Москва военная

Ковчегин Игорь 9б

Идет война народная

В героической летописи Москвы, как и всей Советской страны, Великая Отечественная война занимает особое место. В тяжелой борьбе против немецко-фашистских захватчиков решалась не только судьба первого в мире социалистического государства, но и будущее всей мировой цивилизации.

В годы, когда пришедшие к власти в Германии фа­шисты развернули открытую подготовку к агрессии, Москва призывала народы к бдительности, к созданию прочной системы коллективной безопасности. Однако при попустительстве западных держав гитлеровская Германия подготовила и 1 сентября 1939 г. развязала вторую мировую войну. К лету 1940 г. она покорила почти всю континентальную Европу и начала усилен­ную подготовку к нападению на СССР.

Конкретный план «молниеносной» агрессивной вой­ны против Советского Союза начал разрабатываться фашистскими генералами с июля 1940 г. 18 декабря того же года он был утвержден Гитлером под кодовым наименованием план «Барбаросса».

Ненавидя первую в мире страну социализма, реально воплотившую в жизнь идеи Ленина, гитлеровцы наме­тили обширную программу превращения ее в герман­скую колонию и физического уничтожения миллионов советских людей.

Начав военные действия против СССР в июне 1941 г.. агрессор рассчитывал, что войска вермахта до осени сломят сопротивление Красной Армии и выйдут на линию Архангельск–Волга–Астрахань. Массиро­ванными ударами авиации намечалось разрушить про­мышленную базу на Урале. Так враг мыслил одержать победу над СССР.

Почти четыре года длилась Великая Отечественная война советского народа против германского фашиз­ма–ударного отряда наиболее реакционных сил миро­вого империализма. В суровых военных испытаниях Москва оставалась главным центром страны. Отсюда Центральный Комитет Коммунистической партии, Со­ветское правительство. Государственный Комитет Обо­роны и Ставка Верховного Главнокомандования осуще­ствляли руководство боевыми действиями на фронте, направляли всю работу по мобилизации сил и средств на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

Развитие боевых действий показало авантюристичность гитлеровского плана «молниеносной» войны. Однако, несмотря на героическое сопротивление совет­ских воинов, противник продолжал наступление в глубь территории СССР. Осенью 1941 г. грозная опас­ность нависла над Москвой.

За свою многовековую историю Москва не раз противостояла иноземному нашествию, но никогда прежде враг не располагал такой огромной военной мощью. Десятки отборных дивизий бросило гитлеров­ское командование в наступление на советскую столи­цу. В специальной листовке с обращением к своим войскам руководители вермахта призывали: «Солдаты! Перед вами Москва! За два года войны все столицы континента склонились перед вами, вы промарширова­ли по улицам лучших городов. Вам осталась Москва. Заставьте ее склониться, покажите ей силу вашего оружия, пройдите по ее площадям».

Но этим надеждам не суждено было сбыться. Бойцы Красной Армии, трудящиеся столицы приложили все усилия, чтобы остановить агрессора. В боях под Москвой были проявлены выдающиеся образцы муже­ства, стойкости, героизма. Одним из ярчайших эпизо­дов в истории Великой Отечественной войны стал подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, в неравном бою у разъезда Дубосеково остановивших несколько десят­ков немецких танков. Прозвучавшие здесь слова полит­рука Василия Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда, позади–Москва!»–отражали готовность со­ветских воинов стоять до конца в схватке с врагом.

При защите столицы особенно наглядно проявилась вдохновляющая роль Коммунистической партии в мо­билизации и сплочении всех сил страны на разгром врага. Трудящиеся Урала и Сибири, Поволжья и Средней Азии, Закавказья и Дальнего Востока посто­янно посылали к Москве боевые резервы, вооружение, боеприпасы, продовольствие, обмундирование.

На полях Подмосковья фашистская Германия по­терпела первое крупное поражение с начала второй мировой войны. Именно здесь, у стен древней Москвы, был развеян миф о непобедимости гитлеровских войск и начал складываться коренной поворот в ходе Вели­кой Отечественной войны.

В последующие годы, когда фронт отодвигался все дальше на запад, Москва продолжала трудиться во имя победы. Она формировала новые воинские части, готовила оружие, боеприпасы, снаряжение, создавала госпитали для раненых.

Подвиг москвичей в годы Великой Отечественной войны поистине бессмертен. Трудящиеся столицы вне­сли неоценимый вклад в достижение исторической победы над фашистским агрессором.

Первые месяцы войны

22 июня 1941 г. в 4 часа утра авиация и артиллерия фашистской Германии об­рушили свои удары на мирные совет­ские города и села. Гитлеровские пол­чища пересекли границу Советского Союза и, сея вокруг смерть и разруше­ния, углубились на его территорию. Война была объявлена главарями фа­шистского рейха уже после разбой­ничьего вторжения. Реакционные пра­вители Венгрии, Италии, Румынии и Финляндии присоединились к этому преступному акту.

Великая Отечественная война нача­лась в условиях, неблагоприятных для СССР. Однако уже в приграничных сражениях советские войска проявили высокое мужество и стойкость. Геро­ической страницей в истории войны стала оборона Брестской крепости. В течение месяца ее гарнизон противо­стоял натиску превосходящих сил гит­леровцев. Фронт отодвинулся далеко на восток, но защитники крепости продол­жали сражаться. Почти все они погиб­ли, но их легендарная самоотвержен­ность воодушевляла советских людей на подвиги в борьбе с захватчиками.

Используя временные преимущества, агрессор продвигался вперед на всех трех главных направлениях своего на­ступления: северо-западном, западном и юго-западном. Над народами нашей страны нависла смертельная опасность.

В полдень 22 июня в обращении, переданном по радио. Коммунистиче­ская партия и Советское правительство призвали весь советский народ поднять­ся на защиту свободы и независимости Родины. Президиум Верховного Совета СССР принял ряд постановлений в свя­зи с создавшимся чрезвычайным поло­жением. Была объявлена мобилизация военнообязанных 1905–1918 гг. рож­дения на территории 14 военных окру­гов. Во всех приграничных республиках и ряде центральных областей вводилось военное положение. 23 июня совме­стным постановлением ЦК ВКП(б) и правительства была создана Ставка Главного Командования, преобразован­ная затем в Ставку Верховного Главно­командования. 30 июня ЦК ВКП(б), Президиум Верховного Совета и СНК СССР образовали Государственный Ко­митет Обороны (ГКО) под председа­тельством И. В. Сталина.

3 июля советские люди с напряжен­ным вниманием слушали по московско­му радио выступление И. В. Сталина, который от имени ЦК партии и прави­тельства изложил программу пере­стройки всей деятельности страны в целях ведения освободительной войны. «Войну с фашистской Германией нель­зя считать войной обычной,–сказал он.–Она является не только войной между двумя армиями. Она является вместе с тем великой войной всего советского народа против немецко-фашистских войск. Целью этой всена­родной Отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, навис­шей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма».

Вместе со всем советским народом на защиту социалистической Отчизны под­нялись и москвичи. 22–24 июня в сто­лице состоялись массовые митинги, на которых трудящиеся города заявили о единодушной поддержке призыва пар­тии отдать все силы на разгром врага.

С первого дня войны вся жизнь Москвы подчинялась неотложным нуж­дам фронта. Под руководством город­ского и областного комитетов партии перестраивалась и деятельность партий­ной организации. Развернулась работа по оказанию помощи военкоматам в проведении мобилизации военнообязан­ных, по направлению на фронт коммунистов, призыву добровольцев, органи­зации автотранспорта.

Коллективы московских предприятий становились на боевую вахту, выполняя и перевыполняя производственные планы.

В Москве и области принимались неотложные меры для противодействия налетам вражеской авиации. Строго соблюдались правила светомаскировки предприятий, транспорта, жилых домов и улиц, приводились в боевую готов­ность службы МПВО. 30 июня испол­ком Моссовета издал постановление «Об обязанностях граждан, руководи­телей предприятий, учреждений, учеб­ных заведений и управляющих домами города Москвы по противовоздушной обороне». Форсировалось строитель­ство бомбоубежищ, укрытий, срочно изготовлялся противопожарный инвен­тарь для обеспечения всех объектов противовоздушной обороны.

Москвичи активно готовились к борь­бе с пожарами. В газетах публикова­лись материалы, разъясняющие прави­ла поведения во время воздушной тревоги.

За короткий срок в столице возникло 13 000 добровольных пожарных команд. Вошедшие в них 205 000 москвичей без отрыва от производства проходили спе­циальные курсы. Был сформирован комсомольско-молодежный противопо­жарный полк в составе 5000 человек. При домоуправлениях создавались группы самозащиты. Местная противо­воздушная оборона охватывала десятки тысяч москвичей.

В столице установился режим воен­ного времени. С 7 часов вечера и до 5 часов утра на улицах резко сокраща­лось движение. С наступлением суме­рек вводилось полное затемнение. Вит­рины магазинов закрывались мешками с песком или деревянными щитами. Над многими площадями поднимались аэростаты воздушного заграждения. Художники-декораторы и строители в короткий срок искусно замаскировали очертания городских магистралей, пло­щадей, многих промышленных предпри­ятий, других зданий. Площадь Свердлова и Большой театр, например, сверху казались группой небольших невзрачных домиков.

В Москве, как и во многих других городах страны, развернулось движе­ние за создание народного ополчения, поддержанное и возглавленное партий­ной организацией. В первых числах июля около 170 000 москвичей и свыше 130 000 жителей Подмосковья подали заявления с просьбой о зачислении в ополченские формирования. Работа по созданию ополчения направлялась чрезвычайными тройками, председате­лями которых являлись первые секре­тари райкомов партии.

Партийные организации предприятий, наркоматов и ведомств, высших учеб­ных заведений, научных институтов, других учреждений посылали в ополче­ние самых проверенных и стойких ком­мунистов. Основную массу ополченцев составляли производственники. В Ки­ровском районе, например, из 10 500 ополченцев 9000 были рабочие. Завод «Калибр» сформировал полк в составе 650 человек. В ополчение шли многие студенты, работники наркоматов, дру­гих учреждений.

К 7 июля Москва сформировала 12 ополченских дивизий численностью около 120 000 человек. Почти половину их составляли коммунисты и комсо­мольцы. В Куйбышевском районе, на­пример, из 6500 ополченцев 2500 были членами или кандидатами партии.

Под руководством партийных органи­заций москвичи провели большую рабо­ту по обеспечению ополченских диви­зий обмундированием, снаряжением, вооружением и автотранспортом. 8 –11 июля части народного ополчения были выведены из столицы в западные районы Подмосковья, где занялись бое­вой подготовкой. В торжественной об­становке ополченским дивизиям и пол­кам вручались Красные знамена, уч­режденные МГК ВКП(б).

Полмиллиона жителей столицы уча­ствовали в строительстве оборонитель­ных рубежей. Проводилась большая работа по массовому обучению москви­чей военному делу. С 1 октября около 100 000 человек, объединенных в под­разделения Всевобуча, приступили к военной подготовке по 110-часовой программе.

Спустя месяц после начала войны развернулась воздушная битва за Москву. Фашистское командование на­меревалось ударами авиации уничто­жить крупнейшие московские предпри­ятия, важные административные зда­ния, вокзалы, мосты, Центральный те­леграф, а также культурные ценности, в том числе Третьяковскую галерею. Для налетов на Москву оно сосредото­чило крупную авиационную группи­ровку.

Столицу прикрывали войска Москов­ской зоны противовоздушной обороны.

Истребительная авиация должна была перехватывать вражеские самолеты на дальних подступах к Москве, а ближ­ние подступы к городу охранялись, кроме того, многочисленной зенитной артиллерией.

В ночь на 22 июля Москва подвер­глась первому массированному налету гитлеровской авиации. Враг был встре­чен на дальних подступах к столице, и воздушные бои развернулись над Сол­нечногорском, Истрой, Звенигородом и другими районами Подмосковья. При отражении налета в воздушных боях и огнем зенитной артиллерии было сбито 22 вражеских самолета.

С 22 июля по 15 августа было совер­шено 18 ночных налетов на столицу, в которых участвовало около 1700 само­летов. Из них к Москве смогли прор­ваться 70. Почти 200 вражеских самоле­тов были сбиты.

Налеты гитлеровской авиации наи­больший вред причиняли населению и жилому фонду столицы. Пострадали также одна больница, две поликлиники, три детских сада, здания Театра им. Евг. Вахтангова и Академии наук СССР. На площади у Никитских ворот был поврежден памятник К. А. Тими­рязеву. Понесли ущерб несколько кол­хозов и совхозов в окрестностях го­рода.

Сбрасываемые на Москву бомбы бы­ли преимущественно зажигательные, весом 800–1000 г. Гитлеровцы стреми­лись создать как можно больше очагов пожара. В какой-то мере это им удава­лось, пожаров возникало много. Но и борьба с ними велась успешно. Пожар­ные команды действовали самоотвер­женно и мобильно. Важнейшим факто­ром успешной ликвидации последствий налетов фашистской авиации являлось массовое участие в этом жителей сто­лицы. Городская противовоздушная оборона располагала многотысячной армией добровольцев, дежуривших на крышах и во дворах предприятий, уч­реждений и жилых домов. На многих зданиях команды МПВО несли кругло­суточное дежурство.

Гитлеровская пропаганда утвержда­ла, что в результате бомбардировок Москва сильно разрушена. Однако дей­ствительность была далека от такой картины. Противовоздушная оборона столицы становилась все более силь­ной. Потери гитлеровской авиации воз­растали, и в сентябре ее налеты на Москву сократились. Войска Москов­ской зоны ПВО продолжали успешно отражать воздушные атаки против­ника.

Как суровую необходимость воспри­нимали москвичи новый ритм жизни, сложившийся в условиях войны. При воздушных налетах население укрыва­лось в бомбоубежищах, в метро–на станциях и в тоннелях. В то же время десятки тысяч жителей столицы были готовы к действиям по сигналу тревоги.

Великая битва на полях Подмосковья

К осени 1941 г. положение на фронтах оставалось исключительно сложным и трудным для Советского Союза. Ведя упорные бои и нанося значительные потери противнику, войска Красной Армии продолжали отходить в глубь страны. Стратегическая инициатива на­ходилась в руках врага. Однако вопре­ки планам Гитлера наступавшая на за­падном направлении центральная груп­пировка вермахта летом была останов­лена на дальних подступах к Москве.

Гитлеровская стратегия «молниенос­ной» войны против СССР с самого начала фашистской агрессии терпела провал. Такое развитие событий опре­делялось героическим сопротивлением Красной Армии и прочностью советско­го тыла. Перед лицом тяжелых испыта­ний ярко проявилось морально-полити­ческое единство всех народов СССР, вдохновляемых и руководимых Ком­мунистической партией.

Фашистское командование, стремясь добиться решающего успеха до наступ­ления зимы, осенью 1941 г. возобнови­ло наступление на западном направле­нии с целью захватить Москву. В нача­ле сентября Гитлер подписал директиву № 35, в которой говорилось, что созда­ны последние предпосылки для прове­дения этой решающей операции.

Стратегический план наступления на Москву получил кодовое наименование «Тайфун». Осуществление его возлага­лось на группу армий «Центр», усилен­ную за счет переброски войск с других направлений. В распоряжении ее коман­дующего генерал-фельдмаршала фон Бока находилось 1 800 000 человек, 1700 танков, свыше 14 000 орудий и миноме­тов. Для поддержки наступления было выделено около 1390 самолетов. В со­став группы армий «Центр» входило 40% всех пехотных и 64% танковых и моторизованных дивизий вермахта, дей­ствовавших на советско-германском фронте.

Командование противника было уве­рено, что мощные и стремительные удары его подвижных соединений сок­рушат оборону защитников Москвы и приведут к успеху «непобедимого» немецко-фашистского оружия. Гитлер и его генералы намеревались не только захватить советскую столицу, но и уничтожить ее население, а сам город сровнять с землей. Главное командова­ние сухопутных войск вермахта 12 ок­тября 1941 г. указывало командованию группы армий «Центр»: «Фюрер вновь решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята, даже если она будет предложена... Всякий, кто попы­тается оставить город и пройти через наши позиции, должен быть обстрелян и отогнан обратно».

На рассвете 2 октября основные си­лы группы армий «Центр» перешли в наступление, нанося удары по войскам Западного и Резервного фронтов. За два дня до этого, 30 сентября, против­ник нанес сильный удар по войскам Брянского фронта. Воины Красной Ар­мии вступили в битву за Москву в невыгодных для них условиях. На на­правлениях главных ударов фашисты сумели сосредоточить крупные силы, обеспечив значительное численное пре­восходство над противостоящими им советскими войсками в людях и тех­нике.

Противнику удалось сразу же прор­вать фронт обороны. Обстановку, сло­жившуюся тогда на западном направле­нии, руководители фашистской Герма­нии оценивали как победную для себя. Выступая по радио 3 октября, Гитлер объявил, что 48 часов назад на Восточ­ном фронте начались новые операции гигантских масштабов. Он утверждал, что Советский Союз «уже разбит и никогда больше не восстановит своих сил».

К исходу 6 октября танковые и мото­ризованные соединения вермахта вы­шли в район Вязьмы и окружили запад­нее нее четыре советские армии.

Врагу казалось, что цели, поставлен­ные перед группой армий «Центр», в главном уже достигнуты: ударные со­единения фон Бока прорвали оборону войск Западного, Резервного и Брян­ского фронтов и своими охватывающи­ми клиньями рассекли ее на части, отрезали пути отхода основным силам советских фронтов и приближались к столице.

Однако в своих прогнозах агрессор допускал грубый просчет. Гитлер и преданно служившие ему генералы, как и отравленные нацистской пропагандой офицеры и солдаты вермахта, с близо­рукой самоуверенностью полагали, что противостоящие им фронты Красной Армии бесповоротно разгромлены и де­морализованы. В действительности же советские войска в самой сложной си­туации не теряли веры в победу в той священной войне за свободу и незави­симость, которую вела первая в мире страна социализма.

В сложившейся тяжелой боевой об­становке защитники советской столицы проявили непреклонную стойкость и мужество. Попавшие в окружение вой­ска 19, 20, 24 и 32-й армий и оператив­ной группы генерала И. В. Болдина ге­роически сражались в «вяземском кот­ле», сковав в этих боях до 28 дивизий врага. Позже, возвращаясь в своих воспоминаниях к событиям тех дней, маршал Г. К. Жуков писал: «Благодаря упорству и стойкости, которые прояви­ли наши войска, дравшиеся в окруже­нии в районе Вязьмы, мы выиграли драгоценное время для организации обороны на Можайской линии. Проли­тая кровь и жертвы, понесенные вой­сками окруженной группировки, оказа­лись не напрасными».

Образовавшиеся на московском на­правлении разрывы в обороне прикры­вались за счет внутренних сил Москов­ского военного округа: военных учи­лищ, отдельных частей и подразделе­ний, а также добровольческих форми­рований.

Моральная крепость и боевая мощь Красной Армии питались из такого животворного источника, как поддер­жка десятков миллионов тружеников тыла. Все советские люди, где бы они ни находились, выполняли свой патри­отический долг перед Родиной. Они не дрогнули в жестоком единоборстве с врагом.

Под идейным знаменем великого Ле­нина Коммунистическая партия органи­зовывала и вдохновляла общенародную борьбу против фашистской агрессии. И исход великой битвы под Москвой в конечном счете определяли не времен­ные факторы, а прочность и неруши­мость всего Советского Союза.

Критическая обстановка, сложивша­яся на подступах к столице, требовала принятия неотложных мер.

10 октября Государственный Коми­тет Обороны объединил войска Запад­ного и Резервного фронтов в один, Западный фронт, а его командующим назначил генерала армии Г. К. Жукова. По Можайской линии от Волоколамска до Калуги создавался новый рубеж обороны. На подступы к Москве на­правлялись соединения из глубины страны и с соседних фронтов, а также части, вырвавшиеся из окружения. Формировались новые армии.

С 13 октября развернулись ожесто­ченные сражения на главных оператив­ных направлениях: Волоколамском, Можайском, Малоярославецком, Калуж­ском. Сплошной фронт обороны был почти восстановлен, но сил и средств недоставало.

17 октября гитлеровцы заняли Кали­нин. В центре Западного фронта также шли напряженные бои. На Можайском направлении наступление врага отража­ла 5-я армия генерала Д. Д. Лелюшенко. На Волоколамском направлении стойко сражалась вновь созданная 16-я армия под командованием генерала К. К. Рокоссовского. Упорные сра­жения происходили на всех направле­ниях.

17 октября решением Ставки ВГК был создан Калининский фронт под командованием генерала И. С. Конева. Принимались и другие меры для укреп­ления обороны на подступах к столице. Однако обстановка становилась все бо­лее угрожающей. В эти дни по приказу Гитлера была образована специальная саперная команда, которая должна бы­ла разрушить Кремль после вступления в Москву немецко-фашистских войск.

В защите столицы огромную роль играла Московская партийная организа­ция, деятельность которой направлял ЦК ВКП(б). 13 октября состоялось эк­стренное собрание партийного актива Москвы; с докладом на нем выступил секретарь ЦК ВКП(б), первый секре­тарь МК и МГК партии А. С. Щерба­ков. Коммунисты обсудили вопросы о неотложных мерах по укреплению обо­роны столицы.

В тот же день секретариат МГК партии учредил городской штаб добро­вольческих формирований. При райко­мах партии были организованы район­ные штабы, немедленно приступившие к созданию коммунистических (рабо­чих) батальонов и подбору для них командно-политического состава. За короткий срок возникло 25 добровольческих подразделений, состоявших в основном из коммунистов и комсомоль­цев. Утром 16 октября они выступили на фронт и заняли рубежи обороны, прикрывая ближние подступы к столи­це. Истребительные батальоны, создан­ные еще в июле и выполнявшие до этого патрульную службу, тоже от­правлялись на фронт. В дальнейшем из них были сформированы три москов­ские коммунистические стрелковые ди­визии (3, 4 и 5-я). Формировалась так­же 2-я кадровая Московская стрелко­вая дивизия. Все они были вооруже­ны и обмундированы трудящимися сто­лицы.

В осеннюю непогоду, подвергаясь бомбежкам и пулеметному обстрелу с гитлеровских самолетов, москвичи вели оборонительные работы на подступах к городу.

Ввиду острого недостатка боевой тех­ники и вооружения московские пред­приятия, изготовлявшие их, перево­дились на круглосуточную работу. С большим подъемом проходило социа­листическое соревнование в честь 24-й годовщины Великого Октября за до­срочное выполнение и перевыполнение установленных производственных пла­нов, повышение производительности труда, за проведение жесточайшей эко­номии сырья, топлива, электроэнергии, за мобилизацию всех внутренних ресур­сов, быстрейшую подготовку новых кадров рабочих.

В первые месяцы войны из Москов­ской партийной организации свыше 100 000 членов и кандидатов партии ушли на фронт, но, несмотря на это, коммунисты по-прежнему являлись авангардом трудящихся столицы в ре­шении стоявших перед ними ответ­ственных и сложных задач. На произ­водстве, в учреждениях, на строитель­стве оборонительных сооружений, на всех других участках коммунисты пока­зывали личный пример выполнения гражданского долга и вели за собой беспартийных патриотов. Ближайшим и самоотверженным помощником МК и МГК партии была комсомольская орга­низация столицы. Вместе с коммуни­стами комсомольцы проводили актив­ную агитационно-пропагандистскую ра­боту на заводах и фабриках, в воен­коматах, в жилых домах, рассказывая о положении на фронте и призывая к мобилизации всех сил на борьбу с вра­гом.

В середине октября фронт прибли­зился к столице. Напряженность обста­новки в городе особенно остро чувствовалась 16, 17 и 18 октября. По поруче­нию ЦК партии 17 октября по радио выступил А. С. Щербаков, призвавший москвичей к строгому соблюдению ре­волюционного порядка, дисциплины и бдительности. «Каждый из вас,– говорил А. С. Щербаков,–на каком бы посту он ни стоял, какую бы работу ни выполнял, пусть будет бойцом армии, отстаивающей Москву от фашистских захватчиков». Маршал Советского Со­юза Г. К. Жуков впоследствии писал, что «призывы Центрального и Москов­ского Комитетов партии отстоять со­ветскую столицу, разгромить врага бы­ли понятны каждому москвичу, каждо­му воину, всем советским людям. Мос­квичи превратили столицу и подступы к ней в неприступную крепость, а за­щита Москвы вылилась в героическую эпопею».

Исполнительный комитет Московско­го городского Совета депутатов трудя­щихся 18 октября принял постановле­ние о соблюдении в городе строжайше­го порядка и поддержании нормальной работы магазинов и учреждений быто­вого обслуживания.

Постановлением Государственного Комитета Обороны с 20 октября в сто­лице вводилось осадное положение. При сложившейся на фронте обстанов­ке важно было обеспечить в Москве строгий порядок и не допускать под­рывной деятельности шпионов и дивер­сантов. Постановление обязывало прив­лекать к ответственности всех наруши­телей порядка с немедленной передачей их суду военного трибунала, а провока­торов, шпионов и других врагов рас­стреливать на месте. «Государственный Комитет Обороны,–говорилось в этом постановлении,–призывает всех трудя­щихся столицы соблюдать порядок и спокойствие и оказывать Красной Ар­мии, обороняющей Москву, всяческое содействие».

Выступая на собрании партийного актива Москвы 13 октября 1941 г., А. С. Щербаков сообщил, что за истекшую неделю военное положение страны ухудши­лось: «Несмотря на ожесточенное сопротивление, на­шим войскам приходится отступать... Бои приблизи­лись к границам нашей области. Не будем закрывать глаза–над Москвой нависла угроза».

Вблизи столицы и на ее улицах, площадях возводи­лись оборонительные рубежи: вдоль окружной желез­ной дороги, по Садовому и Бульварному кольцу. В распутицу и стужу москвичи копали противотанко­вые рвы, строили доты, устанавливали «ежи», надол­бы, проволочные заграждения. Большинство работаю­щих были с предприятий столицы, а также домохозяй­ки, студенты, школьники старших классов, представи­тели интеллигенции.

20 октября «Правда» озаглавила свою передовую статью «На защиту родной Москвы!». В ней говорилось о смертель­ной опасности, нависшей над столицей, и содержался призыв сплотить все си­лы для ее защиты: «Ценой любых усилий мы должны сорвать планы гит­леровцев. Против Москвы враг бросил большое количество мотомеханизиро­ванных частей, особенно танков. Сосре­доточивая на отдельных участках круп­ные силы, немцы пытаются развивать наступление...

В создавшейся сложной и тревожной обстановке мы должны соблюдать ве­личайшую организованность, проявлять железную дисциплину и нерушимую сплоченность. Святая обязанность мос­квичей–сделать все для защиты родного города, для укрепления тыла войск, защищающих Москву.

На оборонительные рубежи вышли рабочие батальоны районов столицы. Каждый, умеющий обращаться с ору­жием, считает своим священным долгом преградить путь врагу. Многие тысячи людей заняты сейчас на строй­ке оборонительных укреплений под Москвой. Мы обязаны усилить темпы работ. Каждый подмосковный город, село, станция, каждый район столицы, улица и дом должны превратиться в крепость обороны, быть готовыми к встрече с врагом, к жестокому бою, к уличным схваткам». Передовая закан­чивалась словами: «Над Москвой навис­ла угроза. Отстоим родную Москву! Да здравствует наша любимая Москва!»

Из столицы вывозились крупные предприятия, министерства, ведомства, научные, художественные и другие учреждения. Эвакуировалась также часть населения. Несмотря на это, про­изводственные коллективы продолжали обеспечивать выполнение заказов фронта, работая на оставшемся обору­довании и проявляя подлинный трудо­вой героизм. Были переведены из Москвы и некоторые центральные пра­вительственные и военные органы. Од­нако Политбюро ЦК ВКП(б), Государ­ственный Комитет Обороны и Ставка ВГК постоянно оставались в столице, осуществляя руководство борьбой про­тив фашистских агрессоров.

На помощь защитникам столицы из центральных и восточных районов стра­ны перебрасывались резервные соеди­нения, военная техника, боеприпасы и продовольствие. В среднем к трем фронтам московского направления каж­дые сутки прибывало 100–120 поездов с войсками, вооружением и различным имуществом.

Во второй половине октября особен­но упорные бои развернулись в райо­нах Волоколамска, Можайска, Наро-Фоминска, Алексина, Тулы. В этих боях героически сражались войска под командованием генералов К. К. Рокос­совского, Д. Д. Лелюшенко, Л. А. Го­ворова, М. Г. Ефремова, А. Н. Ер­макова и др. Прикрывая Волоко­ламск, особенно отличились воины 316-й стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова и курсантского пол­ка, созданного на базе военного учили­ща им. Верховного Совета РСФСР, под командованием начальника училища Ге­роя Советского Союза полковника С. И. Младенцева. На можайском на правлении мужественно сражалась на Бородинском поле 32-я стрелковая ди­визия полковника В. И. Полосухина. В районах Малоярославца и Наро-Фоминска боевой славой покрыли свои знамена части 312-й стрелковой дивизии полковника А. Ф. Наумова, курсанты двух подольских военных училищ, 17-я танковая бригада полковника И. И. Троицкого.

«7 ноября. На всей Красной площади от Москворецко­го моста до здания Исторического музея стоят вой­ска. .. 8 часов утра. Из ворот. Спасской башни на коне выезжает заместитель народного комиссара обороны СССР Маршал Советского Союза С. М. Буденный. Приняв мой рапорт, он объезжает войска, выстроен­ные к параду, и здоровается с ними. Затем с речью к участникам парада обратился И. В. Сталин.

Начался торжественный марш частей. Мимо Мав­золея В. И. Ленина проходили курсанты, моторизо­ванная пехота, стрелковые подразделения, батальоны моряков, отряды вооруженных рабочих Москвы. За­вершая марш войск, Красную площадь заняли танки. Парад продолжался чуть больше часа».

Из воспоминаний генерал-полковника П. А. Артемьева, бывшего командующего Московским военным округом

Несмотря на огромные потери, фаши­сты продвигались к Москве. 21 октября они ворвались в Наро-Фоминск, захва­тили часть города, вышли к разделяв­шей его реке Наре, но были отброшены подошедшей из резерва 1-й гвардейской мотострелковой дивизией полковника А. И. Лизюкова.

К концу октября немецко-фашистские войска захватили Можайск, Малоярос­лавец, Калугу, Тарусу. На ряде направ­лений им удалось прорвать Можайскую линию обороны. Однако дальше прод­винуться гитлеровцы не смогли. Их наступление выдыхалось. Группа армий «Центр» вынуждена была остановить­ся. Потеряв в ходе боев большое коли­чество живой силы и техники, против­ник вместо ожидаемой им победы имел перед собой вновь созданный сплошной фронт советской обороны, проходив­ший по линии Калинин–Волоко­ламск – Наро-Фоминск – Алексин – Тула – Богородицк – западнее Ефре­мова, Ельца, Ливен. На этом рубеже стояли войска Калининского, Запад­ного и Брянского фронтов.

Остановленный на расстоянии 60– 200 км от Москвы противник усиленно готовился к новому наступлению. Груп­па армий «Центр» пополнялась личным составом, вооружением, боевой техни­кой и производила перегруппировку войск. К середине ноября она имела в своем составе три полевые, одну танко­вую армии и две танковые группы, а всего 73 дивизии и 4 бригады. Только в полосе Западного фронта фашистское командование развернуло 51 дивизию, в том числе 13 танковых и 7 моторизо­ванных. Все они были хорошо уком­плектованы. Сухопутные войска под­держивали самолеты 2-го воздушного флота.

К продолжению борьбы готовились и защитники столицы. Эта подготовка проходила в условиях непрекраща­ющихся боев на фронте. Однако в целом обстановка характеризовалась кратковременным затишьем, которое ГКО и Ставка ВГК использовали для восстановления и наращивания сил. За­падный фронт усиливался противотан­ковой артиллерией и гвардейскими ми­нометными частями. В первой половине ноября фронт получил пополнение:

100 000 человек, 300 танков, 2000 ору­дий. В состав Западного фронта была передана 50-я армия (из расформиро­ванного Брянского фронта). Подкрепления направлялись также Калининско­му фронту, на правое крыло Юго-Западного фронта и в Московскую зо­ну обороны. Выдвигались новые армии:

1-я ударная–в район Загорска, 10-я армия–в район Рязани.

Облик Москвы стал еще более суро­вым. Военные патрули бдительно охра­няли общественный порядок. При уже привычных сигналах воздушной трево­ги подразделения МПВО занимали свои посты на объектах, а большинство мос­квичей спешили в укрытия.

В ноябре к столице прорвалось 28

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: