Николай I

Перевезенцев С. В., Воронин В. Е.

Николай I Александрович (25.06.1796 - 18.02.1855) - российский император (с 14.12.1825) из династии Романовых, третий сын императора Павла I. Сразу после рождения великий князь Николай Павлович был записан на военную службу. С 7 ноября 1796 г. - полковник, шеф лейб-гвардии Конного полка. 28 мая 1800 г. назначен шефом лейб-гвардии Измайловского полка, и с тех пор носил только измайловский мундир. С раннего детства Николай Павлович имел склонность к военному делу. Император Павел I, горячо любивший своих младших детей, имел особенную привязанность к Николаю и незадолго до смерти даже допускал возможность его вступления на престол.

Через два года после трагической смерти отца, в 1803 г. воспитателем великого князя Николая Павловича стал генерал М.И. Ламздорф - невежественный и жестокий человек. Он постоянно угрожал своему питомцу разными наказаниями за непослушание, часто наказывал его розгами, бил линейкой и ружейными шомполами, иногда избивал его почти до бесчувствия. Но Николай рос упрямым и независимым.

В то же время среди наставников Николая Павловича были крупные ученые - экономист А.К. Шторх, юрист М.А. Балугьянский, историк Ф.П. Аделунг. Однако великий князь недолюбливал их монотонные "усыпительные лекции", скучные общественные и правовые теории. "По-моему, лучшая теория права - добрая нравственность, а она должна быть в сердце независимо от этих отвлеченностей и иметь своим основанием религию", - говорил позднее император Николай I барону М.А. Корфу. С большим интересом великий князь изучал военное дело - артиллерию, фортификацию, тактику, стратегию и другие военные науки. Более всего он любил инженерное дело - свою будущую военную специальность. "Мы - инженеры!" - любил часто повторять Николай Павлович. И недаром впоследствии император Александр I поставил своего младшего брата во главе инженерного ведомства России, с каковым поручением великий князь блестяще справился. С тревогой и воодушевлением юный Николай, проникнутый патриотическим духом, получал известия о ходе Отечественной войны 1812 г. и Заграничных походов русской армии.

В 1817 г. великий князь женился на прусской принцессе Шарлотте, принявшей православие и ставшей в России великой княгиней Александрой Федоровной. От этого брака родилось семеро детей, в том числе и будущий император Александр II. 3 июля 1817 г. Николай был назначен генерал-инспектором по инженерной части и шефом лейб-гвардии Саперного батальона. С 25 июня 1818 г. - командир бригады 1-й Гвардейской дивизии (в состав бригады входили лейб-гвардии Измайловский и Егерский полки). Летом 1819 г. император Александр I впервые сказал Николаю Павловичу, что намерен вскоре отказаться от престола в его пользу, так как следующий из братьев (по старшинству), великий князь Константин Павлович, тогдашний наместник в Царстве Польском, также не желает царствовать. В 1823 г. император Александр I подписал Манифест, объявлявший наследником престола великого князя Николая Павловича. Но Манифест был секретным, он не публиковался и поэтому не имел силы. С февраля 1825 г. великий князь Николай - командир 1-й Гвардейской дивизии.

27 ноября 1825 г. в Петербурге из Таганрога было получено известие о кончине императора Александра I. Петербургский генерал-губернатор граф М.А. Милорадович заранее отказался признавать новым государем Николая Павловича и настоял на проведении присяги императору Константину. Николай присягнул первым, его примеру последовали высокопоставленные генералы и гвардия, Сенат. Николай Павлович уговорил членов Государственного совета присягнуть на верность Константину, невзирая на его прежнее отречение от прав на престол. Со своей стороны, наместник в Польше великий князь Константин Павлович присягнул в Варшаве на верность брату Николаю, привел к присяге ему все Царство Польское. Вместе с тем, он не выехал в Петербург, а подтвердил свое отречение в письмах к Николаю Павловичу и матери - вдовствующей императрице Марии Федоровне. Николай настаивал, чтобы Константин занял престол, но 6 декабря 1825 г. получил письмо брата, содержащее новый решительный отказ.

10 декабря 1825 г. Николай Павлович узнал о существовании обширного военного заговора. 12 декабря 1825 г. он принял решение объявить себя императором. Вечером 13 декабря 1825 г. Государственный совет присягнул императору Николаю I, а утром 14 декабря 1825 г. присягу принесли другие высшие государственные учреждения. Тем же днем в Петербурге состоялось восстание нескольких воинских частей под предводительством членов тайного общества, позднее известного как "декабристы".

Император Николай I лично руководил подавлением восстания на Сенатской площади. Он неоднократно пытался вступить с восставшими в переговоры, чтобы убедить их подчиниться закону. Но видя безрезультатность уговоров, в ходе которых был смертельно ранен генерал-губернатор Милорадович, приказал открыть по мятежникам артиллерийский огонь. Позднее, после разбирательства по делу декабристов, император санкционировал смертный приговор пяти руководителям восстания.

В сентябре 1826 г. в Москве в Успенском соборе состоялась коронация императора Николая I. Вступление молодого императора Николая I на престол породило в обществе многие надежды на улучшение положения дел после мрачного последнего десятилетия царствования императора Александра I. Симпатии к новому монарху высказывал возвращенный из ссылки А.С. Пушкин. Между государем и Пушкиным установились тесные отношения, правда, иногда несколько обременительные для поэта, ибо император взял на себя права его личного цензора. Но в других случаях Николай I защищал Пушкина от нападок недоброжелателей. Более того, до знакомства с Пушкиным несколько равнодушный к поэзии, Николай Павлович, внимательно читая произведения Александра Сергеевича, стал ценить поэтическое слово. А после трагической смерти Александра Сергеевича император взял на себя материальные заботы о его семье - оплатил долговые обязательства поэта, устроил будущее его детей.

Николай I обладал огромной работоспособностью (работал по 18 часов в сутки!) и огромным личным мужеством. В 1831 году он сам усмирил холерные бунты в Петербурге (на Сенной площади) и в военных поселениях Новгородской губернии, убедив бунтующих покориться властям.

Николай I не был чужд понимания необходимости проведения государственных реформ, но всегда резко выступал против даже мысли о возможных революционных преобразованиях. По окончании дела декабристов в Манифесте 13 июля 1826 года Николай I осудил "дерзостные мечтания, всегда разрушительные", но заявил о намерении проводить реформы, постепенно улучшать "отечественные установления". 6 декабря 1826 года император Николай I создал Секретный комитет для подготовки важных государственных преобразований на основе многочисленных проектов, сохранившихся в кабинете покойного императора Александра I. Но главным для Николая Павловича был вопрос о том, во имя чего нужно осуществлять возможные реформы?

По мнению многих мыслителей XIX - начала XX вв. и современных исследователей, во время правления Николая окончательно завершился процесс, резко ускоренный Петром I, - процесс формирования русской нации. И Николай Павлович чутко уловил это главное содержание движения России по историческим дорогам в первой половине XIX столетия - он завершил дело Петра, но одновременно подвел черту под оголтелым преклонением перед пониманием "прогресса" на секулярный западный лад. А.С. Пушкин увидел эту характерную особенность царствования Николая Павловича, и недаром в 1830 году в письме к князю П.А. Вяземскому А.С. Пушкин писал: "Государь, уезжая, оставил в Москве проект новой организации, контрреволюции революции Петра..."

В этом была одна очень важная черта императора Николая I - он был истинным русским царем. Многие современники свидетельствуют о любви императора "ко всему Русскому". Именно при Николае I при императорском дворе входит в привычку говорить по-русски ("даже с женщинами!" - восхищенно говорится в дневнике графини А.Д. Блудовой, что, по мнению самой Блудовой, было "дотоле неслыханным делом"). Впервые в моду император вводит для мужчин любимый им казацкий мундир, а для женщин - народное платье. Подобное поведение императора, а затем и всего двора со временем сделало переворот в дворянском семейном быту и воспитании, дало повод к стремлению возвращаться ко всему отечественному.

И недаром та же А.Д. Блудова отмечала: "Николай Павлович при самом восшествии на престол первый у нас показал пример, и поколение, при нем возросшее, уже далеко отступило от иностранных мнений и с любовью и рвением старается о всем родном". И далее графиня Блудова вполне справедливо заключает: "В своих привычках и привязанности ко всему национальному Николай Павлович опередил своих современников и показал то предчувствие нужд и стремлений своего века, о которых мы упоминали как о черте отличительной людей, избранных Провидением и посылаемых Им во дни великих переворотов общественных".

Идея национального призвания государя и государства, врученного ему Богом, была одной из стержневых идей, которые направляли все действия Николая I. Более того, забота о национальных интересах России подвигла государя максимально использовать все достижения "прогресса", но он сумел поставить сам "прогресс" на службу России и использовать его для обеспечения российских национальных приоритетов. И в годы правления Николая I русская жизнь плодотворно развивалась - строились железные дороги, крепости, храмы, открывались по всей империи университеты, училища, школы, множились печатные издания и успехи литературы, зодчества, театра... Особенно активное развитие, кстати, получили естественные науки и инженерное дело.

Второй отличительной чертой Николая I следует признать то, что он сознательно принял на себя миссию русского православного царя. Сам государь был искренне верующим православным человеком, причем не просто в обрядовом смысле. Да, при Николае Павловиче при дворе впервые за многие десятилетия стали показательными хоровые исполнения молитв и церковных песнопений. Да, государь обязательно посещал церковные службы, а в своих путешествиях по России отстаивал длительные литургии. Но важно, что он не просто их отстаивал, а искренне молился, т.е. принимал веру в Господа всем своим сердцем.

Сохранилось свидетельство А.С. Пушкина, который говорил А.О. Смирновой-Россет, записавшей слова поэта: "Знаете ли, что всего более поразило меня в первый раз за обедней в дворцовой церкви?.. Это что государь молился за этой официальной обедней, как и она (императрица), и всякий раз, что я видел его за обедней, он молился; он тогда забывает все, что его окружает. Он также несет свое иго и тяжкое бремя, свою страшную ответственность и чувствует ее более, чем это думают. Я много раз наблюдал за царской семьей, присутствуя на царской службе; мне казалось, что только они и молились..." Об этом же говорят и другие современники. "Он говаривал, что, когда он у обедни, то он решительно стоит перед Богом и ни о чем земном не думает", - читаем мы в одном месте о Николае I. "А когда он приобщался (Святых Таин. - В.В., С.П.), Боже мой, что это была за минута! Без слез нельзя было видеть глубокое чувство, которое проникало его в это время", - читаем в других воспоминаниях.

Сколько в этих записях удивления и восхищения! И вправду, было чем восхищаться - ведь более ста лет русские монархи не отличались истовостью веры. Тем более удивительным для современников было то, что ревностная вера государя восторжествовала во времена, когда в моду и обыкновение вошли вольнодумство и атеизм! Поистине, государь был достоин восхищения.

И недаром великий русский провидец и старец, преподобный Серафим Саровский, говорил о государе Николае I одному из своих собеседников: "А ты уж, батюшка, не о нем пекись - его Господь сохранит: он велик перед Богом - он в душе христианин". А в разговоре со своим келейником Павлом старец Серафим сказал о государе: "Я всегда молюсь, чтобы Господь продлил его жизнь для счастия России..."

Вполне естественно, что и свой императорский долг Николай I воспринимал как служение Богу, России и российскому народу. Он неоднократно говорил об этом публично, но, главное, этот принцип служения он возвел в абсолют и не мыслил своей жизни вне этого служения. Своих подданных государь также направлял к исполнению сознательного служения Богу, Царю и Отечеству.

И потому именно в царствование Николая Павловича высшего пика достигло понимание Россией и самим государем великого духовного смысла существования Российской империи на земле. Современный исследователь М.Д. Филин совершенно справедливо отмечает, что сам император, конечно же, не был мыслителем на троне, и не дано ему было создать теорию грядущей "Христианской Империи". Но его русская православная душа, наполненная готовностью к свершению духовного подвига, несомненно, интуитивно чувствовала этот великий духовный смысл бытия России. И потому духовная энергия императора пробудила к жизни, стимулировала труды многих русских мыслителей.

Одним из таких мыслителей, охваченных истинным духовным порывом, пробужденным государем, был министр народного просвещения С.С. Уваров. Еще в 1832 году в своей записке на имя императора С.С. Уваров писал об "истинно русских охранительных началах Православия, Самодержавия и Народности, составляющих последний якорь нашего спасения и вернейший залог силы и величия Отечества". При своем вступлении в должность министра в 1833 году С.С. Уваров провозгласил принцип деятельности министерства: "Общая наша обязанность состоит в том, чтобы народное образование совершалось в соединенном духе Православия, Самодержавия и Народности". В 1837 году в отчете о деятельности вверенного ему министерства С.С. Уваров более подробно раскрыл сущность этой тройственной формулы.

Так в нескольких кратких выражениях и родилась знаменитая формула, может быть, одна из самых знаменитых в истории России, более того, выражающая идеал истинного устройства земного бытия России - Православие, Самодержавие, Народность. Немного позднее эта формула стала основой так называемой теории официальной народности. А в русских сердцах она получила и еще одно звучание: "За Бога, Царя и Отечество!".

В годы царствования Николая I рождается первый официальный гимн Российской империи, ставший одним из самых значимых символов николаевской эпохи в истории. Автором текста гимна стал поэт В.А. Жуковский, композитором А.Ф. Львов. Официально гимн впервые исполнили в Москве, в Большом театре 11 декабря 1833 года.

Боже, царя храни.

Сильный, державный,

Царствуй на славу, на славу нам.

Царствуй на страх врагам,

Царь православный.

Боже, царя, царя храни.

Триединый идеал "Православие. Самодержавие. Народность", по сути дела, восстановил в русском сознании тот духовный смысл, который закладывался в существование Российского царства еще в XVI веке. Иначе говоря, этот идеал восстановил духовную связь России с собственным прошлым, утерянный было в XVIII столетии, и связал настоящее и будущее России с ее духовно-историческими корнями.

И еще очень важно, что, провозгласив триединый принцип "Православие. Самодержавие. Народность", русская духовно-политическая мысль середины XIX века одухотворила саму идею Российской империи, придала Российской империи великий духовный смысл, указала Российской империи цели и задачи ее земного исторического бытия, а именно - устремленность в Вечность.

А конкретной задачей, ведущей для русского духовно-политического сознания XIX столетии, стала одна: Россия - это удерживающая сила. В этом отношении Российская империя рассматривалась как единственная в мире сила, способная удержать мир от падения в объятия антихриста, символами которого считались распространяющийся материализм в философии, секуляризм в отношении к религии, республиканизм и социализм в социально-политической сфере и революционизм в методах политического действия.

Император Николай I использовал все силы для того, чтобы всячески укрепить эту удерживающую роль России в мире. А, значит, в первую очередь нужно было удержать саму Россию. Позднее выдающийся русский мыслитель-консерватор К.Н. Леонтьев

Похожие рефераты: