Гарри С. Трумэн

, человек из Миссури, был чрезвычайно непопулярным президентом. В декабре 1951 года только 23% американцев положительно оценили его деятельность. Даже Ричард Никсон на самой низкой точке Уотергейтского скандала с 24% имел более высокий показатель. Когда президент в 1953 году покинул свой пост только 31% населения были согласны с его правлением, в то время как 56% отвергали его. Противоположностью этим цифрам является оценка Трумэна историками и общественностью после его смерти. Опрос мнения среди историков в 1982 году отвел ему восьмое место в списке американских президентов. В опросе Гэллапа в 1980 году он занимал даже 3 место после Джона Кеннеди и Франклина Д. Рузвельта. Нелюбимый, непопулярный президент возвысился таким образом после смерти до американского народного героя. Если о президентстве Трумэна имеется очень много исследований, то годы его вступления в должность президента в Вашингтоне, когда он был сенатором в Миссури, исследованы значительно хуже.

Гарри Трумэн родился 8 мая 1884 года в семье мелкого фермера. В 1890 году его отец Джон Эндерсон Трумэн поселился в Индепенденсе, Миссури, где Гарри окончил школу. Он не получил шанса посещать колледж, так как его отец все потерял на спекуляциях на зерновой бирже и был вынужден продать дом в Индепенденсе и переехать в Канзас-Сити, где нашел работу на элеваторе. Трумэн вместе со своим братом решил избрать деятельность банковского служащего. С 1906 по 1907 год вместе со своим отцом и братом работал на ферме бабушки. Когда отец умер в 1914 году, Трумэн взял на себя руководство предприятием и явно добился успеха. В отличие от других фермеров этого региона Трумэн ввел севооборот и начал разводить крупный рогатый скот. Вместе со своим партнером он одновременно инвестировал цинковые и свинцовые рудники в Оклахоме и участвовал в нефтяных скважинах, которые, однако, оказались небогатыми. В это время в нем проснулся интерес к политике. Он приветствовал избрание Вудро Вильсона президентом США, вступил в национальную гвардию и воевал во время мировой войны под командованием генерала Першинга на фронте во Франции. В апреле 1919 года уволился из армии в чине капитана, женился на Элизабет Уоллес Ферман, своей юношеской любви из Индепенденса, которая всегда держалась на заднем плане и позже почти не участвовала в общественной жизни в Вашингтоне, но которую Трумэн всегда информировал о важных политических решениях. Вместе со своим партнером Трумэн открыл на своей родине магазин мужского платья. Экономический спад 1921 -22 годов привел к закрытию магазина. После этого осталось 25 000 долларов долга, которые Трумэн должен был выплатить в последующее десятилетие.

После краха коммерческого предприятия Трумэн воспользовался возможностью быть избранным чиновником управления. Трумэн был ужасно плохим оратором, но у него было и много преимуществ: он являлся сторонником демократов, мощнейшей партии Юга, его знали в избирательном округе и его поддерживали бывшие сослуживцы по полку. Его главная деятельность как "председательствующего судьи" в округе Джексон охватывала ответственность за содержание дорог округа, отвод сточных вод и управление домом для престарелых и нуждающихся в посторонней помощи граждан. В тесном сотрудничестве (а возможно, в зависимости) с местным партийным руководством демократов под предводительством Тома Пендергеста ему удалось создать современное управление округом. Таким образом Трумэн вошел в тесный контакт с покровительственной системой американских партий того времени. Когда подошла к концу его деятельность в штате Джексон в 1934 году, США находились как раз в середине мирового экономического кризиса. Сначала показалось, что Трумэну нужно вернуться назад на ферму. В силу многих счастливых обстоятельств и конфликтов в демократической партии ему, однако, удалось выдвинуться сенатором на выборы 1934 года.

В возрасте 50 лет Трумэн сенатором штата Миссури приехал в Вашингтон. У него не было опыта в федеральной политике, но как "председательствующий судья" крупного округа он видел, что может сделать федеральное правительство для нуждающегося населения в период депрессии. Первая встреча с президентом Рузвельтом прошла успешно, и Трумэн оказался убежденным сторонником "нового курса". Он с головой окунулся в работу, и ему повезло с назначением в один из комитетов. Так, например, он участвовал в формулировании закона о регулировании воздушного сообщения, сделал себе имя при преследовании нелегальных махинаций среди менеджеров на железной дороге и вместе с Бертом Уилером из Виргинии подготовил закон о транспорте от 1940 года. После его переизбрания с небольшим преимуществом в 1940 году он возглавил чрезвычайный комитет по исследованию программы вооружения федерального правительства. Благодаря этой деятельности, которая после японского нападения на Перл-Харбор приобрела большое значение, Трумэн добился все-таки национальной известности, открывшей ему в 1944 году дорогу к посту вице-президента. Комитет Трумэна, как он вскоре стал называться, контролировал американскую военную деятельность, осуществлял конструктивную, не вызывающую сенсаций критику и вскоре был принят различными политическими группировками и институтами. Председатель открыто высказывался по внешнеполитическим вопросам и выступал за американское участие в международных организациях после окончания войны, что в частично изоляционистской стране вовсе не было само собой разумеющимся.

Основной причиной подъема Трумэна на пост вице-президента было то, что демократическое партийное руководство решительно высказывалось против повторного избрания вице-президента Генри Уоллеса, которого рассматривали как приверженца левого крыла и мечтателя, не имеющего никакого влияния на сенат. Вице-президентство Трумэна после победы демократов с относительно небольшим преимуществом в ноябре 1944 года проходило без сенсаций, Он не принимал участия в военных конференциях и его не информировали о проекте Манхеттен, создании атомной бомбы.

Когда Трумэн после смерти Рузвельта 12 апреля 1945 года вступил в должность президента, то столкнулся с драматической ситуацией. Война в Европе шла к концу. Советско-американские отношения на последней конференции значительно ухудшились. Начались конфликты по развитию Восточной Европы и по системе передачи взаймы или в аренду, которую Трумэн закончил за несколько дней до немецкой капитуляции. С другой стороны, Трумэн продолжал важнейшие политические и экономические проекты администрации Рузвельта: создание и построение Объединенных Наций, Всемирного банка и Международного валютного фонда. Трумэн был заинтересован в хороших отношениях со Сталиным и одновременно, как и Рузвельт, имел проблемы с политикой британского премьер-министра Уин-стона Черчилля. О своей первой встрече со Сталиным на Потсдамской конференции он положительно высказался в своем дневнике. После избрания британским премьер-министром Клемента Эттли, которого он считал слабым человеком, Трумэн начал ценить его предшественника, в то время как его положительное отношение к Сталину быстро уменьшилось. Он был рассержен советско-польской договоренностью относительно линии Одер - Нейсе. Коммунистическую систему считал полицейским государством, которое было ничуть не лучше, чем Германия Гитлера или Италия Муссолини. Когда он находился на борту крейсера "Аугуста" на обратном пути в США, то получил 6 августа сообщение о взрыве первой атомной бомбы в Хиросиме. Трумэн информировал Сталина еще 24 июля о новом оружии, не говоря четко, что речь идет об атомной бомбе. Ему было ясно, что этим война против Японии будет значительно сокращена, возможно, закончится раньше, чем русские осуществят свое объявление выступить против Японии. В своем Потсдамском дневнике президент писал: "Мы разработали самое ужасное оружие в истории человечества... Это оружие будет применено против Японии... так, чтобы военные объекты, солдаты и моряки были целями, а не женщины и дети. Даже если японцы дикие - беспощадны, жестоки и фанатичны, то мы как руководители мира для общего блага не можем сбросить эту ужасную бомбу ни на старую, ни на новую столицу".

Впоследствии сброс бомбы на Хиросиму и Нагасаки часто критиковали. Возможно, было бы лучше предупредить японцев, провести пробный сброс или, по крайней мере, между двумя применениями оставить больше времени. Но эти аргументы не учитывают того, что в распоряжении было только две атомные боеголовки, испытания могли не удаться, а бомба создавалась, чтобы ее использовать. Возможно, на Трумэна, как показывает цитата, большое впечатление произвело японское ведение войны: японское нападение на Перл-Харбор было внезапным ударом, на Филиппинах японцы проводили смертельные марши пленных, и во время войны появились многочисленные сообщения об истязаниях военнопленных. Сам Трумэн считал, что не должен сожалеть о решении, так как оно, по его мнению, спасло жизнь сотням тысяч американцев и японцев, которые были бы убиты при вторжении. Однако он постоянно занимался этой темой. Когда генерал Мак-Артур в 1951 году потребовал расширения войны в Корее, Трумэн отказался дать разрешение. Его мысли постоянно кружили вокруг применения атомной бомбы, особенно, когда Китай вступил в войну на стороне Северной Кореи. Но, как во время Берлинской блокады в 1948 году, когда министр армии Кеннет Ройалл одобрил превентивный удар, он отклонил это по моральным и стратегически-дипломатическим причинам. Трумэн видел в атомной бомбе прежде всего политическое оружие, которое в будущем можно будет применять только в прямой военной конфронтации с Советским Союзом, если речь пойдет о существовании Соединенных Штатов.

По окончании мировой войны обнаружилось, что альянс победителей невозможно сохранить. Правда, были свободные выборы в Венгрии и в Чехословакии, но не в Польше, Румынии и Болгарии. Вместе с французской оккупационной властью советское управление в Германии не подчинялось центральному экономическому правлению в оккупированной Германии. Также одностороннее перенесение территорий восточнее Одера и Нейсе к Польше до мирного договора способствовало обострению напряжения. Подобные конфликты возникли в Корее, где Советский Союз выступал за государство-сателлит, и в Иране, где он пытался приобрести сферы особых интересов. Советское правительство отказывалось от сотрудничества во Всемирном банке и в Международном валютном фонде, институтах, которые предусматривались американскими плановыми органами как центральные для восстановления мировой экономики.

Конечно, причинами этих трений были не одни только действия Сталина, но для Трумэна было бесспорно, что ему противостоит государственный деятель, который не держит своего слова. Из этого Трумэн сделал вывод, что Советский Союз ни в коей мере не намерен кооперироваться с Западом для сохранения равновесия сил, а будет пытаться распространить свою власть повсюду, где только возможно. Тоталитарные государства, так думал Трумэн, а вместе с ним и большинство американцев, полагаются на военную силу или угрозу насилия, чтобы осуществить свой интерес. Образование в 1947 году Коминформа, казалось, указывало на то, что Советский Союз и дальше хочет действовать как политическое и идеологическое острие копья коммунистической мировой революции.

Развитие в Восточной Европе и успехи коммунистических партий в Западной Европе, на Балканах и в Китае поддержали эту интерпретацию. Хотя американский дипломат Джордж Кеннен, блестящий знаток русской истории, никогда не пытался объяснить советскую внешнюю политику с чисто идеологической точки зрения, но его "длинная телеграмма" из Москвы в январе 1946 года все-таки способствовала ужесточению позиции Вашингтона. Кеннен видел в Советском Союзе государство - преемника царского режима с его самодержавными институтами и тенденцией к изоляции от внешнего мира. Также опубликованная Кенненом в 1947 году под псевдонимом "М-р X" в журнале "Форин Аффеарс" работа о причинах советского поведения подтверждала эту оценку положения и произвела впечатление на Трумэна.

От предположения советской угрозы для Западной Европы, каким бы односторонним и проблематичным оно ни было, было недалеко до необходимости поддержки и обеспечения безопасности Западной Европы в интересах национальной безопасности США. Западной Европе и Японии было отведено стратегическое значение для защиты Соединенных Штатов. Ни Пентагон, ни государственный департамент, ни секретные службы, ни сам президент Трумэн не ожидали прямой военной конфронтации с Советским Союзом. Советский Союз тяжело пострадал от немецкого нападения и войны, и потребуются годы для восстановления страны. Более значимым казался факт, что советская политика должна была привести к психологическому влиянию на население в той же мере ослабленных западных демократий. Для Трумэна существовала прямая зависимость между экономическим благосостоянием, психологическим самосознанием и обороноспособностью. Если не удастся вселить европейцам уверенность в скором восстановлении, то можно было предвидеть, Москва приобретет массовое влияние.

Из этих соображений возникла "политика сдерживаниям, которая сначала как "двойное сдерживание" была направлена против Советского Союза и Германии. Она должна была установить глобальное военное равновесие держав и одновременно образовать в Европе и Японии новые силовые центры, которые могли в будущем закрепиться против советской политики. Советские и ревизионистские историки в США и других странах утверждали в 60-х и 70-х годах, что США перереагировали в отношении советской политики. Как показывают новые исследования, не исключено, что Запад прекратил попытки кооперации раньше, чем это сделал Сталин. Новые исследования британской политики, однако, показывают, что как консервативное правительство Черчилля, так и лейбористское правительство Эттли еще до американских руководителей пришли к мнению, что с Советским Союзом невозможно сотрудничать долгосрочно.

Никто из американских президентов не повлиял так решительно на развитие в Европе в послевоенное время, как Трумэн. В 1947 году он провозгласил "Доктрину Трумэна", когда призвал Конгресс оказать Греции и Турции военную и экономическую помощь, чтобы уберечь их от якобы грозящего коммунистического захвата власти. Так как Великобритания была больше не в состоянии выступать в качестве противовеса относительно Советского Союза в этом регионе, то США стали доминирующей силой в районе Средиземноморья и обязались предоставить весь свой экономический потенциал для сдерживания коммунизма.

Еще большее значение имел план Маршалла. В качестве главных целей плановые органы в Вашингтоне наметили предотвратить дальнейший экономический застой в Западной Европе, прекратить экономический хаос, который считали питательной средой для распространения коммунистической идеологии, и побудить демократию в Западной Европе к экономической и политической кооперации. Ревизионистские историки упрекали Трумэна в том, что планом Маршалла он крепко привязал Западную Германию к Западу, придав законную силу разделению Германии и Европы. Эти документы предстают после политического поворота в мире 1989-90 годах в новом свете.

Как с избранием Джорджа Маршалла министром иностранных дел в 1947 году, точно так же Трумэну повезло с назначением его преемником Дина Эйксона в 1949 году. Маршалл и Эйксон лояльно поддерживали политику Трумэна, были убеждены в особом значении Западной Европы в глобальном конфликте с Советским Союзом и помогали защищать внешнюю политику во внутриполитических столкновениях.

Решение о создании НАТО (1947 г.) также пришлось на первый срок пребывания Трумэна на посту президента. Подобно Берлинскому "воздушному мосту " развитие НАТО наглядно показало, что Трумэн осознал психологическое значение политических решений. Создание НАТО и Берлинского "воздушного моста" следовало понимать как политические сигналы Советскому Союзу. В обеих акциях речь шла об оборонительных мероприятиях. У народов Западной Европы нужно было создать впечатление, что Соединенные Штаты тесно связали свою судьбу с дальнейшим развитием демократии.

В послевоенное время можно было определенно говорить об американской гегемонии в Западной Европе. Трумэн не поддался первоначальному импульсу срочно сократить заокеанскую активность, а проводил внешнюю политику, которая брала на себя экономические и военные обязательства и одновременно действовала как катализатор политического объединения Европы. Эта роль Америки была бы невозможна, если бы США не нашли, особенно в Великобритании, в странах Бенилюкса и после образования Федеративной Республики Германии в Бонне, партнеров, которые бы понимали присутствие американцев в Европе

Похожие рефераты: