по футболу, умелое обхождение с бюрократией и убедительные тактические исследования по разработке танкового оружия. Публикации, в которых он критиковал господствующую военную доктрину, предусматривающую танки только как поддержку пехоты, привели к угрозе возбуждения процесса военным трибуналом, на что Эйзенхауэр ограничился выполнением задач по демобилизации.

Период между войнами принес Эйзенхауэру ряд военных поездок за границу: в Панаму (1922-1924 г.), в Париж как член комиссии по военным памятникам (1928-29) и на Филиппины (1936-1939). К этому добавились курсы в Академии Генерального штаба в Форте Ливенворт, которые он закончил как лучший в классе, пребывание в военном колледже в Вашингтоне, в дипломатическом корпусе, а также назначение в военный департамент, где он познакомился с военной бюрократией. Во время мирового экономического кризиса он вместе с товарищами-офицерами разработал план "промышленной мобилизации" США. В первые годы президентства Рузвельта Эйзенхауэр, сторонник "нового курса", участвовал в организации рабочей службы для молодежи.

К началу второй мировой войны относительно неопытный в строевой службе Эйзенхауэр стал офицером штаба генерала Джорджа Маршалла, начальника Генерального штаба. Он разрабатывал планы для защиты Южной Азии и Филиппин против продвигающихся японцев и участвовал под командованием генерала Дугласа Мак-Артура в организации последней безуспешной защиты Филиппин. После временного отступления из Южной Азии главный интерес американцев обернулся сначала к Европе. Как начальник оперативного отдела Генерального штаба Эйзенхауэр был ответствен за стратегическое планирование, психологическое и экономическое ведение войны, предоставление техники, а также за дипломатическую координацию с государственным департаментом. Маршалл, как и Эйзенхауэр, выступал за скорейшее открытие "второго фронта" против гитлеровской Германии, чтобы освободить Советский Союз от тяжелого немецкого давления. Они считали британскую стратегию высадки десанта в Северной Африке бесполезной и расточительством ресурсов. Эйзенхауэр разработал в это время все американские планы действий и был назначен генералом Маршаллом главнокомандующим европейского фронта. Британские военные приняли его назначение еще и потому, что полагали возможным относительно легко воздействовать на него.

После прибытия в Англию 24 июня 1942 года перед Эйзенхауэром встала первая задача, состоявшая в улучшении кооперации между британскими и американскими военными и подготовке высадки во Франции. Он выступал за фронтальное наступление через канал, но между тем Уинстон Черчилль уговорил президента Рузвельта на поход в Северную Африку и высадку в Сицилии. Только 6 июня 1944 года началась операция "Оверлорд", высадка союзников в Нормандии. Неделю спустя Эйзенхауэр вступил на французскую землю, а в конце войны Айк, который как неизвестное лицо взял на себя командование, был одним из самых популярнейших американцев. Рузвельта уже не было. Черчилля вскоре должен был сменить Клемент Эттли, а Гарри С. Трумэн как президент еще никак не проявил себя. Эйзенхауэр же воплощал в себе как народный герой политическое и военное превосходство западной демократии.  

С конца войны до ноября 1945 года Эйзенхауэр был военным губернатором американской зоны в Германии. Несмотря на растущее недоверие к Советскому Союзу, он надеялся продолжить советско-американскую кооперацию, которую начал в Берлине с маршалом Жуковым. Летом 1945 года Эйзенхауэр высказывался против применения атомного оружия в Японии, так как опасался, что такая демонстрация силы может повредить отношениям с Советским Союзом. Одновременно был против разработанного в 1944 году плана Моргентау, который предусматривал деиндустриализацию Германии. Он рассматривал восстановление Рурской области как важнейшую предпосылку экономического выздоровления Европы.

С конца 1945 по февраль 1948 года он был как преемник генерала Маршалла начальником штаба армии. В этой функции он добился всеобщей действительной службы и способствовал объединению воинских частей под гражданским контролем. Но не участвовал в принятии важнейших решений о военном бюджете, о военной помощи Греции и Турции или о международном контроле атомной энергии. Хотя он был идеологически скорее умеренным, однако постепенно свернул на антикоммунистическую линию, которой следовал и президент Трумэн. С другой стороны, он не верил, что от Советского Союза действительно исходит военная опасность.

Когда в 1948 году Эйзенхауэр ушел из армии в отставку, он получил много предложений для своей новой деятельности. Томасу Уотсону, председателю правления International Business Machines (IBM) и опекуну университета в Колумбии, удалось уговорить его стать президентом университета, пост этот он занимал с июня 1948 года по октябрь 1950 года. Но почти не вмешивался в академические дела, а посвятил себя в основном автобиографической книге о второй мировой войне "Crusade in Europe".

Характерным для Эйзенхауэра было то, что он даже своим близким друзьям не говорил, к какой партии расположен. Оба политических лагеря, как демократы, так и республиканцы, предполагали, что он стоит ближе к ним. Президент Трумэн, опасавшийся за свое переизбрание в 1948 году, предложил Эйзенхауэру, известному как представителю активной внешней политики, пост вице-президента. Как и Трумэн, Эйзенхауэр безоговорочно одобрял план Маршалла. Он был убежден, что Соединенные Штаты в собственных интересах должны способствовать восстановлению Европы и европейской интеграции. Но отклонил предложение Трумэна, так как считал недостойным торговаться за поддержку на партийных конвентах. Как профессиональный солдат Эйзенхауэр привык держаться в стороне от политических конфликтов.

Без колебаний он последовал предложению президента Трумэна в конце 1949 года стать главнокомандующим вооруженных сил вновь образованного НАТО. Для Эйзенхауэра НАТО был не только военным союзом, он видел в нем прежде всего политическое сообщество ценностей западной демократии. Деятельность в штаб-квартире в Париже укрепила его убеждения в том, что Соединенные Штаты должны создать своим присутствием в Европе щит от Советского Союза, пока европейцы не будут в состоянии сами защитить себя. Предпочитаемую правым крылом республиканской партии и особенно сенатором Робертом Тафтом изоляционистскую концепцию "крепости Америки" он просто считал бессмыслицей. вывод войск США из Европы должен был разрушить систему коллективной безопасности, убежденным приверженцем которой был Эйзенхауэр. Эти размышления так сильно повлияли на него, что в конце концов он заявил о своей готовности быть республиканским кандидатом на пост президента в 1952 году. Он опасался, что выдвижение Тафта может повредить национальным интересам США. Особую роль в согласии Эйзенхауэра участвовать в выборах сыграл республиканский сенатор Генри Кэбот Лодж младший, который убедил его: население будет положительно реагировать на его кандидатуру. Подобное влияние оказал, очевидно, и Джон Фостер Даллес, внешнеполитический анализ которого совпадал с анализом Эйзенхауэра. Генерал Лусиус Д. Клей, его политический советник во время войны и преемник на посту военного губернатора в Германии, также сыграл в этом контексте важную роль. Так как Трумэн не выставлял свою кандидатуру на следующий срок, то Эйзенхауэр не должен был бороться против президента, находящегося еще на своем посту, что было бы явно неудобно для Эйзенхауэра.

Во время деятельности Эйзенхауэра в Европе значительно усилилась общественная критика президента Трумэна. Затяжная, с большими потерями война в Корее (1950-1953 гг.) и увеличение срока службы, конфронтация с Китаем, где с победы Мао Цзе-дуна в 1949 году правили коммунисты, а также страх перед обменами атомными ударами с Советским Союзом вселяли населению неуверенность. К тому же началась беспримерная в истории Америки кампания травли консервативным сенатором Джозефом Маккарти, который пытался представить правительство, демократическую партию и большую часть интеллектуальной элиты находящимися под коммунистическим влиянием.

После ухода с поста главнокомандующего вооруженными силами НАТО Эйзенхауэр вел предвыборную борьбу 1952 года по темам: Корея, защита от коммунизма и борьба против коррупции в правительстве, не подвергая при этом нападкам лично президента. Помимо этого он критиковал уменьшение значения отдельных штатов, в жизненной силе которых видел гарантию американской демократии. Важнее, чем все аргументы, была военная слава и популярность кандидата, фамильярно-интимно называемого "Айк". Эйзенхауэр не был особенно религиозным человеком, но он глубоко чувствовал моральные ценности американского среднего слоя и себя понимал как ответственного "слугу" нации. С обещанием быть президентом всех американцев он вступил в предвыборную борьбу. Победил кандидата от демократов Эдлая Е. Стивенсона, получив 21,5 миллиона из 39 миллионов отданных голосов. После 20 лет республиканский президент вновь вступил в Белый дом, и одновременно республиканцы добились большинства в обеих палатах Конгресса.

В кабинете в своем личном штабе Эйзенхауэр собрал группу бывших военных сотрудников, людей с университетским образованием и деловых людей. Правительство было для него большой организацией, которой нужно управлять так же, как современным промышленным предприятием, а еще лучше - как генеральным штабом. Он вовсе не был зависящей от окружения, пассивной фигурой, как долго его воспринимала общественность, а скорее президентом, который управлял событиями "скрытой рукой" за кулисами. Он ожидал от своих советников и министров, что они будут представлять предложения подготовленными к утверждению и в наиболее краткой форме, что приводило в отчаяние еще профессоров в университете Колумбия. Эта форма поисков решения особенно ярко проявилась во внешней политике. Эйзенхауэр укрепил значение Национального Совета Безопасности (NSC), который заседал почти еженедельно и обсуждал все проблемы внешней политики и политики безопасности. Последнее решение всегда было в его руках.

Эйзенхауэр обозначил принципиальные идеи своей программы как "Современный республиканизм" или "динамический консерватизм". К этому относился, прежде всего, вывод государственной руки из экономики. Обусловленная войной государственная квота в валовом отечественном продукте с 1940 года поднялась с 23 до 93%. Лозунг предвыборной борьбы "Пришло время изменения" сигнализировал поворот этой тенденции. Это удалось не в полной мере, но когда Эйзенхауэр в 1961 году уходил с поста, доля государственных расходов уже не поднималась. Одновременно доля федеральных расходов в общих расходах государства снизилась с 76 до 60%.

Второй основной целью экономической политики было развитие свободной конкуренции. Для своих внутриполитических противников Эйзенхауэр считался близким доверенным промышленности. В действительности он выступал за обострение антитрестовского законодательства, отменил введенные под впечатлением второй мировой и корейской войны контроль зарплат и цен и распустил различные исполнительные. экономические органы. Экономическая политика Эйзенхауэра покоилась, в конечном счете, на концепции создания благоприятных государственных рамок для индивидуальной экономической деятельности. Под этим он понимал сдерживание инфляции, равномерный экономический рост и защиту индивидуума и семьи от экономического риска в урбанизованном, индустриализированном мире. Для Эйзенхауэра существовала одновременно тесная связь между фискальной ответственностью и развитием демократии. Он был убежден, что военные расходы должны быть настолько ограничены, чтобы население не страдало под тяжким бременем налогов. Это соображение способствовало выработке новой военной стратегии "New Look", которая в первую очередь основывалась на применении "дешевого" атомного оружия. Угроза "массированного возмездия" должна была в самом начале уже отпугивать любую мыслимую советскую агрессию.

Свое мировоззрение, основанное на нравственных принципах, Эйзенхауэр перенес на внешнюю политику. Конфликт между Востоком и Западом он все больше понимал как непреодолимое противоречие между безнравственной коммунистической диктатурой, представленной Советским Союзом и Китаем, и основополагающей свободной западной демократии. Эйзенхауэр считал советских вождей одержимыми властью идеологами, которые не остановятся перед подрывной деятельностью, коррупцией, подкупом и угрозой силы, чтобы достичь своих целей. Он сравнивал отношения к Советскому Союзу с отношениями к гитлеровской Германии. Только сильная коалиция западных демократий может наглядно показать советам бесперспективность их планов на мировое господство. Хотя Эйзенхауэр представлял бескомпромиссную политику устрашения, одновременно он был все-таки заинтересован в ослаблении конфликтов с Советским Союзом. Его призыв к мирному использованию ядерной энергии, который привел в 1957 году к созданию международных органов по атомной энергии, и предложение взаимного контроля воздушного пространства "открытое небо", которое он сделал на конференции на высшем уровне в Женеве в 1955 году, должны рассматриваться, независимо от пропагандистского аспекта, как честные усилия с помощью создающих доверие мероприятий способствовать разрядке конфронтации между двумя супердержавами в атомный век. Зенитом этой политики явилась Женевская конференция на высшем уровне в 1954-55 годах. В то время, как вопрос Индокитая был урегулирован лишь поверхностно, западные державы с Советским Союзом пришли к взаимному решению вопроса политического будущего Австрии. Государственный договор от 24 июня 1955 года закончил оккупацию союзными войсками, обеспечил Австрии упорядочение рыночной экономики и гарантировал политический нейтралитет альпийской республики.

Со вступлением в должность Эйзенхауэра в американской политике по отношению к Европе не появилось значительных изменений, несмотря на агрессивную риторику нового министра иностранных дел Джона Фостера Даллеса, который отношения между Востоком и Западом рисовал в интенсивных черно-белых тонах. Ни Эйзенхауэр, ни Даллес не думали о военном "освобождении" угнетенных народов Восточной Европы, даже если они и говорили об "откатывании назад" советского влияния в Восточной Европе. Как и его предшественник Трумэн, Эйзенхауэр был убежден в том, что переговоры с Советским Союзом о разрядке между блоками могут быть успешными только после укрепления Западной Европы.. Для него Европа оставалась ядром глобальной политики безопасности США, и он возражал поэтому против политики "старой гвардии" республиканцев, сильнее ориентированной на Азию. Присоединение Федеративной Республики Германии к Западу в рамках Европейского экономического сообщества (ЕЭС)

Похожие рефераты: