Xreferat.com » Рефераты по биографиям » Воронихин Андрей Николаевич

Воронихин Андрей Николаевич

Годы жизни: 1759г. - 21.02.1814

В. К. Шуйский

Творчество Андрея Никифоровича Воронихина открывает важный этап развития русского зодчества, именуемый высоким классицизмом. Созданный архитектором Казанский собор явился первым на берегах Невы ансамблевым зданием в широком градостроительном значении. Неповторимый классический облик города немыслим без другого произведения зодчего — здания Горного кадетского корпуса(с 1866 г. Горный институт). Возведенные Воронихиным строения украшают пригороды Петербурга — Павловск и Петродворец. 

Андрей Никифорович Воронихин родился 17 октября 1759 г. на Урале, в Новом Усолье Соликамского уезда Пермской губернии. Его отец Никифор Степанович и мать Пелагея Ивановна были крепостными графа А. С. Строганова. Сведения о детстве, юности и первых годах самостоятельного творчества будущего зодчего очень скудны. Первоначальное образование Воронихин получил в родных краях — в селе Ильинском, в строгановской иконописной мастерской Гаврилы Юшкова, куда попадали в возрасте шести-семи лет. Здесь он овладевал основами иконописных знаний, а к тринадцати-четырнадцати годам начал проявлять пристальный интерес к архитектуре.

Способности его не остались без внимания Строгановых. В 1777 г. талантливого юношу отправили в Москву для дальнейшего овладения профессией. Воронихин попал в архитектурную команду выдающегося русского зодчего В. И. Баженова. Вскоре он обратил на себя внимание другого ведущего архитектора Москвы — М. Ф. Казакова, предсказавшего ему большое будущее. По сохранившимся документам можно предположить, что Воронихин принимал участие в росписи сеней Троице-Сергиевой лавры в 1778 г.

В конце 1779го или в начале следующего года по распоряжению А. С. Строганова Воронихин впервые приехал в Петербург.

Выписав из Парижа по рекомендации знаменитого французского философа-просветителя Дени Дидро для своего сына Павла Строганова учителя Жильбера Ромма, А. С. Строганов решил дать такое же домашнее воспитание и образование своему талантливому крепостному. Под руководством Ромма Воронихин получает систематические знания по истории, математике и естественным наукам.

В систему такого домашнего образования, практиковавшегося в аристократических семьях, входили длительные путешествия по России и за границу в сопровождении учителя. Совершив путешествие по России, Украине и Крыму, Воронихин вернулся в Петербург, а получив вольную в 1786 г., отправился в Швейцарию и Францию, где продолжал знакомство с памятниками архитектуры, изучал достижения современных инженеров и зодчих.

После возвращения из-за границы в Петербург в конце 1790 г. Воронихин по-прежнему живет в Строгановском дворце. В это время дворец окончательно перестраивается и заново отделывается по проекту архитектора и инженера Ф. И. Демерцова. Этот очень важный для понимания эволюции творчества Воронихина факт был установлен искусствоведом Н. В. Глинкой. На основе анализа архивных материалов и графических листов было доказано, что автором проектов переделки парадных интерьеров Строгановского дворца, в частности Минерального кабинета и Картинной галереи, также был Демерцов. Н. В. Глинка достаточно убедительно доказала, что под руководством Демерцова Воронихин впервые получил систематические знания по архитектуре и строительству, что Воронихин не был самоучкой, как представляли себе предыдущие исследователи. Поначалу он копировал чертежи Демерцова, помогал ему в отделке интерьеров Строгановского дворца и лишь затем стал разрабатывать собственные проекты. (На подготовку к самостоятельной работе в Петербурге ушло несколько лет.)

В 1793 г., после окончания отделочных работ во дворце, Воронихин написал большую акварель, где изображена Картинная галерея, за что получил первое академическое звание — "назначенного" в академики. В дальнейшем его жизнь будет неразрывно связана с Академией художеств.

Следующими работами Воронихина явились перестройки дачи А. С. Строганова и сооружение пристани, строительство малой дачи, предназначавшейся для П. А. Строганова, благоустройство парка между Большой Невкой и Черной речкой в Новой деревне. Эти работы были выполнены в основном в 1795—1796 гг.

Малая дача для П. А. Строганова — очень компактная двухэтажная постройка с небольшими прямоугольными в плане помещениями — была построена Воронихиным на территории Строгановской дачи также вблизи набережной Большой Невки. Со стороны реки по всей длине фасада Воронихин спроектировал веранду в виде полуротонды с завершающим ее балконом. Обширный балкон-терраса служил, вероятно, смотровой площадкой.

Сохранилась знаменитая картина Воронихина, изображающая Строгановскую дачу. За это произведение, хранящееся ныне в Государственном Русском музее, архитектор был удостоен в 1797 г. звания академика перспективной и миниатюрной живописи.

Первый государственный заказ Андрей Никифорович получил в 1800 г. в связи с реконструкцией Большого грота и ковша Самсона в Петергофе. Архитектору поручается разработка проекта перестройки колоннад возле ковша. Эта работа позволила ему окончательно утвердиться в звании архитектора, хотя к тому времени он уже получил должность адъюнкт-профессора Академии художеств по части архитектуры.

1800 г. явился переломным в жизни и творчестве Воронихина: был утвержден проект Казанского собора. 3 декабря создается Комиссия по построению Казанского собора во главе с А. С. Строгановым, а в следующем году Андрей Никифорович начинает его строительство. 

Получив положенное от казны жалованье, архитектор становится материально независимым. В конце 1801 г. он женится на англичанке Мэри Лонд, после чего переезжает из Строгановского дворца в один из домов вблизи строящегося Казанского собора. Это здание через несколько лет за ветхостью было разобрано, и в 1806 г. Воронихин поселился в доме Силы Глазунова, на левом берегу Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова).

Для быстро разраставшейся семьи (у Воронихиных было шестеро детей, из которых двое умерли в младенчестве) ее глава решил построить дачу на Каменноостровской перспективе (участок дома № 62). В начале октября 1804 г. жена Андрея Никифоровича обратилась в Комитет городских строений с просьбой разрешить построить собственную дачу. Строение предполагалось окончить в 1807 г. Вероятно, по проекту самого архитектора был возведен одноэтажный деревянный дом с шестиколонным портиком. В таком виде бывшая дача Воронихина существовала до конца XIX в. В 1890х гг. был надстроен второй этаж и пристроена двухэтажная каменная лестница, а в 1930х гг. разобрали портик. До нашего времени дача не сохранилась. 

Живя вблизи Казанского собора, архитектор непрерывно наблюдал за ходом работ и руководил строительством.   

1 января 1811 г. создатель Казанского собора был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени, дававшим право на потомственное дворянство, а 26 сентября того же года по освящении собора "пожалован кавалером ордена Святой Анны 2 класса, украшенным бриллиантами, а также пенсиею".

В процессе строительства Казанского собора А. С. Строганов предложил Воронихину принять участие в конкурсе на проект перестройки Исаакиевского собора. Наряду с Воронихиным в конкурсе участвовали архитекторы Ж. Ф. Тома де Томон, А. Д. Захаров, Ч. Камерон, Д. Кваренги, Л. Руска, братья Андрей и Александр Михайловы, В. П. Стасов и некоторые Другие. Воронихин разработал целую серию проектов Исаакиевского собора. В одном из них он попытался сохранить старую кладку собора, заложенного еще в 1768 г. по проекту А. Ринальди, спроектировав небольшие пристройки с севера, юга и востока в окружении колоннады. В другом варианте проекта перестройки Исаакиевского собора Воронихин предложил разобрать колокольню, абсиду и полуциркульные приделы наподобие абсид со стороны южного и северного фасадов. Со всех четырех сторон он спроектировал одинаковые многоколонные портики. В одном и другом случае планировочная композиция имеет четко выраженный равноконечный крест.

Конкурс, в котором так активно принимал участие Воронихин, не дал окончательного решения, и новый Исаакиевский собор был построен значительно позже по проекту О. Монферрана.

Немного раньше Воронихин принял участие в конкурсе с Тома де Томоном на проекты фонтанов вдоль дороги из Петербурга в Царское Село. Он представил серию проектов и на этот раз, но утвержден был только один — проект фонтана на склоне Пулковой горы. Остальные фонтаны сооружались по проектам Тома де Томона. 

Фонтан на склоне Пулковой горы был решен в виде грота, ведущего в недра земли. Вход был оформлен монументальным приземистым портиком с двумя мощными колоннами греко-дорического ордера, каннелированные стволы которых вросли в землю. По сторонам портика по замыслу Воронихина установили каменные изваяния львов, лежащих со скрещенными передними лапами и как бы охраняющих покой и тишину у входа в прохладный грот.

25 сентября 1806 г. Воронихин представил на рассмотрение смету на производство работ, которые начались в следующем году. В сооружении фонтана ему помогал Тома де Томон, а также инженер М. П. Сакер, занимавшийся устройством водовода, и каменных дел мастер Г. Грауер. "Обрабатывание леса по садовому образцу на Пулковой горе" поручили произвести придворному садовому мастеру Д. Бушу.

В ходе заготовки материалов и строительства Воронихин предложил внести в первоначальный проект фонтана некоторые изменения. Чашу в глубине грота, куда должна была стекать вода, предполагалось выполнить из гранита. Но поскольку подходящего куска гранита под рукой не оказалось, Воронихин вынужден был изготовить ее из серого рускольского мрамора. К тому же кровля должна была быть из чугунной черепицы, которую "обязался сделать заводчик Берд". Заказ к сроку завод Берда не выполнил, и крышу покрыли железом. Был сделан не предусмотренный сметой каменный мостик, ведущий к фонтану, и вдоль боковых внутренних стен поставлены две гранитные скамейки.

Строительство фонтана на Пулковой горе предполагалось закончить в том же 1807 г. Эту дату можно видеть на главном фасаде. Однако окончание строительства произошло двумя годами позже. Согласно архивным документам 18 июня 1809 г. "архитекторам Воронихину и Томону за сооружение на горе Пулковой фонтана" были "пожалованы перстни ценою каждый по семьсот рублей".

В фондах Государственного музея истории Санкт-Петербурга хранится картина неизвестного художника, на которой представлена Царскосельская дорога и фонтан-грот вскоре после его сооружения. 

Из неосуществленных градостроительных замыслов Воронихина значительный интерес представляет проект татарского подворья. В сущности это архитектурный ансамбль, задуманный с большим размахом на достаточно обширной территории.

Наряду со свойственными классицизму принципами построения фасада Воронихин широко использовал национальные мотивы, что заметно выделило бы весь ансамбль на фоне прилегающей застройки. В центре композиции, построенной на игре разновеликих архитектурных объемов, предполагалось, видимо, поместить мечеть, а по сторонам — службы и комнаты для приезжих. Татарское подворье должны были соорудить в Петербурге на углу набережной реки Фонтанки и Измайловского проспекта, близ усадьбы поэта Державина. Этот факт был установлен архитектором Л. Г. Ивановой в результате архивных изысканий. 

В начале XIX в. Воронихин выполнял работы в Фонтанном доме графа Шереметева (наб. р. Фонтанки, 34). Построен он был еще в середине XVIII в. и связан с именами выдающихся архитекторов прошлого — С. И. Чевакинского и Федора Аргунова — крепостного архитектора графов Шереметевых. Дворец со времени его строительства до 1918 г. находился во владении представителей того же графского рода, поэтому государственные архивы содержат о нем очень скупые сведения. Основным документом, подтверждающим участие Воронихина в его перестройке, является план, по которому можно судить, что архитектор в незначительной степени перепланировал интерьеры и установил новые печи и камины. В наибольшей степени реконструкция коснулась центральной части: колонный портик он предлагал застроить, превратив его в вестибюль частично реконструированной им парадной лестницы. 

Еще выше, на Фонтанке, 18, сохранился дом князя А. Н. Голицына — сравнительно небольшое трехэтажное здание, отмеченное со стороны реки четырехколонным портиком. Среди чертежей Воронихина, хранящихся в фондах Научно-исследовательского музея Академии художеств, имеются чертежи фасада и плана дома Голицына. Однако изучавший их профессор Г. Г. Гримм предполагал, что они копийные, а Воронихину принадлежит лишь проект устройства церкви в этом доме, что, впрочем, спорно,— не исключено и его авторство в самом доме.

Церковь представляла собой небольшое прямоугольное в плане и крытое кирпичным коробовым сводом помещение, расположенное в верхнем этаже. Оно не имело окон, и свет в него попадал через расположенный вверху световой фонарь. В центре одной из поперечных стен помещалась дверь, а напротив находился иконостас. Церковь, устроенная в 1812 г., была посвящена Святой Троице. 

Выдающимся произведением Воронихина явилось здание Горного кадетского корпуса — первого высшего инженерного учебного заведения Петербурга. Его сооружение велось параллельно со строительством Казанского собора, но в более короткие сроки — с 1806 по 1809 г. 

Многочисленны работы Воронихина в пригородах Петербурга. Кроме Петергофа и Пулкова он выполнял проекты для Стрельны, Павловска и Гатчины, особенно же много — для Павловска.

В начале 1803 г. во время пожара выгорели интерьеры центрального корпуса Павловского дворца. Его владелица императрица Мария Федоровна поручила восстановление здания Воронихину, назначенному главным архитектором Павловска. Выбор ее не был случайным: в 1802 г. Воронихин отделывал в Зимнем дворце, на половине Марии Федоровны, интерьеры, располагавшиеся на втором этаже центральной части южного корпуса, выходящего на Дворцовую площадь.

При восстановлении Павловского дворца Воронихин вносит изменения в отделку основных парадных помещений. В центральном Итальянском зале по рисункам архитектора были выполнены кариатиды второго яруса, фигуры орлов на верхнем карнизе, обработка купольного перекрытия кессонами с лепными розетками. В Греческом зале по замыслу Воронихина на перекрытии появилась орнаментальная роспись, имитирующая купол. В залах Войны и Мира по проекту Андрея Никифоровича вместо прежних живописных плафонов были устроены кессонированные своды, а в люнетах размещены барельефы. В первом этаже Воронихин создал, пожалуй, самый поэтичный интерьер дворца — кабинет "Фонарик" с двумя кариатидами, поддерживающими арку, которая отделяет светлую часть помещения, раскрытую в Собственный садик. 

Рисунки и акварели архитектора с изображением мебели, драпировок, осветительных приборов, ваз, курильниц свидетельствуют о высоком мастерстве Воронихина-рисовальщика. Выполнены они в свободной живописной манере и с удивительной точностью передают формы предметов и свойства материала, из которого предполагалось изготовить то или иное произведение. Так, в 1803 г. по его рисункам был выполнен туалетный прибор с большим красивым зеркалом "в число подарков для Ея Величества королевы прусской".

До последних лет жизни Воронихин работал в области прикладного искусства. В архивных документах содержатся сведения о том, что в 1812 г. ему были выплачены деньги "за сделанные им для Е.ГО Величества два походных иконостаса и за модели для серебряного туалета".

Андрей Никифорович являлся также превосходным мастером садово-парковой архитектуры. Эта грань его таланта с особой силой раскрылась  в Павловском парке, где он продолжал трудиться почти до конца своих дней. Для Павловского парка Воронихин проектировал мосты, беседки, павильоны, памятники, ворота.

Из осуществленных работ Воронихина наибольший интерес представлял перестроенный им в 1807—1812 гг. Розовый павильон, для которого он спроектировал также мебель. Павильон был выстроен деревянным с имитацией фасадов под каменную кладку и живописными панно, выполненными однотонной живописью в технике гризайль, создававшей иллюзию скульптурных барельефов. Завершенный небольшим куполом легкий и изящный Розовый павильон стоял на берегу пруда в искусственно созданном окружении из розовых кустов.

Во время второй мировой войны павильон сгорел. В настоящее время он восстановлен, правда не в дереве, а в камне. 

Воронихин являлся участником конкурса на проект памятника-мавзолея Павлу I в Павловске. Кроме Воронихина свои проекты представили архитекторы А. Д. Захаров, Ж. Ф. Тома де Томон и Пьетро Гонзага, более известный как художник-декоратор. Победителем оказался Тома де Томон. По его проекту в Павловском парке был сооружен мавзолей в виде небольшого греческого античного храма с четырехколонным портиком со стороны главного фасада. Воронихин, как главный

Похожие рефераты: