Xreferat.com » Рефераты по биографиям » Латынина (Дирий) Лариса Семеновна

Латынина (Дирий) Лариса Семеновна

одной золотой медали на снарядах.

- Вы немного устали, Лариса, - убежденно сказал наш доктор Михал Михалыч, деликатно покашливая.

-

Устала? Ничего подобного. Только кончилась Спартакиада, а уже надо было собираться в далекое путешествие. В Бразилии, в городе Порто-Аллегро, Всемирная универсиада. Пусть для кого-то я - бабушка русской гимнастики, но мне еще не исполнилось двадцати девяти лет, я - аспирантка и должна выступать на студенческих соревнованиях.

После универсиады меня отговаривают от поездки в Японию. Михал Михалыч озабоченно склоняется над моей кардиограммой. Экстрасистола. По-русски: перебои сердца. Я испытываю их не в первый раз. Перед Кубком Европы ходила на консультацию к профессору Летунову.

- Надо ложиться в больницу на месяц, - Серафим Петрович смотрел на меня сквозь толстые стекла очков очень сердито. Он прекрасно знал, что в больницу я не лягу. Сговорились: достаточно будет пить каждый день хлористый кальций. Большую бутылку этого снадобья я оставила в московской гостинице. И вот сейчас опять эта экстрасистола.

-

- Идите на консультацию!

-

Я иду на третий ("решающий") этаж Центрального совета и говорю: "Будет большой ошибкой, если за год до Олимпийских игр мы оставим соперников в Токио без конкуренции!"

- Предложения?

-

- Ехать в Токио!

-

И я еду. И экстрасистола не мешает мне выиграть многоборье, вольные и бревно. Это - открытое первенство Японии, становлюсь абсолютной чемпионкой Страны восходящего Солнца.

Однако, все помыслы об Олимпиаде, которая состоится здесь же, в Токио, но через год.

Позже, когда мне показали записи нагрузок 1964 года, выяснилось: перед Токио я проделала работу почти в два раза больше, чем обычно. Но спортивная форма никогда не измерялась лишь физической подготовкой. Психологический же климат перед Токио создавал настроение: нужно догонять. Казалось, почему? Ведь официальным лидером была я. Вера Чаславска не выиграла у меня еще ни одного соревнования, включая и последнее в Японии.

Перед началом соревнований определение порядка нашего выступления по снарядам ясно сказало: тренеры считают, что в команде два лидера - Лина Астахова и я. Прошло время, когда борьба за первенство была нашим внутренним делом. Бороться же с соперницей тандемом было бесполезно: нам как раз не хватало тех сотых, складывающихся в десятые, а проиграно их было шесть, - которые отдаются одному, только одному лидеру. Еще раз хочу сказать, что таким лидером могла быть или Лина, или я. Кто именно - должны были решить тренеры. Кто-то из нас, несомненно, был бы обижен. Но кто-то, возможно, смог бы завоевать медаль абсолютной чемпионки. Ведь и при той расстановке сил, что была принята, мы проиграли немного. В абсолютном первенстве нам были уготованы на этот раз второе и третье места.

Да, мы проиграли Вере Чеславской. И проиграли достойной сопернице.

"На пьедестале всякая ступенька почетна". Я смогла ровно почти так же, как в Риме, выступить на всех снарядах: брусья - второе, бревно - второе, прыжок - третье.

Олимпийской чемпионкой на брусьях стала Полина Астахова. Перед вольными, что проходили в последний день, я знала: и здесь все будет решать чуть-чуть. Пусть кто-нибудь упрекнет меня в неискренности, но, думая о победе, я не думала о золотой медали. Ведь я уже завоевала ее и самую почетную - вместе с командой. Но победа нужна была мне: я просто не имела права закончить олимпийский путь поражением. И не только мне: перед последними часами соревнований мы еще отставали от американской делегации в неофициальном командном зачете на одиннадцать с половиной очков. Очки, медали: скучная арифметика спорта. Но оттого, что она скучна кому-то со стороны, ее не упразднишь. Потом оказалось, что после наших с Полиной медалей потребовалась победа боксера Бориса Лагутина в финале, и делегация вышла на первое место.

Ах, арифметика! Ну, не только арифметика... "Таймс" писала в те дни о вольных: "В жизни каждого человека бывает несколько моментов такой красоты, которая вызывает слезы и стеснение в груди. Это может быть закат в горах, картина, какой-нибудь музыкальный отрывок, это может быть один из тех редких моментов, когда спорт внезапно становится формой искусства.

Один такой момент мы испытали здесь, в Токио, когда Латынина очаровала нас своими вольными упражнениями. В этот момент она была не просто великолепной гимнасткой. Она была воплощением молодости, красоты и блеска".

"В памяти остается Латынина. Сейчас ей 29 лет, возможно, мы уже никогда не увидим ее такой. Но именно такие моменты, как те, которые она нам дала в этот вечер, порождают вечные надежды".

И по сей день Лариса Латынина остается единственной гимнасткой, которой удалось выиграть золотые медали в вольных упражнениях на трех Олимпиадах подряд - в Мельбурне (1956), в Риме (1960) и в Токио (1964) и единственной за всю историю Олимпийских игр обладательницей 18 олимпийских медалей, из которых 9 - золотые.

И вот наступил момент, когда мои надежды все меньше стали связываться с большой гимнастикой. Еще в 1962 году перед Прагой я, смеясь, отгоняла мысль о расставании со спортом, думала, что ох как далеко-далеко до момента прощания. Да ни у кого в нашей команде такая мысль и не появлялась. Но вот прошел 1964 год, и нашей чудо-команды нет. Еще в Токио ушли Лида Иванова и Ира Первушина (и у той и у другой травмы колена). После Токио простились с гимнастикой Соня Муратова, Тамара Манина, Тамара Люхина. И что уж совсем странно, ушли из гимнастики и те молодые, которыми разбавили нашу команду в Токио, - Люся Громова и Лена Волчецкая.

В январский день 1965 года я ждала перед Дворцом спорта Александра Семеновича, и мысли мои были совсем невеселыми. Недавно я проиграла здесь первенство СССР 15-летней девочке Ларисе Петрик. И что удивительно: я вдвое старше ее.

Я готовлюсь к выступлению на первенстве Европы 1965 года. И оно приносит мне вторые места. Пять серебряных медалей. У Ларисы Петрик я выиграла, как предсказывал Мишаков, а первое место - вновь у Чаславской. И на этот раз без всяких "но". Она сильнее - вот и все. Затем осень этого же года в Мехико, когда я окончательно поняла: до Олимпиады мне не дотянуть. А коль так, надо было наметить свой последний рубеж. И я его наметила: сентябрь 1966 года, первенство мира в Дортмунде.

Мне не раз задавали вопросы: "А возникало ли у вас желание уйти раньше, непобежденной, или в opeoле последнего успеха в Токио?" И я, совершенно не колеблясь, отвечала: "Нет. Я никогда не связывала свою гимнастику только с победами. Если бы сильная соперница появилась раньше и обыграла меня в 1960 году или в 1962 году, разве надо было бы мне уходить? Разве уходили те, кого обыгрывала я? Когда спортсмен старается уйти непобежденным, хотя еще может что-то дать спорту, людям, - он отступает. Внешне это мужество - ушел в расцвете сил. По существу, это трусость: боится проиграть. Я проиграла и в Токио, и в Софии. Я отлично знала, что не выиграю в Дортмунде, но я знала и другое: у меня хватит сил, чтобы выступить для команды! К сожалению, в упорной борьбе мы проиграли чехословацкой сборной всего тридцать восемь тысячных! Спорт учит не только выигрывать... Он учит и проигрывать.

В абслютном первенстве за победу боролись Вера Чаславска и Наталья Кучинская. Однако и здесь чехословацкая гимнастка оказалась сильнее. В отдельных видах счет изменился уже в пользу Кучинской - она завоевала три золотые медали. В семнадцать лет никто до нее не знал такого феноменального взлета в гимнастике.

В 1966 году Лариса Латынина окончательно завершила карьеру гимнастки, а уже в следующем году получила предложение стать старшим тренером сборной команды СССР. Начало ее тренерской работы совпало с нелегкими временами советской женской гимнастики: были утрачены позиции в командном и абсолютном первенстве, шел мучительный процесс становления по сути новой команды.

В ее составе были четыре гимнастки, выступавшие в Дортмунде: Наталья Кучинская, Лариса Петрик, Зинаида Воронина и Ольга Карасева (Харлова). С ними, уже "нюхавшими порох" международных состязаний, связывались основные надежды. Однако в команду были включены и совсем молодые гимнастки: 16-летняя Людмила Турищева и 15-летняя Любовь Бурда. Они были замечены на помостах Ленинграда, Горького, Будапешта, Бухареста, Парижа... И везде их главными соперницами оставались чехословацкие гимнастки.

Перед Олимпиадой в Мехико 1968 года была поставлена задача добиться победы в командных соревнованиях. Борьба оказалась сложной, дебютантки сборной допустили промахи. Но поставленная задача была решена: в обязательной программе было завоевано небольшое преимущество, которое удалось удержать и в произвольной.

Счастливое Мехико! Шестеро девочек из Советского Союза возвращают титул чемпионок Олимпийских игр в нашу страну. Мы победили, а тогда не очень-то многие в делегации могли это сказать. Меня поздравляли, говорили о самой молодой в истории гимнастики команде-победительнице. Да, средний возраст нашей команды - восемнадцать лет. Можно думать о многолетней перспективе, о том, что прибавит в мастерстве каждая, а вся команда после Мехико сцементируется, еще больше закалится... В глазах уже вставала наша "чудо-команда" 1956-1962 годов.

Казалось, что были все основания развить успех, достигнутый на Олимпиаде, уже в следующем году. Однако болезнь Н. Кучинской, вынужденные перерывы в тренировках Л. Петрик и З. Ворониной вновь поставили сборную СССР в сложные условия. Как результат - на чемпионате Европы в Ландскруне первенство захватили спортсменки ГДР, а место нового лидера в европейской гимнастике уверено заняла 17-летняя Карин Янц. Она завоевала четыре из пяти золотых медалей. Сравнивая с этим достижения О. Карасевой (золотая и серебряная медали) и Л. Турищевой (бронзовые медали), можно было прийти к пессимистическим выводам.

Однако Лариса Латынина верила в своих подопечных. Она не могла согласиться с мнением специалистов, которые после поражения в Ландскруне поспешили объявить выступление Янц стилем, которому принадлежит будущее. Ее безукоризненное техническое совершенство, акцентированная сложность программы, по мнению Ларисы Семеновны, все-таки не могли служить образцом, а утверждения, что Янц "скоро и очень скоро" будет недосягаемой, были слишком безапелляционными. В руководстве советской сборной были убеждены, что в команде принят правильный курс и в скором времени наши гимнастки войдут в когорту сильнейших.

После Мехико советская команда фактически стала сильнейшей в мире. Формально же необходимо было возвращать звание чемпионок на очередном первенстве мира в Любляне. К этому времени на позиции лидеров в сборной выдвинулись Людмила Турищева и Любовь Бурда, а единственным пополнением команды стала 16-летняя Тамара Лазакович. Продолжала выступать и Зинаида Воронина.

Перед гимнастками поставили принципиально важную задачу: вернуть абсолютное первенство. События показали, что она оказалась по плечу новому лидеру команды - Людмиле Турищевой. Она победила в острейшем соперничестве с известными немецкими гимнастками Карин Янц и Эрикой Цухольд. Удачно выступила и Зинаида Воронина, занявшая третьи места в многоборье, упражнениях на брусьях и в вольных упражнениях.

В 1971 году на чемпионате Европы в Минске на первую позицию в отечественной, европейской и мировой гимнастике вышла вчерашняя дебютантка сборной Тамара Лазакович. Вместе с Людмилой Турищевой они разделили между собой все золотые и серебряные награды первенства.

Накануне XX Олимпийских игр в Мюнхене сборная команда СССР в очередной раз омолодилась. По результатам отборочных соревнований опытные Лариса Петрик, Зинаида Воронина и Ольга Карасева отступили перед натиском юных Ольги Корбут, Антонины Кошель и Эльвиры Саади. Эти изменения пошли явно на пользу: советская сборная завоевала командное золото, абсолютной чемпионкой стала Людмила Турищева, а в упражнениях на снарядах безраздельно властвовали все та же Л. Турищева, а также Т. Лазакович и О. Корбут.

1974 год. Чемпионат мира в Варне (Болгария). Команда выступила блестяще, завоевав 5 золотых (командную, Л. Турищева - многоборье, упражнения на бревне и вольные упражнения, О. Корбут - прыжок), 5 серебряных (4 из них - О. Корбут и одна - Л. Турищева) и 4 бронзовые (Л. Турищева, Н. Ким, Э. Саади, Р. Сихарулидзе) медалей.

Во время соревнований 1973-1974 годов мы постоянно ждали атаки на позиции лидеров. Тот, кто анализирует пути развития мировой гимнастики, обязан отдавать себе отчет: лидеров, которые далеко ушли вперед, догоняют с удвоенной настойчивостью. Моду в гимнастическом искусстве диктует тот, кого не удовлетворяют образцы сегодняшнего дня. Ярким свидетельством этому явился десятый чемпионат Европы в Норвегии. Эти соревнования были ознаменованы крупным успехом юной румынской гимнастки Нади Команечи. К сожалению, Людмила Турищева оказалась неподготовленной к острой борьбе.

Однако весьма неразумно было бы говорить о победе Команечи как о случайности. Достижения румынской гимнастки - плод продуманной и очень целеустремленной подготовки. Несмотря на свои неполные 14 лет, именно она сказала новое слово в гимнастике 1975 года.

На Олимпиаде 1976 года в Монреале соперничество гимнасток было острым, как никогда. Для сборной СССР, безусловно, главной задачей было продолжить традицию побед в командном первенстве. Победив в Монреале, команда советских гимнасток установила своеобразный неофициальный рекорд Олимпийских игр. Дело в том, что ни одному коллективу ни в одном виде спорта не удавалось в послевоенном олимпийском цикле победить семь раз подряд.

Олимпийской чемпионкой в многоборье стала Надя Команечи.

В упражнениях на снарядах при действовавших тогда условиях зачета советские гимнастки завоевали 8 медалей из 12 возможных: 3 золотые - одна командная, две - у Н. Ким (прыжок, вольные упражнения), 4 серебряные - Л. Турищева (прыжок, вольные упражнения), О. Корбут (упражнения на бревне), Н. Ким (многоборье), бронзовую - Л. Турищева (многоборье) и набрали около 74 процентов возможных зачетных очков. Несомненный успех. Но...

Большой спорт - это нередко и большие интриги. Не миновала чаша сия и Ларису Семеновну. После Монреаля ее обвинили в том, что наши гмнастки уступили абсолютное первенство румынской спортсменке. Говорили: мол, гимнастика уже не та, Латынина проповедует женственность, а нужны трюки, скорость и сложные элементы... В 1977 году, устав от незаслуженных упреков, исходящих от спортивных чиновников, Лариса Семеновна, не видя дальнейшей возможности работать в таких условиях, подала заявление об уходе с тренерской работы.

В течение четырех лет Л.С. Латынина работала в Организационном комитете "Олимпиада-80", где курировала подготовку и проведение соревнований по гимнастике. После привычной тренерской работы она осваивала новое для себя поприще: занималась вопросами строительства и оборудования гимнастических залов, обеспечения спортсменов формой и необходимым инвентарем и т.д., представляла оргкомитет на всех проводившихся в те годы крупнейших международных соревнованиях по гимнастике, в том числе на чемпионатах мира и Европы.

Затем работала в Спорткомитете города Москвы, на протяжении 10 лет была старшим тренером сборной команды Москвы по гимнастике. За эти годы столичные гимнастки выиграли Спартакиаду народов СССР, Кубок СССР.

В 1990 году Л.С. Латынина работала в Фонде милосердия "Физкультура и здоровье", который возглавила Заслуженный мастер спорта трехкратная олимпийская чемпионка Тамара Пресс, до 1992 года Лариса Семеновна была заместителем директора Фонда. В 1997-1999

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Нужна помощь в написании работы?
Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Похожие рефераты: